На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Дух воинский  

Версия для печати

Тихая пристань адмирала Ушакова

Памяти святого Федора

Всякий раз, когда речь заходит о святых воинах, обязательно возникает вопрос: если Бог есть Любовь, а война – застывший концентрат ненависти, как люди, которые не просто воюют, а руководят военными действиями, могут быть святыми? Сегодня 200 лет со дня преставления святого праведного воина Федора Ушакова.

 

Православный воин (не путать с «воином Христовым») – не оксюморон ли это? Не парадоксальное ли явление? 

Есть в любви место разногласиям, раздору, ненависти, злобы, и страшнее сказать – убийству другого человека? 

Но все же: идти на ратный подвиг с лозунгом «За веру!» – означает ли совершить богоугодный поступок? 

Спаситель Сам осаживает апостола Петра, извлекшего меч для защиты Учителя. Братьям Воанергес Он не дает совершить истребительный акт мести.

Но значит ли это, что война в принципе и вера во Христа никак органически не уживаются? На уровне государства, общества этот момент вроде бы ясен.

А на уровне отдельной личности? 

Святые Отцы не приравнивали убийство врага на войне к обычному (криминальному) убийству, но тем не менее святитель Василий Великий в своем 13-м правиле рекомендует воинам воздерживаться от принятия Святых Таин в течение 3-х лет.

И вот живет человек, искренне верующий в Бога, живущий по Его заповедям. Но у него в то же время талант военачальника. 

Что ему делать? Закопать таланты? Удалиться из мира? А если к монашеству он не призван…

Такой воин совершает молитву перед боем, во время боя, после него. Оплакивает соратников, себя не жалеет. Он молится и за противника (но желает победы своему народу).

Если он оставит свой народ в опасности по соображениям христианским – будет ли это достойно христианина? 

Это сложные вопросы.

Но был в нашей истории человек, в образе которого максимально полно сочетались высокое звание христианина и воина. 

Имя его просто и звонко – Феодор Ушаков. Родной племянник преподобного Федора Санаксарского шел к Богу своими путями, а скорее, этими путями вел его Сам Бог.

 

Морянин Федор

 

Когда отец – сержант лейб-гвардии Преображенского полка в отставке – спросил Федора, кем он хочет стать, сын не задумываясь ответил: «я бы во флот пошел…».

Отец удивился. Откуда мальчику, рожденному в Ярославской губернии, могли прийти мысли о море?

— Сынок, да кто же тебя надоумил сему?

— Волга, — отвечал Федя с гордостью. — Я быстрее всех плоты вязать научился, плавать и под водой сидеть дольше всех с камышиной, гребу без устали. Вот все ребята наши и соседские меня морянином и именуют.

Слышавшая разговор мама озабоченно качала головой. Зато отец был доволен: воинская служба, по его мнению, самое достойное занятие для мужчины.

Хотя Ушаковы были представителями старинного дворянского рода, семья Федора жила небогато. Но родители – Федор Игнатьевич и Прасковья Никитичны – сумели создать в доме теплую дружескую обстановку. Маленький Федя видел ежедневно видел пример жертвенной любви, взаимопомощи, поддержки и милосердия.

Получив начальное образования, Федор начал свой путь к морю. Он поступил в Морской кадетский корпус, в стенах которого провел пять лет. Прилежно и увлеченно изучая преподаваемые науки, юноша с нетерпением ждал, когда всю эту теорию можно будет проверить на деле.

1766 год наконец принес желаемое: 21-летний мичман Федор Ушаков был принят на Балтийский флот, где получил хороший опыт управления и тактики. А через несколько лет трудной, но интересной службы его перебросили на юг в составе Азовской флотилии. В 1769 году Ушаков получил чин лейтенанта.

 

В эпицентре боя

 

Набирающей силы Российской Империи нужен был мощный флот. Без этого амбициозная задача – отвоевать Черное море у Османской империи – была невыполнима. Для этого были необходимы не только современные маневренные корабли, но и молодые талантливые люди, понимающие смысл морского дела и умеющие нестандартно мыслить в самых сложных ситуациях морского сражения. Именно таким человеком и оказался Федор Ушаков.

В 1772 году под командованием Ушакова находился прам «Курьер». А в 1773 году – 16-пушечный корабль «Модон», который под его руководством участвовал в отражении высадившихся в Балаклаве турок.

