На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Дух воинский  

Версия для печати

Один бой воина Вадима

Памяти деда

В субботу, 21 сентября, рано утром на 81-м году жизни, после тяжелой и длительной болезни умер мой дед - гвардии полковник Зарубин...

Курсант ГУЗА, май 1941Смерть обязывает говорить о самом важном, об основном содержании жизни ушедшего мужчины - о его служении и деле. Поэтому я не буду рассказывать о своем деде, как о родственнике, а буду говорить о гвардии полковнике Зарубине. Или как принято говорить на Православной Руси, - о русском воине Вадиме, защищавшем Родину и отдавшему почти 30 лет жизни воинской профессии - с 1940 по 1967 годы. Ведь у нас на земле испокон веков особо чтился ратный труд.

Я расскажу только об одном бое воина Вадима – раннем эпизоде Великой Отечественной Войны, участником которой он был.

Дед никогда не любил рассказывать о войне, о том, за что он получил свои высокие боевые награды. Только на пороге смерти, по нашим настоятельным просьбам, он рассказал эту историю. Вадим Александрович окончил Горьковское училище зенитной артиллерии и начал войну в июле 41 года молодым командиром батареи 37мм зениток. К октябрю того года его батарея в составе армии Конева, отступая с боями, вышла к Москве. Во время этих боев батарея сохранилась и даже увеличилась подобранным 85мм орудием.

Тогда артиллеристам-зенитчикам не раз приходилось выкатывать зенитки на прямую наводку против немецких танков. Но в том бою, который определил всю дальнейшую жизнь деда Вадима, зенитки поставили уже и по назначению - против немецкой авиации, готовившей наступление на столицу и все время рвавшейся бомбить Москву. Напомню, что у гитлеровцев ничего не вышло: за все то время к Москве почти не прорвались самолеты врага. Но взлетало-то их немало.

В тот раз на долю этой батареи зенитчиков, кроме ставших привычными им танков, досталось и 9 «юнкерсов». Огонь нашей батареи вынудил отвернуть четверку немецких самолетов для уничтожения зениток. Обезвредить наше ПВО - таков был один из основных приказов немецким летчикам. А у наших за спиной была Москва. Это было посильнее любых приказов. И бои действительно были взаимно безжалостны и ожесточены, бои на максимальное истребление противника.

После госпиталя, 1942 г.Завязался бой, а в его конце один на один остались единственное наше орудие, уже без щитка и прицела, и последний «юнкерс»-«лапотник» с бомбами. Противникам суждена была настоящая дуэль: немецкий летчик пошел в своеобразную лобовую атаку "воздух-земля" на искореженное орудие. У зенитки остались только командир батареи и сержант-наводчик. Все решалось, видимо, в секунды. Пикирующий «юнкерс» давал время только на то, чтобы зарядить орудие.

- Без приборов не наведем, командир!

- Целься по стволу!

Выстрел из орудия по «лапотнику» в упор примерно совпал со сбросом немецкой бомбы. И взрывы от попавшего в цель снаряда и упавшей бомбы прозвучали почти одновременно...

Через три дня на место боя прибыла наша похоронная команда, которая стала выкапывать врытые бомбами в землю тела наших артиллеристов.

- Ты смотри, а этот - жив! И этот! - заметил какой-то глазастый из той скорбной команды. Это были наводчик того последнего орудия и комбатр Зарубин. И по его годам отнюдь не "батяня". Не тянул он по возрасту на «батю» - девятнадцать стукнуло на три дня заживо похороненному комбатру в 41-м году. Когда его откопали, то не увидели на нем ни одного не перебитого осколком ремня…

Три месяца слепоты и глухоты. Наверное, не полной. Наверное, снова и снова вставал перед невидящими глазами ТОТ «юнкерс». И был госпиталь. Надолго. Был и орден...

Гвардии подполковник Зарубин, Белоруссия 1964 г.Но не последний, и демобилизация была много позже - почти через 30 лет ратной работы в частях, в том числе на испытательном артиллерийском полигоне. И из этих без малого 30 лет более половины – Камчатка и Белоруссия. Служба с ожиданием каждый день войны с Америкой. Опять боевые тревоги, опять на прицеле самолеты, но уже американские. И каждый день заранее собранный чемоданчик со всем необходимым офицеру ждал сюрпризов из-за океана, от бывшего союзника. И тысячи, тысячи залпов - из наших, трофейных немецких, американских и других орудий. Самых разных. Какое сердце это выдержит?

Вот и снова умер воин, уже второй раз. Это случилось в белорусском военном госпитале.

- Ну что, это - все. Кто пойдет говорить жене? - мялись врачи.

"Что говорить?! Зачем эта суета? Я - живой! Только почему-то тело свое вижу со стороны, откуда-то сверху". Что-то подобное думал уже гвардии подполковник.

Но и здесь костлявой не обломилось, хотя врачи в неполные 39 прочили только считанные месяцы оставшейся жизни. Но жив остался солдат, хотя и с первой группой инвалидности. Да сердце стало биться экономно. Очень экономно - до 24 ударов в минуту, иногда с пугающе длинными перебоями. И так стучало до восьмидесяти лет, на литрах кордиамина и воинской силе воли, воле к жизни. А как же! Ведь была у мальчишки 30-х годов мечта: дожить до 2000 года, хоть глазком посмотреть бы. Ведь жизнь наверное такая будет! Такая!!!

И Господь, как любящий Отец, дал просимое - и дожил воин. Хотя последние десять лет сугубо воевал он с прибавившейся к "букету" болезней онкологией крови, с нестерпимыми болями и язвами. Посмотрел..., на все это...

И умер в третий раз, в последний. Как говорят мальчишки, взаправду...

Ему, наверно, было безмерно горько оттого, что его юношеская мечта о будущем воплотилась в монстра нашего настоящего. Но ему это было нужно видеть, очень нужно.

Как нужно было увидеть детей, внуков и правнуков, эту протянувшуюся ниточку жизни ЕГО рода, которую не оборвал тот бой в октябре 41-го. Бой, унесший другие жизни. Как и тысячи боев той Войны, оборвавшей миллионы ниточек-жизней, которые, как упавшие в землю и проросшие зерна, дали возможность начаться другим жизням. И нашим с вами тоже.

Это и есть самое важное в том далеком бою. Его исход. Победа.

Гвардии полковник Зарубин, май 2001 г.Разве такое можно не осознать и забыть?

И это не забывается! Помним мы, на земле Родины. И каждый раз убеждаемся, что помнят об этом и в нашем Небесном Отечестве.

Действительно, мы теперь верим и знаем, что Владычица наша Пресвятая Богородица, как и множество раз в нашей истории, в 40-вых годах снова спасла Русь от врага. В тот раз от гитлеровского нашествия. Она вымолила Русь у Престола Божия. Вымолила и спасла миллионы солдат Руси, которые жизни клали за Ее земной Удел - Святую Русь.

Она и сейчас - через много-много лет - продолжает вымаливать и спасать Своих воинов, забирать их к себе под Материнский Покров. И в день Ее Рождества - 21 сентября - Она забрала к себе еще одного Своего солдата – русского, советского офицера гвардии полковника Зарубина. Прошу, надеюсь, верю, - что забрала в новое Рождество, рождение в Жизнь Вечную... Аминь.

Олег Зарубин, 21.09.2002 г., Харьков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"