На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Любовь земная и небесная

Памяти Сергея Артамоновича Лыкошина

  «Да любовию прославит Тя, величая державу Твою».

Часть стихиры Таинства Елеосвящения.

  Вот и год прошел, как ушел от нас собрат наш Сергий. В продолжение этого года все – знакомые, друзья и сродники его, вспоминали Сергея Артамоновича Лыкошина добрым словом, приносили ради него жертвы в храмы Божии и монастыри. По братской, христианской любви, мы молились о нем. Дела благочестивые, которые мы делали для покойного, успокаивали и утешали нас.

  Вспоминая раба Божия Сергия, не относим его к «небожителям». Он сам справедливо считал себя человеком земным, с присущими каждому грехами и недостатками. И в то же время он был как не все – всегда стараясь жить по совести, соблюдая не только общечеловеческие законы, но и заповеди Господни. Слова Спасителя «…Заповедь новую даю вам, да любите, друг друга» (Ин. 13, 34), для него не были простым, отвлеченным понятием. Зная, что истинная, христианская Любовь покрывает множество грехов, он не только хранил эти слова в своем сердце, а и в повседневной жизни следовал заповеди божественной Любви.

  Собрат наш Сергий ясно осознавал то, что живет в этом мире лишь временно, и как всякий православный человек ожидал смерть достойно, прося у Господа, чтобы Он подал ее «мирной и непостыдной». Он и ушел от нас мирно и спокойно в своем доме, в окружении самых близких людей. Помня о смерти, он не забывал слова апостола Иакова: «Если угодно будет Господу, и живы будем, то сделаем, то или другое» (Иак. 3. 15). Раб Божий Сергий говорил: «Вера дает мне и силы, и надежду. Вот это точно совершенно, потому что человек, который по-настоящему верит в Бога и в то великое предназначение народа в строительстве Отечества своего, неуязвим и неподвластен никаким дурным помыслам. Нас Господь испытывает, но только для того, чтобы мы стояли на принципах справедливости, на принципах Божьей правды. Вот, наверно, это и дает силы. Что, нас смерть испугает? Все мы Божьи дети, все там будем. Смерть страшна, но верующему человеку, тем более христианину, помнящему о спасении, о земных делах достойных, никакая смерть не страшна. Все это только испытания земные наши. А дальше – жизнь вечная...».

  В последние годы раба Божия Сергия поддерживала и укрепляла непоколебимая Вера в милосердие Господа. Не оставляя дел земных он регулярно посещал храм Божий. По мере своих сил, он старался ежедневно молиться у небольшого семейного иконостаса, состоявшего из нескольких чудесно сохраненных родовых икон. Во многом, благодаря и его скромным молитвам, духовным и земным трудам этих последних лет Союзу Писателей удались те многие добрые дела, которые известны всем. Он честно и крепко нес по жизни свой Крест, повторяя: «Помоги Господи, сделать все по воле Твоей…».

  С мирской точки зрения, тяжелая, прогрессирующая болезнь, быстро вывела собрата нашего Сергия из строя руководителей Союза Писателей. В духовном отношении он на короткое время получил от Господа редкий шанс, можно сказать, дорогой подарок. Ему была дарована возможность – на время остановиться, немного отложить мирские заботы и дела. Вначале он сложно вступал на этот путь, превозмогая болезнь и стараясь чаще приезжать в Москву. Позже, в состоянии постоянной привязанности к постели, он, опираясь на Веру, смог преодолеть себя, и через молитву ко Господу,   оценить и проанализировать все, что успел сделать, что удалось наработать за последние десятилетия и за весь период жизни. Часто попадая в такую сложную жизненную ситуацию, человек, не имея поддержки духовной,   полагаясь лишь «…на сыны человеческие», теряет присутствие духа, полностью перестает бороться с болезнью, впадает в уныние, а через него и в отчаяние и в более тяжкие грехи. Собрат наш Сергий ниспосланную ему болезнь переживал сам, внутри себя. Она не была причиной постоянных жалоб окружающим и близким, причиной ропота и страха перед неизбежной смертью. Он всегда встречал всех с радостью, с улыбкой. И только по отдельным, едва заметным признакам можно было догадаться, как ему трудно.

