На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

От "Варяга" до "Курска"

Трагедия в Баренцевом море

В мае 1905 года в Цусимском проливе погибли 20 боевых кораблей российского императорского флота и около 7 тысяч православных душ менее чем за сутки преставились "в защиту русского флага". Трагедия всколыхнула движение по сбору пожертвований на "усиление военного флота".

"Необходимость для России иметь сильный флот сознавалась до начала войны 1904 года лишь немногими. Но грянули выстрелы в Порт-Артуре и Чемульпо... И русский флот, до того времени мало обращавший на себя внимание общества и признаваемый подчас излишней для России роскошью, сделался дорогим русскому сердцу. Безотлагательная необходимость постановки флота на должную для подержания силы России высоту представилась с поразительной ясностью. Это из документов "Особого Комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования". В его руководство и рабочие органы вошли представители всех сословий Российской империи. Всего же на 1 марта 1910 года было собрано 219 386 рублей 10 и 3/4 копейки.

Несколько слов о деятельности Комитета, которая имеет громадное нравственное звучание и по сей день. "Комитет положил в основание своей деятельности принцип гласности и строжайший контроль над поступлением пожертвований и их расходом." Ежемесячно публиковались результаты проверок финансового отдела. Объем сводного отчета составил 150 страниц, точность - 1/4 копейки. Членами Комитета могли быть лица "как возымевшие мысль усиления флота на добровольные пожертвования, так и те, кто своими знаниями и опытом мог принести пользу делу". Именно поэтому в списке членов Комитета наряду с сиятельными фамилиями великого князя Михаила Александровича, графа А. А. Мусина-Пушкина - гофмейстера, камергера М. В. Родзянко - Председателя Государственной думы и т. п., мы встречаем поручика Ильина, отставного поручика Н. Ф. Плещеева, лейтенанта С. Ф. Дорожинского. Комитет пользовался полнейшей самостоятельностью в заключении контрактов на постройку кораблей и поставки оборудования, в т. ч. и правом контроля за качеством принимаемых изделий от промышленности. Любопытно распределение вступивших взносов по социальным категориям. Так, дворянство пожертвовало два миллиона 196 тысяч рублей, т. е. 12,7% от всей суммы, военнослужащие - два миллиона 329 тысяч рублей, крестьяне - два миллиона рублей (11,5%), духовенство - 591 тысячу рублей (3,4%), купечество - полмиллиона рублей (3%), рабочие, приказчики и мелкие торговцы - 126 тысяч рублей (0,8%), учащиеся, учителя и профессора - 276 тысяч рублей (1,6%), общественные благотворительные общества и клубы - 419 тысяч рублей (2,4%), высочайшие особы - один миллион 110 тысяч рублей.

Следует учесть, что кроме городских управ, земств и дум все взносы производились только частными лицами. В одной Петербургской губернии было собрано почти 3 миллиона или 17% от общей суммы внутренней России. Петербургская - то хоть возле моря, а татары Казани и казаки Дона, собравшие больше миллиона? Им - то что этот флот и Цусима?

Еще более чудесные вещи случились с гражданами других государств, сиречь "дальнего зарубежья". В малюсенькой горной Сербии нашлись люди, собравшие на русский флот 1200 рублей. Монахи Святой горы отдали "милитаристскому молоху" имперской России 7967 рублей, китайские кули - 11004 рублей. Даже из Турции- "извечного врага" России поступило 2 798 рублей.

Понятия "патриотизм" и "гражданская совесть" не были тогда пустым звуком для российских подданных. Некие "студент - электротехник" и "старый профессор" подали флоту по 1000 руб., "маленький Андрюша, Полинька, мама и няня" тоже изыскали тысячу. Жертва Цусимской трагедии "капитан А. А. Андржеевский от базара" положил 762 рубля, "вдова старшего инженера - механика М. Г. Раевская" - 3000 руб., сумму в 500 рублей осилил и Федор Шаляпин.

Ну, какими мотивами руководствовался забайкальский золотопромышленник Золотарев, внесший 30 тыс. золотым песком? Что за комиссары принудили "кочующие народы Ставропольской губернии" собрать 300 тыс.? С чего бы это в кондовой гужевой Тамбовщине "Чрезвычайное Тамбовское Губернское Земское Собрание" отщелкнуло 100 тыс. И самое - самое: эмир Бухарский положил 1 млн. руб. (Чем навечно сохранил свое имя в списках Военно-Морского Флота, т. к. один из новейших минных крейсеров носил его имя.)

В списке жертвователей на российские корабли - немцы - поселяне Бессарабской губернии, евреи Подольской губернии, киргизы Актюбинского уезда, башкиры, узбеки, калмыки, мусульмане и старообрядцы...