С 1775 года Федор Ушаков командовал фрегатом, а в 1776 – 1779 гг. участвовал в походе на Средиземное море с целью проводки фрегатов в Чёрное море. Два года (1780-1782) командовал линейным кораблём «Виктор», который «ходил» в составе эскадры на Средиземном море.

С 1783 года Федор Ушаков участвовал в постройке кораблей в Херсоне. Весной того же года город охватила чума. С мая по октябрь скончалось около 12 000 человек. Не только строительство Черноморского флота, но и существование самого города было поставлено под угрозу. На борьбу с эпидемией были брошены все силы.

Особенно отличился Федор Ушаков. Благодаря принятым мерам, в его команде не было ни одного смертного случая. За столь успешную борьбу с эпидемией и сохранение команды Федор Федорович был награжден орденом Святого Владимира IV степени. Таким образом, первую свою награду Ушаков получил в мирное время – за сохранение жизней своих подчиненных.

Вскоре капитан первого ранга Ушаков был переведен в Севастополь, чуть позже став фактическим главой города. Создавался Черноморский флот, строились пристани, возводился первый городской храм. Параллельно на море шла война с Османской империей.

В 1787–1791 гг. русский флот под командованием Федора Федоровича, не потеряв ни одного корабля, одержал ряд блистательных побед над турками. Таланты Ушакова не остались незамеченными – присвоение звания вице-адмирала тому свидетельство. Но сам он не изменился ни на йоту.

Тщеславие, превознесение над подчиненными Федору Ушакову никогда не были свойственны. Многие общавшиеся с ним отмечали необычайную простоту, прямоту и приветливость, сочетавшиеся с огромной силой воли, отвагой, чувством собственного достоинства и ответственностью. В любом сражении Ушаков приказывал располагать свой корабль в самом эпицентре боя, личным примером воодушевляя матросов и офицеров.

 

 

Смена курса

 

Средиземноморская кампания 1798–1800 годов стала последним масштабным предприятием под руководством Ушакова. Успехи были очевидны: греческие острова в Средиземном море были освобождены от оккупационного режима наполеоновской Франции, причем адмирал всегда прикладывал максимум собственных усилий для того, чтобы избежать человеческих жертв.

Федор Федорович сначала договаривался о поддержке с местным населением, и лишь потом высаживался русский десант, который быстро обезвреживал французские гарнизоны. Наших воинов везде встречали как освободителей, а жители острова Корфу наградили Ушакова именным золотым мечом. Флот Ушакова принимал участие и в морской части военной операции по освобождению Италии от наполеоновских войск. Но после приказа императора Павла в октябре 1800 года эскадра адмирала вернулась в Севастопольскую бухту.

А через полгода император Павел был убит заговорщиками. На престол взошел его сын Александр I. Политика России резко изменились. О военном флоте словно забыли.

Ушакова перевели в Петербург на должность командующего Балтийского гребного флота, позже – начальника флотских команд в Санкт-Петербурге. Но фактически адмирал остался не у дел. Все свои силы он отдавал на заботу о быте моряков, хлопоты о искалеченных и обездоленных сослуживцах.

«Всемилостивый государь! – обращался 62-летний адмирал к Императору. – В высокославной службе Вашего императорского величества находился я сорок четыре года, продолжаю оную беспорочно (…) более сорока кампаний сделал на море, две войны командовал Черноморским линейным флотом против неприятеля, был во многих флотилиях с пользою (…) Ноне же при старости лет моих отягощен душевной и телесной болезнью и опасаюсь при слабости моего здоровья быть в тягость службе и посему всеподданнейше прошу, дабы высочайшим Вашего императорского величества указом поведено было за болезнью моей от службы меня уволить»

В конце Федор Федорович приписал: «Не прошу я награды, знатных имений, высокославными предками Вашими за службу мне обещанных, удостой, Всемилостивейший государь, тем, что от высочайшей щедроты Вашей определено будет на кратковременную жизнь мою к моему пропитанию».

Читая это письмо, Александр сказал:

— Упрямец. Мы на морях воевать не будем. Отпустите его, пусть молится Богу.

Императорский указ гласил: «…Балтийского флота адмирал Ушаков по прошению за болезнью увольняется от службы с ношением мундира и с полным жалованьем».

Великий флотоводец, политик и дипломат, отец многих поколений русских моряков отправлялся в Тамбовскую губернию.

