На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Смах ли

Очерк о военной Сирии

«Смах ли» по арабски означает – позвольте мне. Именно с этой фразы, которая сродни нашему военному «разрешите!» при обращении младшего к старшему, мне и хотелось начать свой очерк о военной Сирии. Разрешение необходимо не только потому, что это будет взгляд со стороны, взгляд человека хоть и военного но прежде всего чужестранца, а и по той сложности, необходимости предлагаемого к рассмотрению материала. Тем более под впечатлением недавней поездки в эту прекрасную страну. Писать о военной Сирии легко и в то же время чрезвычайно трудно вобщем-то по одной причине - обилии и разнообразии материала, который бы хотелось включить в небольшой очерк. Судите сами.

Сирию без натяга можно считать прародиной не одного десятка цивилизаций и государств, которые, начиная еще с до библейских времен, создавались, развивались и разрушались в неправдивых войнах и столкновениях. На этой древней земле пролито столько крови, столько совершено подвигов, предательств, да и просто боевых эпизодов, что иногда кажется, человеческая память не может всего этого вместить в себя, запомнить. Но это не так. Помнит мир, и прежде всего сами сирийцы, славные страницы своего прошлого и без сомнения будут помнить всегда. Едва ли ни на каждом шагу во время нашей командировки по Сирии эта память напоминает о себе не только памятниками старины, но и современными символами. Одно из современнейших сооружений Дамаска – мемориальный комплекс «Панорама октябрьской освободительной войны» посвящено событиям осени 1973 года и вобщем-то одному эпизоду той войны – взятию сирийскими войсками города Эль-Кунейтра, города ставшего символом Голанских высот и сирийско-израильских столкновений, войн. Панорама поразила нас всей архитектурной мощью, красотой и величием, об этом я еще скажу ниже, но два существенных момента привлекают особое внимание. Прежде всего это четыре живописных полотна из древней военной истории Сирии, которые как бы скрепляются, цементируются великолепной батальной картинной современности «Президент Хафез ал-Ассад на боевых позициях вместе с высшими офицерами Серийской армии в октябрьской освободительной войне». Вот вам пять картин. На первой – подписание возможно первого в истории человечества мирного договора в древнейшем библейском городе Эбла. На второй – выступление великой античной царицы и воительницы Зенобии перед сенатом легендарной Пальмиры. На третьей – поднесение даров андалузскими князьями халифу аль-Валиду ибн Абдель Малику после взятия арабами Дамаска. И на четверной – победоносный итог битвы при Хиттине великого Салах–ад-Дина. И все это сцементировано, связано в единую цепь полотном с президентом Хафиз ал-Ассадом и его военачальниками. Вот она связь времен, поколений, тот неиссякаемый источник памяти, который питает патриотизм сирийского народа. Да и как можно забыть столь славную ратную историю своей страны. Невозможно и нам не вспомнить хотя бы самые яркие страницы боевой летописи Сирии.

Библейские времена, египетские войны, 16-4 в.в. до н.э. Походы египетских фараонов и первые две знаменитые битвы сирийских воинов, записанные в анналы истории военного искусства. 15 мая 1503 г. до н.э. сирийско-палестинские войска совершили знаменитый фланговый маневр от Тааниха, вышли к крепости Мегиддо, что позволило войскам союзников остановить знаменитого фараона Тутмоса ΙΙΙ. Еще более впечатляющих успехов добились сирийцы в битве у Кадеша в 1312 г. до н.э. Египетские войска Рамсеса ΙΙ вышли к городу-крепости Кадеш и осадили ее со всех сторон. Отряд «Амон» прекрыл север. С запада встал усиленный колесницами отряд «Птах» и с юга – отряд «Ра». На востоке река Оронт. Хеттское войско Муватуллу в состав которого входили сирийские стрелки на колесницах (лучшие части хеттской армии) не полезло напролом. Форсировав Оронт севернее Кадеша пехота сковала боем отряд «Амон», сирийские боевые колесницы, совершив блестящий обходной маневр, форсировали южнее Кадеша реку Оронт, внезапно обрушились на отряд «Ра», уничтожили его, обошли отряд «Птах», ударили по отряду «Амон» и прорвались в осажденную крепость. Кадеш был спасен, и лучшими в этой битве были сирийские стрелки и лучники.

