На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Дух воинский  

Версия для печати

... И еже с ним за Веру и Отечество живот свой положившие

Соратники воина-мученика Евгения Родионова

Около трех лет назад стало известно о подвиге Евгения Родионова, оказавшегося в плену с тремя другими воинами-пограничниками в первую чеченскую кампанию. У молодых солдат был выбор: принять веру врага и сохранить себе жизнь, или мученически погибнуть. Они предпочли смерть предательству. Вместе встретили они самые страшные дни своей жизни, вместе сделали свой выбор — рядовой Евгений Родионов, младший сержант Андрей Трусов, рядовой Игорь Яковлев, рядовой Александр Железнов. О воине Евгении, не снявшем креста в чеченском плену, писалось неоднократно. Подробности жизни остальных пограничников стали известны только сейчас.

Андрей Николаевич Трусов родился 21 ноября 1976 года в сельском пригороде Орла в семье Николая Александровича и Нины Николаевны Трусовых. Крещен Андрей был в трехмесячном возрасте священником храме Иверской иконы Божьей Матери. Крестины проходили на дому, так как мальчик имел врожденную грыжу. Уже после крестин грыжу удалили, и мальчик больше ничем не болел. В детстве Андрея нянчила ныне здравствующая бабушка Татьяна Ивановна, которой в войну пришлось пройти немецкие концлагеря под Штутгартом. Через восемь лет в семье Трусовых родился младший брат — Евгений. С детства Андрей помогал родителям по хозяйству на приусадебном участке. До девятого класса учился в орловской школе N 30. После школы окончил ПТУ N2 22 по специальности пчеловод-водитель. Эту сугубо мирную профессию выбрал он сам. Наверное, за веселый нрав, басовитый голос, высокий рост (около 180 см) и щегольские усики он получил от товарищей прозвище «поручик». Оно сохранилось за ним и в армии. Склонность Андрея к шуткам вспоминает отец Николай Александрович, таких называют сейчас «прикольщиками». Нина Николаевна вспоминает его доброту и ласковость, стремление к чистоте и аккуратности. И еще помнит она о том, что у Андрея было много друзей. Перед армией пошутил в последний раз: «А может, «закосить» — посидеть в подвале лет до двадцати семи», — посмеялись с матерью. Чтобы призвали в погранвойска, сам сходил в военкомат. А когда пришла повестка, сразу же убыл в пункт сбора. Домашние даже котлет на дорогу пожарить не успели. Уже в поезде, обнимая младшего брата, сказал: «Я и за тебя отслужу, ты в армию не пойдешь». Что впоследствии и сбылось. Мать награжденного посмертно Орденом Мужества Андрея Трусова представители военкомата уведомили, что последнего сына в армию не призовут. Тело воина Андрея Трусова похоронено на погосте храма Святителя Николая рядом с деревней Лепешкино. На школе, где учился Андрей, установлена памятная доска.

Игорь Владимирович Яковлев родился 26 января 1977 года в деревне Петровское Тербунского района, Липецкой области в крестьянской семье Владимира Ивановича и Анны Васильевны Яковлевых. Игорь был младшим, поздним ребенком и имел двух старших сестер Галину и Наталью. Крещен был трех лет от роду в церкви Вознесения Господня в селе Бурдино. До третьего класса ходил в школу в Петровском. С четвертого по девятый — в соседние Тербуны. Ходить приходилось пешком в любую погоду по пять километров. С двенадцати лет Игорь помогал родителям в тяжелом деревенском труде: работал штурвальным на комбайне, пахал на тракторе, ухаживал за домашней скотиной. В детстве жизнь Игоря дважды подвергалась смертельной опасности. Один раз в пять лет провалился под лед, катаясь на санках, но был спасен соседкой. Анна Васильевна удивлялась, что он даже не заболел тогда. Другой раз, уже в юности, чуть не замерз в сильный мороз в дороге. Когда его отогрели, дома сказал: «Святитель Николай помог». Что стояло за этими словами, теперь не узнать. Роста Игорь был невысокого — в отца, физически крепок, вынослив. Отличался немногословностью, ровным спокойным характером. Из школы приносил только хорошие и отличные оценки. СПТУ окончил с отличием. Товарищей имел старше себя, жалоб от него никогда не слышали ни сестры, ни родители. К службе в армии готовился: помимо тяжелого деревенского физического труда, занимался гирями, бегом. Обрадовался, что попал в пограничные войска. Письма с его службы были лаконичными: «Все хорошо. Всем доволен». Когда сестра Наталья привезла тело Игоря из Ростова, на похороны пришло очень много народа из соседних деревень. Возможно, среди пришедших попрощаться с Игорем были двое юношей из соседних Тербунов, ставших впоследствии воинами Шестой роты Псковской воздушно-десантной дивизии. Учились они, по-видимому, в одной с Игорем школе и легли на соседнем погосте.

