На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Море и без слез горькое

Традегия

Маленькая иконка и нехитрый букетик цветов на асфальте перед входом в Главный штаб Военно-морского Флота России - скорби ни к чему пышность. Импровизированный уголок памяти команде ударной АПЛ "Курск" возле дежурного морского пехотинца, несмолкающий телефон "горячей линии" в комнате управления воспитательной работой ВМФ дежурного и журнал, в котором отмечено более двух тысяч звонков от обеспокоенных и сочувствующих граждан - это то, что отмечает глаз. Горечь от беспомощности и благодарность людям за порыв, за стремление помочь, отрывая последнее, - это то, что ощущается в атмосфере.

- Вы видели икону на мостовой? - спросил один из офицеров штаба капитан 1-го ранга Валерий Новиков. - Это они, русские люди, сами поставили. И в первые же часы после того, как стало известно о трагедии, десятки людей пришли сюда со своими с6ережениями. Это потом уже мы фонд создали, а вначале люди просто так отдавали и уходили. Бабушки выкраивали по пятерочке, бритоголовый браток занес почти тысячу баксов. Но первыми откликнулись военные. Летчики перечислили 300 тысяч рублей, ракетчики -250 и даже моряки Тихоокеанского флота - нищие, сидящие без света в полузатопленном регионе, собрали четверть миллиона. Но ни одного перевода от олигархов я не видел. Хотя крупные переводы были. Фирма "Алроса", возглавляемая сыном контр-адмирала запаса Вячеславом Штыровым, выделила на помощь семьям погибших моряков 10 миллионов рублей.

Из депутатов Государственной Думы, по моим сведениям, откликнулся лишь Валерий Шитуев: 23 августа его помощник Александр Авдеев принес от него и директора фирмы "Теска" Григория Грищенко 50 тысяч рублей. Дело не в деньгах, и не в суммах, хотя они и не лишние, а в соучастии. Так вот председатель Комитета ГД, подчеркиваю, непосредственно относящегося к армии, лишь две недели спустя после катастрофы выкроил время прислать соболезнование.

Несомненно, вся страна сопереживала с родственниками погибших, но были подвижники, которые действовали. Они сами находили в других городах убитых горем людей, высылали им деньги на дорогу, встречали, принимали у себя и отправляли в Мурманск. Это семьи Захаркиных и Бекбулатовых, особенно их поразил Сергей Нестратов. По виду состоятельный бизнесмен разыскал на Украине абсолютно незнакомых ему людей, помог им добраться до Москвы и сам привез в Штаб флота. "Не волнуйтесь, они поживут у меня под присмотром врача, и я их посажу в самолет", - успокоил он офицеров. Не удержавшись, один из них, провожая, расцеловал его.

В первую же ночь после сообщения об аварии, пока оставалась еще надежда, что погибли ни все, "горячая линия" раскалилась. Звонили россияне и жители бывшего Советского Союза. Моряков поразило количество звонков из Израиля: молодые и старые, мужские и женские голоса обращались со словами поддержки, сочувствия и надежды. Много было обращений из Америки и Германии. Из далекой Австралии позвонил командор ордена монархистов Морозов. Выразив соболезнование, он сказал: "Я верю, в России флот будет!"

А на радиостанции "Эхо Москвы" той порой устроили интерактивное голосование на тему "Нужен ли России подводный флот". А когда один из радиослушателей, позвонив, попытался возмутиться подобной постановкой вопроса, ему посоветовали выключить радио и не слушать, если не нравится.

- Безграмотность комментаторов аварии удручает, - говорит Валерий Новиков. - В субботнем номере "Коммерсанта" написали, что моряки возмущены началом расследования по статье о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Мы все заинтересованы в детальном расследовании причин трагедии. Выход лодки и тем более стрельбы должны обеспечиваться разведкой района, описанием акустической обстановки, закрытием района, дежурством в море и в базе поисково-спасательных сил и так далее. Было это сделано или нет, мы не знаем. А берутся рассуждать люди, которые если и плавали, то на лодке в парке культуры.

Зряшных обвинений и бестолковщины, по мнению моряков, было множество. Так, они считают, что совершенно напрасно обвинили главкома ВМФ в позднем обращении за помощью к норвежцам. По их мнению, не может он, по сути, руководитель одного из департаментов Минобороны, по своей воле обращаться за содействием к стране - члену НАТО. Это прерогатива правительства. Зато многодневное молчание руководства Минобороны и Генштаба им не понятно: "Там же несколько генералов отвечают за связь с прессой - все воды в рот набрали".