Ассирийские воины 9-7 в.в. до н.э. прославили коалицию государств, возглавляемых Дамаском, знаменитой битвой при Каркаре в 854 г. до н.э., когда ассирийские завоеватели были наголову разбиты союзниками. Через 100 с лишним лет запомнится многомесячная героическая битва за Дамаск. Город пал, был разрушен, его жителей угнали в Урарту, казалось он прекратил свое существование, но только казалось. Он, а вместе с ним и Сирия восстали из пепла.

Персидские войны, походы Кира ΙΙ, Дария Ι и самые жестокие для Сирии походы Кимбиса 527 года, огнем и мечом пронеслись над сирийской пустыней, ее благодатными горами и равнинами. Вновь горел Дамаск, и вновь покрыли себя славой побежденные, но не порабощенные знаменитые сирийские бойцы.

Не миновал Дамаска и Александр Македонский во времена второго периода своих походов 331-328 г.г. до н.э. Вновь горели и плавились древние камни, вновь лилась кровь.

Римская и византийская империи окончательно бы низвели Сирию и Дамаск, в статус своих дальних, охранных провинций, если бы не блистательное княжество Пальмира. Собственно название этот город-оазис получил от римского императора Адриана в 129 г., как и права вольного города. Но военная слава пришла к нему через сотни лет с пальмирским консулом, «князем Пальмирским» («раш Тадмор») Оденатом. Это он во главе римских и пальмирских войск одерживает в 262 году ряд блестящих побед над персами и отбрасывает их за Евфрат. Этот без преувеличения великий полководец доходил со своими солдатами до резиденции парфянских царей Ктесифона в нескольких км. от Багдада. Именно он был мужем знаменитой царицы Зенобии, которая после смерти полководца взяла в руки, и очень умело, дело мужа. На первый взгляд изнеженная красавица она была прекрасной наездницей и могла без отдыха сделать с солдатами дневной переход. Пусть Пальмира пала, но открытое военное соперничество с Римом в то время дорогого стоило. Многие годы потом в римских легионах славились вольнонаемные пальмирские лучники, а при императоре Трояне пальмирцы первыми создали эскадроны верблюжьей кавалерии.

И сейчас, ступая по камням разрушенной, но все еще величественной Пальмиры, отбиваясь от назойливых погонщиков туристических верблюдов, не трудно представить былую военную мощь города-царства. Нет, не случайно картина с царицей Зенобией оказалась в музее воинской славы.

Византия, эра христианства подняла Сирию на новую высоту. Именно Сирия дала миру апостола Павла, святого Симеона Столпника, святых в пантеон христианских мучеников: Сергия, Леонтия, Бахуса, Элиана, Теоклу и их жизнь, деяния тесно вплелись в военную историю Византии, а значит и Сирии. Пусть не было в те времена ярких военных побед и имен, но именно с того времени негасимый свет апостольских и святоотеческих откровений распростерся над землей древней Сирии. В предпоследний день путешествия по стране нам посчастливилось посетить храм Св.ап.Павла на месте, где по писанию Христос обратился к Савлу - будущему Павлу и тот ослеп. Святое для каждого христианина место. И как знать, может и его святость не дала продвинуться израильтянам ближе к Дамаску во время агрессии 1967 года. С удивлением и трепетом узнал я от настоятеля храма, что именно по этим местам проходила вторая линия обороны сирийских войск, дальше которой враг не прошел.

Новый толчок военному искусству Сирии без сомнения дала арабская эра. Завоевания арабов 7-10 веков, расцвет арабского халифата стал поистине золотой эпохой Сирии и Дамаска. Дамаск или Димашк, или Аши-Шам - центр вселенной, столица халифов Омейядов расцвел, как никогда. Сирийские добровольцы вошли в непобедимую армию арабов, их великий флот. Битва за Дамаск в 634, 635 и 636 годах увенчалась победой арабов, которая и отражена на полотне в залах «Панорамы» - только часть военной славы арабов. С этих времен сочетание сириец и араб слились воедино на века до наших дней.

Годы халифата – годы непрерывных воин, династия Омейядов, сменилась династией Абассидов, перенесших столицу в ими же основанный Багдад. Затем египетские династии сменяли одну за другой, правил даже турецкий авантюрист Афтекин. Огнем и мечом прошли по стране крестоносцы. В мировой военной истории навсегда останется безрезультатная осада Дамаска Людовиком 7 во время второго крестового похода 1147-1149 годов. И вот засияла над небом Сирии звезда великого Салах-ад-Дина.

