На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Нефть, кровь и санкции

Не утратит ли Россия свои позиции в Ираке?

Справка.

Саддам Хуссейн Ирак (Республика Ирак, по-арабски Джумхурия аль-Иракия) — государство в Юго-Западной Азии. Площадь 444 тыс. кв. км. Население 19,4 млн. человек (на 1993 год), главным образом иракцы (арабы Ирака) (75% населения), курды (20%) и др.

С 30-х годов XVII века до конца первой мировой войны Ирак находился в составе Османской империи; к концу войны Месопотамию оккупировали английские войска. В 1958 году Ирак был провозглашен республикой. В 1958 году ликвидированы английские военные базы, в 1958-1959 годах начаты социально-экономические реформы. С 1968 года у власти в стране находится Партия арабского социалистического возрождения (БААС; создана в 1954 году). В 1975 году завершен процесс национализации нефтяной промышленности.

В конце 1979 года обострились отношения Ирака с Ираном, которые в 1980-1988 годах приняли форму вооруженного конфликта (с 1988 года достигнуто перемирие).

В августе 1990 года Ирак осуществил вооруженный захват Кувейта; в феврале 1991 года потерпел поражение от многонациональных вооруженных сил во главе с США и вывел свои войска из Кувейта. После вторжения Ирака в Кувейт мировым сообществом были введены торгово-экономические санкции и установлена морская, сухопутная и воздушная блокада Ирака.

В Багдад из Москвы регулярных авиарейсов нет. Авиационное сообщение не попало под запрет ООН, но американцам было угодно его запретить, и многие страны их с готовностью поддержали. Прошлогодний рейс самолета «Аэрофлота», который наделал столько шума, стал лишь политическим эпизодом, а не началом возобновления регулярных рейсов.

Добраться до столицы можно через Иорданию или Сирию. Делегация Союза писателей России, в составе которой я и находился, летела до Дамаска, а дальше тысячу километров ехали через пустыню на такси. Официальной целью поездки была презентация книги об Ираке. Фактически же наш визит должен был стать началом активного сотрудничества писателей двух стран. Организацию визита взяла на себя российская трейдерская «Русская инженерная компания»», успешно осваивающая иракский рынок. Она и прислала за нами два звероподобных джипа-такси. Любопытно, что нанять для поездки за 2 тысячи километров такую машину в Ираке можно за сумму эквивалентную 150-130 долларам США.

Кто-то находит пустыню красивой. Чтобы разделить такую оценку, нужно, видимо, обладать недоступной мне тонкостью вкуса. Жара, песок, жесткий ветер, редкие кустарники, немногочисленные отары, ближе к Багдаду стали попадаться хохолки финиковых рощиц – иракские финики ценят все гурманы и они являются вторым по значению продуктом в экономике этой страны. Где-то неподалеку от нашей автострады проходит еще одна дорога. Иногда она выныривает из-за возвышенностей, и тогда становится видно как в сторону сирийской границы и обратно движется бесконечная череда похожих на жуков с тяжелыми брюхами топливовозов: идет кровь иракской экономики — нефть. Говорят, что в направлении Иордании поток тяжелых грузовиков еще больше.

Нефть для Ирака – это источник расцвета и могущества в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого столетия, а в последнее десятилетие – слез, горя и бед.

Справка.

На Ближнем Востоке находится 2/3 мировых нефтяных резервов, из них около 1/5 - на территории Ирака, что ставит его на второе место в мире по количеству запасов нефти после Саудовской Аравии. На начало 2001 года текущие доказанные запасы нефти в стране составляли 15, 2 миллиарда тонн, или около 11 процентов мировых. Учитывая нынешний относительно невысокий уровень нефтедобычи, этих запасов Ираку хватит примерно на 120 лет. Причем особенностью нефтяных месторождений в Ираке являются высокие дебиты скважин, часто — до 2-4 тысяч тонн нефти в сутки, а на месторождении Киркук — до 14, 2 тысяч тонн в сутки — самые высокие в мире. Иракские месторождения, кроме того, хорошо обеспечены транспортной инфраструктурой.

