На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Мертвые духом сраму не имут

Чего стоит нынешняя истерия по поводу "наезда" властей на свободу слова?! Зритель бы поверил, если бы передачи велись из соседней Литвы или с чердака дома, определенного под снос. Но ведь "вещают" из родимого Останкино.

Велика сила общественного мнения! Напишет Чернышевский или Михайловский разгромную статью - и вся Россия до последнего провинциала-гимназиста знает - никудышный писатель Достоевский, да и граф Лев Николаевич тоже весьма посредственный литератор.

Кто вспоминал бы всех этих добролюбовых-писаревых, если бы не генералы от агитпропа?! В каком бреду можно было восхищаться занудными пошлостями Михайловского? А ведь не то что читали - зачитывали до дыр, передавая друг-дружке "на ночь", как полтора десятилетия назад Солженицына.

А как боялись этих "творцов общественного мнения"! Боялись Гоголь, Толстой, Достоевский, Лесков.

"Прогрессивные" музыкальные критики травили Бородина, Римского-Корсакова, Мусоргского, Чайковского. Не только не видели самобытности русской музыки, но и убеждали всех и вся в том, что всерьез говорить о русской опере или о русском балете по меньшей мере смешно. То ли дело итальянские или немецкие! Не слышали, не чувствовали, не понимали, потому что не любили. Хамское бесчувствие и презрение к своему, родному: "нет французского изящества, итальянской мелодичности, немецкой философичности... А все эти разговоры о духовности, нежности, сострадании и жертвенности - от комплексов и отсутствия европейской культурности.

Надо было пройти проверку "Интуристом", ошеломить Париж "Русскими Сезонами" накануне февральско-октябрьской катастрофы, потерять в кровавом кошмаре революции все, даже самое Родину, чтобы потом оттуда, "из-за бугра", заскулить о величии русской культуры...

Ну а тем, кто пришел на смену доморощенным либеральным пророкам - культуртрегерам от Интернационала, все русское было ненавистно. Пушкина за борт корабля истории! Достоевского туда же. Толстому, правда, отвели место на корме как "зеркалу русской революции". Заулюлюкали-забурлюкали: "дыр-бур-щил!". Нет места русской культуре, нет русского слова! Слушайте грозный рык революции!

Послушали, нарычались, охрипли... Кое-кто навеки умолк в кровавом безмолвии Гулага. Теперь внуки подросли. Шибко говорливые получились, да и права добились говорить что ни попадя. А что скажешь, когда в сердце мрак да сквозняк ледяной, когда ненависть душит до спазм и судорог.

От избытка сердца говорят уста. И заговорили "новорусские" уста. Дерзко, иронично, не скажем - смело, какая уж тут отвага, когда все позволено.

Все рассказали: кто у кого чего украл, кто с кем спит, кого убили, а кого непременно убьют в текущей пятилетке. Вместо гектаров зяби и озимых, ломящихся закромов Родины, в одночасье западали самолеты, стали взрываться дома и трубы нефтепроводов, вчерашние соседи стали резать друг друга. Загуляли по экранам, страницам, лесам и морям тайфуны, цунами, басаевы... А главные проблемы, как оказалось, "ниже пояса" и решаются они исключительно нетрадиционным способом, потому что традициям даже в интимной сфере объявлена беспощадная война.

Музыка превратилась в адский скрежет, "голубой" экран заволокло подкрашенным дымом и явственно запахло серой.

А чтобы до поры до времени не всем стало ясно, что "властители умов", законодатели мод и творцы общественного мнения вышли не из политического подполья, а из самой натуральной преисподни, и что виртуальный мир ими не творится, а лишь материализуется, проходя сквозь их далеко не свободные головы прямиком из бездны в наши дома через электронные ящики, нужно было нежити облечься в плоть, напитавшись нашей энергией, стать не просто подобием жизни, а больше чем жизнь! Заставить жизнь, криво подскакивая, семенить за собой, виляя, запутывая следы и постоянно "меняя курс". Даже культурную родословную придумала для себя нежить, чтобы еще более сойти за "взаправдашних". Мы - от Герцена, от Чаадаева, а зубоскальство наше от Гоголя и Н.Щедрина (М.Е.Салтыкова).

Может быть, и так. Скорее всего, так и есть. Однако Гоголь, заглянув в глаза "инспиратору вдохновения", побежал к камину жечь написанное и до конца дней молил Творца избавить его от "дара" видеть все в отвратительном и смешном виде...