 

Адмирал в затворе

 

Федор Ушаков поселился в своем имении – в трех верстах от Санаксарского монастыря, где совсем недавно подвизался его благочестивый родственник.

Первое время адмирал удалился от всех мирских дел и жил словно в затворе. Адмирал молился о друзьях и недоброжелателях, коих у него было множество, о сослуживцах, уцелевших в жестоких сражениях и о тех, кто покинул этот мир. О своих и чужих.

Через 12 лет после смерти Ушакова иеромонах Нафанаил в письме архиепископу Тамбовскому Афанасию сообщал: «Оный адмирал Ушаков… и знаменитый благотворитель Санаксарской обители по прибытии своем из С.-Петербурга около 8 лет вел жизнь уединенную в собственном своем доме, в своей деревне Алексеевке, расстояние от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомоления в монастырь к служителям божьим во всякое время, а в великий пост живал в монастыре в келье для своего посещения… по целой седьмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неукоснительно, слушая благоговейно. В послушаниях же в монастырских ни в каких не обращался, но по временам жертвовал от усердия своего значительным благотворением, тем же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния в всепомощи. В честь и память благодетельного имени своего сделал в обитель в Соборную церковь дорогие сосуды, важное Евангелие и дорогой парчи одежды на престол и на жертвенник».

Когда началась Отечественная война, в Тамбове, как и в других губерниях, было создано ополчение. Командиром просили стать Ушакова. Он отказался. Годы были уже не те и брать на себя такую ответственность адмирал не решился. Но полностью отстраниться от дел он не мог: на свои личные средства устроил госпиталь для раненых, а оставшуюся часть денег внес на формирование I Тамбовского пехотного полка. Многие годы он не раздумывая был готов умереть за Родину, и ей же отдал все, что имел.

Современник Ушакова писал: «В достопамятный 1812 год, когда грозныя бури потрясли Отечество наше, не только из Темникова, но из отдаленных мест приезжали многие посетители. С страдальцами, лишившимися имущества, делился он тем, что обремененных скорбью и унынием, подкреплял непоколебимою надеждою на благость небесного промысла». «Не отчаивайтесь, — говорил он, — сия грозныя бури обратятся к славе России. Вера, любовь к Отечеству и приверженность к престолу восторжествуют. Мне немного остается жить, не страшусь смерти, желаю только увидеть новую славу любезного Отечества!.. Бог услышал моление Россиянина, поседевшего в служении Отечеству, он насладился славою и торжеством России».

Наполеон был побежден, и к родным нивам возвращались полки российских солдат, на повозках везли раненых, инвалидов. Разорены были села и города. Сердобольный адмирал и здесь не остался в стороне.

Темниковский предводитель дворянства Александр Никифоров 15 января 1813 года писал тамбовскому губернатору о том, что для содержания и лечения больных солдат необходимо 540 рублей. А далее он сообщил: «Относился я по изъявленному благодетельному расположению к таковым пособиям (к) его превосходительству, господину адмиралу и кавалеру Федору Федоровичу Ушакову, вследствие чего его превосходительство и представил вышеписаную сумму для продовольствия больных военнослужащих — 540 рублей в мое расположение».

Сам Федор Федорович в письме обер-прокурору Синода в апреле того же, 1813 года писал, что в ответ на обращение императрицы Елисаветы Алексеевны о свершении денежных пожертвований страждущим от разорения, бедствующим и не имеющим жилищ, одежды и пропитания он решил снять все деньги, положенные им под проценты Петербургской сохранной кассе, и отдать на вспомоществование ближним страждущим от разорения злобствующего врага.

«Я давно имел желание все сии деньги без изъятия, — писал он, — роздать бедным, нищей братии, не имущим пропитания, и ныне, находя самый удобнейший и вернейший случай исполнить мое желание, пользуясь оным по содержанию… в пожертвование от меня на вспомоществование бедным, не имущим пропитания. Полученный мною от С.-Петербургского опекунского совета на вышеозначенную сумму денег двадцать тысяч рублей билет сохранной кассы, писанный 1803 года августа 27-го дня под № 453, и объявление мое на получение денег при сем препровождаю к вашему сиятельству. Прошу покорнейше все следующие мне… деньги, капитальную сумму и с процентами за все прошедшее время истребовать, принять в ваше ведение и… употребить их в пользу разоренных, страждущих от неимущества бедных людей».