Можно поразмышлять и над цифрами взносов купечества двух самых богатых столичных губерний: купцы Московской губернии пожертвовали 49 тысяч рублей, а С. - Петербургской - 38 тыс" рублей. В то же время священники и монахи малочисленной Тобольской губернии собрали 12 тысяч рублей, земства сельских губерний, Полтавской и Херсонской - по 100 тысяч, а Московское - 50 тысяч рублей. Жители Киева сделали именной вклад на миноносец "Киев", а молдоване - на миноносец "Бессарабец", были взносы на "Школьник" и "Русский рабочий".

Всего на собранные деньги было построено 18 минных крейсеров, в т. ч. самый быстроходный миноносец типа "Новик", 4 подводные лодки.

Не остался Комитет в стороне и от воевно-технических новаций. 30 января 1910 г. общее собрание комитета ходатайствовало перед императором: "об обращении оставшихся неизрасходованными на морской флот 900 000 рублей на создание военного воздушного флота и о разрешении Комитету продолжить сбор добровольных пожертвований на ту же цель". Спустя всего неделю был издан указ Николая , которым предписывалось воздушный флот, построенный на средства, собранные Комитетом, оставить "в ведении и распоряжении Комитета, а в случае открытия военных действий, передавать его с подготовленной командой морскому и военному ведомствам для усиления боевых сил Империи".

Уже в марте 1910 г. было отобрано и уехало на учебу во Францию 6 офицеров и 6 нижних чинов, к осени того же года первые 7 самолетов были доставлены в Россию. К ноябрю в Севастополе закончено оборудование школы авиации и аэродрома. Первыми инструкторами стали пилоты, обучавшиеся во Франции, а первый набор составили 10 офицеров и 20 нижних чинов. Осенью 1911 года отряды Севастопольской авиашколы, впервые в русской армии принимали участие в маневрах Санкт - Петербургского, Варшавского и Киевского военных округов.

К сожалению, спустя 90 лет в России становится все меньше русских сердец, коим военный флот бы так же дорог, как нашим предкам. Глянув честным оком на историю державы, нельзя не признать, что таковой она стала во многом благодаря своему флоту.

К историческим событиям принято обращаться по юбилейным датам. С чего же вдруг мы принялись вспоминать Цусиму? Дело в том, что авария атомной подводной лодки в Баренцевом море - это такой же поворотный круг для российской истории, на каком страна оказалась в начале века. Как и в 1904 году, мы сегодня испытываем чувства национальной униженности, бессилия. Как и много лет назад подведена черта под очередным этапом истории, и страна который уже раз в этом веке стоит перед выбором пути дальнейшего развития. За трехсотлетнюю историю Россия потерпела два поражения на море - Крым и Цусима. И сегодня мы переживаем третье поражение - теряем флот без боя. Отчаяние берет от осознания этого.

Коль скоро в последнее время стало модным рассуждать о подводном флоте, приведу несколько цифр. Полтора десятка лет назад в одном пуске подводные атомные ракетоносцы Советского Союза 30 минут были способны уничтожить более 1500 объектов на территории противника. Даже из этого маленького примера ясна роль морской составляющей сил ядерного сдерживания. В период с 1991 по 2000 год количество дивизий стратегических атомных подводных лодок уменьшилось в два раза - с 8 до 4-х. Число подводных лодок стратегического назначения - с 62 до 28. В той же пропорции уменьшилось число экипажей. Если прежде мы имели 940 пусковых установок, то теперь их количество сократилось до 464. Но, благодаря появлению оружия с разделяющимися боевыми частями, количество боезарядов упало ни так значительно. Для сравнения, за годы Великой отечественной войны из 267 советских подводных лодок от оружия противника погибла 81 ПЛ, что составляет 48 процентов. Как видим, потери, понесенные в результате "формирования", превосходят военные. И если ситуация не будет переломлена, через пару десятилетий моряки пересядут в петровские ботики.

Сегодня бывать на базах ВМФ горько. Не нужда, а беспросветная нищета бьет по глазам. Многие специалисты, причем не самые худшие, ушли. А оставшиеся не несут службу, а влачат ее. Судите сами. Ни в одной стране мира из соображений безопасности не доверили бы командовать лодкой, обладающей мощью нескольких ракетных дивизий стратегического назначения, человеку, получающему зарплату 125 долларов в месяц. А у нас командир атомной подводный лодки получает именно столько.

Удручающее положение флотских офицеров не укрывается даже от постороннего взгляда. Корреспондент английской "The Sunday Times" так описывает увиденное во время визита В. Путина в Заполярье: "...Ничто не могло скрыть плачевного состояния, в котором находится некогда могучий российский флот. Когда Путин выходил из убогой квартиры вдовы командира "Курска" Ирины Лячиной, бросилось в глаза отчаянное положение тех, кто на нем служит". Далее он продолжает. "Кремлю следовало бы наконец-то примирится с потерей Россией статуса сверхдержавы и умерить свои амбиции".

