На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Тринадцатый элемент

Из истории приватизации в России

Десять лет назад в стране началась приватизация. Процесс не бесспорный, последствия его известны. Все войны на территории бывшего Союза, все крупные аварии и катастрофы, унижения в мире и падение экономики, так или иначе, связаны с ним. Мы надеемся, что худшее позади. Ну что ж, будущее, как известно, самой удобное место для складирования своей мечты. Но пессимизм остужает надежды. Мессия не снизошла на нас, мутный поток сразу не превращается в ручей хрустальной чистоты. И что бы отчетливее понимать, куда мы идем, нам все время придется оборачиваться назад - это верный способ не ошибаться.

Поэтому, думаю, нам бы сегодня очень пригодилась полная история приватизации в России - слишком важны ее последствия. Но, как сказал А. Корфа, уже давно известно, что историю не могут писать современники, под пером их она вместо правдивости и беспристрастия, почти всегда выходит или безусловным хвалебным гимном или ослепленною страстями хулою, панегириком или сатирою. Собирание материалов для истории, напротив, должно лежать именно на современниках, пока еще живет память событий, и не исчезли их свидетели, не изгладились предания, не привилось к ним вымышленных и искаженных наростов.

А потому предлагаемые заметки вовсе не претендуют на непредвзятую историю приватизации, а всего лишь материалы к ее истории. Которая еще ожидает своего автора.

Собственно писать их я уже начал, изложив версию приватизации "Норильского никеля" в четвертом номере журнала. Теперь очередь за алюминиевой промышленностью.

Эту тему, сам того не ведая, подсказал недавний "алюминиевый король" Лев Черной, который в последний числах марта презентовал собственное движение - региональную общественную организацию содействия демократическим реформам "Мобилизация и развитие" ("МИР"). И хотя глава оргкомитета навязчиво подчеркивал, что "МИР" не намеревается претендовать на политическую роль в стране, и главная его цель - постараться довести до высших органов власти интересы крупнейших промышленных групп, а также участвовать в корректировке и улучшении программы экономического развития России на ближайшие годы, то есть давать рекомендации власти. Вериться в это с трудом. Даже такой амбициозный человек как Лев Черной не может всерьез полагать, что станет поводырем у В. Путина или М. Касьянова. Да и что он собирается предложить? Свой опыт? Но он и без того подробно изучается полицией десятка стран мира. Скорее всего, Черной попытается пройти известный путь от общественного движения до политической партии. А цель любой партии, как еще нас в школе учили, это овладение властью. Одна мысль оказаться под дланью людей подобных Черному вызывает озноб.

Смотрите, кто пришел

Братьев Черных трое: старший - 48-летний Михаил Черной, средний - 46-летний Лев Черной и младший - 41-летний Давид Черной. Вопреки возрастной иерархии, в совместном бизнесе на протяжении ряда лет (1989-97 гг.) первую скрипку играл Лев Черной. Давид живет в США, и в нашей стране мало известен. Имена же двух других постоянно всплывают в печати в связи со скандалами в разных странах. Так совсем недавно сообщалось, что в Израиле по обвинению в скупке акций государственной компании через подставных лиц на деньги сомнительного происхождения задержан для допроса и помещен под 10-дневный домашний арест Михаил Черной.

До этого неприятности в той же стране пережил и Лев Черной. Его имя попало в поле зрения израильской спецслужба "Яхап", которая борется с организованной преступностью на земле обетованной, в связи с расследованиями крупной спекуляции с землей.

Михаила Черного и еще несколько человек выдворили из Болгарии. В официальном заявлении министерства внутренних дел отмечалось, что власти этой страны пошли на этот шаг "из соображений безопасности", поскольку все депортируемые лица "имеют устойчивые связи с международными преступными организациями".

"Против российского алюминиевого магната Льва Черного в Женеве возбуждено уголовное дело по обвинению в отмывке денег". Об этом сообщало агентство France Presse.