Салах-ад-Дин для Сирии – больше чем полководец, больше чем основатель династии Айюабидев. Он – спаситель страны, спаситель ислама а значит и всего подлунного мира. В первый же день пребывания в Дамаске мы посетили памятник и мавзолей великого полководца, великого человека. Памятник вобщем-то типичен. Устремленный вперед на коне победитель в окружении своих соратников и сзади у подножья с поникшими головами побежденные вожди крестоносцев. Я специально не сказал «победитель неверных», ибо как выяснилось, в армии Слах-ад-Дина было очень много православных христиан, которые воевали плечом к плечу вместе с мусульманами, прежде всего за свободу и независимость. Памятник обычен, но и величествен. А главное – с таким трепетом относятся к нему дамассцы, все сирийцы – что мгновенно забываешь про его типичность. Тем более, что буквально в нескольких шагах истинная святыня – гробница великого полководца. Вот тут уж не до художественных изысков. Глядя на резной деревянный старинный саркофаг, да и на мраморный подарок Вильгельма 2, невольно ощущаешь холод и мощь прошедших эпох, силу и влияние этого заурядного в мировой истории человека. О Салах-ад-Дине написано и будет еще написано тысячи книг, очерков, статей. Я же хочу вернуть читателей к картине в музее «Панорамы». В июле 1187 года армии крестоносцев и Салах-ад-Дина сходятся в решающем сражении под Хиттином близ Евангелиевского Тивериадского озера. К этому времени Салах-ад-Дин не перестает наносить франкам поражение за поражением. Как и наш великий князь, святой Александр Невский, Салах-ад-Дин взял к себе в союзники природу. И если Александру помогла зима и лед Чудского озера, Салах-ад-Дину помогла изнуряющая жара Полестины. Изнемогающие в тяжелых латах под палящими лучами солнца крестоносцы, очень эффективно, в течении нескольких часов, обстреливаемые подвижными лучниками арабов, потеряли боеспособность и в конце концов были разбиты наголову одним мощным ударом. После Хиттина победы Салах-ад-Дина следовали одна за другой: взяты Иерусалим, замки Керак, Бальвур, Босфор, Сафат, Саон и т.д. Не спасение чести крестоносцов из Европы ринулись лучшие рыцари во главе со знаменитым Ричардом 1 Львиное Сердце. Сопровождали его не менее известные король Франции Филлипп 2 и германский император Фридрих 1 Барбаросса (кстати, утонувший в этом походе). Но и это великое воинство сумело отбить у Салах-ад-Дина только одну крепость Акру, да и то после двухлетней осады и собственно капитуляции гарнизона. Салах-ад-Дин оставался непобедимым и в ноябре 1192 г. заключил с крестоносцами вечный мир, по которому Сирия окончательно признавалась мусульманской страной с правом беспрепятственного прохода христиан-поломников и свободой христианского вероисповедания, что вобщем-то остается незыблемым до ныне. Через полгода в возрасте всего 55 лет Салах-ад-Дин умер от лихорадки и с тех пор это имя для каждого сирийца, особенно воина, становится поистине святым.

После смерти великого полководца Сирия пережила еще не одно нашествие. Достаточно вспомнить опустошительные набеги татаро-монгол и самого Тимура. Но в 1230 году при дворе Айюбидов из мамлюков-рабов была сформирована гвардия – 24 тысячи сверхотважных, а через двадцать лет мамлюки свергли султана и основали собственную династию просуществовавшую до 1517 г. и с 1711 по 1811 годы. Об отваге и непобедимости момлюков до сих пор ходят легенды. Для военного человека в любой точке земного шара с тех самых веков и до ныне мамлюк был и остается величайшим воином. В Сирии особо чтут одного из них – знаменитого Захира Бейбарса. Это он добил окончательно крестоносцев и остановил движение монгольских полчищ на Арабский Восток. Этот полководец прославился не только ратными подвигами, но и законотворчеством, строительством, истовой религиозностью. Кто знает, куда бы привел его Господь если бы он не был коварно отравлен соперниками. Во всяком случае память о нем в сирийском народе сохраняется трепетно и свято. Достаточно посетить медресе Захарии, в которой размещен саркафаг Бейбарса. Вообще, за время путешествия на меня, как на военного человека, особое впечатление произвели три мемориальных комплекса – могилы Салах-ад-Дина, Бейбарса и президента Хафиза-аль-Ассада, в мавзолеи его имени. Ну как тут не вспомнить о связи времен, о благодатной почве для воспитания истинного патриотизма.

