На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

У России свой особенный музыкальный голос

Солист ансамбля «Россия»

Он сразу обратил на себя внимание, как только пришел в Государственный ансамбль «Россия» имени Людмилы Зыкиной. В первом ряду музыкантов, второй слева, если смотреть на сцену из зрительного зала, появился молодой домрист с удивительными глазами и внимательным выражением лица. Вихрастая челка выдавала непоседливость, а плечи и руки – рвущийся в музыку характер.

– Кто такой? – поинтересовался тогда у знакомой певицы, которая постоянно выступает с ансамблем.

– Это юноша из Гнесинки, хороший музыкант. Зовут Максим Корицкий.

В то, что это хороший музыкант, уверовало меня еще одно обстоятельство: его место в ансамбле было и остается рядом с Валерием Матряшиным, преданным оркестру и делу Зыкиной домристом. Было сразу же видно, как опекает Валерий своего молодого коллегу, а ему, верой и правдой служившему еще гениальной певице, есть на что обратить внимание, есть чего подсказать и посоветовать недавнему выпускнику вуза. И, зная  Матряшина, на лету распознававшем, кто есть кто в музыке, не трудно поверить: в Максиме Корицком есть толк.

Уверовать в это пришлось уже через несколько лет. На сцене московского зала имени Чайковского осенью 2014 года шел вечер, посвященный 100-летию со дня рождения Виктора Федоровича Бокова. Безусловно, без зыкинского ансамбля такой вечер обойтись не мог. Среди известных, перепеваемых десятилетиями песен поэта прозвучала для меня совершенно незнакомая. Называлась она до банальности просто – «По бережку». Ритмичная, задорная, молодая и крылатая. Но не столько в стихах дело, сколько в музыке. Кто-то так сотворил аранжировку песни, что в зрительный зал полился мягкий звук, точно такой, какой с музыкантами «изобрел» первый дирижер ансамбля Виктор Гридин.

Каково же было мое удивление, когда узнал, что аранжировку песни сделал Максим Корицкий. Видимо, музыканту было сродни особая мелодичность того, гридинского коллектива. Видимо, народная музыка – это не просто работа Максима, это его внутренняя потребность.

– С первого года своего основания «Россия» стала объединением виртуозов. В обычном оркестре есть такое понятие, как «группа музыкальных инструментов», а у нас каждую партию исполняет один инструмент, то есть каждый музыкант – солист. Эта особенность легла в основу нашего коллектива, – рассказал художественный руководитель ансамбля и его главный дирижерДмитрий Дмитриенко. – Уже без малого пять лет я руковожу этим коллективом.  В нашем общем деле я не одинок: со мной работают мои соратники – музыканты ансамбля. Среди них Максим Корицкий.

Так откуда же он, этот дивный музыкант? Оказалось все до банальности просто. Максим – сибиряк, иркутский парень. С той самой стороны, где «бродяга Байкал переехал», где сконцентрирована была русская культура со всей страны – ссыльные, выселенные тянулись сюда столетиями. Дома ставили, детей рожали и строго блюли народные традиции, в том числе и песенные. Здесь всегда на свет появлялись крепкие люди – и душой, и умом, и талантом.

Вот и Максим родился в крепкой семье. Мама, Валентина Анатольевна, – инженер. Папа был талантливым человеком, офицер, любил семью и увлеченно таскал ее на природу, на рыбалку, только взяло одно из местных озер и призвало его к себе на глазах изумленных детей. А детей – двое: у Максима есть старший брат Константин. Он окончил политехнический институт, работает дизайнером и одновременно пишет маслом картины.

Эти детские радости и горе не прошли мимо Максима – все больше сердце склонялось к музыке, оно искало отдых и успокоение в мелодии народных голосов. Видя такое, мама взяла и повела сына в музыкальную школу.

– Чему будем учиться? – спрашивала она малыша.

И тот, не раздумывая, отвечал:

– Буду играть на гитаре.

Но с гитарой не повезло: перебор оказался в этот класс, а музыке так хотелось учиться и так не хотелось уходить из музыкальной школы. На все был согласен мальчик, лишь бы здесь учиться.

– Давай попробуем домру, – предложила мама.

Это же мама предложила! Ей ли не верить? И Максим пришел в класс к Анастасии Юрьевне Глукман, которой он тоже поверил. Поверил, что домра – лучший народный инструмент, что домра – выразительница лучших человеческих дум и мечтаний. Да многое он услышал от преподавателя добрых и лестных слов об этом невзрачном, «пузатеньком» инструменте, и начались уроки.

Сказать, что они были занимательными, значит, ничего не сказать. Хоть и пальцы болели, а когда отдельные нотки стали соединяться в музыкальную речь, поймал себя Максим на мысли: как же здорово играть на домре!