Трудно быть русским. Который уже раз в этом столетии нам предстоит ответить на коренной вопрос: будем мы бороться за то место, которое много веков занимала Россия в мире? А если нет, то тихо уйдем с исторической сцены, побежденные сами собой. Потому что если для других народов всегда имеется веер путей, то для нас всегда только две альтернативы: бороться и выжить или сдаться и исчезнуть.

После крымской кампании Россия сбросила рабство, после Цусимы начался промышленный рост, то есть страна всякий раз выходила из кровавых купелей обновленной. Первым делом она восстанавливала флот, потому что, как только морская мощь империи слабела, ее начинали поколачивать. А друзей, как сказал Александр II, у России нет. Так какими мы выйдем из "курской купели": будем мы и дальше погружаться в пучину либеральных реформ или найдем в себе силы распрямится и возродить страну? Ясно одно - ни правительство ни страна по-прежнему жить не сможет. Ожидание перемен и тревога не покидает после двух августовских катастроф людей думающих.

Особенно горько, что в результате катастрофы на "Курске" пришлось просить помощи у крохотной Норвегии. И это стране, в которой еще в 1961 году была отработана методика поисково-спасательных работ с глубины 120 метров. Глубоководные спасательные операции успешно проводились в недалеком прошлом, я сам в них участвовал. Поэтому мне странно слышать постоянные рассуждения о том, что в мировой истории еще не было случая подъема со дна корабля с ядерным реактором. Был, господа дилетанты, был такой случай. В 1983 году на Камчатке в бухте Саранной.

В результате ошибки личного состава подводный атомоход К-429 под командованием капитана первого ранга Суворова набрал воды и лег на дно. Узнав об аварии, Главнокомандующий Военно-морским Флотом Советского Союза адмирал флота Горшков не сидел как наш сегодняшний вице-премьер И. Клебанов неделю в Москве, а через 12 или 15 часов был уже на Камчатке. И тут же вышел в море на корабле "Сторожевой". Три дня пока продолжалась спасательная операция этот не молодой уже тогда человек не отлучался с мостика и глаз не сомкнул. От него не отходили какие-то парни в пиджаках - то ли из аппарата ЦК, то ли из аппарата правительства. Не они его не контролировали, а помогали. Как только возникала какая-нибудь заминка, они мигом куда-то звонили, и тут же из любого конца Союза вылетали специалисты, присылались техника и оборудование. Конечно и флотилия атомных подводных лодок, и весь Тихоокеанский флот крутились как бешеные.

Спасти удалось, к сожалению, тогда не всех. Несколько человек погибло в центральных отсеках, куда хлынула вода, два человека погибли при выходе через носовые торпедные аппараты. Не стало и мичмана Бауэр - геройский был моряк. В кромешной тьме, орудуя сломанными штоками, он выпустил через специальный спасательный тубус, расположенный в кормовом отсеке, весь личный состав. Главком попросил его, если можно, выйти самому так, чтобы не затоплять отсек. Он справился с задачей. Но погиб.

Суворов, как и положено, покидал корабль последним. Он получил такую моральную контузию, что вообще не хотел выходить, намерился застрелиться. Главком велел отнять у него пистолет и, подчиняясь приказу, он покинул лодку. Позже его осудили на 10 лет. А лодку подняли и она еще несколько лет была в строю.

А теперь бы просим помощи у крохотной страны, а потом выслушиваем еще нотации от их военных. Норвежский адмирал Еринар Скурген, руководивший спасательными работами, обвинил наших специалистов в дезинформации. И отвечая на вопрос, зачем это понадобилось русским, сказал: "Помимо всей этой возни вокруг сохранения военной тайны, дело, вероятно, было еще в том, что некоторые из так называемых технических советников вовсе не являются специалистами в этой области. Они не знали деталей и не имели ни малейшего представления о том, что делать. Некомпетентность в отдельных областях была просто вопиющей". Эти его слова процитировала вся мировая печать. А что мы можем сказать в ответ? "Спасибо за науку, господин адмирал!" Вот так-то...

Можно обижаться на норвежского адмирала, но доля правды в его словах есть. Существуют две основных версии причин гибели АПЛ "Курск" - столкновение с другим подводным кораблем и взрыв при пуске торпеды. Истинная причина аварии станет ясна после подъема лодки. Из этого мы сделаем практические выводы. Но, к сожалению, они не позволят избежать аварий в дальнейшем. На Дальнем Востоке при погрузке на лодку упала ракета - чудом никто не пострадал, утонула лодка в Баренцевом море, на Волге судно на подводных крылья столкнулось с баржей, загорелась Останкинская телебашня... На нас, грозя погрести под собой, накатывается вал катастроф. Это не природные катаклизмы, а техногенные, и причина их одна - люди. Кто-то не заметил, кто-то недоделал, кто-то что-то не учел... Расплата - жизни людей.

