На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Победа — огненная, святая, Божественная…

Очерк

Верно заметил игумен Агафангел (Белых), нередко появляющийся в соцсетях Интернета: «Какой-то иррациональный символизм во всей этой топонимике нынешней войны, развязанной украинской неонацистской хунтой против собственного народа, — в Одессе народ сожгли на Куликовом поле, а сейчас все силы киевской армии направлены на то, чтобы уничтожить маленький город с названием Славянск». Празднование Великой Победы в Киеве фактически отменено. Вместо георгиевской (гвардейской) ленты высосан невесть откуда некий опиумный «красный мак», напоминающий отверстие от «кули в лоб», а в Харькове, где 9 мая всегда было Днем всенародного празднования, аваковский ставленник глава облгосадминистрации Игорь Балута из соображений «безопасности населения» отменил парад и концерт, хотя войсковые подразделения Харьковщины тщательно готовились к нему.

Украинские телеканалы — те, что вещают для «едыной краины», в эти дни даже крутят ролики, на которых дети и ветераны говорят о Великой Отечественной войне, в сетки вещания ставятся фильмы о нашей Великой войне — советские и российские. Это тщетная ложь «замирения», в том же духе, что и реплика «вешать будем потом».

Политолог В. Корнилов так комментирует ситуацию: «Ну что ж, логично, нацисты при власти — потому День Победы повсеместно и отменяют. Зато дни рождения Бандеры и день «СС Галичина» будут отмечать шумно и весело. Еще несколько лет — и день рождения Гитлера может стать официальным праздником... Мне в этой связи интересно: если «власти» якобы не могут обеспечить безопасность проведения парадов Победы в одном конкретном месте в каждом крупном городе в связи с «возможными провокациями», то как они собираются обеспечивать безопасность во время «президентских выборов» во множестве мест, где будут располагаться «избирательные участки»? Или там «возможные провокации» невозможны?! Раз уж не в силах провести мероприятия ко Дню Победы, то признавайте, что и настоящие выборы провести не в состоянии!» 

* * *

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. – это война против нашествия, руководимого безумцем, помраченного нацизмом, стала самой страшной в истории Руси, в истории человечества, коснулась каждой нашей семьи, унесла десятки миллионов жизней. До сих пор патриоты-следопыты находят на местах боев немалое число останков наших воинов, увы, не захороненных, — столь велики были потери.

Для всех нас, выросших в общем большом Отечестве, война была и остается и Великой, и Отечественной. Мой отец, Александр Минаков, не дожил до 60-летия Победы три месяца, но все годы, что были ему отпущены после войны, много рассказывал о войне, думал, видел ее во сне. Она длилась в нем как мина замедленного действия и спустя 17 лет после окончания отняла у него зрение.

Из оккупированного фашистами голодного Харькова в оккупированный же Белгород (80 км!) в первые дни именно что лютого февраля (февраль по-украински — лютый) 1942 г. мой отец, тогда тринадцатилетний мальчишка Саша Минаков, с 16-летней двоюродной сестрой Женей пешком отправился по 40-градусному морозу. С незаживающей раной (от осколка авиабомбы) на ноге — к родичам, за продуктами. Однако нужно было выжить в страшном Харькове, занявшем потом по статистике второе в СССР место после Ленинграда по относительному количеству потерь населения в дни войны (за время вражеской оккупации сократилось с полутора миллионов до 150-200 тыс. человек).

…Остался Харьков оккупационный в памяти Шурки Минакова и повешенными на балконах его дома. Многое он пережил в эти два года: неоднократный переход города от наших войск к немцам и обратно; разбомбленные здания пассажа и Дворца пионеров на пл. Тевелева (ныне Конституции), где до войны он занимался в различных кружках, прежде всего в танцевальном и тракторном; Дробицкий Яр за ХТЗ, где расстреляли около четырех десятков тысяч харьковских евреев, а заодно пришедших на выстрелы крестьян из поселка Рогань. Говорилось тогда и о машинах-душегубках, которые, кстати, были опробованы нацистами именно в Харькове, — так уничтожали заложников, взятых на улицах города в ответ на взорванную (тоже впервые в истории) подпольщиками радиомину.

