На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Церковь и общество

Место религии и Церкви в возрождении духовности в современном обществе

Политическая крепость прочна
только тогда, когда держится на
силе нравственной.

В.О.Ключевский

I. Православная интеллигенция прошлого и настоящего в возрождении духовности нации

В современных условиях, когда развал государственности стал угрожающим, процесс утраты национального самосознания нарастает катастрофическими темпами, как никогда ранее необходима объединяющая идея, цементирующая, основа людского общежития России. Такой цементирующей, объединяющей основой может и должна стать духовность. Справедливости ради нужно отметить, что понятие духовность содержит в себе два начала, т.е. религиозное и светское, но автор попытается остановиться сугубо на религиозной духовности, которая уходит корнями в далёкое прошлое Руси и России и, наверное, поэтому весьма ценна для настоящего и будущего поколений.

Традиции православной духовности на протяжении тысячелетней истории её существования на русской земле сохраняют и поныне своё воздействие, несмотря на весьма непростое время для Церкви в советский период.

Православная вера в народе не только не утратила своих позиций, наоборот она укрепляет их с новой силой. Это возможно не потому, что "новые хозяева жизни" спешат приобрести очередную индульгенцию на "помин души", хотя и это нередкий случай, а потому, что наследие прошлых лет не может пройти даром для потомков, которые, к сожалению, бывают весьма неблагодарны.

Принятие христианства на Руси до наших дней остаётся открытым для исследователей вопросом и вызывает множество дискуссий. Поскольку этот аспект по сути является началом всех начал доклада, то автор не могла не остановится на этом. Так вот, в сложном водовороте мнений выражу согласие с Д.С.Лихачёвым, считавшим, что "русская культура очевидным образом была подготовлена к восприятию этого эстетического момента, ибо он надолго удержался в ней и стал её определяющим элементом", кроме этого "христианство оторвало Русь от магометанской и языческой Азии, сблизив её с христианской Европой" и "прекрасно организованная болгарская письменность сразу позволила Руси не начинать литературу, а продолжать ее и создавать в первый век христианства произведения которыми можно гордиться.(Д.С. Лихачев. Крещение Руси и государство Русь. Новый мир. 1988 N6 с. 245-258). Итак, волею судьбы, случая или исторической необходимости на Руси было принято христианство, которое породило в дальнейшем своих ярких представителей.

Как выясняется в дальнейшем без их духовного опыта, доставшегося нам в наследство трудно обойтись и поэтому вновь и вновь мы черпаем силу для собственного самопознания.

XIV столетие, которое непросто складывалось в истории русского государства, выдвинуло фигуру Сергия Радонежского - игумена Троицкого монастыря, ставшего духовным предводителем русской нации. Он интересен в контексте рассматриваемой проблемы, поскольку отражает многовековую связь взаимодействия религиозных церковных предводителей и общества в целом. Как справедливо заметил В.О. Ключевский, Сергий "самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло... Русские люди XIV века признали это действие чудом, потому что оживить и привести в движение нравственное чувство народа, поднять его дух выше его привычного уровня - такое проявление духовного влияния всегда признавалось Чудесным, творческим актом..." (В.О. Ключевский. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М., 1990. С. 74-75).

В сложные переломные моменты своей истории Русь, а потом Россия часто обращалась за помощью к Русской Православной Церкви. В этой связи вспоминается поступок И.В. Сталина, позволившего открыть многочисленные храмы и приходы во время Великой Отечественной войны. Совершенно очевидно, что народ нуждался в духовной поддержке, отстаивая свою независимость. И теперь становится ясным - идеология не смогла ее предложить, поскольку оказалась намного примитивнее религии, этим и только этим возможно объяснить подобный факт.

Осознание прошлого, на мой взгляд, позволяет ответить на может быть куда более нужный вопрос - "Как делать?", вместо вопросов - "Что делать?" и "Кто виноват?", поэтому "творя память преподобного Сергия мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведенные в нем траты ". (В.О. Ключевский. Указ. сов. С 76).