Это общее правило. У нас же ситуация складывается гораздо трагичней. Эволюция идет по экспоненте вверх - накапливаются знания, появляются новые специалисты, сознается более современная техника, возникают капиталы и процесс этот идет дальше непрерывно и синхронно. Мы же идем путем, по которому ни один народ еще не шел много веков. Имея огромный научно-технический потенциал, мы с трудом уже его поддерживаем руками деградирующего персонала. С каждым годом становится все очевидней: мы ни только не в силах создавать новое, нам все сложнее управлять доставшимися богатствами. Трубопроводы стареют и уже начали взрываться, аварии в метро вполне реальная вещь, а что будет происходить когда окончательно износится оборудование на химических предприятиях - страшно представить. Не хотелось бы накликать, но боюсь, августовские катастрофы только начало других катаклизмов. И впереди нас ожидают еще большие беды. Похоже нас поразил какой-то неведомый вирус, который заставляет нацию самоубиться. Путь в варварство ни одному этносу не удалось пройти безнаказанно - он исчезал.

Обрушившиеся на нас катастрофы - это не рок и не случай, а закономерный процесс. Разрушены системы образования, контроля, безопасности, воспроизводства, финансирования и так далее. Сбой любой отдельно взятой системы гибелен. Мы же одновременно разрушили все, и после этого недоумевает по поводу обрушившихся на нас напастей. Да удивляться следует тому, что еще хоть что-то функционирует.

Когда я слушаю комментарии наших замечательных журналистов или выступления правительственных чиновников, то порой умиляюсь их простодушию. Мне кажется, они искренне верят, что флот - это сумма подводных и надводных кораблей. Что достаточно построить еще пару десятков крейсеров и лодок, и держава вновь обретет былую мощь. Ничего похожего, уважаемые господа! Самая современная лодка или авианесущий корабль - это все лишь хитрая железяка. Чтобы она превратилась в боевую единицу в первую очередь требуется колоссальная система подготовки командиров. Офицера-подводника готовят не за год и даже не за пять лет. Причем, далеко не каждый может им стать. После общей подготовки начинается специализация под разные виды лодок, разные задачи, приходится постоянно осваивать новую технику, проходить переподготовку. А мы уничтожили базу подготовки подводников. Учебные центры устарели, современные учебно-тренировочные комплексы отсутствуют. Напомню, согласно директивы командующего подводными силами гитлеровской Германии адмирала Карла Деница, прежде чем принять участие в боевых действиях, "экипажи должны успешно сдать 66 надводных и 66 подводных учений". Это при том, что техника была попроще.

Для того чтобы лодка могла эффективно действовать в океане нужны на берегу сложнейшие погрузочно-разгрузочные комплексы, базы хранения оружия и береговые комплексы обслуживая. Нужны нормальные казармы для офицеров-холостяков и младшего состава и квартиры для женатых офицеров. Базы отдыха в средней полосе и медсанчасти в военных городках, школы и работа для жен... Помимо этого флоту нужна аэрокосмическая разведка, посково-спасательные силы и средства, наконец, и многое, многое другое. Сегодня необходимая инфраструктура почти полностью разрушена. И честолюбивые мысли о возможном скором возрождении былого военного могущества остаются мечтами.

Вернувшись из Заполярья, президент попросил пересмотреть проект бюджета на следующий год и с целью увеличения ассигнования на оборону на миллиард долларов. Написал эту фразу и подумал: свой бюджет чужой валютой меряем - вот она утрата независимости, - а рассуждаем в возрождении величия страны. С одной стороны рост финансирования вооруженных сил радует, но как вспомнишь, что годовой военный бюджет США составляет 280 миллиардов долларов, сразу понимаешь до какого оскудения мы дошли. И сколько о нуждах армии и флота не пекись, без мощной экономики сильные вооруженные силы не создашь.

После гибели "Курска" в Главный штаб ВМФ шли и шли люди. В помощь семьям погибших они несли самое последнее - кто пятерку, кто больше. Один смертельно больной человек принес тысячу рублей, хотя ему самому не хватает на лекарства. А еще люди звонили. Слова сочувствия, соболезнования шли от граждан России, из ближних и дальних стран. Особенно много было звонков из Израиля, звонили из Германии, из США. И полной неожиданностью стал звонок из Австралии. Человек не молодой, судя по голосу, представился Морозовым, командором ордена монархистов. Выразив сочувствие, он сказал: "Верю, у России флот будет!" Я тоже верю.

Капитан первого ранга Валерий Новиков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"