О Дне Победы 1945-го осталось воспоминание отца, записанное для стенной газеты. В нем присутствует сиюминутное дыхание живого свидетельства. «Было светлое утро 9 мая 1945 г., я в рабочей одежде, в отцовской засаленной фуфайке отправился на Харьковский вагоноремонтный завод, на котором работал слесарем-инструментальщиком с 15 лет (с 1944-го). В нашей квартире не было радио, и главную новость я узнал от пацанов. Они играли во дворе, но окружили меня и радостно наперебой кричали: «Шурка, не ходи на завод! По радио объявили, что сегодня — День Победы, закончилась война!» Но разве мог я не явиться к 7 часам утра на рабочее место, к станку!

Заводские ворота были распахнуты настежь, а двор — посыпан песком. И уже была сооружена трибуна. Двор заполнился возбужденными, радостными людьми. Состоялся митинг. Не оттуда ли помнятся эти слова: «Друзья, подруги, граждане, — народ! / Вот он пришел, день радости высокой! / С усталых лиц сотрем солёный пот / И поглядим с улыбкою широкой / На все вокруг: на солнце, на сирень, / На жизнь, на май, на первый мирный день!..»

После митинга объявили, что сегодня — праздничный день, нерабочий. Я сразу же пошел в магазин, получил 700 рабочих граммов хлеба по хлебной карточке за 9 мая. Взволнованный, вернулся домой, где увидел маму в слезах — с моей почти 4-летней сестренкой на руках. Так началась наша новая мирная жизнь».

Чудом выжила осенью 1942 г. и моя мама, Светлана, тогда семилетняя. Вместе с ее мамой, Анной Михайловной, бабушкой Анисьей Вячеславовной, тетей Евгенией Михайловной и с родной сестрой, грудным младенцем Лидией, они были вывезены из г. Богучара Воронежской области немцами в лес для расстрела — как семья командира Красной армии, фронтовика. Вместе с другими такими же семьями. Их тогда спасло чудо, но последующие тяготы зимовки в лесу оставили в живых не всех — моя прабабушка той зимой скончалась. Дочери, тоже истощенные голодом и болезнями, хоронили ее у сторожки лесника, вырыли, как смогли, — ложками! — в мерзлой земле неглубокую могилу, но тело покойной растерзали ночью волки.

* * *

Мы воевали с врагом всем своим народом, единой Советской страной. Кровь – за наиболее пострадавшие от фашистских пришельцев «Белоруссию родную», «Украину золотую» – проливали уроженцы и совсем далеких земель, и близлежащих.

Едва ли найдется село, скажем на Смоленщине или в Тверской губернии, где не было бы героев войны, которые освобождали от немецко-фашистских захватчиков Украину. Писатель Ирина Ушакова рассказывает о своих земляках, в частности о Павле Степановиче Мамкине, крестьянине деревни Бурцево Оленинского района Тверской области. Курсант 1922 г.р., совсем мальчишка, стал командиром пулеметного отделения 221-го полка 77-й гвардейской стрелковой дивизии, получил за Сталинград орден Красной Звезды. А при форсировании Днепра переправился первым, вывел свое отделение во фланг противнику, внезапным броском ворвался во вражескую траншею, открыл огонь, отвлекая внимание на себя, дал возможность соратникам форсировать Днепр. В ночь с 1 на 2 октября 1943 г. уничтожил около ста немецких солдат и офицеров. Погиб 18 октября, за полмесяца до освобождения Киева. Посмертно Павел Мамкин удостоен звания Героя Советского Союза. В Оленино есть улица П. Мамкина.

Память о фронтовиках-оленинцах собрана в трех томах, и почти все Герои Советского Союза — освобождали Украину. Генерал-лейтенант Герой Советского Союза Андрей Григорьевич Фроленков, уроженец Оленинского р-на, 1904 г.р., также участвовал в битве за Днепр.