  Когда болезнь полностью лишила его возможности выходить из дома, помня слова из Соборного послания святого апостола Иакова: «Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. …Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простит ему» (Иак. 5. 13-15), он обратился к помощи духовной. Не отвергая помощи врачей земных и своих близких,   раб Божий Сергий стал часто прибегать и к помощи Отца Небесного. Таинства Исповеди и Елеосвящения (Соборования), причастие Святых Таин, молебны, употребление освященного масла и воды – все, что предлагает нам Церковь, для облегчения недугов и исцеления, он принимал с радостью и верой. Это были обыкновенные в священнической практике, и в то же время удивительные встречи. Ибо в наше время, еще не отошедшее от десятилетий безбожной политики, редко можно встретить человека искренне верующего, действительно православного, по своему состоянию, а не по внешней форме.

  Собрата нашего Сергия всегда волновал вопрос о том, какой путь в своей жизни должен избрать человек, чтобы не растерять дар Святого Духа, получаемый при святом Крещении. В одной из бесед он сам вспомнил о духовном даре, служащем средоточием всей жизни православного христианина, – о Любви, от которой все верующие, живущие в этом мире, получают свою силу и достоинство. Он всегда не оставлял попыток любить духовно всех «ближних», тех, кого Господь посылал ему на жизненном пути. Размышляя о любви «земной и небесной» он возвратился к известному фрагменту из первого Послания святого апостола Павла к Коринфянам, даваемого больному в виде лекарства духовного и включенному в текст Таинства Соборования. В нем святой Павел показывает нам путь «превосходнейший»: «…Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13. 4-7). Вот гимн истинной, духовной, нерушимой, христианской   любви, перечисляя ее свойства, апостол старается указать нам на те черты, которых нам часто не достает. Показывая нам путь «превосходнейший», апостол писал: Сейчас, когда раба Божия Сергия рядом с нами уже нет, понимаешь, насколько широко он соотносил себя с этими свойствами всесовершенной любви, вносящими в жизнь православного человека счастье и порядок.  

«Любовь долготерпит». Собрат наш Сергий часто сокрушался о том, что ему не хватает терпения. Он понимал, – вирус, грех нетерпения проникает все глубже в души людей, поражая их все больше и больше. Каждый современный человек подвергается этому греху, страдает от недостатка любви, переживает невозможность жить в мире с ближними. Люди, страдая от нетерпения, делятся на партии и группы, выдвигают своих лидеров, способствуют возникновению множества судебных дел. Они часто не только не любят тех, кто в данный момент находится рядом, но и просто не хотят относиться к окружающим терпеливо. Известно, что раб Божий Сергий всегда занимал жесткую, принципиальную позицию в отношении своих идеологических и духовных оппонентов, а в какие-то периоды и открытых соперников. Нередко он подвергался с их стороны разным нападкам и оскорблениям. Происходили и случаи открытого предательства со стороны, как казалось ранее, близких людей, товарищей по писательскому цеху. Собрат наш Сергий, всегда проявлял мужество и долготерпение, находил в себе силы быть снисходительным к ним. Раньше он говорил: «…Как православный человек я должен стремиться к тому идеалу, когда я могу простить все. Но я не могу простить предательства, в силу своего несовершенства. Если бы я жил монашеской, отшельнической жизнью, я бы, наверное, должен бы и это прощать и молиться за предателя». И Господь определил так, что в последние месяцы он и сам молился за этих людей, от которых претерпел многие скорби, и просил молиться о них, нередко внося их имена в свои записки. Он не только имел хорошее качество –   «терпеливодушие»,   сохраняя твердость духа в перенесении бедствий и происшествий, но и шел по пути «превосходнейшему». Не случайно, многие из его так называемых «врагов», потеряв такого достойного соперника, приходили в храм святителя Николая, поклонится его праху. Осознавая свое несовершенство, раб Божий Сергий однажды отметил в своем дневнике: «Господи! Как я виноват перед Тобой за свои политические судороги и потуги последних лет. Насколько велика милость Твоя – несмотря на все политические упражнения жалкого раба Твоего. Ты уберег его от писания в угоду публике и «моменту». Сейчас, я еще яснее понял, что писание дело глубоко духовное и сокровенное. Сочувствие и сострадание, мир художественной правды и великой жизни мира – всех и каждого. Изображено это может и должно быть. Но писать ради «идей» и «политических» результатов?! Великий, если не величайший (!) из грехов человека способного Божией волей открывать душу через слово. Спаси и сохрани, Господи нас от мирской суеты, подозрительности и «злобы дня».