Подобными фрагментами из жизни братьев можно заполнить целые страницы. Помимо Израиля, Швейцарии и Болгарии, их деятельность расследовалась также правоохранительными органами США, Великобритании, Германии, Казахстана, России - о чем особый разговор. Им угрожали и продолжают угрожать обвинения в многочисленных правонарушениях: от злостного уклонения от уплаты налогов, подкупа должностных лиц и афер с куплей-продажей земли до причастности к деятельности преступных группировок и "отмыванию" капиталов криминального происхождения. Деятельность созданных и контролируемых ими коммерческих и посреднических компаний, фиктивных оффшорных фирм и банков с сомнительной репутацией взята "под колпак" Интерполом и криминальной полицией целого ряда стран. Но заключения им пока удается избежать.

О первых годах жизни Черных известно мало. Родились братья в Ташкенте. Лев окончил Ташкентский политехнический институт и был принят на Ташкентский экскаваторный завод на должность начальника ОТК филиала, выпускавшего товары народного потребления. На базе этого филиала в 1985 г. Лев создал один из первых в Узбекистане производственный кооператив. Для работы в нем он привлек старшего брата Михаила.

На одном из интернет-сайдов говорится, что довольно быстро Лев превратился в одного из самых крупных "цеховиков", работавших в сфере теневого производства товаров народного потребления. Производство обеспечивалось сырьем и материалами, которые добывались путем хищений государственного имущества в особо крупных размерах. Помощь Льву оказывали преступные группировки Ташкента, лидерами которых стали его бывшие школьные приятели. По некоторым данным, деньги на раскрутку кооператива были выделены из местного "общака". Через связи с узбекским криминальным сообществом, в первую очередь с Гафуром Рахимовым и Тофиком Арифовым, Л.Черной установил отношения с такими крупнейшими фигурами преступного мира, как вор в законе Вячеслав Иваньков ("Япончик") и Отари Квантришвили ("Отарик").

Обвинение в связи с мафией всю жизнь преследуют братьев. В недавнем интервью газете "Ведомости" Михаил Черной говорит:

"Я никогда не был связан с русской мафией. Есть достаточно бизнесменов, которые нам не оплатили контракты, обманули нас, до сих пор живы все, здоровы. Когда я слышу обвинения, я говорю тут, в Израиле: "Вы говорите, что я мафия? Ну хорошо, посадите меня тогда! " Ну так этого же не происходит! Если бы что-то было, это было бы очень легко доказать. Или хотя бы предъявить. А так ведь даже не предъявляют. Я думаю, дело в том, что в Израиле, за границей люди просто боятся конкуренции со стороны русских, поэтому и ломают им бизнес.

- А может быть, вас так не хотят пускать в другие страны, потому что вы водите дружбу с теми, кого правоохранительные органы считают преступниками?

- Моя дружба или вражда с кем-либо - это мое личное дело, которое я не считаю нужным обсуждать".

Но правоохранительные органы разных стран вовсе не считают, что "это личное дело".

В 1990 г. Л.Черной стал партнером американского гражданина - выходца из Одессы Сэма Кислина, владельца фирмы Trans Commodities, занявшись поставками сырья на металлургические предприятия России. Нехватка оборотных средств вынуждала директоров прибегать к услугам Л.Черного и С.Кислина. Масштабы деятельности Trans Commodities расширялись и вскоре Л.Черной зарегистрировал в Монте-Карло (княжество Монако) фирму Trans-CIS Commodities Ltd. (TCC), которая фактически присвоила бизнес Trans Commodities. Попытки Кислина добиться цивилизованного раздела были жестко пресечены: ему посоветовали "серьезно подумать, если жена хочет видеть его самого и детей живыми".

По сведениям ФБР США и швейцарской полиции, партнером Л.Черного в Trans Commodities стал Япончик и фирма активно использовалась для "отмывания" грязных денег, в том числе полученных от наркобизнеса.

Выход на большую дорогу

Видимо уловив, что начинается эра флибустьерского капитализма, в 1991 году Лев Черной появился Москве. Здесь он познакомился с Гораном Становичем, представителем мелкой фирмы Trans-World Metals (TWM), принадлежавшей английскому бизнесмену Давиду Рубену. В тот период TWM посредничала в поставках на Лондонскую биржу металлов (ЛБМ) небольших партий олова и сотрудничала с ВО "Разноимпорт". TCC начала работать совместно с TWM. Именно тогда сферой основных интересов Л.Черного стала алюминиевая промышленность России и других бывших республик СССР. В 1992 г. вокруг TWM сформировался конгломерат посреднических фирм, получивший название Trans-World Group (TWG).