«Двадцатилетние русские ребята, оставляя свои смоленские да тверские деревни, которые почти все были дотла сожжены фашистами, шли освобождать Украину от немецко-фашистских захватчиков», — отмечает И. Ушакова. Герой Советского Союза Тимофей Петрович Северов, тоже крестьянин, из деревни Кобыльница того же Оленинского р-на, 1923 г.р., гвардии старший лейтенант, командир батареи 206-го Гвардейского полка 3-й Бахмачской легкой артбригады, одним из первых вместе со своей батареей переправился на правый берег Днепра. 5 октября 1943 г. артиллеристы отбили на плацдарме три контратаки, а 6 октября северо-восточнее Медвина противнику удалось потеснить наши части, гитлеровские автоматчики внезапно появились на огневых позициях батареи, следом пошли немецкие танки. Прямой наводкой батарейцы Северова уничтожили три танка, восемь автомашин с пехотой. Больше суток артиллеристы Северова держали под обстрелом дорогу из Медвина к переправе, пока остальные подразделения занимали плацдарм по Днепру.

И Церковь наша всегда была со своим народом. Есть и такие факты: общецерковную танковую колону из 40 танков Т-34, построенную на средства верующих, передавал танкистам митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) — у деревни Горелки под Тулой; вручил он им также часы и складные ножи. Позже часы спасли жизнь командиру 2-й танковой роты 516-го полка А. Н. Бондареву: осколок застрял в механизме часов в сантиметре от сердца.

12 июля 1986 г. вместе со съемочной группой ЦСДФ мне довелось побывать на Прохоровском поле, у села Прелестное, где 12 июля 1943 г., в Петров день, состоялось крупнейшее в истории танковое сражение. Снимался документальный фильм для Белгородской диорамы этой битвы. Запомнилось многое, но особым чувством единения резанули слова ветерана, участника того страшного боя. Старый узбек, нередко после войны приезжавший в места своей боевой славы, где огнем опалило его молодость, обращаясь ко всем, произнес такие слова: «Мы одна человек: русский, таджик, узбек! Мы никто не боимся! Мы всех победим!»

7 мая с. г. в поселке Усть-Орда, центре Усть-Ордынского Бурятского округа, в семидесяти километрах от Иркутска, открыта мемориальная плита в честь Иннокентия Баторова — бурятского героя из Нукутского района Иркутской обл., молодого учителя, в августе 1945 г. автоматчика в составе 205-й танковой бригады, повторившего подвиг Александра Матросова. На подступах к городу Хайлару, где располагалась двухсоттысячная японская группировка. «В годы Великой Отечественной войны из Усть-Ордынского Бурятского округа на фронт ушли 22 тысячи 630 наших земляков, 5 тысяч 801 человек не вернулись с поля боя, и среди них — И. Н. Баторов, которому было чуть больше двадцати лет», — отметил глава округа А. Прокопьев на торжественной церемонии, которой не помешали внезапный затяжной снегопад и сильный ветер. Наши бурятские друзья подчеркивают и нам эта память кажется очень важной: И. Баторов — уроженец улуса Дунда Зоход, рода бухэд. На его родине, в Заходах, давно стоит стела в память о всех погибших на войне заходцах, с указанием и его имени. Его имя носила пионерская дружина в Новоленинской средней школе. Ежегодно проводится турнир по борьбе — памяти Иннокентия Баторова.

* * *

«Мы – один человек!» Весь мир так и говорил: русские победили германский нацизм, фашистскую ось «Берлин-Рим-Токио». И это действительно была победа русской цивилизации, СССР – советского воплощения Российской империи, в составе которого расцветали все народы.

Процитируем Уинстона Черчилля: «Ни одно Правительство не устояло бы перед такими страшными жестокими ранами, которые нанес Гитлер России… Но Советы не только выстояли и оправились от этих ран, но и нанесли германской армии удар такой мощи, какой не могла бы нанести ей ни одна другая армия в мире... Чудовищная машина фашистской власти была сломлена превосходством русского маневра, русской доблести, советской военной науки и прекрасным руководством — советских генералов... Кроме советских армий, не было такой силы, которая могла бы переломить хребет гитлеровской военной машине... Именно Русская Армия выпустила кишки из германской военной машины...»