  Любовь «…милосердствует». Господь щедро одарил собрата нашего Сергия важным, основополагающим духовно-нравственным качеством – милостью сердца. Стараясь проявить милосердие к ближнему, оказать ему помощь, он не жалел ни времени, ни сил, ни средств, и помогал, чем мог. В своих переживаниях, проявлениях сострадания, участии в делах, часто малознакомых людей, он иногда был непонятен для окружающих. И этим еще ближе   приближался к Богу. По долгу службы, он, сохраняя любовь ко всем, посетил многие зоны военных конфликтов. И Господь хранил его даже в самых сложных ситуациях.

  «Любовь не завидует». В Послании к Титу святой апостол Павел учил: «…во всем показывай в себе образец добрых дел, в учительстве чистоту, степенность, неповрежденность, слово здравое, неукоризненное…» (Тит. 2. 7, 8). Собрат наш Сергий обладал   этим свойством независтливости. Он имел необходимую для православного человека цельность, полноту и безукоризненность. Следуя словам святителя Филарета Московского: «…чувство зависти грешно, потому что противно любви к ближнему», он не только внешне не завидовал материальным благам ближних, их служебным, творческим, личным успехам и преимуществам, но и внутри себя всячески боролся с малейшими проявлениями этой болезненной, враждебной уязвимости. В последние десятилетия, когда многие любым способом пытались улучшить свое материальное, бытовое и общественное положение, он твердо стоял на позиции сохранения чести и достоинства, стараясь не подавать повода к зависти и осуждению. Он говорил: «…Либо ты честь имеешь и верен общим представлениям о честном человеке, либо нет, и это определяет твое место и в обществе, и в судьбе страны». Независимо от места и должности, которые занимал, раб Божий Сергий всегда жил честно и скромно, приучая к этому и близких. Тем, кому посчастливилось побывать в квартире Лыкошиных в Сходне, вспоминают о сердечном гостеприимстве хозяев. Хлебосольность, доброжелательность и любовь к пришедшим всегда   отличала этот дом. Атмосфера взаимной любви была перенесена и в новое жилище. Не случайно, когда в московских стенах славили вместе с рабом Божьим Сергием родившегося Богомладенца, до его кончины оставалось всего несколько дней. Ему дана была эта возможность разделить со всеми радость наступившего Рождества Христова. Он до самой последней минуты оставался независтливым, со смирением принимая все, что в этой жизни посылал ему Господь.  

  «Любовь не превозносится».   Человек превозносящийся ставит себя выше других, гордится, напыщается и высокомерствует. В противоположность этому собрат наш Сергий имел качество смиренномудрия. Не только по необходимости он мог быть смирным, кротким, вежливым и учтивым. Состояние смиренномудрия было у него в крови. В беседах с ближними, он не превозносился, не рассказывал о своих собственных достоинствах. Он старался терпеливо выслушать каждого, проявить необходимую степень участия. Многими отмечалось его редкое, для современного человека, свойство, внимательно и терпеливо просматривать, или чаще читать, все рукописи и печатные издания, которые ему приносили, привозили и передавали. При этом он умел оставаться «не превозносящимся». Ему удавалось находить в тех материалах положительные моменты, оставляя свое отрицательное мнение «при себе».   