Следующий представитель православной интеллигенции прошлого - это монах, иконописец Андрей Рублев. Вся полнота его творчества приходится на "эпоху возрождения интереса к собственной истории, к культуре времени независимости Руси, предшествовавшей монголо- татарскому нашествию. Эпоха Рублева была временем расцвета литературы, эпоса, политического самосознания." (Д.С. Лихачев. Троица Андрея Рублева: Антология. Сост. Г.И. Вздорнов. М., 1989. С. 5). Авторитетный в области древнерусской культуры академик Д.С. Лихачев также считал, что "национальные идеалы русского народа полнее всего выражены в творениях двух его гениев - Андрея Рублева и Александра Пушкина", последний из которых , кстати сказать, считал себя абсолютно православным человеком. Почва, взрастившая и подарившая миру великого живописца, являлась ничем иным, как православным миросозерцанием! И в последствии Рублев стал принадлежать к роду тех гениев, "которые независимо от того, где и когда они жили, в силу одного величия их замыслов и совершенства выражения стали вечными спутниками человечества". (Андрей Рублев и его эпоха: Сб. Статей. Под. ред. М.В. Аппатова. М., 1971. С. 14).

В XIX веке интеллигенция склонна была уже отмежевываться от Церкви, пытаясь противопоставить свою внутреннюю культуру ее духовному потенциалу. Однако время со всей очевидностью показало тщетность таких попыток противопоставления. Особенно заметно это проявляется в литературе, век которой в дальнейшем получил название "золотой". Но не только творческие метаморфозы происходили с видными мыслителями XIX столетия, судьбы многих их них, подвергаясь коренной логике, вновь возвращались "на круги своя". Это относится и к Достоевскому, и к Соловьеву и к другим. И в начале нового века у интеллигенции отмечается тенденция возврата в Церковь. Во многом этому способствовало отделение Церкви от государства. Без сомнения, не взирая на дальнейшие катастрофические последствия, отделение в целом сыграло позитивную роль, так как Церковь перестала быть одним из государственных институтов и открылась для многих образованных людей во всем многообразии ее духовного содержания. И в XX веке появляется новый тип интеллигента: интеллигент церковный. Наверное всем известны имена священников Павла Флоренского, Сергия Булгакова и других церковных интеллигентов начала и середины века. Таким образом, вопрос о слиянии духовной и светской власти должен быть решен в современное время категорически, причем не только в основном законе страны - Конституции, но и в сознании жаждущих реванша. Церковь и государство должны существовать независимо друг от друга. На мой взгляд, эта формула более оптимально может способствовать установлению порядка, когда независимая от государства Церковь выступает в роли обличителя негативных явлений, вызванных деятельностью тех или иных государственных институтов. Но, поскольку Русская Православная Церковь часто выражает свое отношение устами патриарха, возникает определенное мнение, основывающееся на том, что велика доля субъективности при оценке того или иного события. Разное историческое время рождало таких же разных патриархов. Некоторые из них снискали славу на века, а некоторые канули в лета. Очевидно, как сказал один из библейских мыслителей - так было, так есть, так будет, нет ничего нового под солнцем.

В настоящий момент среди современников немало и священников - интеллигентов, которые занимаются активной подвижнической деятельностью. Пожалуй, следуя логике повествования по обозначенной теме, следует их перечислить, тем более что с некоторыми из них автору доклада выпала честь быть знакомой лично. Итак, секретарь Ивановского епархиального управления архимандрит Зосима (Шевчук Сергей Васильевич), под его руководством восстановлены два храма, созданы два монастыря, ведется издательская деятельность и работа с молодежью. По его инициативе открыта кафедра теологии в Шуйском Государственном Педагогическом университете. (А.А. Федотов. Церковная интеллигенция конца XX века. На примере архимандрита Зосимы (Шевчука) Тезисы докладов X международной научно - практической конференции. Иваново, 1999 С. 89-90 ).