 

***

Беспримерный героизм, ярчайшие подвиги самопожертвования были явлены в Великой Отечественной войне представителями нашего многонационального народа в невиданных прежде масштабах. «Идет война народная, священная война!» — нам всем памятны слова великой песни, которую запели в июне 1941 года, в первые же дни после начала войны.

Не только воинские рати и сонмы разновозрастных беззаветных тружеников тыла и фронта одержали Победу. И ведь победный исход войны, как мы видим по первой ее половине, был далеко не очевиден. Хотя понятно, что в победу верили. Увы, даже сегодня мало кто знает и мало кто задумывается о том, что в прошении о спасении России в Великой Отечественной войне предстояли пред Богородицей и Господом русские святые молитвенники, земные и небесные.

Можно вчитаться в надписи на аверсе награды Великой войны, которую получили миллионы наших сограждан, – медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В верхней части по окружности на ней написано «НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ», а в нижней части — «МЫ ПОБЕДИЛИ». Эпитет «правое» смыкается в традиции с духом Православия, говорит именно что о «правом деле»; торжественна и объединительна констатация «мы победили». Текст является победительным парафразом цитаты из первого выступления по радио 3 июля 1941 г. И. Сталина (изображенного в профиль на аверсе медали): «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами».

Авторство фразы связывают со Сталиным. Не очень известен факт, что впервые она прозвучала 22 июня 1941 г., в день начала Великой Отечественной войны, в завершение обращения к советскому народу, которое зачитал В. М. Молотов.

Медаль оформлена знаменательной колодкой с георгиевской (гвардейской) лентой. Огонь и зола, победа и трагедия — вот символы двух героических цветов, представленных на полосках георгиевской ленты, которая украшает не только колодки наград (крестов, медалей, боевого оружия) Российской империи, но и ордена Славы периода Великой Отечественной войны. Оранжево-черная символика Святого Георгия, побеждающего зло, кровно вошла в духовную память нашего народа и, как видим, имеет объединяющее начало, проходя сквозной артерией через разные периоды русской истории.

В 1944 г. даже существовал проект постановления Совнаркома СССР о приравнивании статуса георгиевских кавалеров периода Первой мировой войны к статусу ордена Славы, учрежденного в 1943 г. Однако это постановление, к сожалению, так и не вступило в силу. Тем не менее с того времени негласно было разрешено ношение «старых» наград. Георгиевские кавалеры надели на грудь свои боевые отличия прежних лет.

С 2005 года георгиевская ленточка благодаря одноименной общественной акции стала символом не только Великой Победы, но и символом общерусского патриотизма. Кстати говоря, образ Георгия-Змееборца мы видим и на гербе России, и на гербе Москвы.

Нельзя не разделить суждение писателя-публициста, филолога и историка Арсения Замостьянова, высказанное в статье «Почему они ненавидят Победу?», опубликованной несколько лет назад в «Литературной газете»: «Для меня это главный и единственный государственный праздник. Понятие «Победа» вмещает все лучшее, что было и есть в судьбе России, — от сражений князя Святослава до орбитальной станции «Мир». Россия — воинская держава, и наш уклад не бандитский, не флибустьерский, а именно армейский. Фронтовики Великой Отечественной отстояли для нас и Александра Невского, и Пушкина, и Мусоргского, подарили будущее с Гагариным, Свиридовым и Сухомлинским... Не было в истории страны лучшего дня, чем 9 мая 1945 г. День Победы — праздник семьи, праздник народа и праздник государства. Свет от почерневших фотографий молодых дедов в семейных альбомах переходит в сияние погон нынешних молодых офицеров. На этом фундаменте стоит и стоять будет русская земля».

