На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Вовсе не сказка, хотя рыбка и золотая

О состоянии рыболовства в России

Тысячи часов в брани меж собой провели судовладельцы, рыбопереработчики, представители местной и московской администрации, таможни, пограничники; море протоколов и согласований родилось за десятилетие. Но российская рыба как шла, минуя отечественные порты, к причалам Южной Кореи, Японии, Норвегии, Дании..., так и идет. Не секрет, что, что многих это положение устраивает. Они об этом молчат, но упорно и, надо заметить, не без успеха борются за сохранение статус-кво. Но все же, похоже, позиция сторонников бесконтрольного использования национальных ресурсов постепенно слабеют. Особенно это стало заметно в этом году.

- С 1991 года мы бьемся за Федеральный закон "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" и никак не можем его продавить. То его Дума не принимала, то он завис в Совете Федерации. Теперь по нему создана согласительная комиссия. Если закон рождается так трудно, значит, он затрагивает болевые точки, и, однозначно, очень нужен, - сделал вывод первый заместитель председателя Государственного комитета по рыболовству РФ Михаил Деменьтев.

Кризисная - такова оценка рыбной отрасли в центре. Сами рыбаки и переработчики говорят, что отрасль находится в катастрофическом положении. Но это отнюдь ни синонимы. За отличающимися оценками стоят разные подходы к исправлению положения. В первом случае предполагаются в первую очередь организационные мероприятия, во втором - активная помощь государства путем предоставления льгот и инвестиций. Но оставим на время этот спор в стороне.

"...У самого синего моря; они жили в ветхой землянке..."

Три океана и более десятка морей обрамляют Россию. Запасы в 200-мильной экономической зоне и на континентальном шельфе составляют приблизительно 6-7 миллионов тонн биоресурсов. Да еще около 4-х миллионов тонн наша страна могла бы добывать в различных районах Мирового океана, некогда открытых советскими учеными. Мы же добываем чуть больше трети этих богатств. Россия осуществляет сотрудничество в области морского рыболовства и управления биоресурсами на основе международных соглашений с 46 странами мира и участвует в деятельности полутора десятков международных организаций, регулирующих рыболовную деятельность в Атлантическом, Тихом океанах, в Антарктике, в Баренцевом, Балтийском, Каспийском морях.

Много, колоссально много. И на прилавках тоже изобильно. Но цены кусаются. А потому средний россиянин потребляет теперь рыбы вдвое меньше, чем житель Советского Союза. Да и рыба на прилавках все больше иноземного происхождения. Освоить наши богатства нам уже не по силам. Российский вылов за 10 лет сократился почти вдвое, и в прошлом году едва превысил 4 миллиона тонн.

За последние 40 лет мощности промыслового флота мирового рыбного хозяйства увеличились в 5 раз, запасы же рыбы уменьшились. Так в Северном бассейне с 1995 по 2000 год среднегодовое количество судов на промысле трески увеличилось почти в 2 раза (с 96 до 170), а промысловый запас рыбы снизился более чем на 40 процентов (с 2,3 до 1,5 миллиона тонн).

Помимо того, что наших традиционных районах лова появились суда под флагами бывшего СССР и стран Восточной Европы, что обострило соперничество за зоны в Мировом океане, наш рыболовецкий флот начал поигрывать и числом и качеством.

Взять Мурманск. Суда рыбопромысловых флотов безнадежно устарели. Из имеющихся в Мурманской области 280 промысловых судов при списании по нормативу к 2005 году останется лишь 23 процента. При этом обновление флота почти не производится.

- Рыбопереработка - это отдельный плач. Сейчас по сравнению с 1990 годом в мурманской области пищевой продукции из рыбы выпускается меньше 2-х процентов, соленой рыбы - меньше процента, консервов - 8,5 процентов и так далее.

- Мурманский рыбокомбинат, еще недавно самое крупное предприятие в Европе, сегодня не просто раздроблен, он разгромлен, - говорит генеральный директор комбината Михаил Зуб. - На сегодняшний день он имеет возможность задействовать свои мощности по производству пресервов - на 0,5 процента, по производству соленой рыбы - на 1,5 процента, а кулинарную продукцию и вовсе уже не можем выпускать.