Следующий общественный деятель конца XX века, гуманист и проповедник Александр Мень знаком многим. Он обладал не только общей, но и большой политической культурой, а следовательно, активно влиял на формирование общественного сознания в его нравственном проявлении. Сюда можно также отнести митрополита Ставропольского и Владикавказского Гедеона , который в сложное время для Северного Кавказа, ведет активную просветительскую, миротворческую и общественную деятельность. Настоятель Свято-Троицкого храма г. Армавира кандидат богословия Сергий Токарь смог организовать в городе работу православно-социального института, способствовал реставрации разрушенного храма города, ведет просветительскую работу.

Примеров подобного участия представителей духовной интеллигенции современности в возрождении нравственности можно найти немало. К великому счастью их множество, но автор доклада не ставит это главной целью. Она лишь пытается доказать, что современная Русская Православная Церковь в лице ее представителей не только декларирует догматы веры, но и принимает деятельное участие непосредственном возрождении духовности.

Книга, как известно, является источником знания и сейчас наиболее активно свою деятельность Русская Православная Церковь развернула в этом направлении. Под ее эгидой выходят в свет труды религиозных философов и мыслителей, публикуются современные вдохновители идей православия и христианства. В этой связи вспоминаются слова замечательного русского историка С.М. Соловьева, который в своем "Взгляде на историю установления государственного порядка в России до Петра Великого" заметил: "Когда только еще образовалось русское общество, когда части его находились еще в брожении и борьбе - тогда в тесной келии монастыря началась наша летопись, и вот летописец, начав рассказ о том, как пошла русская земля, как образовалось русское общество, на первых страницах своего труда написал эти простые, но бессмертные слова: "Велика бывает польза из учения книжного". История православного, христианского, русского, книжного учения насчитывает вот уже десять веков, поэтому мысли, скопившиеся за этот временной промежуток не имеют права не быть востребованными в современном обществе. Важно понять, что это не возвеличивание архаики, а это прежде всего поиск самих себя, собственного народного самопознания. Наиболее красноречиво обозначенный выше поиск в контексте задач, которые обязана решать духовная интеллигенция или интеллигенция, напрямую связывающая себя с ней, выражает кинорежиссер Н.С. Михалков, не скрывающий своей принадлежности к идеям православия. Последнее из его детищ "Сибирский цирюльник" как нельзя кстати повествует о глубинных связях православной веры и русского общества конца XIX века. Но и личная судьба Н.С. Михалкова, также подтверждает это мнение, с той лишь только разницей, что уже конец XX столетия. Весьма успешная карьера в советскую эпоху, приверженность чеховским мотивам в киноискусстве в конце концов привели режиссера к признанию единства православной христианской веры и русского народа.

Подводя итог описанию роли православной интеллигенции прошлого и настоящего в возрождении духовности нации хочется заметить следующее - в возрождении этой самой духовности ей принадлежит главная роль, ввиду того, что, как известно, российская интеллигенция всегда занимала особый статус в жизни общества. Это подчеркивал и Н.А. Бердяев: "Русская интеллигенция есть совсем особое, лишь в России существующее, духовно-социальное образование". (Н.А. Бердяев. Самопознание: Сочинения. М., Харьков, 1998. С. 34-35).

Светская интеллигенция при всем огромном уважении к ней обладает большим запасом интеллекта, знаний и культуры, что ей позволяет в любой ситуации не терять способности думать, понимать, нести ответственность за себя, за страну, но нельзя и забывать, по ней в прошлом прокатилось беспощадное "красное колесо". Конечно, здесь весьма справедливо может прозвучать упрек о беспощадности "красного колеса" и в отношении духовенства, либо примыкающих к ним по убеждениям.

Но именно в силу своей самодостаточности православная интеллигенция смогла быстро возродиться или же завоевать утерянные позиции. Вот по какой причине автор уделила внимание прошлому, которое создавало эту самодостаточность. Да и вообще отношение к своему прошлому - показатель культуры нации. Например, современный французский чиновник прежде чем занять пост в какой-либо властной структуре обязан сдать экзамен по истории Франции и уже после этого утвердиться в должности.