По мнению американского журнала "Fortune", "Если бы у российской алюминиевой промышленности было лицо, то оно походило бы на лицо Льва Черного - покореженное, покрытое оспинами, изолированное от внешнего мира детектором металла и армией сооруженных охранников. Лев, перенесший в детстве полиомиелит, до сих пор холит с сильной хромотой, заворачивая и раскачивая поврежденную ногу; глаза его - как две голубые щелки для монет, волосы вампирическим треугольником приглажены ко лбу. Он одет в черный костюм и курит сигару Кохиба (самый изысканный сорт - прим. ред.)".

Далее журнал пишет: "Сегодня даже многие из российских выборных официальных лиц говорят о стране как о клептократии, социальные, политические и экономические институты которой настолько заражены организованной преступностью, что надежду утратили самые заядлые оптимисты. Западные компании, вложившие капитал в российскую экономику в начале 90х годов либо дорого заплатили за эту свою ошибку, либо им пришлось пойти на такие компромиссы, возможность которых им никогда не приходила в голову".

"Чаще всего в этом бурном море успеха добиваются не чисто выбритые загорелые, с иголочки одетые яхтсмены под снежно-белыми парусами, а неопрятные шкипера, командующие пиратским кораблем. И не надо пугаться. Это законы первоначального накопления капитала, применимые всюду". Это слова Льва Черного. Видимо, ему импонирует образ эдакого головореза на окровавленной палубе. Но если вспомнить, что теперь он рвется в советчики к президенты, то, не иначе, В. Путин представляется ему Морганом - грозой Карибского моря.

Если Черных трое, то Рубенов двое. Родились братья в Бомбее, и после развода родителей их воспитала мать и бабушка, уроженки Ирака. Как и многие бедные, но амбициозные юнцы в постколониальной Индии, братья перебрались в Лондон, где провели несколько месяцев в еврейской общине. Саймон занялся торговлей коврами и накопил достаточно денег для приобретения своей первой недвижимости (сегодня он контролирует значительную часть центрального района Лондона, Mayfair). Давид сосредоточился на торговле металлоломом, а позднее стал одним из руководителей совместного предприятия по торговле металлом между СССР и Merrill Lynch, что в итоге подтолкнуло его создать собственную компанию Trans-World.

С распадом Советского Союза пришла в упадок и вся его алюминиевая промышленность, ориентированная на нужды военно-промышленного комплекса. Давид Рубен говорит, что к тому времени он сделал Trans-World одной из крупнейших компаний, торгующих российским алюминием, и ухватился за возможность расширить деятельность в образовавшемся вакууме. Вскоре после этого в проект был вовлечен и Саймон. Но для разворота в России им было явно недостаточно знания законов европейского рынка. Сейчас Дэвид говорит, что тогда "бизнес в России делался не так, как на Западе, с контрактами и прочим. В России, сотни миллионов долларов перечислялись под честное слово". И, надо полагать, если бы судьба не столкнула их с братьями Черными Trans-World так и осталась бы заурядной фирмой.

По словам Давида, в 1992 году, вскоре после того, как он открыл офис в Москве, к нему в кабинет в Лондоне, сильно хромая, вошел, человек с тяжелой тростью. К этому времени Лев Черной был уже крупным торговцем древесиной и рыбой. Давид почувствовал в нем родную душу. В конце беседы Лев предложил своему новому знакомому: "Полетели со мной". Девид ответил, что у него нет чистых рубашек. "Мы их постираем в Москве", - ответил Лев. И они полетели.

Лев познакомил Дэвида со своим братом, Михаилом, оказавшимся весьма полезным приобретением для новой компании. Он уже тогда занимался металлами, и у него были хорошие связи в портах, на железной дороге, на металлургических заводах - там, где Рубены взрастят Trans-World.

Убийства, подлоги, подкуп...