Закрывая тему мамлюков, не могу не вспомнить о величайшем фиаско величайшего полководца Наполеона Бонапарта в Сирийской пустыне. Это потом будут поражения от испанских партизан, бесславная эпопея похода на Россию, завершившаяся крахом наполеоновской империи. А начиналась все в песках Сирии 1799-1800 годах. Тогда прозвенел первый звоночек для «Непобедимого». Тогда он в первый раз «опустил руки» перед жесточайшей жарой, голодом, жаждой и свирепой отвагой арабской конницы. Тогда он в первый раз оставил свои войска на гибель и сбежал, якобы спасать свои европейские завоевания. С какой же досадой будет он уже на острове св.Елены вспоминать Абукир, Яффу, Аккру, Сирию, Дамаск, сирийскую конницу, отвагу и славу Мурад-бея и пришедшего ему на смену Мехмета-Али, вспоминать усеянную костями французских солдат сирийскую пустыню и 20 тыс. оставленных им на растерзание чумой, голодом и жаждой гренадеров.

После эпохи мамлюков Сирия надолго сошла с мировой арены, как самостоятельная единица. Османская империя потом неокалониалисты Франции нещадно эксплуатировали потенциал этой богатой земли и свободолюбивого отважного народа, но и в эти трагические годы нет-нет, да и вспыхивала боевая слава сирийских воинов. Достаточно вспомнить народные восстания 1839-1840 гг. против правителя Египта Мухаммеда-Али захватившего Сирию. Вновь наполнила о себе знаменитая сирийская конница, и оккупанты вынуждены были оставить страну. Еще более широкий размах приняла борьба в конце первой мировой войны, когда дезиртировавшие из турецкой армии сирийские солдаты и офицеры подняли городское и сельское население, создали первые партизанские отряды. Особенно упорные бои прошли в горных районах Сирии, населенных друзами и алавитами. Из этих отрядов и сирийских военнослужащих в конце 1918 года начали формироваться первые подразделения регулярной сирийской армии. И здесь не могу не отметить два момента, которые произвели на меня впечатление. Первый – это красочное панно – барельеф из мрамора, справа от центрального входа все в ту же «Панораму войны 1973 г». На нем отражен эпизод сражения регулярной сирийской армии с войсками французского генерала Анри Гуро, огнем и мечом ставившего едва народившуюся свободную Сирию под французское владычество в 1920 г. Сражение произошло в ущелье Майсалун в 23 км. от Дамаска. Французы, имевшие на вооружении танки, самолеты, тяжелую артиллерию многократно превосходили сирийские войска, вооруженные только винтовками и пулеметами. В 5 часов утра 24 июля французы при поддержке 15 танков и авиации начали атаку Майсалуна. Неравный бой длился целый день, в рукопашной схватке участвовал лично руководивший войсками министр обороны Юсуф аль-Азме, и только когда практически все сирийцы погибли французы взяли эту природную крепость. Казалось бы зачем помнить столь печальную страницу в истории армий. Но, как мы знаем, поражение поражению рознь. Иное поражение, куда как сильнее победы поднимает дух войск, призывает потомков к смелости и отваге. А разве мы в Брестской крепости не потерпели поражение? Несомненно, для сирийцев Майсалун, как и для нас Брестская крепость – символ героизма, мужества, великого самопожертвования солдата во славу родины. Второй момент – три надгробья около мавзолея Салах-ад-Дина с надписями на турецком языке. Под ними покоятся три летчика, капитаны Фатхи-бей, Нури-бей и лейтенант Садик-бей, впервые пролетевшие над Дамаском и погибшие возле Тивериадкого озера. Почему сирийцы так бережно охраняют эти могилы до сих пор? А ни от этих ли могил идет та всенародная, всепоглащающая любовь сирийского народа к своим Военно-воздушным силам, к своим летчикам-героям. Летчик и в первую очередь военный летчик – в Сирии существо высшего порядка, человек особого статуса и менталитета. Не следует забывать, что и вождь сирийского народа президент Хафез аль-Ассад в молодости был военным летчиком.

Вот такие два момента, а сколько мыслей могут они навеять.