Нефть в этой стране наиболее дешевая для выработки — около 1 доллара за баррель. Средняя цена выработки барреля нефти вне Персидского залива в десять раз выше.

Поэтому бензин в Ираке стоит 2,2 цента за литр, то есть 65 копеек – прямо как у нас в «застойные» времена. Рассказывают, что при бурении на воду даже за пределами разведанных месторождений в половине случаев вместо воды идет нефть. Расстроенные буровики заглушают эти скважины и ищут другие места.

Хотя «Война в заливе» закончилась 10 лет назад, США и Англия продолжают уничтожать с воздуха мирных жителей Ирака, махнув рукой на Совет Безопасности ООН. С самого начала получить мандат на начало боевых действий против этой страны у них не было никаких шансов: три постоянных члена Совета из пяти — Россия, Франция, Китай — выступали за политический путь решения проблемы разоружения Багдада. Можно предположить, что эта ситуация даже устраивала Вашингтон. Начав «Войну в заливе» без разрешения ООН, он тем самым сделал заявку на слом существующей со времен окончания второй мировой войны системы международных отношений, центральным звеном которой является именно Совет Безопасности ООН.

Как только ракеты обрушились на Ирак, наше новое демократическое правительство, наплевав на то, что нашу страну даже не поставили в известность о начале боевых действий против Ирака, принялось торопливо пристраиваться в фарватер американской политики. Многие наши СМИ начали навязчиво внушать, что хотя гибель мирных жителей — это, конечно, плохо, но, в конечном счете, Ирак — агрессор, захвативший соседнее государство Кувейт. А получив отпор после вмешательства международных сил, он не оставил реваншистских планов. И постоянно пытается восстанавливать свой военный потенциал. Так стоит ли нам осуждать США!

Вот такая простая и ясная "картина причин" иракского кризиса бытует и до сих пор.

Справка

После окончания «Войны в заливе» Ирак столкнулся с противодействием 33 государств. За время военных действий на страну было сброшено 142 тысячи бомб и ракет. Миллион семьсот пятьдесят тысяч иракцев в той или иной степени стали жертвами санкций десятилетнего периода.

Но некоторые аналитики усомнились в ее достоверности. Не оправдывая Саддама Хусейна, они считают, что Багдад целенаправленно подталкивали к агрессии.

Они напоминают, что Кувейт систематически подрывал экономику Ирака, уже и без того истощенную восьмилетней войной с Ираном. Этот эмират самым вызывающим, с точки зрения Багдада, образом отказывался соблюдать квоты добычи нефти, установленные Организацией стран — экспортеров нефти (ОПЕК), созданной, кстати, по инициативе Ирака. Выбрасывая на рынок все больше нефти, Кувейт (как, впрочем, и ОАЭ) сбивал цены на нее, отчего Ирак потерял к началу 1990 года 7 миллиардов долларов. За две недели до вторжения в Кувейт С. Хусейн заявил, что потери Ирака от падения цен на нефть могут возрасти до 14 млрд. долл. в год, и пригрозил применением силы против стран, не прекращающих перепровоизводство нефти.

Ирак также настаивал, чтобы Кувейт ушел со спорной пограничной территории, где под шумок войны Ирака с Ираном кувейтцы начали качать нефть. Никакого ответа Ирак пытался воздействовать на Кувейт через братьев арабов, прежде всего через Саудовскую Аравию. Но все увещевания, как и прежде, словно уходили в песок.

А американцы? В течение многих дней они отслеживали переброску тысяч танков к границе с Кувейтом. Но на встрече с С. Хусейном посол США Э. Глэспи повела себя таким образом, что тот, по свидетельству американской печати, твердо уверовал, что американцы закроют глаза на аннексию Кувейта.

