На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

По разбитым дорогам...

По живым впечатлениям

Государственная служба предопределяет службу государству. Много нареканий в адрес этой службы читаю на просторах интернета. Тут же скажу, что трижды повторив одно слово, а вы, прочитав его, не думайте, что это тавтология. Я хочу утвердить его. И сейчас вы поймете, для чего.

Думаю, для многих не секрет, что, согласно распоряжению Главы ДНР Александра Захарченко от 30 мая 2016 года, в данное время работает специальная комиссия по фиксации и сбору доказательств военных преступлений украинской власти в Донбассе.

Так вот, неверующие, мне посчастливилось принимать участие в работе этой самоотверженной группы. Именно – самоотверженной.

Мы были в Дебальцево…

Для меня Дебальцево – город фестивалей, встреч, песен под гитару, кулеш, стихи. В памяти лица друзей, Александр Морозов – руководитель и организатор праздников, красивый железнодорожный вокзал, цветы, мост через ж/д полотно…

Это было давно. Еще до войны.

Что ждет меня в этом городе? Узнаю ли я его после котла?

Оказалось, мы поехали не в центр города, а где-то недалеко от трассы. Местные, наверное, знают улицу Советскую и дом исполнительной службы.

Здание было так же расстреляно, как и соседние дома и магазины. Здесь тоже не было окон и дверей. Здесь содрогнулись стены, оставив на себе глубокие шрамы. Нас встретили улыбками. Но если бы вы видели глаза этих улыбчивых молодых женщин. Они видели ад…

К нам пришли люди, чьи дети получили ранения. Да-да, самые настоящие военные ранения. Родители – это отдельная история. Не знаю, как они живут, спят, общаются с тем монолитным грузом беды, через которую им довелось пройти. Ведь ранение – это значит навсегда. 

Конечно, многие уехали от смерти и в их дома вселились укросолдаты, но многие остались дома. Они жили в подвалах. У них не было возможности выбраться на землю. Под землёй страшно. Я боюсь подвалов, а как они? Как перебороли страх подземелья? 

Вот молодой человек рассказывает, что никуда не уезжал. На его улице целыми остались два дома – его и соседки.

– У вас дом заговоренный? – спросила я.

– Нет, у соседки, – улыбнулся собеседник. – Она ведьма. От нее отскакивали пули.

– Так-таки ведьма?

– Шучу. Но видел, как по ночам на улице молилась на луну. Пить начала…

– Так ведьмы не пьют.

– Она пьет, ведьма такая, – засмеялся парень.

Он рассказал, что многие уезжают в поисках не лучшей, а просто жизни. Он не собирается. Его дети должны знать Родину.

Всё так просто. Обычный кочегар с приятными интеллигентными манерами, не стесняется своей работы. Главное, что она у него есть в разбитом городе.

А вот молодая мамочка, нервно перебирая на столе документы, шепотом рассказывает, что больше нет сил терпеть. И тут же замолкает. Мне нечего возразить. Каждый живет только свою жизнь. Не проживает, а живет. И где будет доживать – не мне спрашивать.

По улице проехала огромных размеров машина, разбрасывая по сторонам черную шахтную крошку. Жизнь продолжается там, где она есть.

А теперь о наболевшем.

Улица Красная. Была. Теперь одни руины. Название есть, а улицы нет. Людей нет. Детей, стариков, колясок, стиранного белья, дыма из труб. Труб нет. Я не осмелилась сфотографироваться на фоне руин, но поверьте на слово. Выезжая за пределы Дебальцево, остановилась у стелы. Здесь была я. А до меня были оккупанты. Здесь был ад.
В полной тишине, опустошенные, мы возвращались в Донецк. Мы выезжали под звуки снарядов, и возвращаемся в эти звуки.

Но Донецк будет позже. А пока – Углегорск…

Каждый, поверьте, каждый дом отмечен прилетами. Дома, словно оспинами помечены шрамами. Кое-где залатаны дыры от танковых снарядов, кое-где окна забиты листами ДСП. Вот стоят каркасы от бывшего жилья, а там совсем пустой дом с новыми пластиковыми окнами. Люди должны возвращаться к себе домой. Здесь могилы их предков. Проезжая мимо погоста, увидела государственный флаг. И не надо полемик. Живые таким образом защитили беззащитные надгробные камни, а кладбищенские собаки спокойны, словно понимают, что им доверена тишина на погосте.

Приехав домой, зашла в магазин и купила внучкам пирожные. Пока есть такая возможность, пусть порадуются. Ведь они тоже слышат бахи вокруг города. 

Ирина Горбань (Краснодон)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"