И в заключении хотелось бы процитировать вот эти слова: "Есть ощущение, что в недрах национального сознания идет пока еще скрытая от широкого взгляда, но напряженная мучительная работа по осмыслению нашей исторической судьбы, поиску выхода из замкнутого круга. Лучшая часть русской интеллигенции работает в этом направлении, продолжая традиции подвижничества, помогая своему народу преодолеть тяготы смутного времени, сохранить честь и достоинство, просветляя его национальную память. Дай, Бог, ей успеха на этом пути. С ним связано наше будущее." (Веселов В.Р. Русская интеллигенция на исходе века: некоторые уроки пройденного пути. //Тезисы докладов X международной научно-теоретической конференции. Иваново, 1999. С.31)

II. Пути и формы взаимодействия общества и церкви

Власть и Церковь

История взаимодействия власти и Церкви в России имеет богатые традиции, причем в разных исторически сложившихся условиях. Даже можно отметить одну особенность - религия требовалась власти и тогда, когда эта самая власть имела под собой прочною основу или как говорят социальную базу. Очевидным является тот факт, что часто власть придерживающие зависели от духовенства, правда, в разные периоды зависимость выражалась по разному. Автор уже упоминала о годах правления И.В. Сталина и о том, что несмотря на годы "воинствующего атеизма", варварского разрушения церквей и храмов, преследование священнослужителей, к началу войны корни религиозности русского, да и других народов, населявших страну, не были уничтожены. "По переписи 1937 года, единственный раз зафиксировавшей отношение населения к религии, из 98,4 млн. в возрасте 16 лет и старше верующими считали себя 42,2 млн. человек, из них православными - 41,6 млн." (М.А. Вылцан. Приказ и проповедь. //Отечественная история. 1995. N 3. С.74)

В современной обстановке можно часто наблюдать сотрудничество представителей властных структур и представителей Русской Православной Церкви. Особенно ярко подобного рода взаимодействие видно на примере Москвы, где осуществляется строительство храма Христа Спасителя - символа могущества духа русского народа, ведется реставрация других религиозных памятников, под эгидой мэрии г. Москвы и РПЦ проводятся научные конференции и т.д.

Но не только столичные власти проявляют подобные инициативы. Во многих других регионах происходят похожие процессы, которые отличаются лишь масштабностью.

Таким образом один из путей взаимодействия подсказала сама жизнь, назвав это сотрудничеством. Однако вышеперечисленные факты вовсе не представляют вполне радужную картину на территории всей современной Российской Федерации. Часто власть использует авторитет Церкви для решения своих меркантильных задач, к примеру, погони за избирателем или укреплении пошатнувшегося доверия к политику, за счет его участия в праздничном богослужении, да еще с демонстрацией в средствах массовой информации. Действительно, имеют место откровенные злоупотребления чувствами верующих, если это идет не от сердца, а продиктовано реальной необходимостью в достижении поставленных целей, например, занятия поста президента, губернатора или главы местной администрации.

В контексте проблемы понятие сотрудничества не должно выходить за определенные рамки, ибо само сотрудничество имеет все возможные грани, такие как: подчинение Церкви власти государства (сценарий возможный и при желании вполне осуществимый); подчинение власти государства Церкви (такое развитие событий маловероятно, хотя нельзя исключать и этого, потому что о демократических традициях русского народа можно спорить долго, а вот традиции самодержавно-православного строя имеют далекие корни). В этой связи и объяснима в последнее время часто звучащая позиция людей, которые видят в установлении монархии единственное спасение для будущего России. Наконец, последняя модель взаимодействия Церкви и государства - это параллельное, независимое (речь ведется прежде всего о финансовой независимости Церкви от государства) существование. Русская Православная Церковь не должна превращаться в полугосударственный институт, освящавший раннее самодержавную систему власти и перешедшей к освящению президентской, имеется в виду морально-нравственный аспект. Священники также не должны превращаться в чиновников, получающих государственные оклады и государственные награды. Но это совсем не исключает получение орденов из рук представителей духовенства, что неоднократно осуществляется в последние годы, поскольку Церковь имеет куда большее право оценки деятельности власти, чем скажем власть, которая бы оценивала священнослужителей.

