На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Дух воинский  

Версия для печати

Горизонт Прохоровки

Об одном из важнейших сражений Второй Мировой Войны

Несколько лет назад я назвал свой очерк о Прохоровском сражении "Схватка ума, огня и железа". Думаю, что в этом названии не хватало человеческого патриотического фактора, который и был решающим в нашей победе тем летом 1943 года на пространстве от Орла до Белгорода. Да, был период, когда потрясенные количеством танков, столкнувшихся в те дни в районе Прохоровки, наши командиры, молва, публицистика что-то преувеличивали, что-то превозносили (представляете, 50 танков на квадратный километр!). Ныне взявшиеся за дело скрупулезные историки стали находить некие противоречия в сообщениях тех лет. В их новых исследования зачастую не было всестороннего анализа, который выводил бы на победный итог, на результат, на позднейший прорыв к Киеву, Днепропетровску, Гомелю.

Тем самым бросалась тень на мужество, героизм и бесстрашие обеспечивших беспримерную Победу. Нечего и говорить о битых немецких генералах, американских историках натягивающих знамя победы лишь на войска западных наших союзников, да и откровенных фальсификаторах – предателях типа Резуна.

Ныне наши историки, соблюдая истину, все в больших объеме и глубине охватывают итоги битвы, после которой враг никогда больше не замышлял стратегических наступлений. Перед этим сражением в апреле 1943 года один из ведущих главарей 3-го рейха, шеф СС Гиммлер, выступая перед офицерами-танкистами СС заявил: "Здесь, на Востоке решается судьба… Здесь русские должны быть истреблены и как люди, и как военная сила, и захлебнуться от собственной крови".

Гитлеровские вояки тогда еще верили своим вождям и были готовы уничтожить русских, да они еще и не были сломлены. Знаменитая танковая СС-овская дивизия "Мертвая голова", вставшая на Курской дуге, была, например, укомплектована из безукоризненных арийцев (доказательства предоставлялись ими не менее чем в 3 – 4 поколениях), политически преданных нацизму, физически здоровых (рост не ниже 170 см.), с мужественной внешностью, возрастом не старше 25 лет. Дивизия имела боевой опыт в Польше, Франции, протаранила Литву, Латвию, взяла Старую Руссу, выстояла в районе известного Демянского окружения, затем в начале 1943 года брала Харьков, снимая "синдром Сталинграда", затушевывая советскую победу на Волге перед Германией.

Как писали в донесениях советской разведки: "Дивизия СС "Мертвая голова" представляет собой наиболее сплоченную, дисциплинированную, верную часть, способную упорно и настойчиво выполнять приказы немецкого командования". Не ошибались советские разведчики. Подстать "Мертвой голове" была и дивизия СС "Адольф Гитлер", "Мертвая голова", да и все армейские группы и подразделения этого наполненного новейшими танками и техникой фронта

При всех полководческих талантах Гитлера и его генералов, они действовали тогда, в 1943 году, по устоявшемуся и приносившему в начале войны победный результат шаблону. То есть – сосредоточить войска на одном направлении, собрать там мощный бронированный кулак и нанести смертельный удар.

Но Красная Армия, ее командование, Сталин уже были не те, что в 1941 и 1942 годах. Великими жертвами был накоплен опыт преодоления врага, превосходства над ним. Да, это были жертвы, но не во имя предательства страны, не во имя ее сдачи.

Замысел врага был разгадан. К опережению его удара готовились на всех уровнях: Ставка, фронты, дивизии, роты. Выстроили глубокоэшелонированную оборону. Маршал К. П. Казаков рассказывал мне, когда я выпускал его книгу: "Знаете, сколько мы отрыли окопов за те дни? Девять тысяч километров (!). Это ведь расстояние от Москвы до Владивостока. А мин противотанковых и противопехотных поставили один миллион штук (!). На каждый немецкий танк и на каждого пехотинца".

Что бы ни писали архивные исследователи, а солнца, такого же горячего, как этим летом, в небе над Орловско-Курской дугой, от дыма, гари, копоти взрывов в июле 1943-го было не видно. В битве было выпущено 2 миллиона 424 тысячи снарядов. Больше, чем патронов! Тех истратили 1 миллион 123 тысячи. И здесь-то действительно была схватка огня и железа. Историки до сих пор перепроверяют цифры погибших (то ли 100, то ли 300 тысяч убитых, то ли 1 200 сгоревших танков, то ли 1 500). И наши потери были велики, иногда больше немецких, но победа была достигнута. "Одна на всех" и за ценой не постояли.

