На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Из Зыкинского племени

Очерк

Казалось бы, башкирскому мальчишке Алеше Абраменко с детства уготовлена немузыкальная судьба. Мама – педагог, отец – хирург. И, как правило, дети потом выбирают для себя профессию, близкую к родительской. А поди ж ты, все получилось иначе.

Парень сам напросился в музыкальную школу и твердо решил осваивать аккордеон. Нравилось его звучание, необыкновенно мелодичное и ритмичное. Пожалуй, все романсы, что писались в разное время, исполнялись только под два музыкальных инструмента – гитару и аккордеон. Поставь старую пластинку, послушай Капитолину Лазаренко, Вадима Козина, Клавдию Шульженко, и станет понятным, как народ любил этот клавишный разлив звуков.

Алеша Абраменко не раздумывал, куда пойти учиться после музыкальной школы: только в музыкальное училище и только там продолжать постигать премудрость аккордеона. Так бы все и продолжалось, если бы среди предметов не появился новый урок – оркестр народных инструментов. Пришел мальчик на первое занятие и потерял дар речи: он услышал, как в руках преподавательницы зазвучали гусли.

– Я не просто услышал гусли, я в них влюбился, – улыбается теперь Абраменко, – и понял: это то звучание, которое не оставляет в покое ни днем, ни ночью.

 Какие ассоциации может вызвать слово «гусли»? В памяти, скорее всего, всплывут знакомые с детства образы героев былинного эпоса и народных сказок – Садко, Добрыни Никитича, бродячих былинников. Без гуслей они ни подвиг ратный совершить не могли, ни на пиру о нем потом рассказать, ни по миру весточку разнести. Вспомнятся красивые, мелодичные слова, пришедшие из фольклора, – «яворчатые» (явор – древнерусское название клена), «звончатые» (звон инструменту придают стальные струны).

А сколько ярких поэтических образов, связанных с этим музыкальным инструментом, используется в русском языке – «гусли-мысли», «гусли-самогуды».

Не знал Алеша Абраменко, читая про гусли, что они с течением времени оказались утерянными в музыкальной культуре России. Еще лет 50–60 назад казалось, что древнейший русский музыкальный инструмент навсегда вычеркнут из исполнительской практики.

Но к радости многих ценителей русской народной культуры гусли взяли и возвеличили свой голос. Стараниями разных людей, но о них чуть дальше.

А пока студент музыкального училища, не рассказывая никому о своем новом увлечении, самостоятельно постигал гусли. Разыскал старинные пластинки, ставил их на проигрыватель и слушал, слушал – наслушаться не мог. Всласть слушал, взахлеб. Они звучали с пластинок, пели, стонали, грустили. И не выдержал: подошел к руководителю студенческого оркестра и попросился на свое постоянное место – за гусли клавишные. У них диапазон один чего стоит: шутка ли – шестьдесят одна струна! Часто эти русские гусли называют "русской арфой".

Да так, с аккордеоном и любовью к гуслям, пришел Алексей в Уфимский институт искусств, где и суждено ему было встретиться с музыкантом необыкновенным и по чистоте души, и по радости общения, и по уважительному отношению к балалайке, гармошке, баяну, домре. В Уфу приезжает из Москвы Николай Николаевич Калинин, возглавлявший в то время прославленный оркестр русских народных инструментов имени Осипова.

– Встреча с Николаем Николаевичем стала для меня судьбоносной, – говорит Абраменко. – Он дирижировал нашим студенческим оркестром и попросил меня сыграть ему что-нибудь. Я играл.

Алексей играл свои коротенькие пьесы, а еще Павла Барчунова, его знаменитый «Концерт для гуслей с оркестром». Ничего тогда не сказал маэстро студенту, только через полгода в Уфу из Москвы прилетала телеграмма, которой Калинин приглашал Абраменко выступить с оркестром имени Осипова.

Концерт тот посвящался знаменитейшей гуслярше двадцатого века – Вере Николаевне Городовской. Это легендарное имя в русской культуре. Разве можно отказаться от приглашения? И Алеша поспешил в Москву, а после концерта дирижер Калинин сказал Абраменко:

– Давай переезжай в столицу и учись игре на гуслях в университете культуры, а вот Майя Ивановна Воронец возглавит класс гусляров, – рассказывал мне музыкант.

Майя Воронец – это солистка, гуслярша осиповского оркестра, народная артистка России.