Имеются, правда, сведения, что в 1992 году члены Ринга Лондонской биржи металлов (то есть постоянные ее участники) договорились об установлении полного контроля над производством и поставками алюминия из России. С этой целью, по версии журнала "Деловые люди" (N 66, 1996), английский биржевик Давид Рубен оказал помощь Льву Черному в создании компании "Trans World Group", которая занялась скупкой акций российских алюминиевых заводов. Но проверить достоверность этих сведений не представляется возможным.

Братья Черные считаются родоначальниками толлинга. Но, полагаю, это не совсем верно. Я склонен думать, что самостоятельно внедрить эту схему им было не под силу. Скорее всего, существовал какой-то мозговой центр, который ни только разрабатывал схемы выкачивания средств из страны, но и обеспечивал "решение вопроса" на среднем и высоком уровне. Естественно, существенная часть денежного потока уходила "наверх".

Но напомню, что же такое толлинг. Дело в том, что с развалом Союза к 1992 году большинство российских предприятий алюминиевой промышленности оказались лишены сырьевой базы, госзаказа и оборотных средств. Кому-то удалось внушить Б. Ельцину, что для того чтобы алюминиевая промышленность не погибла окончательно нужно ввести толлинг и сдобрить его всевозможными льготами. Наш Президент вникать в тонкости не мог - помнится, за два дня он подписал 400 указов, и подписал указ о толлинге. Этот указ позволяя бизнесменам за бесценок фактически брать алюминиевые заводы в аренду. Не облагаемое налогом сырье ввозилось из-за границы, перерабатывалось в алюминий, который затем, также не облагаясь налогом, в слитках вывозился за границу. Заводы получали крохи. А тем временем бизнесмены (а данном случае Рубены и Черные) зарабатывали по 500 и более долларов за тонну алюминия, который продавался на мировом рынке примерно за 1,500 долларов. "Дурак тот, кто не может получить как минимум 40 процентов прибыли на работе с Россией,"- делился с журналистами своими соображениями Саймон.

До сих пор существует немало людей, которые убеждены в спасительности для России толлинговых схем. Но если это так, то почему за восемь лет толлинг так и не дал заводам возможности накопить оборотные средства? Кому выгодно, чтобы российский алюминий почти весь сырцом утекал на Запад, при том, что наш металлоперерабатывающий комплекс практически уничтожался? Разве толлинг - это не вывоз капитала за рубеж?

Строго говоря, толлинг не российское изобретение - он используется в некоторых странах как временная мера. Но у нас, благодаря продажности чиновников, он превратился не в подспорье, а в настоящий бич экономики. Оцените такую операцию. Иностранная фирма покупала ачинский глинозем, под видом теперь уже иностранного сырья он поставляется на заводы, где перерабатывается и алюминий без уплаты таможенных платежей поступает за рубеж.

Алюминий не зря называют "консервами электричества". Это чрезвычайно энергоемкое производство. И прибыльность толлинга обеспечивалась ни только всевозможными льготами, представляемые правительством, но и низкими ценами на электроэнергию в России, которые искусственно сдерживали, чтобы экономика окончательно не задохнулась. Убытки энергетиков покрывались из бюджета. Таким образом, в каждом долларе, полученном TWG, имеется толика слез голодных детей, учителей, военных, ученых...

Понятно, что никакая гениальность братьев не позволила бы им заключить договора с алюминиевыми заводами - матерые директоры и не таких комбинаторов повидали на своем веку. Кто-то им активно должен был помогать. Кто?

По странному или роковому совпадению почти одновременно с братьями в Москву перебирается бывший гендиректор Карагандинского металлургического комбината Олег Сосковец и его бывший зам Владимир Лисин. Когда они познакомились неизвестно, но сам факт знакомства с Сосковцом Михаил Черной не отрицает. Надо полагать, одновременно он сходится и с Лисиным, имеющим хорошие связи в металлургическом главке. В умах комбинаторов рождается гениальная идея. Для ее осуществления во Франции регистрируется фирма "Мирабель", братья входят в руководство доселе никому не известных оффшорных компаний " Trans-CIS Commodities Ltd. " (Монте-Карло), " Transtac-Compane" (Франция) и "Trans Commodities" (Нью-Йорк), а Лисин становится их российским представителем.