Зато благодаря рыбе, вылавливаемой в нашей экономической зоне и по российским квотам в международных водах, богатеют соседние страны. В Норвегии за последние годы не без нашей помощи появилось немало новых миллионеров, рыбные порты обзавелись бетонными причалами и новым портовым хозяйством. Норвегия стала мировым лидером в экспорте рыбы. В 1999 году ее сектор на внешнем рынке составил 3 с лишним миллиарда долларов. Причем соседи не скрывают, что 36 процентов проданных ими деликатесов изготовлены из российского сырья. Расцвели и рыбные порты Северной Кореи.

С обретенной в последние годы скромностью сами мы в мировой таблице экспортеров числимся на двенадцатом месте, пропустив вперед не только Китай, США, Канаду и Данию, но даже Индонезию и Таиланд. Зато явно на много опередили соперников в контрабанде морепродуктов. В США утверждают, что по доходности с этим промыслом соперничает только торговля наркотиками. Председатель Комитета Государственной думы по природным ресурсам и природопользованию Александр Беляков сказал, что по данным японской таможни объем рыбопродуктов, доставленных из России, в три раза превышает экспорт, зафиксированный российской таможней.

На экспорте рыбы российский бюджет заработал в минувшем году всего 1,35 миллиарда долларов. Не густо. А если учесть, что все экспортные отрасли в прошлом году прибавили, и лишь рыбная промышленность вышла по показателям с семипроцентным минусом, понятно, что и эти доллары достались нелегко. Зато потери, или недополученная прибыль государства из-за использования разного рода схем, составляет около миллиарда долларов. Об этом, в частности, говорил Беляков. А М. Зуб настаивал, что только в Северном бассейне у государства "уводят" миллиард.

Но есть и хорошие новости. По словам председателя Государственного комитета по рыболовству РФ Юрия Синельника, за первое полугодие этого года впервые за последние годы отмечен рост доходов рыбной отрасли страны. Производство пищевой рыбной продукции в Российской Федерации по сравнению с первым полугодием 1999 г. выросло на 9,4 процента.

"...Твоего мне откупа не надо; ступай себе в синее море..."

Как-то сосед по даче, в недавнем прошлом авиаконструктор в туполевском КБ, а ныне установщик дорогих шкафов (интересно, чем бы занялся в наше время Королев, доживи он до наших времен), озадачил меня вопросом: "Ты знаешь, чем меряются деньги?" Дальше линейки моя фантазия не пошла. "Полками", - воскликнул он, и рассказал как одна хозяйка, у которой они недавно устанавливали шкаф, позвонила мужу и сказала, чтобы тот принес денег, так как осталось их всего полполки.

В рыбной промышленности, думаю, полками деньги не меряют, но "генералы" путины корыто у Золотой рыбки просить не станут. Им хватает. Но все же рыбная отрасль мало похожа на другие.

Нет, смерч приватизации не обошел ее. Береговые службы деградировали, дробились, растаскивались. А суда меняли флаги и за бесценок уходили за границу. Вспоминаю, как губернатор Приморья Евгений Наздратенко рассказывал, что бесился от бессилия, глядя, как один англичанин, словно Гуливер, сгреб наши рыболовные суда и увез, оставив взамен горсть фунтов.

Но кое-что досталось и нашим отечественным умельцам, превративших виртуальные ценные бумаги - ваучеры во вполне осязаемые суда, и теперь у кого кораблик, а у кого и флотилия. Это, видимо нас, слаще морковки ничего не видевших, сумма в миллиард завораживает. А нашим отцам-приватизаторам, которые борются не за деньги, а за денежные потоки, она, скорее всего, не кажется такой уж значительной, а главное - легко дающейся. Во всяком случае, вокруг рыбодобычи не полыхали междоусобицы со стрельбой, не ткался ковер интриг у ног вечно больного президента. Да и вообще над рыбацкой отраслью не просматривается никакой длани олигарха.

Честно говоря, не знаю, хорошо это или плохо. Ведь металлургия и нефтедобыча живут не благодаря заботам государства, а благодаря тому, что новые хозяева, бесцеремонно относясь к законам и общественному мнению, собирают разорванные цепочки технологически связанных предприятий.