Гейнц Гудериан написал: "В результате провала наступления "Цитадель" мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска из-за больших потерь на долгое время были выведены из строя… И уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику".

Еще не до конца изучены все факторы, повлиявшие на победу. Но ясно, что военно-патриотический дух наших солдат и офицеров, наших воинов оказался сильнее немецких. Ясно, что армии, корпуса, танки – это люди. И они оказались сильнее, мужественнее, самоотверженнее гитлеровской армии.

Помню как два года назад президенты России, Украины, Белоруссии ударили тут на Прохоровке, вместе с Патриархом, в колокол дружбы. Это была победа советских людей, победа русского и братских народов. Под той же Прохоровкой сражались воины 36 национальностей (русские – 75%, украинцы – 11,7%, белорусы – 1,8%).

Маршал Г.К. Жуков в беседе со мной на его даче увесисто сказал, получив от меня "Тихий Дон" и другие книги: "Патриотическая литература нам очень помогала во время войны". Вот так великий маршал оценивал патриотизм и литературу, как стратегический фактор победы.

Нынче патриотизм, несмотря на не уменьшающиеся попытки, вплоть до министерских, представить его как прибежище негодяев, снова и снова выводится на государственную платформу, ибо без него страна будет действительно прибежищем негодяев. Принята государственная программа патриотического воспитания граждан России. И пора перестать плакать патриотам, надо воспользоваться этими государственными решениями, чтобы утверждать патриотизм, бороться за патриотизм, воспитывать патриотизм. Этим правом утверждать и воспитывать патриотизм пользуются много лет подряд белгородцы, попечительский совет "Прохоровское поле" (председатель совета – Н.И. Рыжков), Фонд "Народная память", губернатор области Е.С. Савченко, учителя и библиотекари, администраторы и священники. Вот уже третий раз проводятся ими, при участии Союза писателей России, историко-патриотические "Прохоровские чтения". Ведь Орловско-Курская битва и сегодня великий источник вдохновения, скорби и раздумья. На чтениях последовательно и аргументированно вышибаются необъективные клинья, которые забивают в учебники, книги, "исследования" фальсификаторы, попрыгунчики от темы, "флюгеры" в науке и обществе. Например, для того, чтобы дискредитировать Советский Союз, строй того времени, упускаются достижения, успехи в экономике, технике. А, скажем, СССР в годы войны произвел вооружений в 2 раза больше, чем фашистская Германия.

Советский танк Т-34 немецкий танковый генерал Гудериан признал лучшим и заставил германских конструкторов создать на его основе знаменитую "Пантеру", которая на короткий промежуток стала превосходить наши. Довооружение, новые орудия вывели наши танки Т-34 и ИС ("Иосиф Сталин") снова в разряд лучших в мире.

А как было обеспечить победу в Прохоровском сражении, во всей битве, если бы не такое количество боеприпасов, которое поставил советский тыл (в 14 раз больше, чем получила Россия в Первой мировой войне).

"В целом сухопутные войска и авиация израсходовали снарядов, мин и бомб в 1,3 раза больше, чем противник. И это стало фактором стратегического порядка". (История военной стратегии России. М. 2000 г., с.272).

Не менее важной была и работа транспорта. Ведь один боекомплект армии составлял 1 200 тонн, а одна заправка 600 тонн. Представляете, какая нагрузка приходилась на авто и железнодорожный транспорт. Железнодорожники везли танки с экипажами с танковых предприятий. Впечатляющим был рассказ о войне Героя Социалистического Труда вдохновленной и мудрой, но столь же молодой как тогда Елены Мироновны Чухнюк, который она по нашей просьбе повторяла молодым железнодорожникам в прошлом году во время Транссибирского пленума. "Веду паровоз. За много состав зачехленных танков с завода. Немцы налетали несколько раз. Веду рывками, ухожу от взрывов. Осколки, комья земли падают на поезд. Вкатываюсь на станцию Касторная под Воронежем. Танкисты прямо с платформы съезжают, выстраиваются в колонну и – на Курск. А я стою у паровоза чумазая, обессиленная в клубах пара. Подбегает командир танкового полка: "Где машинист?" – "Я". – "Я спрашиваю, где машинист, пигалица?" Отвечаю: "Я и есть машинист!" Он руками развел: "Дорогая! Милая! спасибо тебе, так провезла…" Обнял, поцеловал, подмигнул и в бой…"

И считалось все это тогда работой, которая шла правда рядом со смертью. Не за доллары, не за рубли, а за честь, достоинство, за Родину.