Разбитая же при Майсалуне сирийская армия французскими оккупантами преобразовалась в местные военно-полицейские силы, так называемые «специальные войска», которые через четверть века и стали основой настоящей, регулярной армии Сирии, рождение которой связано с 1 августа 1946 года, днем провозглашения декрета о создании национальной армии. Через много лет в речи по случаю Дня Вооруженных Сил президент САР Хафез аль-Ассад скажет: «Рождение арабской сирийской армии после достижения страной национальной независимости и вывода из нее иностранных войск явилось первым плодом тяжелой и длительной борьбы. Рождение армии в 1946 г. явилось убедительной победой нашего народа, победой его воли и решимости создать армию, которая была бы предана его делу, защищала родную землю и интересы народа».

Становление и развитие сирийской армии сопровождалось многочисленными трудностями. Достаточно сказать, что оно совпало с рождением государства Израиль, сразу вступившего в борьбу с коренным арабским населением. Будущий противник Сирии подпитываемый мировым еврейским капиталом, опираясь на беспрециндентную поддержку Запада развивался бурно, стремительно, наращивая военные мускулы и не скрывая своих агрессивных целей. Сирии же было отказано в приобретении современных, даже оборонительных вооружений. Ощущалась и острая нехватка квалифицированных кадров. Только после известных событий 1956 года и установления дружеских связей с СССР, армия начала получать современное вооружение и то в ограниченном количестве. Особенно не хватало средств ПВО, связи и разведки. В стране появились первые советские военные специалисты, началась настоящая работа. К сожалению сирийская армия оказалась втянута во внутри-политическую борьбу и последующие десять лет отнюдь не способствовали повышению боеготовности вооруженных сил. Только к середине 1966 года обстановка в стране стабилизировалась и началась плановая боевая учеба. Но времени не ее завершение было очень и очень мало. Агрессор готовился.

Уже весной 1967 года начались нападения израильтян на сирийские пограничные посты, бомбардировки объектов Сирии. 7 апреля евреи провели вооруженную провокацию на Голанских высотах и «показательный» воздушный бой над Дамаском. Арабы обратились в ООН, но маховик войны был запущен и в июне началось прямая агрессия. Скорбные, тяжелые дни для сирийской армии и сирийского народа. Мне они очень напоминают скорбные для России дни и месяцы 1941 года. Обученные натовскими специалистами, вооруженные Западом евреи пошли в наступление, имея надежнейшие тылы. К Синаю подтянулся 6-й американский флот, а это не только более 50 боевых кораблей, но и более 200 боевых самолетов. Только за один 1967 год Туманный Альбион выделил Тель-Авиву 10 млн.фунтов стерлингов, а из-за океана на войну евреи получили сотни миллионов долларов, 156 «Фантомов», 268 «Скайхоков», неисчислимое количество вооружений и боеприпасов. Да и израильская военная промышленность, созданная все теми же западными специалистами, начала производить самое современное вооружение от автомата до самолетов и ракетных комплексов. Так называемые западными пропагандистами «агрессоры арабы», ничего своего не производили а закупали только оборонительное вооружение.

В короткий срок евреи захватили Синайский полуостров, район Газы, Голанские высоты и территорию западнее реки Иордан. Как бы мужественно не сражались арабы – силы были явно не равны. Сирия помнит своих героев. Меня, например, поразил такой факт, что выпускам молодых офицеров присваиваются имена павших в борьбе героев. Это началось после скорбной войны 1967 г. Так, выпускам офицеров авиационного училища 1971 г. были присвоены имена погибших военных летчиков майора Бисама Хамуша и старшего лейтенанта Али Субха. Выпуск офицеров училища резерва в Алеппо в августе 1972 года назван именем павшего в боях старшего лейтенанта Набиля Юнеса. Имена героев, причем не только сирийцев присваиваются школам, больницам, казармам, улицам. Ну, скажем, одна из улиц Дамаска названа именем египетского генерала начальника Генштаба Абдель Мунима Риада, погибшего на фронте в 1969 году.