Дальше публистический напор А. Замостьянова набирает резонное звучание: «Разве удивительно, что господа, желающие уничтожения государства Российского, в последние годы выбрали предметом глумления и ехидства именно Победу? В стремлении оплевать, затушить вечный огонь Победы едины нашенские поклонники Адольфа Гитлера и Исайи Берлина, Генриха Гиммлера и Маргарет Тэтчер, «нацисты» и «толерасты». Они атакуют Победу взвинченно, яростно: идея 9 Мая для них — Карфаген, который нужно разрушить...»

Эти слова жутко актуализовались на Украине в наши дни.

Писатель А. Проханов в своей статье «Одиннадцатый сталинский удар» в свойственной ему художественной пафосной манере утверждает: «Победа — огненная, святая, божественная. Четыре года к ней через кровь, пожары, усеянные костями поля рвались советские батальоны и полки, бесстрашные дивизии и разгневанные армии, могучие и несгибаемые фронты. … Десять сталинских ударов, десять красных клиньев вбивала моя Родина в косматое тулово фашизма. … В сорок пятом году свершилась победа света над тьмой, любви над ненавистью, рая над адом. …

Но черная сперма фашизма пролилась на Киев — матерь городов русских. В золотой апсиде Софии Киевской, среди святынь и храмов стал взрастать уродливый эмбрион с волосатым лицом и черными рожками, как изображают дьявола на церковной фреске. Фашизм, как гнилое ядовитое тесто, переполнил киевскую квашню и стал расползаться по всей Украине. Его танки утюжат улицы Краматорска. Его бэтээры поливают огнем Славянск. Его вертолеты пикируют на окрестности Донецка. Его жрецы устроили ритуальную казнь в Одессе: сорок русских мучеников сгорели заживо под улюлюканье и хохот палачей. Это был фашистский молебен аду, поминовение Гиммлера, хвала Адольфу Гитлеру. После одесского крематория Обама и Меркель пахнут жареной человечиной. Тимошенко, эта злобная калека, свила себе косу из волос узников Освенцима».

Люди говорят: отлеживание тимошенкиных боков в комфортной палате больницы свидомиты при посредстве своих СМИ называли «страшными издевательствами режима Януковича», а зверское убийство людей в Одессе ими называется «неприятным происшествием», инцидентом, эпизодом, причем вина валится на «российские спецслужбы», а также утверждается, дескать, «они сами себя подожгли». Меж тем, по словам главы российского МИД С. Лаврова, бойня, устроенная нацистами в Одессе 2 мая с.г., — это фашизм в чистом виде.

Мы все знаем, откуда он к нам пришел. Вместе с 5 миллиардами долларов. То есть фактически США превратились (уже давно) в фашистскую империю, предав память своей же страны, которая участвовала в антифашистской коалиции и именно поэтому получила особый статус в созданной после Второй мировой войны Организации Объединенных Наций.

* * *

Теперешние хунтостроители изощряются как могут, лишь бы перекроить национальную память. Ими запрещена георгиевская ленточка, отменены празднования в День Победы, а сама дата перенесена на 8 мая — как «во всем мире».

Идеологически свидомый Украинский институт национальной памяти отмечает, что «в России День Победы является одним из главных государственных праздников, рассматривается ее руководством как важный консолидирующий фактор для общества. При этом консолидация происходит на двух уровнях — просоветском, объединяя значительную часть просоветски настроенных граждан, и российском националистическом, который усиливает тезисы о непобедимости русского народа, его особую мировую миссию».

УИНП использует формулировку: «День Победы выполняет важную для режима Путина функцию инструмента реабилитации советского прошлого» и утверждает, что «возрождение советских традиций празднования Дня Победы также используются для восстановления и усиления идеологического влияния России на постсоветском пространстве». Констатируя, что День Победы праздником считают более 80% граждан Украины, критикует «времена правления Януковича», когда «празднование происходило в типично советском стиле». ЛЖИВО утверждает, что «повторная советизация Дня Победы, осуществленная на фоне становления за годы независимости национального взгляда на место и роль украинцев в этой войне, стала дополнительным источником напряжения в стране, еще одной линией разлома между гражданами».