Какая страшная метаморфоза, а лучше по старинке: метаморфоз произошел с "демократической" мыслью. Если в XIX веке литератор прежде всего "милость к падшим призывал", сгорая в чахотке и "нервических" болезнях от любви к угнетенным и ненависти к угнетателям (не беремся судить - чего было больше: глупости или наивности, бесспорно одно - они были сострадательны и упрекнуть их в ангажированности никак нельзя), то нынешнюю "демпечать", отстаивающую "реформы", можно заподозрить в чем угодно, но только не в любви и сострадании к народу.

Любовь же к длинным "зеленым" настолько очевидна и отвратительна, что об этом и толковать нечего.

Разумеется, и о Пушкине можно сказать, как о литераторе, работавшем ради денег, да он и сам никогда этого не скрывал. Например, приступая к работе над "Евгением Онегиным", он отчетливо понимал, что "это купят хорошо". Однако всем своим творчеством Пушкин ПОДНИМАЛ читателя на невероятно высокий уровень. Он делал читателя умнее, культурнее, образованнее и добрее.

Удаль же многих нынешних "властителей дум" в том, чтобы опустить читателя (зрителя) как можно ниже: сделать его не просто соглядатаем чужого падения или беды, но обязательно злорадным (в лучшем случае - равнодушным) соучастником. Бесспорная вина средств массовой информации состоит в том, что насилие и разврат перестали ужасать и отталкивать. Журналисты и телеведущие "открыли" "географию греха" и каждого снабдили подробным путеводителем. То, о чем украдкой говорили дворовые хулиганы, стали бесстыдно обсуждать "телезвезды", бизнесмены и даже люди от науки. А вслед за ними - школьные учителя и активисты, невесть откуда появившихся, всевозможных "мыслительных" центров. Понятия нравственности, чести, достоинства, любви к Родине глумливые "журналисты" высмеивают, как нечто пошлое и абсолютно бессмысленное.

Громогласно продекларированные плюрализм и свобода слова обернулись беспощадной цензурой со стороны "хозяев" телеканалов и "демократических" газет. Никакой конструктивный диалог на телевидении просто невозможен. Бесчисленные ток-шоу, интервью со знаменитостями при бесспорной талантливости многих ведущих и телережиссеров непременно имеют одну цель - сделать зрителя "гражданином мира", не умеющим самостоятельно мыслить, принимающим на веру все, что исходит из "ящика", ориентированным только на потребление и жажду удовольствия и богатства.

И надо сказать, что во многом цели достигнуты. Мало кто замечает, как производится манипуляция сознанием. За внешней корректностью кроется грубое, циничное проталкивание "идеологии нового типа". Она настолько мелка и убога, что требует от "шоу-токарей" особого таланта: умения многозначительно говорить о ничтожных предметах. Явную ложь, облачив в полуправду, затем пропустив через километровые пассажи, сдобренные ссылками на неизвестные и непонятные источники, авторитеты, опросы "общественного мнения", подать как неопровержимую истину. При этом телетокари долго и многозначительно поглядывают на нас поверх очков. В самом подглядывании поверх очков нет ничего дурного. Однако проделывают это уж слишком многозначительно. Сие, похоже, означает не что иное, как: "в гробу мы вас, ребята, видели".

Чего стоит нынешняя истерия по поводу "наезда" властей на свободу слова?! Зритель бы поверил, если бы передачи велись из соседней Литвы или с чердака дома, определенного под снос. Но ведь "вещают" из родимого Останкино... Хотя бы один господин хороший сказал: символ свободы, величайший журналист современности Владимир Гусинский не жулик, все у него прозрачно, чисто и законно, да и налоги он всегда платил исправно родной казне. Ан нет. Основная (увы, не слишком затейливая) идея бескорыстных и доблестных защитников НТВ: все прохвосты, не только мы. Но вы нас кусаете потому, что мы вас кусаем. А мы хотим вас кусать безнаказанно и монопольно, ибо мы - "четвертая власть". Власть же, в свою очередь, не слишком элегантно дает понять, что власть - это власть, а "телетокари" - просто щелкоперы и ничего более. И отношение к ним, точь-в-точь как у известного гоголевского персонажа. Выпороть - да и только. Почему, скажите на милость, журналистам можно вещать на весь мир о том сколько денег истрачено на покупку квартиры Генеральному прокурору, а Генеральному прокурору рассказывать о плутнях в щедрой кассе НТВ - нельзя? Что это за табуированная, сакральная тайна?!