Тяжкий урок вынесла сирийская армия из той войны, но урок полезный. Об этом, прежде всего, сказал нам во время приема заместитель начальника Генштаба сирийской армии боевой генерал, герой, Хасан Туркмани. Невысокий, хорошо сложенный, с грустными, но строгими глазами генерал прекрасно говорит по-русски (учился в наших военных ВУЗах) не скрывает тех печальных страниц в истории своей армии, но тут же напоминает о помощи Советского Союза, которая оказалась бесценной. Прежде всего началось перевооружение сирийской армии самыми современными образцами советского производства. Это и знаменитые "МиГи", танки Т-62 и Т-64, БМП-1, БТР, артсистемы в т.ч. знаменитый «Град», береговая артиллерия и ракетные катера, но главное – зенитные установки «Шилка», зенитно-ракетные комплексы, не менее знаменитый С-125 и др. Ох как нужны были сирийцам средства ПВО, поставка на боевое дежурство которых так поможет им в скором времени. О системах ПВО, думаю, не случайно, несколько раз говорил нам генерал Туркмани. В страну прибыли многочисленные военные специалисты, да и не только военспецы. Сейчас мы может, наконец, сказать, что на арабском востоке была развернута авиационная группировка героя Великой Отечественной войны генерала Дольникова, боевые расчеты многих средств ПВО были русскими. Все они встали плечом к плечу со своими братьями на защиту арабского неба. А на земле наши спецы определяли районы и направления установки минных полей, организовывали систему огня танков и артиллерии. В Сирии и до сих пор помнят старшего советника командующего сирийских ВВС и ПВО генерала Рябова, советников авиабригад Капустина, Нездорова, Ромазина, инструкторов Замышляева, Федюкина, Денисова, полковника Кузнецова.

Через шесть лет сирийская армия стала неузнаваема, готова не только к отпору, но и наступательным операциям. И здесь важно отметить особую роль президента Хафеза аль-Ассада, который был избран в марте 1971 г. и за два с половиной года сделал больше для становления сирийской армии и повышения ее боеготовности, чем все его предшественники на этом посту. Противник пока не догадывался об этом. Нет, он отнюдь не почивал на лаврах, а готовился, да еще как готовился. За эти шесть лет Израиль превратил Голанские высоты в сверхкрепость. Здесь были возведены мощные оборонительные сооружения по системе круговой обороны: опорные пункты, противотанковые рвы, танковые, артиллерийские, ракетные позиции, минные поля и спираль Бруно. Вдоль всех трех секторов перед сирийскими войсками был вырыт ров шириной 5 м. и глубиной 3 м. перед которым воздвигли вал из камней и земли. Особенно мощный узел обороны был создан на горе Хермон –самой высокой точке позиции. Здесь израильтяне создали мощнейший разведывательный центр. В подземных бункерах и железобетонных убежищах была размещена новейшая радиоэлектронная аппаратура ведения разведки и постановки помех, которая перекрывала весь Ближайший Восток, часть Средиземноморья, Причерноморья, вплоть до границ СССР. И все же евреи в своей гордыне переоценили собственные силы.

Вообще говоря, для подробного изложения событий войны октября 1973 года, несмотря на ее скоротечность, требуется не одна страница текста. О ней и написаны книги и картины, поставлены спектакли, кинофильмы. Я же хотел только остановиться на тех узловых моментах, тех впечатлениях, которые не могут не тронуть всякого побывавшего в Сирии человека. Благоговейное, не побоюсь этого слова, отношение сирийцев к событиям октября, героям тех боев, память, которая без сомнения останется на века, просто восхищают. Директор «Панорамы», экскурсоводы, показывая нам экспозицию, буквально светились гордостью и воодушевлением. Это ли не счастье? Поэтому первое о чем я спросил генерала Хасана Туркмани – героя войны, это о его самых ярких и запоминающихся эпизодах битвы. Ответ был мгновенен и прост: «Война – тяжелейшее испытание, гибель людей, напряжение всех чувств, но такого накала страстей, воодушевления и порыва я больше никогда не чувствовал, как в первые часы и дни нашего наступления, прорыва позиций и вида убегающего противника…» Как это понятно военному человеку. Невольно пришли на память строки Николая Гумилева

«И так сладко рядить победу

Словно девушку в жемчуга,

Проходя по пыльному следу

Отступающего врага…»

И действительно. Даже сирийский Генштаб при разработке операции отводил на взятие укреплений горы Хермон или Джабель-аш-Шейх несколько недель, а взяты они были сирийским спецназом всего за 50 минут 6 октября 1973 г. В военной истории такие примеры можно пересчитать по пальцам. И конечно, этому эпизоду в общей экспозиции «Панорамы» был отведен отдельный зал с прекрасной диорамой боя на горе Хермон.

