На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Пока дышим – мы воины

О друзьях-товарищах

Тридцать лет прошло с того дня, когда последний солдат Советской Армии покинул Афганскую землю. Для нас, старших офицеров, командиров боевых частей, не вылезавших из боевых действий это событие не могло иметь однозначной оценки. Там вдали от Родины, от родных и близких, мы выполняли тяжелую мужскую работу, будучи уверенными в том, что решаем очень важные для страны задачи.

Спустя много лет, продолжая служить в Армии, дослужившись до больших должностей и высоких генеральских званий, я понял очень важную для себя истину. Она все эти годы неизменно жила во мне, именно она помогала преодолевать всевозможные    трудности воинской службы, офицерского быта, лишений и тяжелых последствий смены жизненных ценностей.

«Не может воин, бесстрашно   сражавшийся в боях,

  спасая жизни своих боевых товарищей,

  жертвуя собой, быть, сломлен и сгинуть

  в жерновах циничной послевоенной жизни.

  Нету у него на это никакого права».

Передо мной светлой страницей, безгранично дорогими для меня воспоминаниями предстают лица моих солдат, как элемент особой гордости, как примеры высочайшего мужества и героизма – Гвардейцев 149 Мотострелкового полка, прошедших со мной сквозь горнилище этой тяжелой войны и вынесших на своих юных мальчишеских плечах всю тяжесть этого непростого, порой неблагодарного труда.

Афганистан,   август 1986 г . Это была моя последняя операция.

Уже три с половиной месяца, как я переслуживал положенный мне срок пребывания в ДРА, командуя 149 Гвардейским полком. Уже и замена пришла, и вещи были собраны, однако не судьба была мне тогда убыть домой в положенный срок.

Утром 20 августа 1986 года я был вызван в Штаб 201 дивизии, где мне Командиром дивизии была поставлена задача о переброске личного состава 149 МСП бортами самолетов АН-12 в район Афгано-Иранской границы в провинцию Герат, для участия в войсковой операции под кодовым названием «Западня».

Прибыв поздно вечером того же дня бортами АН-12 на аэродром Герата, я отдал приказ офицерскому составу «Всем   подразделениям дать команду «Отбой»».

Спать легли, кто на что смог, либо просто прямо на землю. Не было времени для организации комфортного сна. Ранним утром предстоял десант, поэтому стояла задача – максимально набраться сил.

Чуть стало светать, личный состав был поднят для проведения строевого смотра подразделений с целью проверки наличия необходимого количества боеприпасов и провизии. Сразу после окончания строевого смотра я собрал старший офицерский состав и поставил каждому командиру подразделения боевую задачу. Уже через сорок минут личный состав полка был разбит по группам и ждал команду грузится на вертолеты   Ми-8Т.

Десант осуществлялся близ населенного пункта Кокари-Шаршари. Это злачное место и раньше было известно своими хорошо оборудованными оборонными коммуникациями. Полку предстояла задача его   полного уничтожения, захват складов оружия и боеприпасов банды моджахедов под командованием известного полевого командира Турана Исмаила-Хана.

Приблизительно через 30 минут мы были на месте высадки. Выжженная земля, низкие по Афганским меркам горы, сухое русло реки Герируд – место, где по топографической карте проходит граница Афганистана с Ираном. Никаких пограничных постов, пограничников ни с одной, ни с другой стороны нет. Ничего, что могло бы напоминать государственную границу.

  Вертолеты, с десантом долетая до мест назначения, зависали над сопками, пилоты, заметно нервничая, торопили бойцов с высадкой.

Подразделения десантировались и, как положено, занимали круговую оборону.

Я, также спрыгнув вместе с двумя бойцами, связистом и офицером из управления полка, стал оперативно принимать доклады командиров подразделений о фактических координатах сосредоточения подразделений полка.

Не успели вертолеты отлететь от места десантирования, как по десанту стал вестись прицельный минометный огонь. У нас сразу появились раненные. Было очевидно, что зона пристрелена и там нас уже ждали. Свист мины, разрыв. Свист мины, разрыв.

Хуже всего, когда ты слышишь звук летящего снаряда и не знаешь в какую сторону упасть, чтобы укрыться. Обстановка накалялась, плотность обстрела усиливалась. Однако никто ни офицеры, ни солдаты, ни на секунду не показывали своих эмоций. Все были готовы к бою.

Отдав приказ обеспечить мобилизацию раненных, я дал команду офицерам срочно и максимально дальше удалить подразделения от места десантирования – то есть пристрелянной душманами зоны минометного обстрела.

Второму батальону была поставлена боевая задача в качестве авангарда полка двумя группами – разведывательным дозором и основной группой выдвинуться к   высотам и в кратчайший срок преодолеть расстояние до позиций душманов.