Мне всегда не нравились слуги народа, скрывавшие за идеологически выдержанной и псевдопатриотической трескотней нехитрую корысть и готовность беспринципно служить кому и чему угодно. Однако еще отвратительней нынешние "правдолюбы", чье недавнее славное прошлое никем не забыто. Мы помним о том, кто такие "выездные" журналисты. Странно слышать от них, годами торчавших "за бугром", с пеной у рта восхвалявших родимый "изм" и проклинавших "изм" тамошний, то, как они обеспокоены возможностью возврата к прошлому. Право слово, вам-то чего бояться?!

Кто может объяснить: почему российские тележурналисты истерически требуют от российских солдат ни в коем случае, ни при каких условиях не вести огонь по домам, из которых стреляют чеченские боевики (дабы не причинить вреда мирным жителям) и одновременно приветствуют приказ израильского премьера Шарона открывать ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫЙ огонь по домам палестинцев, не дожидаясь выстрелов арабов по израильским солдатам. Нам до боли сердечной жаль мирных жителей в любой части планеты и солдат всех жалко, а вот щелкоперов-провокаторов - не очень. И дело не во власти, она-то, болезная, свое дело туго знает, а в нас - пишущей и вещающей братии.

Почему не проходит и дня, чтобы телевизионщики не напомнили Президенту о его чекистском прошлом и не разъяснили нам, бедолагам, что нас ожидает в ближайшем будущем. А вдруг Президент вспомнит, что он не хореографическое училище окончил?! Чего здесь больше: глупости, бесстрашия, хамства, Бог весть! Нам назойливо и бесцеремонно дают понять, что власть ругать можно, поскольку она - не главная персона на нашем дичающем поле. Ругать нельзя только обладателей денежных мешков, из коих сыплются магистрам виртуальной магии вполне материальные сребреники. Грустно, господа.

Грустно видеть, как талантливым профессионалам отказывает вкус. Ну разве можно делать такие заставки?

Смотрите! Весь мир смотри! Вон он я, красавчик, иду на фоне вековых стен. Долго иду, медленно, вальяжно. Смотрю на то, как мелькают и лопаются, словно мыльные пузыри всякие там президенты-премьеры, ученые, балерины и прочие религиозные лидеры. Вот он, Я!!! Я - и современность! Я - и политика! Я - и мировая история... Вот так пройдусь, погуляю - посмотрю на вас поверх очков - и подведу итоги. Достану ручку с золотым пером (весь цивилизованный мир знает сколько такая ручка стоит) и... поставлю точку.

Ну разве можно призывать ограбленный народ "брать от жизни все"! Все давно разобрано... А пепсикола, которую вы вместо этого "всего" подсовываете, может в один прекрасный момент стать оружием обманутого народа - не хуже того булыжника.

Разве можно постоянно талдычить о "цивилизованном мире", до уровня которого неумытая Матушка-Русь на протяжении нового века якобы не подтянется, осмелимся напомнить, что цивилизованные люди соблюдают писаные и неписаные правила приличия. В "нормальных" странах закон запрещает оскорблять не только Президента, но и самого распоследнего обывателя. Такой "свободы слова" (мол, давно отнятой и растоптанной) - как у нас, - когда позволительно изобразить президента в виде профессионального сотрудника борделя, нет ни в одной цивилизованной стране мира. Когда телеведущие раздраженно вопрошают: "А что такое нравственность? И кто нам будет указывать на то, что нравственно, а что - нет?", можно только руками развести. Тысячу лет на Руси об этом знали все - от старика до младенца. Все!!! А вот нынешние кумиры - не знают. Тогда о какой свободе стрекочут эти незнайки на всех каналах и почти во всех газетах? О свободе растлевать детей, воровать, убивать духовно?..

Свобода - это грозная материя - удел свободных людей. Свободных от низких старстей и желания подсматривать, вынюхивать и доносить под видом "борьбы за справедливость".

Неловко напоминать прописную истину о том, что свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого...

Давайте иногда все же вспоминать о "правах тех человеков", которые не хотят видеть и слышать мерзости...

P.S. В детстве я знал одного мальчика. Пока мы играли в футбол и в войнушку, он играл на рояле, а когда спускался во двор - ехидно и зло комментировал происходившее. У него был дар придумывать ужасно обидные клички. Некоторые прилипали намертво. Двухметрового гиганта Серегу до сих пор поминают как "Дюймовочку". Мальчишки обижались и били его. А мать этого мальчика бегала в школу и милицию жаловаться на хулиганов. Она была уверена в том, что его били из зависти за то, что он хорошо играл на рояле. Били его не за рояль. За рояль его уважали. Били за то, что обзывался.

А.В. Богатырев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"