И уже в августе - сентябре того же 1992 года с крупнейшими алюминиевыми заводами - Красноярским, Братским и Новокузнецким - эти фирмы заключают около 10 контрактов на основе толлинга. По условиям договоров "иностранцы" - Черные - должны были обеспечивать металлургов валютой и заграничным сырьем, а за это освобождались от таможенных пошлин и некоторых налогов. Условия "партнерства" были воистину грабительскими: опережающая отгрузка алюминия (металл отпускался раньше, чем оплачивалась его переработка); в полтора раза заниженная оплата переработки; постоянные задержки денежных перечислений. Но директора не роптали. Более того, буквально умоляли правительство продолжить "эксперимент с толлингом". Например, директор Братского алюминиевого завода в письме, датированном апрелем 1993 года, взывал: "...С целью недопущения резкого сокращения производства и обеспечения экономической и социальной стабильности завода прошу Вас, уважаемый Борис Николаевич, разрешить заводу продолжить переработку давальческого глинозема по Контрактам... с фирмами " Trans Commodities " и " Trans-CIS Commodities Ltd. "... Это позволит дополнительно перечислить в бюджет порядка 20 миллиардов рублей". Старший следователь по особо важным делам следственного комитета МВД Сергей Глушенков предполагает, что причины крепнувшей день ото дня дружбы директоров с фирмами Черных весьма прозаичны: "Директор завода, не страдающий маразмом, может согласиться экспортировать алюминий за рубли только в одном случае: если валюта переводится на его личный счет в швейцарском банке".

Начиная с 1993 года, во время проведения приватизации, в бывших советских республиках, Рубены и Черные агрессивно закрепляли свои толлинговые контракты и не менее агрессивно отметали конкурентов, пытающихся пробиться на их место. Они начали скупать новоизданные акции заводов, с которыми работали. Так они приобрели 66 процентов акций Братского алюминиевого завода. Для сохранения лояльности руководства завода, они ссудили им деньга для приобретения оставшихся акций. С небольшими изменениями этот процесс повторился по всему региону. Лев выступал в роли этакого сверх-руководителя, постоянно перемещаясь между Москвой и заводами в Сибири, на Украине и в Казахстане. Михаил развивал необходимые связи с портами, на железной дороге и сырьевых предприятиях. Саймон говорит, что "практически на всех заводам у группы была самая большая доля толлинга". В конце концов TWG стало контролировать 2/3 металлургических заводов в России с суммарным оборотом около 5 миллиардов долларов в год и 5 процентов мирового рынка алюминия. "Fortuna" пишет: "В 1996 году Trans-World был объявлен третьем крупнейшим в мире производителем алюминия, после Alcoa и Alcan (Россия занимает второе место в мире по производству алюминия). Масштабы Trans-World были так обширны и так невидимы, что их называли "государством в государстве", где сотни постоянно меняющихся компаний-оболочек были щупальцами, простирающимися от сибирских равнин до берегов Кипра, Багамских и Каймановых островов, и, в конце концов, добираясь до США, где продавалось 30 процентов всего алюминия этой империи. Там этот так называемый "крылатый металл" использовался для строительства ракет, спутников, колес, самолетов и миллионов предметов домашнего обихода. Trans-World также завладел огромными холдингами в сталелитейной, хромовой, угольной и других сырьевых отраслях промышленности".