– А прошло немного времени, и я стал ловить себя на тщеславных моментах: мне вместе с моей домрой надо рассказать всем, как я живу, что чувствую, к чему стремлюсь, – улыбается теперь Корицкий. – И захотелось поучаствовать в конкурсах, себя показать и победы одерживать. Благо. Рядом была Анастасия Юрьевна, она, как могла, поддерживала меня и не жалела на меня времени.

Не жалела, это точно, потому как видела стремление мальчика научиться хорошо играть на домре, потому как знала и слышала, как ученик разговаривает с музыкальным инструментом – как с живым, как с человеком и другом. Час за часом, день за днем – из окон квартиры Корицких летели на иркутские улицы мелодия за мелодией, и люди останавливались, и вслушивались в родные мелодии. А когда встал вопрос, куда же идти учиться дальше, ответ был один: в Иркутское музыкальное училище и там становиться профессиональным музыкантом.

– В училище я с огромным удовольствием играл обработки и пьесы народного артиста России Александра Андреевича Цыганкова, переслушал массу записей его выступлений, подмечал какие-то тонкости и интересные моменты, и уже в училище я твердо захотел у него учиться, и была поставлена цель – поступить в Российскую академию музыки имени Гнесиных.

И поступил, и учился у Цыганкова, который ох как строг в своей профессии и в своем отношении к домре.

А что же дома, в Иркутске? Мама и брат следили за каждым шагом Максима, не выпускали его из вида ни на минуту. Радовались любой радости Максима. Переживали любой его неудачи, а когда юноша позвонил домой и рассказал, что «сегодня он был в ансамбле «Россия», дома стояли настоящие пасхальные дни.

А это был всего лишь второй курс в Гнесинке. Так получилось – случайно ли, нет ли, только Максима пригласили поучаствовать в концертах памяти Людмилы Зыкиной. В ансамбле как раз нужна была вторая басовая домра. Разве мог парень отказаться от такого!

– Отработал я три концерта на одном дыхании, в сторону посмотреть боялся. Это же «Россия», это же зыкинский коллектив! Мои ли мечты играть здесь, с такими музыкантами.

С того дня прошло несколько месяцев, а Максим стал пристальнее следить за деятельностью «России». И вдруг узнает: в ансамбле объявлен конкурс на замещение вакантной должности – первая альтовая домра. Не раздумывая, помчался на Фрунзенскую набережную и прослушался, и сердца не чувствовал, когда сидел на репетиции коллектива, а потом ему объявили: завтра ты начинаешь работать в оркестре.

– Честно признаюсь: я был рад  этому несказанно. Новый уровень, профессиональные музыканты, творческий и при этом серьезный подход к звучанию и репетициям сразу подкупили меня. Кроме того, это был для меня очередной шанс самореализоваться, набраться опыта чтения с листа, транспонирования. А концерты! – Максим до сих пор волнительно об этом говорит. – Буквально через несколько месяцев в ансамбле произошли перемены, и художественным руководителем и главным дирижером стал маэстроДмитрий Дмитриенко. С ним ансамбль вышел не только на новый уровень звучания, но с каждым днем все сильней и стремительней укрепляется в России как ведущий коллектив со своим оригинальный колористическим звучанием.

Что правда, то правда. У «России» свой особенный музыкальный голос – это волновое звучание. Слушаешь и ловишь себя на мысли: вот так на широком летнем лугу – ветер подул и заволновал разнотравье. Каждый цветок, каждая травинка источает свой ласковый звук, а соединяясь вместе, растет и ширится мелодия. И в этой мелодии звучит домра Максима Корицкого, которому только что исполнилось двадцать шесть.

– Музыка, по моему глубокому убеждению, это прозрачный омут. Чем глубже ты в него погружаешься, тем меньше шансов с ней расстаться, – вот такое откровение музыканта.– Аранжировки я начал делать не так давно, долгое время набирал партитуры, подмечал для себя какие-то моменты, кто как пишет, какой стиль. Дмитрий Сергеевич дал мне шанс попробовать себя в качестве аранжировщика. Попробовал и продолжаю это делать. Пока вроде выходит неплохо. А как по-другому? Рядом со мной на сцене замечательные музыканты ансамбля "Россия". Коллектив небольшой,   атмосфера в ансамбле царит дружеская, замечательная, а профессиональный уровень у музыкантов очень высок. Имя Людмилы Георгиевны Зыкиной являет собой очень высокую планку для ансамбля, которую мы не смеем занижать. Это наш профессиональный ориентир, наш крест. Он дается по силам.

Вот такой он – молодой солист ансамбля «Россия» имени Л.Зыкиной Максим Корицкий. Не уронит чести и достоинства русской музыки.

Иван Чуркин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"