После столь блестяще исполненной десантниками увертюры вперед на всем протяжении сирийско-израильского фронта рванулись бронетанковые и пехотные войска сирийской армии. Удар был стремителен и беспощаден. Не зря о нем и спустя 30 лет вспоминает генерал Туркмани. Прорвав глубокоэшелонированную оборону, к утру 7 октября войска продвинулись на 8 километров севернее и южнее Эль-Кунейтры. Один батальон продвинулся на 20 км. Сирийские бойцы ворвались в знаменитую, многострадальную Эль-Кунейтру. Собственно это событие и отражено на «Панораме боев 1973 года». Без преувеличения можно сказать, что «Панорама» удивляет, потрясает и восхищает. Я видел знаменитые панорамы Севастопольской обороны, Бородинского сражения. «Панорама» в Дамаске, несмотря на несопоставимость этого боя с теми великими сражениями, ни в чем не уступает русским аналогам. А по техническому обеспечению и дизайну даже превосходит. Ожесточенные схватки завязались в воздухе. Видимо вспоминая 1967 г. израильтяне рассчитывали и сейчас господствовать в сирийском небе, но жестоко просчитались. Зенитные ракетные комплексы сирийцев сразу десятками сбивали израильских стервятников. А воздушные бои навсегда покрыли славой сирийских летчиков, воевавших на советских «МиГах».

«К началу октябрьской войны Израиль имел более 488 боевых самолетов, в том числе 100 «Фантомов». В ударах противника участвовало порой от 60 до 120 самолетов, - вспоминал военный атташе Сирии в России бригадный генерал ВВС доктор Мохамед Осман- . На Египетском фронте израильская авиация нацеливалась на поддержку сухопутных войск. А на Сирийском вела борьбу за господство в воздухе. Вот тут и показала себя выучка сирийских ассов. Над Голанскими высотами и Ливаном наши летчики провели 260 воздушных боев и сбили 105 самолетов противника. Мы в те дни потеряли 57 машин. При равенстве сил успех достигался боевым мастерством, уровнем профессиональной подготовки…»

Генерал Осман – летчик-истребитель, с увлечением рассказывал, как дрался с «Фантомами» командующий ВВС генерал Наджми Джамиль. Он стал героем Сирии. И хотя скромно умалчивал о своих заслугах, наши-то летчики знали, что он сам участник двух воин, налетавший более 3000 часов и имеющих победы в воздушных боях.

Но у войны свои законы. Кто знает, чем бы закончился прорыв сирийских войск, если бы не нерешительность союзников и беспрецедентная помощь Запада Израилю, его давление на сирийское правительство. Мгновенно из-за океана в район боев было переброшено 130 боевых самолетов, 150 танков, сотни вертолетов с ПТУРСами, ракеты, боеприпасы. Евреи перешли в контрнаступление. Сирийская армия приняла на себя основные удары израильских войск. На седьмой день боев численность израильских войск достигла 115 тыс. человек и на Галанских высотах развернулось величайшее танковое сражение, когда с обеих сторон действовало более 2 тысяч танков. Последний раз нечто подобное военная история отмечала после знаменитого танкового сражения под Прохоровкой на Курской Дуге летом 1943 года.

Под ударами превосходящих сил сирийская армия начала отходить. Евреи возликовали, объявив «поход на Дамаск», но в тяжелых боях в 40 км от столицы сирийцы остановили врага.

Война на этом не закончилась. Еще полгода израильские войска будут пытаться закрепиться на оккупированных сирийских землях, захватить новые опорные пункты и особенно полностью овладеть горой Хермон. Полгода шли непрерывные наземные и воздушные бои и прежде всего стойкость сирийской армии позволили политическому руководству страны одержать победу на переговорах в Женеве 31 мая 1974 года. Бои закончились, произошел обмен пленными, Израиль очистил площадь в 633 кв.км. с городом Эль-Кунейтра и горой Хермон. Теперь Дамаск удален от позиций израильской артиллерии на 65 км., а в буферной зоне шириной 2-6 км. разместились части ООН. Административное управление буферной зоной находится в ведении Сирии.

Радостный или печальный исход войны – сказать трудно, но то что он достойный – нет сомненья. Не говоря уж о том, что уже в первые недели боев Израиль потерял более 30 тыс. убитыми и ранеными, 900 танков и 250 самолетов (половину израильских ВВС), сирийцы преодолели серьезный психологический барьер, возведенный поражением 1967 года и развеяли «миф о непобедимости израильской армии».