С. Хусейн, благодаря торговли нефтью обладавший в то время сильнейшей в регионе армией, вооруженный Советским оружием, хорошо показавшим себя во время Ирано-Иракского конфликта, двинул войска, не подозревая, что Кувейт – это ловушка, часть многоходовой комбинации. Сначала с помощью Ирака ликвидируется угроза интересам США на Ближнем Востоке со стороны Ирана. Затем, когда герой войны становится все более влиятельным и неподконтрольным, вознамеривается возглавить арабский фронт противостояния Израилю, его "перенацеливают" на Кувейт. В конце концов, лев прыгнул, но сам оказался в клетке блокады, понес поражение и в значительной степени утратил и военную мощь, и авторитет в арабском мире. Чем дальше отдаляется от нас "война в заливе", тем больше подозрений, что она была начальной стадией операции по установлению этого "порядка".

На первом этапе блокада Ирака была очень плотной. Ощущалась острая нехватка медикаментов, перевязочного материала, детского питания. Естественно, блокада сильнее всего давила на средние и бедные слои населения.

Справка.

За время действия эмбарго против Ирака детская смертность в стране увеличилась в шесть раз. С 1990 года по декабрь 1999 года в стране умерло 508 тыс. 964 ребенка, возраст которых не превышал пяти лет. Кроме того, в два раза увеличилась смертность среди рожениц и участились случаи инфекционных заболеваний. Например, чрезвычайно быстро в стране распространяется холера, в 1990 году в Ираке не существовавшая.Расходы на здравоохранение за этот период упали с 90 до 12 долларов на человека в год. Затраты на образование - с 230 до 23 миллионов в год.

Но с апреля 1995 года после принятия 986-й резолюции ООН, открывшей программу "Нефть в обмен на продовольствие", положение неуклонно улучшается. Но все равно эта программа как бы удавка на шее Ирака – она не дает окончательно задохнуться, но и дышать не позволяет, зато дает возможность получать нефть по достаточно низким ценам. Напомню, как действует механизм этой программы.

Первоначально резолюция устанавливала долларовые лимиты на количество производимой нефти на периоды длиной в 6 месяцев. Следующая резолюция — от февраля 1998 года — повысила лимит более чем в 2 раза. С этого момента Ирак увеличивал экспорт, пока не превысил квоту в октябре 1999 (6-я фаза программы). Для новой фазы лимит был установлен уже в размере 8,3 миллиардов долларов. Таким образом, уже к концу 1999 года Ирак утроил уровень производства нефти от уровня 1995 года, а в мае прошлого года добыча нефти почти вернулась на довоенный уровень — 3 миллиона баррелей в день. Но богатства это уже не дает.

Напомню, как действует эта программа. Вся нефть иракская нефть продается в рамках ООН. И если какая-нибудь иностранная компания хочет ее закупить, то она переводит деньги на счет в уполномоченный американский банк, на иракский счет, контролируемый Комитетом по санкциям ООН. 25 процентов этих средств направляется в Фонд ООН для выплаты компенсаций жертвам иракской агрессии против Кувейта в 1990-1991 годах. Эта организация существует за счет поступлений от продажи иракской нефти в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие". Из этих же денег оплачивается деятельность санкриционного комитета ООН и различных комиссий. Цены на иракскую нефть определяется ООН. А она часто завышает цену, и покупатели отказываются от нефти, что вызывает справедливые протесты иракцев. Таким образом, от каждого доллара, вырученного от продажи нефти, Ираку достается по различным оценкам от 30 до 60 центов. Но и эти деньги опять же находятся в распоряжении комитета ООН.

Теперь, допустим, Ирак решил закупить российские грузовики. Контракт преступает опять же на рассмотрение комитета ООН, где он может рассматриваться и 2 и 4 года. Причем средства под этот контракт будут лежать замороженными все это время. И лишь после одобрения контракта комитетом, он будет оплачен со счета Ирака.

В настоящее время заморожено контрактов на 3 миллиарда долларов. В первую очередь блокируются контракты на поставку телекоммуникационного оборудования, машиностроительной техники, железнодорожные рельсы и средства развития инфраструктуры. Причем чаще всего замораживаются контракты с российскими фирмами. Сейчас объем российско-иракских контрактов, замороженных ООН, — миллиард долларов. Так в одном недавнем заявлении МИДа России говорится: «…Речь, в частности, идет о систематическом блокировании некоторыми странами в Комитете по санкциям ООН контрактов на поставки в Ирак жизненно важного оборудования и материалов в рамках одобренной Советом Безопасности гуманитарной программы. … Обращает на себя внимание тот факт, что блокирование направлено, прежде всего, против российских компаний. МИД России уже неоднократно предпринимал энергичные демарши, чтобы покончить с этой дискриминационной практикой».