  Любовь «…не гордится». Редко можно найти человека, про которого можно сказать, что он полностью лишен чувства гордости, прирожденного каждому.   Говоря, о собрате нашем Сергии «не гордился», помним, что он всячески боролся с этим всепроникающим грехом. При общении с ближними он не наполнялся чувством самодовольства и презрения к ним. Он не только внешне никогда не проявлял своего превосходства, но и внутри не имел такого убеждения. Хорошо осознавая слова святителя Иоанна Златоуста: «…гордость есть мать пороков, от которой и диавол сделался диаволом, не быв прежде таковым», раб Божий Сергий находил в себе силы не поддаваться даже на ее мелкие проявления. Он знал, что из проявлений гордости вытекают и другие грехи: дерзость – безрассудная самонадеянность и хвастовство; притязательность – требование прав на что-либо; корыстолюбие – тяготение к извлечению материальной выгоды из всего. Полагаясь на волю Божию, он, никогда не загадывал наперед, не строил тщеславных планов, не гордился тем, что уже сделано. Как человек православный, он не любил похвалы и особенно лести, толкающих к появлению тщеславия, полностью уводящих от духовной жизни и затмевающих памятование о Боге.

  Любовь «…не бесчинствует». Собрат наш Сергий помнил, что человек бесчинный живет безрассудно, дерзновенно, и беспорядочно. Для него чувство вежливости, учтивости было прирожденным, переданным через несколько поколений. Он не говорил всегда сам, а старался выслушать ближнего. Он давал ему высказаться, выразить свое мнение. Примером являлись собрания региональных писательских организаций, где иногда   в переплетении мелких   личных страстей и интриг начинала теряться истина. Сохраняя христианскую любовь ко всем, раб Божий Сергий, умел несколькими спокойными фразами хаос и бесчиние обратить в порядок. Он считал, что если «…писатель служит своим талантом народу, то он действительно печется о спасении души каждого человека и спасении народа в целом».

  Любовь «…не ищет своего». Собрат наш Сергий обладал редким свойством – бескорыстием. Проявляя любовь к ближним, он часто забывал о своих правах и преимуществах. Он часто заботился о том, чтобы люди, находившиеся с ним рядом, получили удовлетворение свом притязаниям. Счастье видел в том, чтобы постоянно отдавать себя служению людям.   Раб Божий Сергий говорил: «…суть нашего дела земного – исполнять волю Божию во имя общего блага». Он следовал словам иеромонаха Арсения Афонского: «Кто истинно любит ближнего, тот всегда готов помочь ему, чем может; никогда не обидит его, не позавидует ему». Он твердо доводил до конца все обязательные для него дела, преодолевая неизбежно возникающие препятствия, понимая, что от их завершения зависит и благополучие ближних.

Любовь «…не раздражается». Свойство кротости было присуще собрату нашему Сергию. Все кто близко знал его, помнят, что вспыльчивость и раздражение были ни в его характере. Памятуя о поучении апостола: «Всякое раздражение, и ярость и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Ефес. 4, 31.), он всегда старался соблюдать мир. Он понимал, что грех раздражения приносит вред не только лично человеку, но и окружающим – вносит разлад в работу, разрушает ее, сеет вражду между друзьями и близкими. Вспоминая своих предков и учителей по жизни, раб Божий Сергий считал сохранение покоя и достоинства одним из важных качеств человека. Зная, что от раздражения – этого смешанного состояния недовольства и разгневанности, нередко появляется и откровенная ненависть, старался искоренять его из своей души молитвой, воспоминаниями о собственных грехах и покаянием. Он всегда сильно сокрушался, если случайно кого-то обидел, или в разговоре с кем-то ему не хватило терпения. Особенно он переживал, если проявлял раздражение к своим родным: супруге и детям. Везде он старался поддерживать дух взаимной любви и кротости. Как и всегда, в последнее время к нему обращались разные люди, обсуждали с ним свои дела, казавшиеся им важными. И ему, не смотря на сильную, порой невыносимую боль хватало терпения выслушивать пространные, детальные рассказы о проблемах, которые потом многие даже не могли вспомнить. Те проблемы решались по Божьей воле, а состояние участия, редко встречаемое ныне, проявляемое в те дни собратом нашим Сергием, осталось.