Рыбная промышленность тоже состояла из единых комплексов добыча-переботка-реализация. Но они оказались полностью разорванными. Соединить их вновь пока никто не может. Причем, сделано это не без участия тех самых людей, которые сегодня бьют себя в грудь в разных областных рыбацких советах да комиссиях и приводят неоспоримые аргументы: "Не учи меня, я треску ловил, когда ты еще прыщи на морде давил!" Парадокс в том, что, растащив отрасль, все участники этого процесса теперь дружно просят государственной поддержки и государственного участия.

Но поддастся на их уговоры и попытаться им помочь, все равно, что погладить кипящий чайник. Рыбопромышленники просят содействия от государства, то есть денег, но ни в коем случае не хотят терпеть ни его участия в своих делах, ни играть по его правилам.

В первую очередь их не устраивают: платность биоресурсов, излишняя зависимость от центра и различного рода контролирующих органов. Наиболее емко претензии рыбопромышленников формулирует Вячеслав Зиланов. Он более 40 лет отдал рыбной промышленности, 20 из них провел в Мурманске. Ныне он советник губернатора Мурманской области Юрия Евдокимова по вопросам рыболовства и, надо полагать, отражает его мнение. На вопрос: что следует предпринять для подъема рыбной отрасли? Он ответил: "Прежде всего, федеральное правительство, и это крайне важно, должно отнести отрасль к числу приоритетных. Чтобы вернуть России славу великой морской державы, необходимо возродить океаническое рыболовство. На продукцию крупнотоннажных судов отменить НДС или оставить его на уровне 5 процентов. В ближайшее время срочно надо принять закон о рыболовстве, но в новом изложении. Прежняя редакция закона устарела. Под жесткий контроль России и Норвегии не худо бы поставить анклав Баренцева моря, прекратить грабеж биоресурсов. В Беринговом и Охотском морях это уже сделано. Надо законодательно закрепить сырьевые запасы 200-мильной зоны и континентального шельфа России - достояние российских рыбаков - без всякой их оплаты, обеспечить государственную поддержку развития прибрежного рыболовства и товарного выращивания лососевых на основе разных форм собственности. Ресурсами 12-мильной зоны должны распоряжаться региональные власти под надзором науки".

А еще он неустанно повторяет, что необходимо получить ответ на вопрос: а для чего собственно нам нужна рыбная отрасль? Если приносить максимальную прибыль в государственную и местную казну, то это один путь ее развития, а если обеспечивать продовольственную безопасность страны за счет доминирования на внутреннем рынке рыбопродукции - другой путь и другие способы решения этой задачи.

И еще рыбопромышленники дружно требовали восстановит министерство рыбного хозяйства. Идя на встречу пожеланиям трудящихся, штаб отрасли восстановили в ранге комитета. Зачем продвинутой в рыночном отношении отрасли, да еще ориентированной на экспорт понадобилась чиновничья контора? Несомненно, для лоббирования отраслевых интересов. За всеми требованиями рыбников просматривается одно: дайте льготы! Льготы по НДС, льготы по налогам, таможенным пошлинам, кредитам, а еще лучше живые деньги... Оставьте в нашем распоряжении прибрежную зону. А еще подправьте закон. Словом, очень хочется быть независимым частником на государственном обеспечении.

- Собственно на придирках и бесконечных поправках и основывается тактика борьбы против проекта закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", - говорит Александр Беляков. - Да, он не совершенен. Но если учитывать все мнения, то мы никогда не примем этот закон. Этот закон вводит порядок использования биологическими ресурсами рек и морей, определяет какие ресурсы находятся в федеральном ведении, а чем распоряжаются местные власти. Безусловно, он затрагивает финансовые интересы отдельных рыбопромышленников и целых кранов. Поэтому вокруг него и идет война.

- А почему отклонил его Совет Федерации?

- Знаете, как аргументировал свое несогласие один из губернаторов? Он поднялся и сказал: закон плохой, потому что он плохой. Но основной узел противоречий известен, и связан он с вопросами управлением шельфом. Согласно Конституции зона шельфа находится в федеральном ведении, и это отражено в проекте закона. В частности там прописано, что управление биологическими ресурсами осуществляется федеральными властями. Местным руководителям это не нравится. Они опасаются, что из-за этого уменьшаться поступления в бюджеты областей. В принципе, если вспомнить, что в бюджетах Сахалинской или Мурманской области львиную долю сосотавляют доходы от рыбы, понять их можно.