- А где было МЧС? - спрашивают они сегодня. - У них есть специальное подразделение для проведения морских спасательных операций. В Турцию летают, по всему свету носятся, а как у нас несчастье, их словно волной смыло.

Сразу же, как стало известно об аварии, в качестве одной из основных версий отрабатывалось столкновение "Курска" с другим кораблем. Но если это так, то подводная лодка, с которой, возможно, столкнулся наш атомоход, тоже должна была получить серьезные повреждения и быстро покинуть район аварии не могла. Однако ни в тот день, ни в последующие не слышали мы, что район перекрыт и проводилась противолодочная поисковая операция. Не видели мы и попыток поисков фрагментов другой подводной лодки. И СВР, и ГРУ от комментариев воздерживаются.

Имеется один загадочный момент, на который мало кто обратил внимание. Если разрушения корпуса АПЛ так велики, как об этом говорят, то непонятно, почему не всплыли фрагменты мебели, бумаги, куски внутренней обшивки или еще чего-нибудь.

Однако все это выяснится. Хотя нас сегодня убеждают, что атомные лодки со дна еще ни разу в истории флотов не поднимали - это неправда, и в истории советского Военно-морского Флота такой случай был. Затонувшую лодку потом даже отремонтировали. И эту, несомненно, поднимут. И тогда мы узнаем: было ли столкновение или "Курск" затонул в результате взрыва. Но уверенности в неповторимости трагедии у нас от этого не прибавится.

Все цивилизации шли по пути прогресса, когда образование, квалификация персонала, наука, техника развивались поступательно и синхронно. Мы же двинулись обратной дорогой. Падение ракеты с крана на Дальнем Востоке, взрыв лодки на Севере, пожар на телебашне в Москве... Боюсь, это лишь начало цепи техногенных катастроф, которые мы вызвали на себя. Специалисты давно предсказывают череду аварий на нефтегазопроводах, в метро, на предприятиях металлургической и химической промышленности... Страшен может оказаться наш путь назад. Никто на Земле еще не шел этой дорогой. Каждый раз мы будем искать крайнего. Хотя причины наших техногенных катастроф известны заранее: негодная подготовка персонала и недофинансирование на всех уровнях. Печальная истина: с каждым годом мы не только утрачиваем способность создавать современную технику, но все меньше имеем возможность эксплуатировать то, что досталось нам от старых времен. Спуск с горы опаснее подъема - это знают все альпинисты.

За любой версией гибели АПЛ "Курск" стоит ошибка ценою в 118 жизней. Она могла быть допущена вовсе не командиром лодки и даже не командованием ВМФ.

Сегодня на моряков, да и на всю армию в целом, сыплются обещания внимания и денег. Но, наученные горьким опытом, люди в погонах слабо верят в посулы. Офицеры убеждены, что спадет волна и о них снова забудут. Да если даже представить, что завтра все финансовые нужды флота будут полностью удовлетворены, потребуются годы и годы для выращивания командиров всех уровней, восстановления инфраструктуры, учебной и ремонтной базы, системы снабжения... А главное - для возвращения веры в свою нужность стране.

- Знаете, когда можно будет говорить, что авторитет армии и флота вернулся? - спрашивает В. Новиков. - Когда в войсках и на кораблях появятся дети высокопоставленных родителей, как это было и при императорах, и при Сталине. Пока же, я вам скажу, общее настроение офицеров Главного штаба можно охарактеризовать как большие сомнения в способности высшего руководства страны сделать кардинальные шаги в направлении повышения боевой готовности Вооруженных Сил. Мы сомневаемся даже в том, что через некоторое время кто-нибудь побеспокоится о семьях погибших. Особенно нас волнует судьба тех, кто живет не в России: одна семья - в Литве, две - в Узбекистане, 28 семей постоянно проживают на Украине. Надо всерьез подумать, как помочь сиротам и родителям, чьи отцы и дети отдали жизни, служа РОССИИ. Для этого потребуется правительственное решение. Это станет первым шагом восстановления армии и флота.

Валентин Зубков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"