  Любовь «…не мыслит зла». Свойство простодушия предполагает наличие в человеке чистосердечия и не показной искренности. Собрат наш Сергий не вменял другим в вину сделанное ими зло. Он справедливо полагал, что многие люди часто не намеренно хотят навредить ближнему, а делают это случайно из-за недостатка образования или воспитания. Любя ближних, он доверял людям. Полагаясь во всем на волю Божию, он старался отвергать от себя все, что попадало под понятие зла – все абсурдное, бессмысленное и недолжное. Раб Божий Сергий не только сам не желал зла другим, но и всячески препятствовал злословию – недоброжелательным речам и шуткам, в чей-либо адрес.   Творя добро, живя с чистым сердцем и душой, он искренне любил мир. Он не любил, отрицал войну, как проявление разрушения, уничтожения человека и всего, что связано с ним. Он противостоял всему, что противоречит Божественному нравственному закону. Выступал против всякого проявления безнравственности, греха – в жизни, в литературе, в искусстве и кино. Раб Божий Сергий говорил: «Когда-то наступит момент, когда все мы должны будем держать ответ по полному счету перед Господом Богом, как мы это понимаем и принимаем по своей традиции исповедной. Но, тем не менее, все, что нужно сделать во имя спасения мира Божьего, мы должны сделать».

  Любовь «…не радуется неправде, а сорадуется истине». Свойство истины предполагает наличие в человеке искренности, справедливости, верности во всем, достойности, несомненности, твердости и чистосердечности. Собрат наш Сергий, по долгу службы встречаясь с людьми из противоположного ему политического или духовного лагеря, видя, что они делают какие-то промахи, попадают в неприятные ситуации, как истинный христианин этому не радовался. В те моменты, когда истина оказывалась горькой, не совпадала с тем, в чем он был искренне убежден, смиренно принимал и приветствовал ее. Преодолевая неприятности, борясь с противлением своих «врагов», он сорадовался истине, всегда твердо неся свой житейский Крест.

  Любовь «…все покрывает». Собрат наш Сергий умел быть снисходительным к ближним. Он действовал, полагаясь на слова апостола Иакова: «Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак 3. 13). Он часто все извинял, принимая на себя недостатки ближнего. Такие ситуации иногда случались на глазах у всех. Но чаще, они происходили тайно. И только после кончины раба Божия Сергия многие люди вспоминали, как он поступал. Во имя торжества справедливости, как истинный христианин, не только «покрывал» ближних, но и брал на себя все неприятные последствия, возникшие вследствие неисполнения ими каких-то обязательств. Он говорил: «Надо уметь быть и добрым, и милосердным по отношению ко всему миру, и, если есть возможность найти у человека какие-то достоинства и добрые качества, то лучше его по-доброму поддержать, нежели опровергнуть и сразу избить. Ну, если не получится – предателей и отступников достаточно, это уже Господь с ними разберется…».

  Любовь «…всему верит». Собрат наш глубоко верил в Бога. Вера была для него основополагающей величиной, с которой он соотносил все свои мысли и поступки. Он имел и прекрасное качество доверчивости. Всегда он старался доверять ближним, справедливо полагая, что хорошие качества, лучшие чувства есть в каждом человеке и при благоприятных обстоятельствах они победят, пересилят все негативное – даже недостатки и пороки человека. Раб Божий Сергий говорил: «…Каждый должен начать с себя, с духовного строительства и опровержения врага в самом себе. …А борьба хороша и в форме молитвенной, и в форме нравственного противостояния, надо лишь вспомнить, чему тебя учили и воспитывали в семье и в обществе в лучшие времена, и в форме юридического и законодательного противодействия злу на любом уровне». Любя ближних, он верил, что можно отобрать все лучшее, сложить все положительные устремления с новыми законами, созданными нравственными, полноценными людьми. Он верил, что «…Господь подскажет выход …и по справедливости воздаст каждому».