Учитывая важность поставленной перед 2-м Батальоном боевой задачи и мобильность этого подразделения в сложившейся обстановке, я счел тактически правильным разместить командный пункт полка рядом с КП Второго батальона.

В суете выполнения первоочередных задач моему вниманию представилась интересная картина: худощавый паренек в новеньком масхалате с нескрываемой важностью выполнял приказ комбата, отбирая себе группу в разведдозор: «Так, мне нужен один сапер, один связист, два пулеметчика и два автоматчика». Было очевидно, что солдат знает, что делает, и делает это далеко не в первый раз.

Конечно, я узнал этого солдата и узнал бы его среди сотен других солдат. По десяткам его в кавычках   «подвигам» в расположении полка. Хулиган именно этим, словом я наиболее верно охарактеризовал бы этого бойца. Где какой-то междусобойчик, где в столовой у поваров что отняли, где на складе у кого чего не хватает, везде его след. У меня от этого солдата была изжога и особенная любовь.

Но, что касалось боевых, тут ему равных не было. Всю службу, что служил, ходил в горах, всегда в дозоре. За всю службу не одной пропущенной операции.

Старший сержант Ильяс Дауди – так звали этого бойца. Закончив отбор бойцов для задания, он спешно выдвинулся вперед.

Спустя 3 часа продвижения, подразделений разведывательный дозор выводит основные силы   батальона на указанные высоты.

Не успев рассредоточиться на высоте, подразделения попадают под лобовой массированный обстрел из стрелкового, пулеметного, гранатометного оружия и безоткатных артиллерийских орудий сил душманов.

Я по связи запрашиваю поддержку авиации.

Командиры рот отдают приказ подразделениям рассредоточиться, и занять круговую оборону. Однако эти перемещения приводят к подрывам на противопехотных минах одного за другим 3-х солдат одной из рот. Наблюдая воочию за действиями офицеров командующих тактическими действиями в этом бою, мне опять попадается на глаза тот знакомый солдат в узнаваемом масхалате, оставшийся позже в моей памяти как участник одного из наиболее ярких и драматических эпизодов этой далекой войны.

Оказавшись на указанном минном поле, старший сержант И.Дауди приказывает личному составу: «Всем оставаться на своих местах» и непрерывно   вести огонь прикрытия. Взяв саперный щуп и медикаменты, он один на глазах у обескураженных бойцов, под обстрелом ползет на заминированную площадку. В лежачем положении, не поднимая головы,   под обстрелом ст.с-нт Ильяс Дауди оказывает первую медицинскую помощь и, перевязывая одного за другим 3-х раненных, по очереди   вытаскивает на себе каждого раненного с минного поля.

В ходе продолжительных и ожесточенных боев в течении 2-х суток запас боеприпасов иссякал. Запасы воды тоже были на исходе. Прицельный огонь из гранатометов и зенитных установок не давал возможности вертолетам выгрузить боеприпасы и эвакуировать раненных. Однако в этой тяжелой и нервозной обстановке боевой дух бойцов не был сломлен.

Несмотря на жару 500С, обезвоживания   солдат и офицеров, главное, о чем думали ребята - это о боеприпасах. Всех беспокоила одна мысль: лишь бы не остаться без патронов.

Второй день   непрерывных ожесточенных боев.

Бой берет свое начало с восходом солнца и заканчивается только к закату.

Имея стратегической целью сломить дух солдат, моджахеды используют мощные звуковые системы с громкоговорителями и при чтении сур карана ведут ожесточенный бой. Становясь, порой в полный рост и выпуская очередной снаряд из гранатомета, бахвалясь своей самоотверженностью, пытаются психологически подавить боевой дух наших ребят.

Умело используя все достоинства укрепрайона, одурманенные наркотиками арабские и иранские наемники, выпускают залпы из зенитных и реактивных установок   по штурмовикам СУ-24, обеспечивающим нашему батальону поддержку с воздуха. При смене боевого дежурства очередной тройки штурмовиков, отработавших свой боекомплект, моджахед-стрелок реактивной установки, пристрелявшись, сбивает на наших глазах   СУ-24.

Идет третий день. Солнце в   зените. Самый разгар боя.  

Запасов воды уже нет. Все попытки сбросить с вертушек тюки с водой терпят неудачу. Высота, с которой вертолет может сбрасывать воду не оставляет шансов   сохранения резиновых емкостей. Падая о землю резиновые тюки, разрываются, и вода с грохотом разливается на землю. У нас обессиленных и обезвоженных после 2-х дней непрерывных боев от этой жуткой картины   злость к   душманам только усилилась. День пролетает стрелой.

Вскоре наступает ночь, часть, которой уходит на чистку оружия, оценку и разбор обстановки. О еде никто не думает.