– Я принял предложение.

Мне самому в разные годы несколько раз пришлось видеть Николая Калинина в работе, слышать, как он говорит с музыкантами, что требует от певцов. Должен сказать, это был крепкий человек, музыкант-гигант, от него похвалы дождаться равно как звездочку с неба достать.Алексей Абраменкоухватился за звездочку – маэстро не каждому предлагал играть с оркестром и не каждому давал путевку в музыкальную жизнь. Видно, разглядел парня, увидел и услышал его трепетное отношение к русской музыке, ни на кого и ни на что не похожей.

Послушайте хоть раз его «Липу вековую», и вы не заметите, как упадете в море чувств. Только потом поймете: не оркестр страдает – всего лишь один музыкальный инструмент. Это какое же умение надо иметь, когда струны гуслей то начинают петь первым голосом, то эхом отдается второй голос, а потом они соединяются вместе и заглядывают в самую глубину, в самые потаенные уголки души и выплескивают наружу столько тоски и печали, что слезы застят глаза.

Не каждому такое дано, а вот Алексей может, он наделен Богом сопереживать, сочувствовать и с помощью музыкальных звуков рассказывать слушателю историю человеческого сердца. Не случайно Людмила Зыкина в последние годы, страдающая от болезней, пела для слушателей сидя на сцене. Ей специально ставили стул возле гуслей, за которыми работалАлексей Абраменко.

Пойте, гусли, гусли звонкие,

Про тоску, печаль мою,

Как головушку я буйную

Пред бедой, грозой склоню…

Чем дальше катилась жизнь певицы, тем чаще она со сцены пела эту старинную песню. Нет, скорее всего, не песню – плач, и он был близок ей по духу, по темпу, по душевному полету и требованию. Скорее всего, ей были близки и мелодия, и эти сильные руки молодого музыканта, который из шестидесяти струн творил настоящий оркестр.

Ни разу прославленная певица не пожалела, что позвала в ансамбль «Россия» молодого гусляра.

– Это произошло неожиданно, – говорит теперьАлексей Абраменко. – Мне просто позвонили и попросили заменить в концерте заболевшего музыканта. А после выступления предложили остаться в ансамбле.

Так неожиданно ли? Вспомните тургеневских «Певцов», где в одном из орловских постоялых дворов идет соревнование между молодыми крестьянами. Они поют «Не одна во поле дороженька» – народную песню, выстраданную душой и сердцем. Мне самому, уже будучи взрослым человеком, хотелось представить голоса соревнующихся, хотя песню эту по радио часто передавали в исполнении прославленных певцов и народных хоров. Но они не могли утихомирить мое любопытство: чего-то не хватало в голосах, о чем писал Тургенев. И вот совсем недавно услышал, как мелодию песни играет Абраменко. Вот оно, родное, тургеневское! Гусли под его руками не музыку несли слушателю, а песню, ту самую, о которой так упоительно и щемящее писал великий Иван Сергеевич.

Не думаю, что Зыкина этого не слышала. Ее невозможно обмануть, потому в коллектив отбирала «штучный товар».

Вот с тех пор, а это уже девять лет,Алексей Абраменковерой и правдой служит русскому искусству в Государственном академическом русском народном ансамбле «Россия», носящем теперь имя легендарной певицы.

– Мне и здесь повезло на хороших людей, от которых можно было многому научиться. Это, конечно, Галина Николаевна Воробьева, гуслярша, замечательный музыкант, играла только на щипковых гуслях, у нее был редкий по красоте, объему, ровности звук, виртуозно владела инструментом. Это Анатолий Николаевич Соболев, который стоял у истоков создания «России», друг и соратник Зыкиной. А уж о Людмиле Георгиевне и говорить нечего. Вот сижу я за гуслями, объявляют выход певицы. Зал встает, мы встаем, а Людмила Георгиевна просит разрешения сесть и садится рядом со мной. У меня всегда возникало чувство радости, гордости, а в голове только и неслось одно: рядом со мной великая Людмила Георгиевна Зыкина, низкий ей поклон и благодарность.

У Алексея Абраменко крепкое музыкальное будущее, а вместе с этим – сбережение и прославление таких старинных и таких современных русских гусель, без которых и подвиг ратный на Руси совершить невозможно, и культуру народную сохранить тяжело.

Иван Чуркин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"