Александр Михайлович Железнов родился 10 августа 1976 года в районном центре — городе Вача Нижегородской области. Родители Александра Михаил Иванович и Нина Ивановна крестили сына в семилетнем возрасте вместе с родившейся в том же году сестренкой Катей. Крестины проходили в июле 1983 года в Храме Святой Живоначальной Троицы в селе Арефьево, который за время своего существования никогда не закрывался. В этом же году Александр пошел в Вачинскую школу, где проучился до восьмого класса. Когда мальчику было двенад­цать лет, произошла трагедия. Внезапно на глазах матери погиб отец Саши — Михаил Иванович. Нина Ивановна работала нянечкой в детском саду и все работы по дому и подсобному хозяйству легли на плечи Александра. Может быть, поэтому учеба в школе давалась ему с трудом. После восьмого класса пошел в вечернюю школу и ПТУ, где учился на слесаря. Мать вспоминала, что сын вообще не курил, и в общении был прост, не любил драться и ссориться. Телосложения был плотного, роста среднего (около 170 см). Александр был неприхотлив, заботился о матери и сестре. После смерти отца в семье стал ощущаться недостаток во всем, и покупки необходимых вещей делали по очереди! в этом месяце — Кате, в следующем — матери, в следующем — Саше. А он все отказывался в пользу сестры и Нины Ивановны: «Мне зачем — мне в армию». Когда мать хотела похлопотать в воен­комате, чтобы сына — последнюю опору семьи — послали служить поближе к дому, он категорически отказался. Хотел служить в Пограничных войсках, только все сокрушался: «Как же вы без меня будете?». В учебном центре ФПС в Багратионовске, что под Калининградом, сдружился с Андреем Трусовым. Не желая расставаться с това­рищем, с первой волной поехал служить на чечено-ингушскую границу. Хотя возможность остаться под Калинин­градом была: один из командиров — земляк — хотел оставить его, да и мать была категорически против. Письма со службы присылал шутливо-бодрые, начинавшиеся со слов: «Привет из санатория...» или «Привет из пионерлагеря...». Похоронили Александра на Вачинском кладбище на горе.

Разные были эти ребята. Они отличались не только характерами, но даже речь выдавала в них жителей разных областей. Но общего все же было больше. Это были крепкие ребята из крепких работящих семей. Формирование мужских качеств проходило у них в безвременье первой половины 90-х годов, когда многие семьи познали нужду и безработицу. Тогда никто из них не погрузился в отверзшийся вдруг мир губительных развлечений. Они честно подставили свои юношеские плечи и понесли тяготы вместе с отцами и матерями, став опорой и надеж­ной своих семей до армии. В пору, когда в стране господствовала идеология, пронизанная ненавистью к Родине, никто из них не подумал об уклонении от службы. Рожденные в безбожные времена, мальчики были крещены в Православии. Житель Подмосковья Евгений посещал до армии церковь, носил крестик, остальные ребята — нет. И церквей в их селах не было и нет до сих пор. Один крест был найден в могиле — воронке под Бамутом — нательный крестик Евгения. Но единый мученический крест выпал им всем четверым. Попав в плен, никто из ребят не написал домой писем с просьбой о выкупе и даже не дал своих адресов бандитам. В лютом чеченском плену это было сделать непросто. От момента, когда они опустили шлагбаум перед санитарной машиной, набитой боевиками, и до своего смертного часа — были вместе. Любовь Васильевна Родионова и Нина Ивановна Железнова видели камеру с отогнутой решеткой в Бамуте. В ней держали воинов. Это помещение было свидетелем последних дней пограничников. Как они укрепляли друг друга, как подбадривали — мы уже никогда не узнаем. Но выбор — стоял перед всеми четверыми.

Благой плод бывает от благого древа. У каждой семьи пограничников был свой подвиг. Все родители воинов прошли через страшный позор обвинения в дезертирстве — чтобы скрыть факт пленения солдат, командование заставы в каждую семью направило телеграммы о самовольном оставлении части. А за телеграммами — участковые с обыском и пересуды односельчан и соседей. Потом — мучительная неизвестность. Все матери молились о сыновьях, заказывали службы. Любовь Васильевна ходила по бандитским отрядам, искала сына. Под Бамутом искать тела погибших сыновей ходила вместе с Ниной Ивановной Железновой, выбирать ребят из наскоро засыпанной воронки пришлось по косточкам. Нину Николаевну Трусову и Наталью Владимировну Яковлеву вызвали телеграммами в Ростов. Собственноручно одевали дорогие косточки в новую форму. Учительница Наталья Яковлева — сестра Игоря, вспоминала: «Как все это увидела — поняла, если я этого не сделаю, никто не сделает. Родители наши ведь старенькие. Они не переживут».

Ранее отмечалась та необычайная для нашего времени почтительность и забота, с которыми отнеслась Любовь Васильевна Родионова к останкам своего сына. Теперь известно, что так же поступили близкие Андрея, Игоря и Александра. Никто не похоронил своих детей в казенном цинке. Тела были переложены в гробы и отпеты по православному обряду. Хотя родители воинов, по естественным причинам, не были знакомы со Священным Писанием, в этих совершенно разных семьях существовал особый климат моральной чистоты, присутствовало вполне определенное христианское понятие греха и определенное понятие праведности. Причем, к следованию этим принципам стремились вне зависимости от окружающей обстановки.

Когда-то довелось слышать проповедь архимандрита Петра из Боголюбова, где он говорил о том, что сатана за то ненавидит нашу землю и лютует против нее, что каждый русский — потенциальный православный, ибо сегодня еще лба не знает как перекрестить, а завтра он уже церкви строит. Так было попущено Богом, чтобы на рубеже третьего тысячелетия именно в России для солдат Евгения Родионова, Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова вопрос о верности Отечеству слился с вопросом о верности Православной вере. Отказ от Христа означал отказ и от Родины, и от матери. И все четверо ценой страданий и самой жизни дали единый ответ на этот главный для каждого человека вопрос.


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"