Внешне Багдад не выглядит столицей осажденного государства. Пятизвездочные отели полны иностранцев, привлеченных запахом нефти и политикой размыва санкций, проводимой иракским руководством. Из 142 тысяч бомб, сброшенных американцами и их союзниками на Ирак, немалое количество досталось Багдаду, и местами лежат груды кирпича – последствие бомбардировок. Дома и мостовые ждут ремонтников, но видно, что еще недавно это был цветущий город. Просящих подаяния меньше, чем на улицах Москвы.

Не бросается в глаза и обилие полицейских, и солдат, как в Сирии или Иране, но все равно доставать фотоаппарат не безопасно – это может повлечь длительное разбирательство с представителями спецслужб. Правда, узнал я это после того как беспрепятственно ходил по улицам с фотоаппаратом на животе и снимал все подряд. Портреты и скульптуры Саддама Хусейна тоже попадаются реже, чем изображения лидеров с соседних странах. Налет ислама не лежит толстым слоем на быте городского населения. Даже алкоголь продается свободно в специализированных магазинах, и купить его гораздо проще, чем в Каире или Александрии.

Вечером, когда развалины скрываются в сумерках, Багдад превращается в типичный ближневосточный город с яркими витринами, ночной уличной торговлей, бесконечными маленькими кафе, где посетители играют в нарды или в одиночестве пьют кофе и курят кальяны. Хотя бьющей через край жизни не ощущается, но вместе с тем нет и вереницы удрученных жизнью жителей.

— В результате программы нефть в обмен на продовольствие острый дефицит товаров не ощущается, — пояснил генеральный директор «Русской инженерной компании» Андрей Охоткин. Их компания имеет постоянное представительство в Ираке и сам Андрей, будучи вторым лицом в компании и знатоком Ближнего Востока больше половины времени проводит в Багдаде. — Карточки еще есть. Но это связано не с недостатком продовольствия, а с тем, что платежеспособность населения очень низкая. Поэтому то, что закупается в рамках программы, распределяется через карточки. Но сами иракцы говорят, что распределяется в таком количестве, что имеются даже излишки, которые поступают на вторичный рынок и даже перепродаются в соседние страны.

По словам министра торговли правительства Республики Ирак Мухамеда Салеха, карточная система была введена по приказу Саддама Хусейна сразу после начала блокады в 1990 году. Она гарантирует обеспечение продовольствием каждого, кто живет в Ираке по одинаковым ценам, которые не зависят от расстояний и труднодоступности потребителя. По этой системе раздается определенный набор продуктов и товаров, за который государство платит 95 процентов его стоимости, гражданин платит остальные 5 процентов. Набор включает в себя муку, рис, сахар, чай, масло, мыло, стиральный порошок. При этом цены очень низкие. В настоящее время семья, состоящая из 8 человек, платит за весь набор продуктов, полученный на месяц около 1 доллара США или 2000 динаров. Эту сумму человек может заработать за 1 день работы, если он работает простым строителем. Нормы постепенно увеличиваются. Если в начале блокады выдавалось на каждого человека по 5 килограммов муки в месяц, то сейчас норма увеличилась до 9 килограммов, в 1991 году сахар выдавали по полкило на человека, а сейчас по 2 килограмма, также увеличиваются нормы по рису и по маслу.

Понятно, что при такой системе социальной поддержки надежды на свержение неугодного правителя в результате массовых выступлений доведенных до отчаяния народных масс утопичны. Зачем тогда блокада, повлекшая гибель сотен и сотен младенцев? Может быть, ради ножниц в ценах на нефть, приносящих баснословные прибыли нефтяным монополиям и банкам? Вопрос не такой уж наивный, если вспомнить, что 95 процентов иракской нефти поступает на рынок США, и любые попытки Ирака снизить поставки нефти на мировой рынок вызывают со стороны США бурную реакцию.