В сущности, TWG никогда не была единой фирмой с прочной структурой. Это был зыбкий холдинг, состоящий из трейдерских компаний, состав которого постоянно менялся. Формально Черные никогда не были владельцами TWG, Лев лишь представлял интересы холдинга. Но в тоже время и Саймон не в силах был его контролировать. "Налоговые консультации специалистов мне не нужны" - хвастается Саймон. - "Компьютеров я не понимаю, и калькуляторами никогда не пользовался. Все цифры у меня в голове". Следователи годами пытаются разобраться в глобальной паутине компаний, созданной Саймоном для ухода от налогов. Начнем с того, что компаний больше чем сотрудников - только на Западе было создано 200 компаний, а в России - около ста. Одна в другой, компании-матрешки, постоянно изменяющиеся, многие со схожими названиями создавались на Багамских и Кайманских островах и на острове Мэн. В 1999 году компания-пустышка Landal Worldwide, созданная на Виргинских островах, была, как представляется, вершиной этой пирамиды. Под ней, в разное время - Trans-World Group Inc., Trans-World Group plc, Trans-World Metals International, Trans-World Metals SA, TWM Holdings, TWM Trading, Transmet, Landal SAM и т.д. У Рубенов есть частный банк в Западном Самоа, еще один - в Москве (возможно уже был), и третий - на Багамских островах; еще один банк - холдинговая пустышка на Бермудских островах, и это не считая различных счетов в не связанных между собою банках в Швейцарии, Германия и США, включая Bank of New York. И эти наслоения продолжаются до бесконечности, создавая оптическую иллюзию бесконечности, от которой голова пойдет кругом у любого следователя.

Люди гибнут за металл

В Следственный комитет МВД поступило немало материалов (по большей части, увы, анонимных), свидетельствующих об открытии валютных счетов и покупке за границей недвижимости для руководителей алюминиевых предприятий и некоторых правительственных чиновников. К сожалению, проверить эту информацию в то время не смогли или не захотели.

Откуда же братья брали десятки миллионов долларов, необходимых для проплаты заводам по толлинговым контрактам? Предполагается три основных источника богатства алюминиевых воротил. Первый - "грязные" капиталы криминальных структур, в условиях гиперинфляции требующие немедленной отмывки. Второй - дешевые кредиты некоторых криминализированных московских банков. Третий - через российские банки, по фальшивым авизо правительственные средства переводились в целый ряд компаний, включая Trans-World.

Михаил Черный в начале 90-х годов даже угодил в центр уголовного расследования по делу о фальшивых авизо. Но после смещения министра МВД Анатолия Куликова подозрения с него были сняты. Видимо свою роль здесь сыграли и показания одного из руководителей Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа) Геннадия Дружинина. Правда настораживает, что, как сообщалось в иностранной печати, Trans-World выплатил Дружинину ровно миллион долларов - и это в то время, когда компания якобы уже утратила влияние на КрАЗе.

Вначале фальшивые деньги гнали на алюминиевые предприятия напрямую, позже предпочитали проводить безналичку через каскад подставных фирм-однодневок. Схемы операций были столь запутанными, что, обнаруживая мошенничество, правоохранительные органы не всегда могли определить, кого считать потерпевшей стороной. Следствие осложнялось еще и тем, что свидетели постоянно погибали. Под колесами автомобиля погибли ранее сотрудничавший со Львом Черным Игорь Белецкий, Александр Борисов, оформляющий фальшивые авизо от имени фирмы "Сибинвест", и зампред Роскоммета Юрий Колетников, курировавший алюминиевую промышленность.

Погиб и известный предприниматель Вадим Яфясов, работавший по поручениям Черных с Новокузнецким алюминиевым заводом. Летом 1993 года он попал под подозрение в причастности к переводу по фальшивым авизо из Дагестана 900 миллионов рублей на заводской счет. И тогда его трудоустроили... в Роскоммет. Вскоре он ушел к Олегу Кантору в банк "Югорский" - на должность вице-президента. А оттуда - на КрАЗ, заместителем директора. Но долго там проработать ему не удалось... Как только он дал показания о связи Льва с компанией Мирабель, находившейся в центре одной из афер, Яфясов убит в собственной машине у подъезда своего дома в Москве. Произошло это 10 апреля 1995 года. Впрочем, по другой версии Яфясов мог быть убит не за показания, а в ходе борьбы за передел отрасли. Но после убийства Яфясова и Борисова многие обвинения, к удовлетворению всех остальных подозреваемых, были повешены на погибших.

В пользу второй версии говорит гибель 20 июля президента банка "Югорский" Олега Кантора, которого зарезали средь бела дня на территории подмосковного дачного комплекса. Его банк участвовал в войне между ТСС и американской финансовой компании АIOC за контроль над Новосибирским электродным заводом, основным поставщиком электродов на Красноярский алюминиевый завод, а также за приобретение крупного пакета акций самого КрАЗа.