Всецело преданный службе и служению, Федор Федорович всю жизнь оставался холостяком. А удалившись в свое имение, он стал почти отшельником – и по быту, и по образу мыслей. Остаток дней своих, по словам уже упоминаемого иеромонаха Нафанаила, адмирал провел «крайне воздержанно и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви».

Великий адмирал умер 2 (14) октября 1817 года на 74-м году жизни и был похоронен в Санаксарском монастыре Темниковского уезда Тамбовской губернии.

***

Современник Ушакова проникновенно заметил: «Он довольно жил для Отечества, для службы и для славы; но бедные, пользующиеся неистощимой его благотворительностью, со скорбью и со слезами говорят: „Он мало жил для нас!..“ Я не имел счастья быть свидетелем подвигов Ушакова, но я знал его добродетели, его благотворительность, его любовь к ближним: напоминание о том будет услаждать душу мою и руководствовать к добру. Имя Адмирала Ушакова причислилось к именам знаменитых Русских мореходов, а добродетели его запечатлелись в сердцах всех тех, которые пользовались его знакомством в последние годы жизни его, посвященной Вере и благотворению».

«Слава Богу за все!», – не уставал повторять Федор Ушаков в любых обстоятельствах своей жизни – начиная рапорты или пускаясь в сражение, отплывая в путь или возвращаясь домой. Эти же слова он учил повторять своих сослуживцев, напоминая им, что они живы только потому, что Господь уберег их.

Борис Пастернак, поражаясь подвигу русского моряка, писал:

Непобедимым — многолетье,

Прославившимся — исполать

Раздолье жить на белом свете,

И без конца морская гладь.

И русская судьба безбрежней,

Чем может грезиться во сне,

И вечно остается прежней

При небывалой новизне.

И на одноименной грани

Ее поэтов похвала,

Историков ее преданья

И армии ее дела.

И блеск ее морского флота,

И русских сказок закрома,

И гении ее полета,

И небо, и она сама.

И вот на эту ширь раздолья

Глядит из глубины веков

Нахимов в звездном ореоле

И в медальоне — Ушаков.

Вся жизнь их — подвиг неустанный.

Они, не пожалев сердец,

Сверкают темой для романа

И дали чести образец.

Их жизнь не промелькнула мимо,

Не затерялась вдалеке.

Их след лежит неизгладимо

На времени и моряке.

В одной из записок своему командованию Федор Ушаков отметил: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море <…> ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался».

Это удивительно и практически невозможно! Но если посмотреть сохранившиеся военные документы тех лет, то становится ясно, что так и было. Адмирал, участвовавший во многих сражениях, но не потерявший ни одного корабля и ни одного подчиненного не отдавший в плен! Он не боялся рисковать, но и не боялся полностью положиться на Бога, который и выводил его команду живой.

Примечательно, что Федор Ушаков при любой власти был образцом. Даже в советские времена именем адмирала называли улицы, предприятия, военные и пассажирские суда. В 1953 году появился художественный фильм «Адмирал Ушаков» и тысячи советских мальчишек мечтали быть похожими на великого героя.

Разбору военного гения Ушакова посвящен не один десяток специальных исследований. Мы же, не будучи глубоко осведомлены в особенностях ведения морского сражения, отметим главное: когда это зависело от него, великий адмирал прикладывал все усилия, дабы одержать победу, уберечь своих матросов и даже спасти жизни неприятелей. Ну а в том, что не было в его силах (а таких моментов на войне очень много) Федор Ушаков полагался на Бога. Который никогда не оставлял своего верного чада, служившего Ему делами любви, милосердия и добра.

В 2001 году Церковь признала Федора Ушакова местным святым, почитаемым в пределах Саранской епархии. А в 2004 году Архиерейский собор Русской Православной Церкви причислил адмирала к общецерковным святым в лике праведных. Поводом для канонизации стали не государственные заслуги и не военные победы. Он свят потому, что в центр своей личной жизни поставил не сиюминутные соображения выгоды и расчета, а евангельские идеалы, которым и следовал до последнего дня в меру сил и возможностей.

Текст создан по материалам книги В.Н. Ганичева «Ушаков»

* http://www.pravmir.ru/tihaya-pristan-admirala-ushakova-pamyati-svyatogo-fedora/

Людмила Кириллова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"