На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Наши песни были не зря!

О самом существенном

Думая о 42-м Фатьяновском фестивале песни и поэзии (мало поэзии  дали – зажали), с которого я только что приехал, вдруг натолкнулся в «Советской России» на заметку Бровкина из хорошо знакомого нам шукшинского Барнаула. Тем более, что и пели мы только что о другом Бровкине-солдате – «Если б гармошка умела…». Но и этот Бровкин с шукшинскими мотивами прав, во многом стихийно, по-крестьянски прав. Конечно, Фатьянов – лирик, а не стихийный мыслитель, как Василий Макарович, но надо – пора! – говорить правду и налёт эстрады и балагана убирать, а то и изгонять.

«Народу нравится!», – слышу в ответ. Да народу такое нравится от казней до голой ж…, что лучше не описывать. Я мастер успешных выступлений, я эту публику насквозь вижу. Написал статью о празднике – вставляю для понимания: «Фатьянов отзывается в сердцах». Старался писать потеплей, но и с проблемами, почему-то всё еврейскими больше получалось. О песне же…

***

История страны в ХХ веке, её грандиозные преобразования  запечатлелись ярче всего в массовой песне, подхваченной народом. Этот феномен требует особого и умного исследования.  А вот некто Александр Гордон из Хайфы (сколько Гордонов!) вывел такую теорию: «Массовая эстрадная музыка 1940-1970-х годов отличалась доходчивостью, мелодичностью и простотой. Она давала творцам песен, композиторам и поэтам еврейского происхождения путь к сердцу народа, с которым они хотели идентифицироваться. Удачная эстрадная песня была воротами в душу русского народа. Отождествление с титульной нацией путём создания красивых, проникновенных, патриотических мелодий было задачей пар песенных творцов-евреев: И. Дунаевский и М. Матусовский, В. Баснер и М. Матусовский, К. Листов и М. Светлов, М. Фрадкин и Е. Долматовский, О. Фельцман и М. Матусовский или И. Шаферан и т.д.».  Гордон по-шулерски перемешал поэтов (Матусовского упомянул чаще других) и композиторов-евреев, но ведь простой народ подхватывал замечательные песни, не разбирая национальности. В ряду любимых творцов – выдающийся мелодист страны, главный соавтор Алексея Фатьянова – Василий Соловьёв-Седой, великий Тихон Хренников, нижегородский самородок Борис Мокроусов, а уж про поэтов от эпического Алексея Суркова, написавшего вдруг «Землянку», до русского соловья Алексея Фатьянова, от Владимира Харитонова (автора «Дня Победы»!) до моего учителя Льва Ошанина с его «Дорогами» и говорить нечего.