  Любовь «…всего надеется».   Собрат наш Сергий умел ожидать. Бывало, поведение ближнего не оставляло никакой надежды на его исправление. В такой ситуации мы говорим обычно: «Нет ему веры». А в сердце раба Божия Сергия, вступала в силу надежда, которая его не покидала и заставляла верить в то, что, в конце концов, доброе начало в человеке должно победить. И в своих трудах он всецело полагался на милость Божию. Об этом он часто говорил и в одном из своих дневников записал: «…Хочется надеяться, что еще что-то успеется. Помоги Господи, сделать все по воле Твоей». В старинном молитвослове, хранящемся в семье Лыкошиных, кем-то из его предков, дописана от руки небольшая молитва «от внезапной смерти». С любовью о ближних, завершая свое молитвенное правило, раб Божий Сергий читал и эти слова: «Господь наш Иисус Христос …спасет и помилует нас, от всякой скорби, болезни, и внезапныя смерти, и дарует нам, благорастворение воздуха, мир, тишину, и благополучное здравие».

  Любовь «…все переносит». Как никто другой, собрат наш Сергий   спокойно переносил все встречавшиеся в жизни неприятности, происшествия и бедствия. Качество терпеливости во многом передалось ему от отца, с честью преодолевшего все трудности неспокойного двадцатого века и достойно окончившего свой путь. Раб Божий Сергий говорил: «Вера предков и вера в устои духовного жизненаполнения – вот то, что составляет сущностное представление о чести русского человека». Он не только обладал терпеливостью, но и был снисходительным. Уповая на исправление ближнего, он, сохраняя к нему любовь, не уставал и переносил все доставленные ему огорчения. Памятуя о словах апостола Павла: «…да не скорбите, якоже и прочии не имущии упования» (1 Сол. 4, 13), он с глубоким терпением переносил ниспосланную ему болезнь. Здесь и утешение, и облегчение ему вновь доставляла вера. В жизни раб Божий Сергий терпеливо исполнял свой долг семейный и общественный, борясь с внешними обстоятельствами и внутренними страстями. Он считал, что Господь лучше нас знает, какие жизненные тяжести на нас возложить, в какую борьбу и искушения нас ввести, какую широту долга нам определить.

  Вспоминая собрата нашего Сергия, посещая его могилу, взирая на венчающий ее крест, молясь о нем, не будем, как язычники скорбеть о его преждевременной кончине, а будем уповать на то, что Милосердный Господь упокоил душу его в селениях святых своих. Высокопреосвященный Григорий (Постников), митрополит Новгородский, обращаясь к пастве, писал: «Истинный христианин не бывает без утешения и при явной и скорой смерти. Смерть для него не есть зло. …Смерть для христианина есть конец его странствования и переход в истинное Отечество, в жизнь действительную. Смерть вводит детей Божиих в дом их Отца и в покой, – вводит туда, где уже отнюдь не будет ни плача, ни вопля, ни болезни, ни смерти (Апок. 21, 4). Смерть для них есть второе рождение – рождение для жизни истинной, вечной, – для жизни с Господом Иисусом Христом и со всеми Святыми, – для жизни самой блаженной». 

  Веря, что раб Божий Сергий был таким истинным христианином, имевшим нелицемерную любовь к ближним, будем помнить его, продолжая его земные дела. И еще не раз молитвенно скажем ему: «Мир душе и вечный покой, почивший собрат наш! И вечная тебе память!»

Иеромонах Даниил (Сычев)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"