Позиция УИНП в связи с «празднованием Дня Победы на Украине в перспективе» сформулирована внятно: «Для избавления от идеологического влияния России следует отказаться от празднования Дня Победы в советском формате. Утверждается, что главный акцент должен быть сделан на чествовании всех жертв войны: этот день должен стать данью памяти погибшим воинам».

И дальше – уйти от исторического единства народов, от общей антинацистской идеи  на атомарный, частный «подвиг». Но уходят от ответа на вопрос: а во имя чего же он был тот «индивидуальный подвиг»?

Мы знаем, как проявляется на Украине забота о ветеранах, как натужно идет уравнивание ветеранов Советской армии с коллаборантами УПА, не говоря уже про эсэсманов-карателей и прочей сволочи. Между прочим, вояки УПА получают в галицийских областях доплаты к пенсиям, каковых лишены ветераны Великой Отечественной. Правда, воякив еще не приравняли к «участникам боевых действий». Зато на днях «участниками боевых действий» сделали карателей, подавляющих народный протест против киевской хунты на Юго-Востоке Украины.

Вместе с тем, пишут «методисты», необходимо ввести практику празднования завершения Второй мировой войны — 2 сентября. Украина выставляется в контексте того, что «Вторая мировая война — еще одна национальная трагедия, во время которой украинцы, лишенные собственной государственности, вынуждены были воевать за чужие имперские интересы и убивать других украинцев».

Неоукраинские «иваны, не помнящие родства» придумали список художественных фильмов, которые якобы «отображают события Второй мировой войны» и которые рекомендуют для широкого проката: «Спасти рядового Райана » (США), «Тонкая красная линия» (США, Канада), «Сталинград » (Германия), «Катынь» (Польша). И порцию иных произведений британцев, голландцев, французов, итальянцев, но больше, конечно же, немцев и американцев. Среди двух десятков опусов назван лишь один российский фильм («Свои»), один украинский («Хайтарма») и два советских («Проверка на дорогах», «В бой идут одни "старики"».

Среди украинских документальных лент рекомендованы, конечно же, «Воспоминание об УПА», «В сентябре 1939», «Война без победителей», «Катынь. Письма из рая».

Нужны ли комментарии?

Институт «беспамятства» рекомендует «ввести европейскую акцию ношения наград в форме красных маков (или собственную украинскую символику в форме кисти калины, а не русскую "георгиевскую ленту"), разработать собственный, отличный от советского, ритуал памяти погибших во Второй мировой войне».

В Харьковском национальном университета им. Каразина, ректор которого В. Бакиров известен чувствительностью к любым властным дуновениям, подсуетились мгновенно. На мероприятиях 6 мая с.г., посвященных Дню Победы, хоть и присутствовали ветераны Великой Отечественной войны и Советской армии, имелась исключительно новая символика, привнесенная хунтостроителями.

Нечто, как они думают, напоминающее «красный мак», с надписью «знову николи» («снова никогда») и годами Второй мировой войны. Нам же представляется, что похоже это то ли на «кулю в лоби», по реплике Яценюка, то ли на нечто, о чем и сказать на людях неловко.

После аутодафе, устроенного правосеками 2 мая в Одессе, после расстрела мирных граждан в Андреевке, Мариуполе и других городах Юго-Востока, это «знову николи» выглядит глумлением. Причем об аде, устроенной нацистами в Одессе, в ХНУ не было сказано ни слова.

Но в нас — жива наша Великая Победа, 70-летие со дня которой мы будем отмечать в 2015 году.

В своем «Слове в День Победы 9 мая 1945 года» Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский) сказал: «Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня, — дня, в который изрек Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества, — и Православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего как один человек на защиту Родины и не щадившего и самой жизни ради спасения Отечества, — ныне предстоит Господу сил в молитве, благодарно взывая к Самому Источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани, за радость победы и за дарование мира всему миру».

Верим, что победим нацистов и в 2014-м.

Станислав Минаков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"