"Не сумел ты взять выкупа с рыбки!"

- Бербоут-чартер - форменный грабеж государства! Эта схема позволяет нескольким десяткам человек только в Северном бассейне получать около миллиарда долларов, - говорит генеральный директор ОАО "Мурманский консервный завод" М.Зуб. - Но самое главное, грабеж узаконеный. Поэтому, хотя все о нем знают, сделать никто ничего не может.

Справедливости ради надо заметить, что согласны с ним не все. Так Беляков придерживается прямо противоположного взгляда.

Бербоут-чартер - в более привычных терминах это лизинг или аренда с правом выкупа. Осуществляется он так. Иностранная компания за счет собственных средств строит судно, которое передается в эксплуатацию с последующим выкупом российской рыболовной компании, которая расплачивается добытой рыбой. На первый взгляд, идеальная схема. В то время когда кредиты стоят безумно дорого, производственная база судостроения разрушена, она позволяет рыбакам оснащаться новейшим флотом чуть ли не даром.

Но это, повторяю, на первый взгляд. Как только подписывается протокол соглашения между двумя компаниями и на борт ступает хоть один российский моряк, экипаж становится международным и на судне поднимается российский флаг. После этого оно получает квоты и как всякое отечественное судно может вести добычу в наших прибрежных водах или в зонах международного рыболовства. Весь улов этих судов прямиком идет в иностранные порты. Причем, если в других странах за пользование биоресурсами нужно вносить плату, у нас они дармовые. Что позволяет поставлять улов по демпинговым ценам. Наши рыбаки, конечно, разохотились, в результате цена за тонну рыбы в Норвегии упала с 2,4 до 1.4 тысяч долларов. То есть нанесли сами себе огромные убытки. Но и это не все.

По словам зампреда Госкомрыболовства М.Дементьева, в этом году мы продали норвежцам российскую квоту 36 тысяч тонн на вылов, то есть, по сути, продали рыбу в воде по цене 900 с лишним долларов за тонну. Цена норвежцам не показалась чрезмерной - на родине они платят столько же. И поэтому стоимость квоты составляет от 50 до 70 процентов от закупочной цены рыбы. Со своих же (или с чужих под нашим флагом) мы этих денег не берем. Получается, что рядовая квота в 10 тысяч тонн, полученная нашим судном, приносит судовладельцу как минимум 9 миллионов долларов. Да, часть денег приходится отдавать за аренду, но не больше половины. Лет через десять, согласно контракту, судно полностью перейдет во владение российского промысловика. Но к этому времени оно окупится уже несколько раз и выработает половину своего ресурса, а то и больше. То есть, наш флот пополнится золотым старым судном. А рассчитается за него государство своими биоресурсами. Красиво, не правда ли?

Мне могут возразить, дескать, все это время предприниматель должен платить налоги, и тем самым приносить прибыль государству. Но до недавнего времени учет деятельности промысловых судов был налажен до такой степени скверно, что о нем мало кто вообще вспоминал. Это лишь недавно начали устанавливать на рыболовы специальные маяки, по которым их можно индентифицировать со спутников, а со следующего года каждое судно перед заходом в иностранный порт будет обязано заходить на родную базу и предъявлять свой улов инспекторам. Понятно, что промысловики будут искать обходные пути, но для того и волки, чтобы пастух не дремал.

Справедливости ради надо сказать, что наши законы как будто специально придуманы так, чтобы российские суда держать подальше от родных гаваней.

80 процентов арендованных нашими рыбаками судов не могут зайти в родной порт. Потому что стоит им ошвартоваться, как придется заплатить 20 процентов от стоимости судна, да 5 процентов таможенного сбора, да еще 5-10 процентов таможенной пошлины. А на Дальнем Востоке еще и лоцмана предложат оплатить при входе в гавань, которую капитаны знают как свою ладонь. Да, пришел боссом, ушел босым.

- Да будь вы хоть трижды патриотом, но если за границей рыбу можно продать по 1,5 доллара за килограмм, а у нас дороже, чем за полдоллара ее никто не купит, куда вы направитесь, в Мурманск или Норвегию? - задает риторический вопрос Дементьев.

