На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Про море

Сказки для Ульяны

Дядя Боря читал вслух книги нам с братом Стасей (когда я сердился на него, он был Стаська, а когда всё было хорошо, то звал его Стасик). Нам тогда было лет немного. Мне – пять, а Стасику – семь. Но мы оба уже умели читать. Но все-таки слушать было приятно, потому что дядя Боря читал с выражением, переживал, хватался за голову. Иногда вставал, брал в руки книжку и то тихо, то громко произносил: «Жил-был старик со старухой у самого синего моря!» Мы жили тогда в Сибири, кругом были леса и степь, и никакого моря рядом не было. И я был уверен, что море бывает только синим очень долго. Потом уже, когда я стал взрослым, то приехал в город Николаев, который стоял недалеко от моря. И я уже знал, что море называется Чёрным, потому что во время бури оно хмурилось, разгоняло свои волны и становилось чёрным. А потом я был у моря, которое называлось Белым, потому что оно замерзало. На льду был тонкий снег, поэтому и море Белое.

Потом я был в Африке, где никогда не бывает снега, а море там называлось Красным. Это, наверное, потому, что когда солнышко уходило за горизонт, то его лучи скользили по воде, и казалось, что оно Красное. А потом я был далеко-далеко – там, где всходит солнышко и там, где есть большая страна Китай, и там все люди китайцы. Так вот там, рядом Жёлтое море. Это, наверное, потому, что китайцы имеют жёлтую кожу, а когда купаются, то с них, может быть, немного смывается жёлтый цвет. И поскольку их очень много – больше миллиарда – то море и пожелтело.

Так или не так, но морей Зелёных, Фиолетовых, Оранжевых я не знаю, хотя может быть они и есть. Знаю, правда, ещё одно со страшным названием – Мёртвое. Но это потому, что оно очень солёное, и в нём не водится ни рыба, ни водоросли. Оно, говорят, полезное и лечит, а ещё, это я сам пробовал, если лежать на спине, можно книжку даже читать и нисколечко не утонуть. Солёная вода держит.

Так вот, рядом с городом Николаевым, у небольшого города Очаково и было то море, которое синее, хотя зовут его Чёрным, и мы Ульяна ещё с тобой туда съездим.

 

ПРО ГОРОД, БЕЛУЮ АКАЦИЮ И КОРАБЛИ

 

Вот, Ульяночка, я тебе уже рассказывал, что приехал в город Николаев. Приехал и стал вертеть головой: где же это так хорошо пахнет. Ты знаешь, что такое духи. Ну да, вот у мамы твоей есть маленькая бутылочка, и она, когда идёт куда-то на праздник, из бутылочки брызгает на себя. Ох и вкусно пахнет тогда! А тут как будто весь город обрызгали. Глянул по сторонам: из какой же бутылочки его обрызгали. Останавливаюсь возле дерева и вижу на нём белые цветы, а вокруг пчёлки вьются. Тут-то я и понял, что это от дерева, от его цветов такой хороший запах, да такой, что весь город понюхать хочется. Дерево же это звали акация/белая акация, потому что его цветы белые. А в городе этом жили люди рабочие, приезжали туда корабли, а на них были моряки.

 

Так вот, рабочие и моряки. Утром весь город, казалось, идёт на заводы, строить корабли. Это шли люди рабочие. А потом, когда корабль был построен, то на нём уплывали из города моряки. Очень они были красивые. Воротники у них были синие с белой полоской, а на голове – кепки, но без козырька. Поэтому они и назывались бескозырками.

Ты спросишь, ну а почему ты в сказке про них рассказываешь, ведь они не богатыри, не царевичи. А я тебе скажу, что без рабочего человека никакой царевич не управился бы. А из них-то и богатыри вырастали, потому что богатырь не только тот, кто сильный, но и тот, кто умелый (то есть, всё умеет делать), кто силу может с пользой для людей применить.

Ведь они, рабочие люди, сказочные дворцы могут построить, моря новые создать и создать корабли, на которых можно до звёзд долететь. Вот поэтому рабочие люди и есть главные сказочники в мире. Поэтому и песню даже про них сочинили: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» (это значит, что рабочие всё умеют). Моего младшего брата Колю, а он был краснодеревщик, то есть, всё мог делать красиво (ведь ты знаешь, что Красная площадь в Москве – это красивая площадь). Так вот Колю просили даже главные моряки, их называют адмиралы, отделать деревом их комнаты (каюты). И Коля делал такие каюты, «что ни в сказке сказать, ни пером описать».

Так вот рабочие в городе Николаеве все строили корабли. Все они красавцы: и большие, и малые. А ты знаешь, что корабль вначале строится на берегу, на заводе? Ведь корабль похож на рыбу. А рыбки ты же видела. У них длинненькое тело с острым носиком. Так вот рабочие вначале длинненькое тело корабля построят на берегу, поставят там машины, сделают каюты, а потом опускают или, как они говорят, спускают на воду.

Вот там, в Николаеве я и был первый раз на спуске корабля. Весь город сошёлся на завод, где делают корабли. Пришли старые рабочие-дедушки. пришли жёны рабочих, пришли дети рабочих, пришли моряки, которые потом будут плавать на кораблях. Кругом флаги, а у детей флажки, большие шары на заборах, у детей разноцветные шарики.

Наверху у корабля стоит старший рабочий, он главный строитель. Все стоят и сомневаются, что такая махина с 8-этажный дом вдруг опустится вниз, на воду. А если не опустится, то и плавать не будет. А корабль-то плавать должен. Все замолчали, ждут сигнала, когда главный строитель крикнет: «Корабль спустить!» Из-под корабля выбивают подпорки, и он сначала вздрогнет, а потом медленно-медленно начинает ползти вниз и вдруг хлопнет о море, как большая ладошка о воду. Попробуй и ты хлопни.