Вопрос финансирования Церковной организации является сложным и отнюдь не второстепенным, поэтому и здесь нужно найти наиболее действенные механизмы без ущерба как для Церкви, так и для страны. Без сомнения главным источником финансирования по-прежнему должны оставаться благотворительные пожертвования, истоки которого столь же глубоки. В России, по мнению ряда авторов, вся хозяйственная жизнь определялась моральной установкой разумного достатка. Склонность к накопительству и богатству здесь рассматривали не в качестве высшей добродетели, а как одно из средств достижения минимального материального достатка. Причем обладание богатством, как считали купцы-старообрядцы, самая инициативная часть делового мира России, налагает на человека дополнительные обязанности перед людьми и Богом, в частности жертвовать свою часть благосостояния для оказания помощи бедным людям.

Идеализировать их, конечно, не стоит, но с точки зрения видных представителей делового мира дореволюционной России наиболее престижным видом предпринимательской деятельности считалась промышленность, способствующая укреплению экономической мощи страны. Возрождение отечественной промышленности одна из актуальнейших проблем современной России.

При всем при этом автор доклада выражает уверенность, что углубление интеграционных процессов власти и Церкви приведет к позитивным тенденциям в плане возрождения и политической духовности тоже. В крайнем случае власть хотя бы попытается стать яснее и нравственнее по отношению к собственному народу, которому она призвана служить и который олицетворяет собой носителя православной веры.

Армия и Церковь

В настоящий момент в армейскую среду достаточно широко проникли некомпетентность, отсутствие должной требовательности, протекционизм, пьянство и моральное разложение, часть офицерского корпуса, лишившись привычных условий существования, смыкается с коммерческими и криминальными элементами, усваивает их ценности, идет сложный процесс расслоения военной бюрократии по материально - имущественному признаку. "Пустоты" сознания военнослужащих, вызванные, прежде всего, нехваткой идеологических, политико-воспитательных воздействий, заполняются спорными непатриотическими, индивидуалистическими тезами и пр. Для такого института государства как армия не составит большого труда отыскать национальные и патриотические идеи, особенно в России, ибо, они уже давно обозначены и имеют место быть долгое время. Практически на всем протяжении своего существования русское воинство было неотрывно от православной веры и за счет этого во многом укрепляло свои позиции, как в обществе, так и в самой армии, как некоей общности. Речь ведется от нравственном характера прежде всего. Не составит большого труда вспомнить фигуры Александра Невского - славного защитника Отечества, который впоследствии принял схиму (высшая степень монашеского послушания); Дмитрия Донского и довольно близкого к нему митрополита Алексия, сыгравшего заметную роль в укреплении патриотических начал в русской рати, что в дальнейшем способствовало победе на Куликовом поле. Кроме всего прочего Д. Донской также обращался за помощью духовного характера и к Сергию Радонежскому. Кузьма Минин и Дмитрий Михайлович Пожарский пользовались поддержкой патриарха Гермогена, занявшего последовательно патриотическую позицию и пострадавшего за это. Истории и здесь известна масса примеров, свидетельствующих об органическом единстве войска и Церкви.

Кроме этого, нередки случаи вхождения военных специалистов в общественную жизнь страны. Подобная тенденция существовала в различные эпохи российской истории, сохранилась она и теперь. Воспитанники советских военно-учебных заведений в силу общественной потребности, универсальности подготовки, и, не в последнюю очередь в силу активной жизненной позиции смогли и проявляют себя в самых различных сферах жизнедеятельности. Это касается и политики, и экономики, и других областей общественной жизни.

Полагаю, вполне целесообразным будет внедрение в армию религиозных начал, которые могли бы проповедовать войсковые священники. Но здесь стоит отметить, что посвящение в религию не должно стать "обязаловкой" для военнослужащих, как было в свое время при советской власти, отстаивающей, правда, другие принципы, а, наоборот, сугубо добровольным делом. К тому же подобный подход способен только укрепить авторитет Русской Православной Церкви.