Армейское командование операцией понимая, что больше без воды и боеприпасов батальону не выдержать и на свой страх и риск повторно отправляет на удаленные от передовой позиции сопредельной высоты три вертушки. Вертолеты сбрасывают боеприпасы – цинки с патронами,   а с водой опять таже не удача.

Командир   роты ставит задачу   старшему сержанту   И.Дауди   выделить из взвода 5-х человек рядового состава для транспортировки   боеприпасов на боевые позиции.

Однако старший сержант И.Дауди убеждает своего ротного отправить его во главе данной группы, сославшись на знание пройденных горных троп, с целью сохранить молодых солдат, недавно прибывших в Афганистан от подрывов на противопехотных минах. Но, к горькому сожалению, ночью   моджахеды заминировали все отходные тропы.

Выполняя поставленную командиром роты боевую задачу, возглавляя группу по транспортировке так необходимых роте боеприпасов, на боевые позиции ст.с-нт Ильяс Дауди   утром 23 августа 1986 года находясь первым в группе сам подрывается на итальянской противопехотной мине, получив тяжелое минно-взрывное ранение с отрывом левого бедра и обширными оскольчатым разрывом мягких тканей правой ноги и получением тяжелой контузии.

Первыми словами прибывшим к подорванному ст.с-нту И.Дауди бойцам были его слова: «Без саперов не подходи».

Будучи тяжело раненным, получив четыре ударные дозы промедола, однако находясь в сознании и трезво оценивая ситуацию старший сержант И. Дауди понимает, что представляет обузу без того обессиленным от продолжительных боев и обезвоживания, находящимся на грани нервного срыва своим боевых товарищам. В горах единственным средством эвакуации раненных является вертолет. Обстрел из гранатометов не дает возможности им приземлиться.   Ст.с-нт И.Дауди понимает, чтобы эвакуировать раненного, необходимо отступить на удаленные от передовой позиции высоты, что равносильно подвергнуть своих товарищей риску новых подрывов на вновь заминированных душманами тропах.

Учитывая все эти обстоятельства, и предвидя возможные последствия он, не мешкая, подзывает к себе своего близкого товарища, боевого друга – волевого по всем меркам солдата и, рассчитывая на то, что они мыслят одинаково, сквозь зубы и шквал русского мата требует исполнить тяжелую просьбу – разрядить в него очередь. Поразительная сила духа. Торжество героизма над властью смерти.  

Но друг, конечно остается другом. Готовность старшего сержанта И. Дауди в той обстановке принять смерть   от рук друга была направлена на сохранение жизни своих   боевых товарищей и обусловлена чувством ответственности его, как младшего командира за своих подчиненных – новобранцев 149 гвардейского.

К вечеру, пользуясь уменьшением плотности огня, вертолетам все-таки удалось эвакуировать раненных, среди которых находился и   истекающий кровью И.Дауди.

  Проявив мужество и героизм, в боевой обстановке, старший сержант И.Дауди сохранил жизни малоопытных солдат и содействовал выполнению боевой задачи.

25 августа 1986 года укрепрайон Исмаил-Хана в Кокари-Шаршари был взят. Банда моджахедов была разбита. Совсем незначительная часть уцелевших душманов, бросив оружие и боеприпасы вместе с Исмаил-Ханом ушла в Иран.

Успех в этой операции был достигнут.

Прошли годы, я закончил академию Генерального штаба, прошел и другие войны, возглавил Главное Управление Боевой подготовки Вооруженных сил РФ, стал генерал-полковником.

Лишь спустя двадцать с лишним лет, я узнаю, что мой дорогой Ильяс Дауди - старший сержант, разведчик, пройдя долгие месяцы скитаний и мытарств по военным госпиталям сначала в Афганистане, потом в Ташкенте, а также других городах, шаг за шагом, буквально, становился на ноги. Он нашел в себе силы, закончил институт, организовал производство, устроил свой быт в г. Москве.

Сегодня он успешен. У него большая хорошая семья. Растит шестерых детишек.

Ни перенесенное тяжелое ранение, ни увечье, ни душевная рана, ни физический недуг не сломили дух этого бойца.

Он все тот же воин – сержант 149 гвардейского полка. Я горд тем, что был боевым командиром   сотен таких солдат,   как Ильяс.

Время не ломает этих людей, время над ними не властно.  

Этот яркий пример солдатской доблести и героизма моих солдат всегда живет во мне и не угаснет, чего бы в будущем моей жизни не произошло.

Командир 149 Гвардейского Краснознаменного

ордена Красной   Звезды Ченстоховского мотострелкового полка,

гвардии подполковник, а ныне    

генерал-полковник Александр Иванович Скородумов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"