На Прохоровских чтениях воздали должное нашей великой военной литературе, ведущей свое начало от "Слова о полку Игоревом", от "Задонщины", от державинских победных виватов - од, от пушкинской "Полтавы", от гоголевского "Тараса Бульбы", от толстовских "Севастопольских рассказов". У нас была великая литература Отечественной войны. М. Шолохов "Они сражались за Родину", "Судьба человека", Л. Леонов "Взятие Великошумска", А. Фадеев "Молодая гвардия", Ю. Бондарев "Горячий снег", М. Алексеев "Мой Сталинград", Е. Носов "Усвятские шлемоносцы", В. Курочкин "На войне, как на войне". Поэзия А. Твардовского, А. Суркова, К. Симонова, С. Орлова, Н. Старшинова, С. Гудзенко, Ю. Друниной и многих других.

В зале на Прохоровских чтениях был выдающийся ветеран, Герой Советского Союза, автор 24 поэтических книг Михаил Федорович Борисов. 11 июля 1943 года во время смертельной схватки одной из батарей с двумя десятками тяжелых танков врага сержант М. Борисов, заняв место у орудийного прицела последней уцелевшей пушки, уничтожил семь "Тигров", а восьмого ударом в лобовую броню остановил в 60 метрах от нашей боевой позиции. За это он и получил звание Героя. Борисов сохранил жизнь и свой поэтический дар. Он и читал здесь не раз свои стихи:

Только вспомнится мне

наш Воронежский фронт,

Как в раскрытом окне

Громыхнет горизонт,

Как закружит метель,

Словно смерч огневой,

Встанет черная тень

Над моей головой…

Только вспомню друзей,

Вросших

В землю

По грудь

И о доле своей

Не отважусь вздохнуть.

 

Ему по праву была и присуждена первая премия "Прохоровское поле", которую вручали Е. Савченко, Н. Рыжков, В. Ганичев, архиепископ Белогородский и Старооскольский Иоанн. Вторую премию вручили Виктору Николаеву за его известную и полюбившуюся многим книгу "Живый в помощи". Виктор из того послевоенного поколения военной литературы, которое прошло Афган, Чечню, Таджикистан. Он из того поколения, которое снова привело на страницы книг православную веру, совесть, честь, патриотизм.

А ведь снова и снова приходится обращаться к ним, к этим качествам, к патриотизму в условиях новой армии. Кто-то уже бросил идею, что контрактникам патриотизм не нужен, им нужны деньги. Как будто не были контрактниками воины Петра под Полтавой, боевые офицеры-патриоты войны 1812 года, морские служители Федора Ушакова да и крепостные, отряженные в армию миром, общиной и бравшие Берлин, Париж, Варшаву, сражавшиеся за Веру, Царя и Отечество.

К послевоенной военной литературе можно уже отнести серьезный отряд наших писателей. Лучшие из них давно известны по книгам о войне. В первую очередь это романы Александра Проханова "Чеченский блюз" и "Идущие в ночи" о кровавой и героической кавказской эпопее. Сюда же примыкает очерковая повесть Виталия Носкова "Любите нас пока мы живы" о курганских, уральских собровцах в Чечне. За эту повесть Виталий получил всероссийскую премию "Сталинград".

О многом говорили на Прохоровских чтениях, о необходимости борьбы с фальсификациями в учебниках, об освящении героических страниц в истории Отечества, о создании фильмов про героев, о необходимости возвратить в библиотеки изгнанную "Молодую гвардию" Фадеева, "Как закалялась сталь" Островского, "Повесть о настоящем человеке" Полевого. О нашем человеческом достоинстве, чести, памяти. Прохоровское поле, поле битвы, героизма, патриотизма требовало честного, откровенного разговора о судьбах Отечества. Он и состоялся в эти дни. Он требует продолжения.

Валерий Ганичев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"