В данном случае может встать вопрос о способах осуществления описанного выше, точнее о роли государственных механизмов. Так вот, автору кажется, что государство в лице его органов не должно вмешиваться в процессы сближения армии и церкви и тем более не препятствовать этому естественному ходу, кстати, идущему в нынешней армии. Государство может лишь на законодательном уровне определить объем полномочий войсковых священников, если оно не хочет остаться безучастным в решении сложной задачи - возрождении былого духа русской армии.

Церковь и образовательное пространство

После разрушения единого образовательного пространства в России сложилась сложная структура всевозможных учебных заведений, которые находят различные аргументы для обоснования правильности выбранного ими подхода обучения. Причем когда ведется речь о сложности структуры, то здесь подразумевается вовсе не частный или государственный характер управления, а пути и формы обучения в том или ином образовательном учреждении. Исходя из этого вполне объяснима тенденция разброда и шатаний в обществе, неясности ориентиров воспитания и образования, поиска скрепляющих и сближающих начал для большинства.

Спецификой российского образования является существование у его истоков двух типов образовательных систем - христианской и светской. Особенностью России была также решающая роль государства в становлении и развитии высшей школы, а государство, как уже не раз подчеркивалось, во многом опиралось на Церковь, в том числе и на вопросы, связанные с образованием русского общества.

В сложившейся ситуации роль Церкви в образовательном пространстве должна оставаться весьма талерантной, поскольку Российская Федерация является многонациональным и неодноконфессиональным государственным образованием. Основы, принципы и догмы православной веры должны преподаваться, в специальных учебных заведениях духовного характера, однако история христианства и история русской православной церкви обязаны найти отражение в учебниках, учебных пособиях по истории Отечества, поскольку период вплоть до XX столетия - это буквально густая сеть отношений органов государства и церковных институтов. Без полного представления картины взаимодействия весьма сложно будет дать объективную оценку тому или иному событию. Однако подобные процессы не должны сыграть на руку тем, кто склонен видеть в православной особости главную причину невозможности интеграции современной России в остальной цивилизованный мир или тому, кто склонен это называть самобытностью русского государства, существования какого-то русского пути развития, причем до сих пор непонятного чем же он отличается от итальянского или, скажем, китайского. К слову сказать, китайская цивилизация насчитывает не одно тысячелетие своего существования, но она активно интегрируется в мировое сообщество, кроме того принимает и некоторые его ценности, способные там утвердиться.

Касаясь момента о преподавании непосредственно религиозных начал православной веры в школах или высших учебных заведениях, стоит сказать, что осуществляться оно должно только в частных учебных центрах. Схема взаимодействия образования и Церкви вполне бы уложилась в такую формулу - образовательное пространство только способствует пропаганде знаний о прошлом и настоящем Русской Православной Церкви, а не служит орудием пропаганды той же церкви.

Власть, армия и образовательное пространство - вот, по моему имению, основные области возможных контактов Русской Православной Церкви и общества, вполне способные привести к возрождению былой духовности в армии, к реставрации отношений между органами государства и верующими людьми, в рамках существующей Конституции и правового поля, наконец, история самой русской православной церкви должна изучаться, с тем чтобы многочисленные примеры, взаимодействия политиков прошлых лет внутри страны и за ее пределами могли быть объяснимы и через призму религиозности, тем более, что вес Церкви на протяжении многих веков был велик и что особенно приятно остается высоким и ныне.

Если говорить или вести речь об особости русского народа, то со всей очевидностью можно констатировать, что эта самая особость выражена в православной вере. Л.Н. Гумилев в своей монографии " От Руси к России" характеризуя акт крещения замечает : "Крещение дало нашим предкам высшую свободу - свободу выбора между добром и злом, а победа православия подарила Руси тысячелетнюю историю. " (Л.Н. Гумилев. От Руси к России. М., 1996. С. 65). Особость была и у советской России, воспринявшей сакральные элементы коммунистической идеологии по причине широкого утверждения, по меткому выражению Н.А. Бердяева, "православия без христианства", во многом формального и невежественного.

Выражу надежду на то, что государство опираясь сейчас на религию и Церковь, воспримет прежде всего духовно-нравственный аспект и только затем социально - нормативный подтекст регулирования общественной жизни.

Ю.А. Харламова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"