Самое простое - это изучить бы финансовые порядки у соседей, да привести наши в соответствие с ними. Цены, конечно, изменить мы не можем, но хоть появилась бы возможность говорить с рыбаками. Пока же от предложений доставлять рыбу в родной порт они морщатся, словно под мышку им сунули морского ежа.

"Воротись, дурачина, ты к рыбке; поклонись ей..."

Если бы М. Зуб присутствовал при нашем разговоре с М.Дементьевым, то мог бы возразить, что готов покупать рыбу и по высоким, близким к мировым ценам - все равно для перерабатывающего комбината это выгодно. Он, который уже год бьется за то, чтобы выделялась сблокированная квота на комбинат: то ее дадут местные власти, то отберут. Все перипетии Зуба рассказывать не буду, это не очень интересно. Замечу лишь, что после того как в рамках эксперимента на ОАО "Мурманский рыбокомбинат" было поставлено 120 тонн рыбы, предприятие задышало, расплатилось с долгами, начало набирать людей. Но эксперимент закончился, и комбинат больше не может получить сырье, добытое у родных берегов. Сейчас здесь всерьез обсуждается возможность покупать нашу рыбу в Норвегии.

Не хотелось бы, чтобы сложилась представление будто там, на далеких берегах, словно рыба об лед, в поисках сырья бьются переработчики, а в Москве едят заморскую семгу и в ус не дуют. Что касается продажи национальных квот на вылов рыбы иностранцам, то, как сообщили в Госкомрыболовстве, со следующего года эту практику решили прекратить.

Далее, решено, и в настоящее время об этом ведутся переговоры с главами администраций, часть квот в объеме 30-40 процентов волевым порядком отдавать рыбоперерабатывающим предприятиям, с тем, чтобы они сами либо нанимали флот, либо создавали собственный и добывали квоту для своих нужд. Хотя это административно-командные методы, несомненно, вызовут критику у либералов, но игра стоит свеч. Появятся рабочие места, возрастет налогооблагаемая база, прозрачней станут денежные потоки.

Одно известие не обрадует рыбаков. Со следующего года за использование рыбных ресурсов придется платить примерно по 100 долларов за тонну.

Многое делается уже и сегодня. По словам председателя Госкомрыболовства Юрия Синельника, если раньше продажей коммерческих квот занималось аж 14 предприятий и доходило до анекдота - они доставались компаниям не имеющим судов и даже парикмахерским, то теперь эта деятельность сосредоточена в руках одного государственного предприятия. Оно проводит гласные торги. Конкурсная система принесла плоды: только за первые шесть месяцев нынешнего года за выдачу разрешений на право промысла в отечественной рыболовной зоне в госбюджет поступило 3,3 миллиарда рублей - вдвое больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Пока рыбная отрасль показала свою малую приспособленность к рынку. То есть, к иностранному-то она приспособилась, а от своего бежит как черт от ладана. Чья здесь вина, понятно. Но очевидно и то, что государству оставлять эту отрасль пока рано. Сегодня Россия почти не вылавливает рыбу у берегов Латинской Америки, хотя на этот счет есть предложения, у берегов Африки, свернута добыча в открытом океане. Былая гордость отечественного флота большие морозильные траулеры либо, как говорят моряки, пошли на иголки, либо ходят под чужими флагами. Наладить масштабный промысел в дальних морях частник не сможет - нет судов, нужны танкеры, перебарывающие плав-базы, рыборазведка, научные исследования... Видимо, придется браться за это государству и создавать государственные компании.

- Лично я не вижу в этом ничего плохого, - говорит председатель Комитета Государственной Думы Александр Беляков. - Государственный бизнес вполне может существовать на равных с частным. Во многих странах государство берет под свою опеку отрасли трудные для частного бизнеса, где требуются серьезные капиталовложения на длительный срок. Так в Италии государство активно участвует с судостроении. Почему бы государству наравне с частными предприятиями ни участвовать в добыче рыбы? Тем более, что это высокорентабельная отрасль, от нее зависит продовольственная безопасность. Это создало бы дополнительную конкуренцию, снизило бы цену. А частник пусть занимается переработкой и реализацией продукции - государственным предприятиям тут делать нечего.

- Сегодня настало время государства-хозяина, предпринимателя-хозяина. Хозяина, умеющего считать и экономить, беречь и умножать, - считает Юрий Синельник.

Валентин Зубков,"РФ сегодня"


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"