Россия давний партнер Ирака. Причем ни только в торговой области. Принимая нашу делегацию, министр по культуре и информации сказал:

— Литература и искусство России находит понимание у иракцев, поскольку по своему содержанию она близка Востоку. Горький нам понятней, чем Шекспир, и пьесы русских авторов нередко входят в репертуар иракских театров. А по одному из каналов телевидения перед и после молитвы постоянно звучит «Шехеризада» Римского-Корсакова. Несмотря на изменения, прошедшие в России, взгляд на политические процессы российской интеллигенции близок иракской интеллигенции. Культурная экспансия Запада, начавшаяся после Второй мировой войны, обрушилась как на Россию, так и на нас. Но, несмотря на постоянное давление, нам удалось сохранить самобытную культуру. Может быть, это одной из целей санкций и было разрушение культуры.

Но уж конечно, не ради налаживания контрактов в сфере культуры российские компании устремились в эту страну

— Хотя наши позиции в этом регионе были значительно подорваны в результате неумелых действий Горбачева, Козырева и их последователей, сейчас имеются все возможности исправить положение. Надо энергично возвращаться в этот регион, используя потенциал оставшихся связей и доброе к нам отношение, — считает Андрей Охоткин. – Считается, что окончательная отмена санкций, за которые выступает Россия, приведет к снижению цен на нефть, что скажется на экспортной выручке нашей страны. Но Ирак и сейчас уже практически достиг довоенного объема экспорта нефти. Кроме того, как инициатор создания ОПЕК, он никогда не нарушал решения этой организации.

Хотя наши танки и самолеты показали свое преимущество над американской техникой во время ирано-иракской войны, военное сотрудничество будет возобновлено не скоро. Но все же иракский рынок, который традиционно потреблял российскую продукцию и приспособился к ее изъянам остается для нас привлекательным. Если мы даже потеряет в результате падения цен на нефть, то это будет компенсировано прибылями от экспорта машиностроительной продукции, оживлением нашей промышленности. Советский Союз поставлял сюда тракторы, грузовики, УАЗы, продукцию энергомашиностроения. Большая часть энергетических объектов оснащена российским оборудованием. И в годы блокады, когда поставка запчастей была прекращена, поставленные из Советского Союза энергоблоки и построенные советскими специалистами электростанции работали и работают. Поэтому в этой области у нас очень обнадеживающие перспективы. И сейчас российские компании получают хорошие контракты на восстановление имеющихся станций, а со временем, я думаю, и строительство новых. Есть все основания надеяться, что Россия сохранит лидирующее положение в электроэнергетике в Ираке. В более отдаленной перспективе Россия может надеяться принять участие в модернизации и восстановлении тяжелой промышленности, особенно металлургических, и машиностроительных заводов.

Хотя российские компании неплохо поучаствовали в закупках иракской нефти в рамках упомянутой программы "Нефть в обмен на продовольствие" (на них пришлось около трети всего иракского нефтяного экспорта), более продвинутые программы, прежде всего инвестиционного сотрудничества, пока заморожены. По мнению иракского руководства, сейчас настал тот момент, когда все страны могли бы использовать статью 50 Устава ООН, которая дает право государствам, несущим большие экономические потери вследствие международных санкции, в одностороннем порядке выходить из такого положения. Как считают в Багдаде, от антииракских санкций и эмбарго больше всего пострадала Россия, уже потерявшая около 30 миллиардов долларов. Кроме того, выйди она из того режима, существенно возрастет объем ирако-российской торговли, который составил в 1989 г. 2 миллиарда, а сегодня достиг уже 1,5 миллиардов долларов. Ирак признает, что должен России около 7 миллиардов долларов. Надо полагать, о возвращении долга речь может идти только после снятия блокады. И это та самая приманка, которая должна подталкивать российское руководство на более энергичные меры в этом направлении. А также — нефть.