Все последние годы Фатьяновский праздник поэзии и песни открывается большим литературным вечером в Музее песни ХХ века. Как раз в тот день отмечалось 100-летие Матусовского, а Фатьянов на четыре года помладше. Здание музея – родительский дом советского поэта-песенника. Дед его – Николай Иванович Фатьянов, владелец иконописных мастерских и подсобного производства в Богоявленской слободе (ныне посёлок Мстёра). Другой дед, отец матери – Василий Васильевич Меньшов, был классным экспертом по льну льнопрядильной фабрики Демидова. Оба деда были старообрядцами, состоятельными людьми. Они имели двухэтажный каменный дом с колоннами напротив Казанского собора Вязников, торговали обувью, которую шили в своих мастерских, владели частным кинотеатром и обширной библиотекой. После октябрьского переворота 1917 года всё имущество Фатьяновых было национализировано, дом отобран – в нём разместилась телефонная станция. Ныне он возвращён народу и наследникам, но уже в виде музея. Матусовский родился в Луганске в семье фотографа, владельца фотоателье, а впоследствии лишенца Льва Моисеевича. Но он, закончив строительный техникум, стал работать на заводе, печатал свои стихи в местных газетах и журналах. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького в 1939 году, поступил в аспирантуру (диссертация по древнерусской литературе). С 1941 года – участник Великой Отечественной войны. Вот и артист, начинающий поэт Фатьянов воевал словом и оружием, попал даже в штрафную роту, был ранен…Какие разные судьбы, семейные корни, жизненные обстоятельства, а сама созидательная мощь страны, ощущение духовного подъёма приводили творцов в патриотическую песню, возносили на вершины народной любви. Московская журналистка, уроженка Вязников Фаина Пигалицина начала вдруг рассказывать, что Фатьянова чуть ли не преследовали и травили. Если кто-то из поэтов будет сегодня существовать на гонорары, как любимец Твардовского и Смелякова, да жить на улице Горького (Тверской), то я поверю6 травили… Ну а с печатанием текстов получалось по-разному. (Кстати, нам подарили замечательное факсимильное издание прижизненного единственного сборника Фатьянова «Поёт гармонь», изданного Владимирским книжным издательством в 1955 году). Константин Ваншенкин вспоминал, что Алексей Фатьянов, который был уже всесоюзно известен, чьи песни звучали из всех радиоточек и лились с киноэкранов, очень хотел опубликовать стихи в сборнике «День поэзии». Он принёс подборку новых стихов, среди которых был и текст будущей истинно народной песни «Когда весна придёт – не знаю…», но редколлегия их отвергла: простовато, мол. И тогда этот крупный, красивый, избалованный славой человек уронил голову на руки и заплакал, потому что прежде всего считал себя поэтом!  Сам-то Алексей Иванович, который, по воспоминаниям великого соавтора Василия Соловьёва-Седого, мог и ритм композитору подсказать и некую мелодическую интонацию, понимал, что в истинно русской песне должна быть, прежде всего, поэзия, словесная красота и правда. Недаром все прежние сборники, включавшие великие песни, публиковались так: стихи Фатьянова, музыка – Соловьева-Седого, Мокроусова, Пахмутовой... Но мы живём во времена перекройки смыслов, постмодерна и эксплуатации советского наследия в корыстных или политиканских целях. Самоценная поэзия, возвышенная и задушевная речь – как будто никому не нужны. Потому первый же отчёт о нынешнем 42-м Фатьяновском празднике на владимирском портале начинается так: «Праздничный гала-концерт вели российская эстрадная певица, актриса, композитор и поэт Инна Разумихина и её супруг Борис Галкин – советский и российский актёр, режиссёр, сценарист, заслуженный артист Российской Федерации. На сцене песни на стихи Алексея Фатьянов исполнили ансамбль «Родные напевы» (Владимир), фолк-группа «Душа тальянки» (Вязники), лауреаты 1-го областного песенного конкурса «Поющая губерния», исполнители и коллективы из Москвы, Твери и Санкт-Петербурга. Гостями праздника стали народные артисты России Лев Лещенко и Ирина Муравьёва, поэт-песенник Александр Шаганов, победитель проекта «Голос» Дина Гарипова, солист Московского театра Новая опера Сергей Шеремет, певец Владислав Косарев и многие другие».

Другие – это поэты, хотя уж лауреата главной премии «Соловьи, соловьи» – Наталью Чистякову, которую награждала губернатор Светлана Орлова, можно было бы назвать. И Шаганов-то упомянут потому, что выступал в звёздной когорте как исполнитель (!) шлягеров на свои слова. А Ирина Муравьёва внесла странную «поэтическую» ноту: «Мне велели выучить стихотворение Фатьянова»… Ну а мы, поэты, приехали по велению сердца и по приглашению главы Вязниковского района В.В. Лопухова и руководительницы отдела культуры  Т.В. Маштаковой. В делегации были поэт и песенник, лауреат Государственной премии Владимир Силкин, поэт и лауреат Грушинского фестиваля Владимир Шемшученко, писательница и главный редактор журнала «Человек на земле» Татьяна Сурганова, редактор издания «Роман-газета» Елена Русакова, Светлана Максимова из Донбасса, поэт и директор сельской школы из Каблуково Тверской области Владимир Львов, поэт Юрий Орлов из Иваново, поэт и летописец праздника Николай Лалакин, Николай Царев из Гусь-Хрустального, молодые поэты  Наталья Каулина и Константин Уткин из «Литературной газеты».