Чрезвычайной дерзостью отличается расправа над Феликсом Львовым - представителем американской финансовой компании АIOС, которая к тому времени уже имела солидный опыт работы с металлургическими предприятиями в СССР, в том числе с заводами алюминиевого комплекса. Он оставался последним живым представителем конкурирующей фирмы.

Возможно, чувствуя дыхание смерти, Львов пытался заручиться поддержкой властных структур. В конце мая он выступил на слушаниях в Госдуме, где прямо обвинил Черного в незаконной скупке акций алюминиевых заводов, противодействии развитию российского рынка алюминия и в тесных связях с оргпреступностью в Узбекистане и России.

6 сентября, когда Феликс Львов собирался вылететь в Казахстан, он был похищен из зоны спецконтроля "Шереметьево" двумя неизвестными. А два дня спустя тело застреленного предпринимателя нашли на обочине Волоколамского шоссе.

Алюминиевый триллер можно продолжать до бесконечности. В одном только Красноярске было убито пять "алюминиевых генералов". А по стране число жертв исчисляется десятками. Но исследователям бизнеса TWG всегда казалось странным, что никто из лиц, связанных с Trans-World, не пострадал. Отмечается, что многие убийства происходили уже после формального ухода TWG из Красноярска. А трое из убитых работали в компаниях, принявших на себя роль, до того исполнявшуюся Львом.

После того как по одному из каналов телевидения был показан сюжет, на котором Михаил Черной вместе с Антоном Малевским, которого называли лидером измайловской ОПГ, встречают в аэропорту Тель-Авива российского министра физкультуры и спорта Шамиля Тарпищева, разразился скандал. В Государственной Думе начались специальные слушания. В конце февраля 1997 года перед парламентариями выступил министр МВД Анатолий Куликов.

Сегодня Анатолий Сергеевич сам является депутатом Госдумы. Мне доводилось с ним встречаться раньше, но на сей раз, узнав, что я хотел бы побеседовать с ним об алюминиевом бизнесе, он уклонился от встречи, сообщив через помощника, что в 1997 году он все сказал и добавить ему нечего. Поэтому мне не остается ничего другого, кроме как привести фрагмент его давнего выступления.

"Оценивая в целом криминальную ситуацию в цветной металлургии, следует отметить, что по сравнению с 1994 годом число преступлений, связанных с незаконным оборотом стратегического сырья, выросло примерно в два-три раза в целом по России, а по отдельным регионам - до пяти раз...

В 1992 году фирмой "Trans-CIS Commodities Ltd. " были заключены контракты с российскими предприятиями алюминиевой промышленности, в том числе с Братским, Красноярским и Новокузнецким алюминиевыми заводами, а также с Ачинским глиноземным комбинатом. Оплата по этим контрактам производилась "Trans-CIS Commodities Ltd. " денежными средствами, полученными в банковской системе России в результате мошеннических операций с фальшивыми авизо. Интересы фирмы представлял один из ее руководителей Лев Черный. В настоящее время для следствия имеет важное значение информация о связи братьев Черных с государственными чиновниками России.

Следственным комитетом МВД выявлены также факты беспошлинного вывоза алюминия с Красноярского алюминиевого завода. При исполнении контракта с " Trans-CIS Commodities Ltd. " с завода было вывезено на 21 тысячу тонн алюминия больше, чем завезено глинозема, необходимого для производства этого металла. Это позволило заводу избежать уплаты таможенных пошлин на два миллиарда рублей. Следственным комитетом МВД России установлены прямые контакты с правоохранительными органами Соединенных Штатов Америки, Канады, Великобритании, занимающимися расследованием противоправной деятельности братьев Черных, связанной с отмыванием незаконно полученных денежных средств.