Иракцы не скрывают, что отдают предпочтение российским компаниям. А летом этого года, после того как Россия дала понять, что воспользуется правом вето в Совете безопасности ООН и не даст изменить режим санкция, и вовсе насупил медовый месяц. Предприниматели, находившиеся в Багдаде, рассказывали, что иракские чиновники звонили чуть ли не ночью, предлагая решения давно обсуждавшихся проектов. Но все знают, что работать в Ираке в условиях санкций тяжело и рискованно, и все радужные проекты, предлагаемые Багдадом, надо воспринимать с этой поправкой. Проще участвовать в экспорте иракской нефти по программе "Нефть в обмен на продовольствие", в которой задействованы почти все крупные российские компании, в том числе "Транснефть", "Зарубежнефть", "Славнефть", ЦТК и другие.

Однако постоянно пытаются привлечь наши компании к более широкому сотрудничеству. По их мнению, российские нефтяные компании могли бы добывать в Ираке порядка 20 миллионов тонн нефти в год. Замминистра нефти Ирака, председатель общества дружбы "Ирак — Россия" Фаиз Шахин сказал:

— По контракту, заключенному с ЛУКОЙЛом в 1997 году на разработку второй очереди месторождения «Курну», работы должны были начаться при санкциях. ЛУКОЙЛ не сделал этого, то есть нарушил контракт. Однако Ирак принял политическое решение: "Курну-2" все равно будут разрабатывать россияне, для которых там есть 5 тысяч рабочих мест. Мы не отдадим ее ни французам, ни китайцам, ни кому-то еще. Мы строим ровные отношения со всеми партнерами, но отдаем приоритет России. Мы не призываем великую Россию к противостоянию с США из-за Ирака. Но Россия вправе сотрудничать с нами. Иначе гарантий на будущее нет. Ведь американцы, чьи экономические интересы в Ираке не удовлетворены, будут делать все для сохранения санкций. Будут ли россияне ждать милости США, которой не дождутся? Или возьмут инициативу в свои руки?

По мнению Андрея Охоткина, в условиях, когда активно развиваются связи с Иорданией, Сирией, товарооборот с которой скоро достигнет 4 миллиардов долларов, и даже Турцией, Россия может оказаться в роли аутсайдера. После смелых летних шагов в ООН и последовавших активных контактов на дипломатическом уровне, снова наступает пауза. А тем временем американцы через поставные компании все активней вторгаются в Ирак. Как только санкции начнут ослабевать в результате ли решений ООН или изменения режима в Ираке, транснациональные корпорации, обладающие огромными средствами и передовыми технологиями, попросту сомнут российские компании, если те не сумеют здесь закрепиться, пользуясь политической коньюктурой.

Чрезвычайный и полномочный посол России в Республике Ирак Александр Шеин настроен более оптимистично:

— Учитывая, что Вашингтон ни только не хочет слышать о снятии санкций, но даже об их приостановке не склонен вести переговоры, иракское руководство ищет пути размыва санкционного режима де-факто, налаживая сотрудничества с соседними странами. Конечно, когда будут устранены все препятствия к сотрудничеству Ирака с внешним миром, можно ожидать экономического бума. Как только Ираку будет разрешено самостоятельно продавать свою нефть, появится масса проектов, и желающих участвовать в них будет предостаточно.

Что касается перспектив российско-иранского сотрудничества, то пока они хорошие. Иракцы высоко оценили, что первый не с официальной делегацией, а с пассажирами прилетел из России. Я считаю, что наши бизнесмены здесь весьма активны, даже по сравнению с коллегами из других стран. Сейчас здесь имеются постоянные представительства около трех десятков компаний. Будет больше. За 4 года работы в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» они приобрели необходимый опыт. Процесс знакомства закончился, началась работа, не дожидая снятия санкций.

Но и нам, дипломатам, дремать не приходится. Следует учитывать, что Ирак традиционно оказывает серьезное воздействие на обстановку на Ближнем Востоке. А после того как он вышел из политической изоляции в Лиге арабских государств, его влияние на региональную обстановку возросло, и этим можно воспользоваться сейчас в условиях обострения арабо-израильского кризиса.

Валентин Зубков (Багдад - Москва), «РФ сегодня»


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"