Особо хочу сказать ещё об одном лауреате: премию семьи Фатьяновых, которую вручали внучка поэта Анна Китина и ответсекретарь Фатьяновского комитета Марина Буланова, получил поэт, драматург, актер Юрий Юрченко, побывавший в плену у нацгвардии. Юна Мориц писала в своём воззвании: «Прекрасный, трепетный поэт, чистый лирик, художник, актёр, гражданин России и Франции, попал в плен к батальону "Донбасс". Он никого не убил, не пытал, не унижал, не клал лицом в грязь, не сжигал заживо, как фашисты в Одессе, не достреливал прыгающих из окон, не бомбил детские сады, роддома и больницы, не громил беженцев из гранатомёта. Блестяще талантливый Человек, он просто хотел рассказать Западу о том, что творится за гранью информационной блокады, человекоубийственной лжи. Не каждому доступна такая доблесть и честь! Россия, Франция, Украина должны проявить такую же доблесть и честь, чтобы Юрий Юрченко вышел на свободу из плена». Он пробыл в плену почти месяц, потом, в ходе следственного эксперимента, организованного ополченцами, узнал одного из пытавших его бойцов, оказавшегося в плену у армии ДНР. Юрченко рассказал, что именно этот боец виновен в его травмах (у поэта были сломаны ребра и нога).

– Это боец батальона «Донбасс», его позывной – Семерка. Когда нас взяли в плен и связали, этот человек кричал: «Француз, иди сюда!» Он заставил нас остановиться под обстрелом, издевался, – вспоминает поэт. Он начал меня бить, я пытался увернуться и не смог удержаться на ногах, упал. Когда попытался встать, уже не смог опираться на эту ногу. Остальные били меня по сломанным уже костям, – говорит Юрченко, который ходит с костылём и не снимает теперь камуфляж с двумя медалями на груди. Кстати, после исполнения знаменитой «Майскими короткими ночами…» по-солдатски прямо удивился редактуре: «Мы тебе все вместе дом построим». «Почему не так, как у Фатьянова? – «Мы тебе колхозом дом построим. Сегодня вместе – завтра врозь, а колхоз – это сила!».

К седому как лунь человеку подошла матушка Серафима – игуменья Благовещенского монастыря Вязников и попросила надиктовать список, за кого из боевых друзей молиться во здравие, а кого поминать за упокой… В общем, и общения интересного хватало, и программа была как всегда насыщенной. Мы выступали на предприятиях и в микрорайонах Вязников, общались с молодыми поэтами – участниками интернет-конкурса, которых награждала директор Музея песни Людмила Антонова, встречались с участниками художественной самодеятельности у села Глубокого над обрывом Клязьмы. Удивительный и щемящий сердце вид открывается с венцов над Клязьмой:

Я думаю над клязьминской водой

О городе, где мы бродили вместе:

Он был когда-то царской слободой,

Теперь он стал столицей русской песни.

Как высоко на всех его венцах!

Как далеко просторы просветлели!

Фатьянов отзывается в сердцах,

Которые еще не очерствели.

*   *  *

Теперь! Что же не вошло в мою статью о празднике, что так перекликнулось с не мыслителем Бровкиным? Во-первых,  он правильно пишет: «Заезжие артисты, а сегодня среди них теперь уже нет ни одного, кто бы его (Шукшина – А.Б.) просто видел, ну разве только что в кино,  расточая улыбки, тоже делятся своими победами и кинорекордами. Хотя чего они нам могут, честными сами перед собой будем, рассказать? Какое у нас сегодня кино – нам всем давно хорошо ведомо…».

Ну и мы ведь знаем про современную песню, но не Поэзию: нам Шаганов показал, потужился. Вывод: песен и стихов надо как можно больше лично Фатьянова или его СОВРЕМЕННИКОВ, ФРОНТОВЫХ ЛИРИКОВ. Надо ж патриотическую струну натянуть – не заскучает народ! Бабла, конечно, столько не наваришь, но ведь губернаторша Светлана Орлова щедро спонсирует фестиваль. Никто ж билеты коммерческие не продаёт! Ну, невозможно –  уши вянут, как мой знакомец Лещенко под фанеру 40 лет поёт «Родная, родная», Люди, пора ж очнуться!

Бровкин написал: «И вспоминаю заветные шукшинские слова: «Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наше страдание – не отдавай всего этого за понюх табаку. Мы умели жить. Помни это. Будь человеком».

И я их яростно процитировал под овации в ЦДРИ на вечере Александра Аверкина – яблоку было негде упасть, а ни Шаганова, ни Лещенко – на дух не было, только русские исполнители. Вы понимаете, мои коллеги и соратники, что народ готов к серьёзному разговору, что «всё не зря» – по Шукшину? Талантливому, конечно, разговору, страстному, хотя кое-кому во власти боязно и куда больше нравятся эта тягучая карамель: «Ла-ла,  ла-ла-ла-ла…. Прощай, уходят поезда». Этот поезд должен уйти! 

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"