Особую опасность и возрастающее влияние на происходящие в металлургическом комплексе криминальные процессы оказывают так называемые воры в законе, лидеры преступных формирований, представители элиты преступного мира, профессионалы уголовно-преступной среды. В воровской среде усилилась тенденция к склонению директоров госпредприятий, чья продукция пользуется спросом за рубежом, к сотрудничеству с представителями криминального мира. По информации подразделений по борьбе с оргпреступностью, практически все сделки с алюминием на заводах Красноярска и Братска контролируются лидерами преступных формирований".

Закат эры первоначального накопления капитала

И тем не менее, уверенно утверждать, что за всеми этими преступлениями стоят братья Черные, я бы поостерегся. Несомненно, они попали в прицел черного пиара, который осуществляли многие финансовые группы. И хотя интересы их порой не совпадали, фигуры братьев были очень удобны, чтобы на них списать грехи этих групп, а самим предстать перед публикой в белом. Так упомянутый сюжет был показан по НТВ. В. Гусинского, скорее всего, абсолютно не интересовали алюминиевые бои, он метил вовсе не в Черных, а в Барсукова и Коржакова, связанных с Тарпищевым, которого встречали в аэропорту люди не кристальной репутации.

Можно предположить, что у группы "Мост" были серьезные союзники. Это ОНЭКСИМбанк, который хотел окончательно вытеснить братьев Черных и TWG с Новолипецкого металлургического комбината. И консорциум "Альфа-групп" - стремился закрепить свое присутствие на Красноярском алюминиевом заводе. Несомненно, кроме названных имелась несметная туча более мелких или менее заметных врагов - в конце концов деньги порождают не друзей, а врагов. А большие деньги - больших врагов. Однако плачь по оболганным бизнесменам у меня не получится убедительным. Да и не цель эта данных заметок. Просто хотелось бы подчеркнуть, что Черные - это не исчадие капитализма периода первоначального накопления, а продукт его вовсе не редкий в России.

С огромной долей истины можно констатировать, что бизнес по-Черному криминализирован не более, чем деятельность статусных олигархов: Березовского, Потанина, Фридмана, Гусинского и других. Империя Черных рухнула, поэтому Лев Черной и пробует себя на политическом поприще.TWG выкинули с российского рынка, но это другая история, и, возможно, к ней мы еще вернемся. Тогда расскажем и о нынешних "королях металла".

И все же, многое из того, что известно о братьях Черных, - правда. И вопрос не в том, как у них все отобрать - контроль над предприятиями ими уже утрачен, а до их капиталов наша прокуратура не доберется. Было бы справедливо найти и наказать их помощников по грабежу страны из госструктур - ведь все они живы и здравствуют. Но это, похоже, несбыточные мечты. Важнее другое. На место одних Черных придут другие и захватят не 2/3 предприятий, а гораздо больше. В условиях деградации совести и неразвитости механизма контроля это вполне реальная перспектива. Собственно говоря, у нас на глазах уже это происходит, но мы не замечаем самого процесса, а реагируем только на его результат.

Говорят, что экономические планы руководства страны загадочны, перспективы не ясны. Думаю это не совсем так. Мы хотим слышать слова, а продуктивней анализировать дела. Я выскажу свою гипотезу относительно будущей модели, а вы вольны принять ее или нет - время покажет кто прав. Мне кажется, что руководство хочет сохранить крупные финансово-промышленнные группы. Но постепенно вытеснить с главных постов прежних хозяев и менеджеров, заменив их представителями новой генерации предпринимателей, не замаранными в грязных играх с приватизацией, чьи имена не ассоциируются с разбоем и компрадорством. Предполагается, что на ключевые посты удастся расставить молодых патриотично настроенных людей, для которых главным станет - интересы государства. Возможно, все так и произойдет, возможно, и появятся люди готовые в первую очередь служить интересам государства. Но служба эта будет недолгой. В конце концов они неминуемо станут служить деньгам: капиталу требуются беззаветные слуги, а не совместители. И вновь возникнет спрос на олигархов - потому что капитал и власть неразделимы. Короче, все пойдет по известному кругу.

А вот как отреагируют творцы новой модели российского капитализма, когда поймут, что план их не удался, лучше не задумываться.

Валентин Зубков, http://www.russia-today.ru


 
Ссылки по теме:
 

  • Россия сегодня

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"