 

У каждого корабля выбирается мама, так называют тётю, которая разобьёт о борт корабля бутылку шампанского, вино такое пузырьками. Пузырьки расходятся по борту корабля, и он скоро отправится плавать по морям – по волнам в дальние страны. Вот какую сказку делают рабочие.

 

ГОРОД НЕВЕСТ И БАБУШЕК

 

Ульяночка, я рассказал тебе, что в городе Николаеве жили рабочие и моряки. Но я не сказал тебе, что главными в этом городе были девочки, девушки, жёны и бабушки – женщины.

Все они были необычайно красивы, веселы, трудолюбивы, и как они красиво любили своих детей, своих родителей и, вообще, людей! И их все любили. Николаев даже называли городом невест, потому что все рабочие брали в жёны только николаевских девушек, а уж моряки ждали не дождались когда приплывут в Николаев (сами себе они придумали слово «приходят» для кораблей, хотя корабли ног-то не имеют и не ходят, а плавают). Так вот корабли приходят в Николаев, а моряки сразу на улицу Советскую, где всегда по вечерам гуляли самые красивые девушки. А когда моряки «уходили» на своих кораблях в другие земли, у них в жёнах были красавицы из Николаева. И они знали, что тут они приобрели самое большое сокровище – жену.

А тебе рассказывали наши прекрасные дедушки, когда были молоды, невесту искали? Они брали лук и пускали из него стрелу, которая, куда прилетала, там и невесту находили. Помнишь, как Иван-царевич пустил стрелу, а она прилетела в болото и упала рядом с лягушкой. Иван-царевич опечалился, а лягушка ему сказала: «Не плачь, Иванушка, я тебе ещё пригожусь». Иванушка принёс лягушку, принёс лягушку-невесту домой в платочке, а вскорости она обернулась раскрасавицей женой Василисой прекрасной. Но об этом пусть тебе сказку ещё раз бабушка расскажет.

Вот и я в городе Николаеве стрелы пускал в разные стороны, глядел на красивых девушек, но мне как-то хотелось найти самую лучшую, самую красивую.

И вдруг однажды я увидел в газете девушку, которая, как белая птица, раскинула руки и вызывала у ребят песню – она руководила маленьким хором пионеров. А пионеры это были хорошие ребята, которые помогали старикам и старушкам переходить дороги, рубили им дрова для печки, чтобы старичкам было тепло. Они играли с малышами, такими как ты, когда мама была занята, побежала в магазины, в аптеку или просто прилегла отдохнуть. Пионеры помогали всем, они, например, собирали ненужную бумагу, сдавали её тем, кто из неё делал новые книжки. Они любили свою страну и дружили с ребятами из разных стран мира. Они часто повторяли слова, которые сказал один дядя: «Спешите делать добро!» Они и спешили и делали добрые дела.

А ещё они были весёлые и дружные, пели песни, ходили в походы, сидели вечером у костра и рассказывали друг другу разные весёлые и страшные истории.

А главным у этих ребят был пионервожатый, который много знал интересного и хорошего, и учил ребят этому. Поэтому и звали его пионервожатый или пионервожатая, потому что они вели за собой на добрые и хорошие дела пионеров, как вожаки, т.е. идущие впереди. Я понял, что должен срочно послать свою стрелу этой красивой белокрылой девушке. Но я ещё не знал, как её зовут, в какой школе она работает и где она живёт. И пустился я в поиск этой красавицы.

И скоро увидел её во Дворце пионеров, где собрались все лучшие пионервожатые Николаева. И там я узнал, что её зовут Светлана, и понял, что «ни в сказке сказать, ни пером описать» я её не смогу, потому что вся она светилась, улыбалась, пела, говорила, радовалась, отвечала на все вопросы, танцевала и казалось, что была в центре зала и, как поётся в песне о Золушке, «кружилась, как волчок». Я даже посмотрел на её туфельки: не из хрусталя ли они. А она, конечно, была Золушка, потому что её папу захватили злые колдуны и разбойники и увезли в дальние сырые и тёмные пещеры. А дома остались её мама и братик с сестрой и они всё делали, чтобы Светлана или Света, как её звали все, училась, окончила школу и стала такой красивой, доброй, всё умела делать сама, помогала другим.

 

Вот с какой девушкой я познакомился в Николаеве и стал ухаживать за ней, дарить ей цветы, вместе ходить в театр, в походы, вместе сажать деревья и цветы (так тогда было принято, что молодые люди сажали деревья, разбивали сады и парки). Казалось, что вырастет из этих маленьких саженцев-прутиков, когда они станут деревьями? Но вот недавно мы были в Николаеве и напротив нашей работы, где раньше валялись кирпичи, мусор всякий, шумел листвой красивый, сказочный парк. А ведь это мы сажали там деревья пятьдесят лет назад. Так что это наш сад со Светланой. Это был наш с ней и с другими товарищами подарок городу и людям. А что ты подаришь людям, когда вырастешь?

Светочку я поцеловал под кустом сирени, и мы решили любить друг друга всегда. А потом была свадьба. Все кричали за столом: «Горько! Горько!» это чтобы мы поцеловались, мы и поцеловались. И тогда все крикнули: «Сладко!». Нам было хорошо и, как говорят в сказке, мы стали жить-поживать и добра наживать. Добра, то есть богатства, мы не нажили, но добра – друзей мы нажили много. А самое большое наше богатство – это дочь Марина, внучка Настя и правнучка Ульяна. Очень мы богатые люди!

Валерий Ганичев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"