За сухими цифрами статистики нельзя забывать что война, оккупация – это горе и муки людей, гражданского населения. Что увидели сирийцы, например, в Эль-Кунейтре? Красноречиво свидетельствует об этом советский журналист Г.Мусаэлян: «В звенящей тишине медленно идем по мертвому городу. Вокруг только аккуратные холмики из бетона и кирпичей. Это взорванные израильскими оккупантами и разрушенные бульдозерами мирные дома, где горел когда-то счастливый очаг. На пути – черный скелет больницы. Ее разрушили, а все оборудование вплоть до облицовочной плитки, вывезено в Израиль». 148 тыс. сирийцев эвакуировались из губернаторства Кунейтра в Дамаск и другие города. 12 тыс. оставались на оккупированной территории на гибель, ибо евреи разрушали их жилища, отводили воду от деревень и пески поглощали жизнь. А меня поразил рассказ моего друга, видного арабиста и русского патриота О.И.Фомина, когда во время прогулки по Дамаску он показал мне место, где некогда находился Русский культурный центр. О.И.Фомин тогда руководил этим центром. Израильские «пилоты гуманисты» сбросили на мирное здание фугасную, а потом и бомбу замедленного действия, которые снесли здание с лица земли. Только по счастливой случайности Олег за несколько минут до взрыва увез персонал миссии. Только одна женщина осталась сушить волосы. Она погибла и до сих пор она стоит в глазах моего друга, как и развалины Русского дома в сердце Сирии – Дамаске.

Октябрьская война 1973 года без сомнения оказала огромное влияние на статус Сирии в арабском, да и не только арабском мире, дала толчок к дальнейшему развитию вооруженных сил и союзническим отношениям с СССР. Во многом здесь заслуга великого президента арабов Хафеза-аль-Ассада. Поэтому, его монумент органичен перед зданием «Панорамы», поэтому картина штаба Сирийской армии во главе с президентом перед началом боевых действий и картина единения сирийского народа со своими президентом, как бы символизируют связь времен, память и будущее Сирии, ее армии.

Будущее армии – это прежде всего ее настоящее. А настоящее – это прежде всего люди. Без преувеличения могу сказать, что вторым по популярности героем Сирии после Хафеза-аль-Ассада, на мой взгляд является герой последней войны, министр обороны, сохранивший сей пост и поныне генерал Мустафа Тласс. Достаточно сказать, что почти на всех жанровых картинах президента Ассада рядом с ним его верный друг и соратник генерал Мустафа Тласс. Достаточно сказать, что нынешний президент Сирии Башар Ассад доверяет и любит своего министра обороны, как и отец. Достаточно сказать, что таких даровитых, талантливых людей каждая нация рождает нечасто и единицами. Если перечислять все титулы, почетные звания и награды Мустафы Тласса, надо писать новую статью, но я не могу не перечислить хотя бы те документальные данные которые касаются нашей страны. Перед моими глазами копии дипломов об окончании им академии Генерального штаба ВС СССР, академии бронетанковых войск ВС СССР, копии дипломов доктора военных наук и доктора исторических наук, почетного доктора гуманитарной академии ВС России, академика академии Естественных наук РФ и академии военных наук РФ, международной академии информатизации и т.д. Надо прямо сказать, военный министр-академик – это уже из ряда вон выходящее явление. А если при том он еще герой страны, любимец народа? Потому, когда нашей делегации сообщили о готовности министра обороны генерала Мустафы Тласса принять нас, сердце у меня, как говорят, забилось неровно. Для всякого военного человека встреча с министром обороны событие чрезвычайное, а с министром обороны чужой, пусть дружественной страны – чрезвычайное вдвойне. Правда сирийские товарищи, наши советники и дипломаты говорили о нем с теплотой, как о человека простом и доступном, но все же, все же… Обнадеживало и то, что делегация наша писательская, а министр сам писатель, настоящий писатель – автор нескольких десятков книг, член союза писателей Сирии. Больше всего меня поразило то, что одна из лучших книг Мустафы Тласса – книга о маршале Жукове. Узнали мы, что он не только прекрасный писатель, но и художник, музыкант, охотник. Вот уж Бог дал, так дал! И ожидания оправдались.

Встретил нас простой, обаятельный, красивый внешне и внутренне человек. Сразу разрядил обстановку известным писательским анекдотом. Но уже через мгновение разговор неуловимо перешел на серьезную тему. Сложнейшая, современная обстановка, так называемая война с терроризмом без сомнения занимала министра обороны в первую очередь. Печально улыбнувшись, он рассказал как возник «Талибан», как он предупреждал в свое время пакистанского лидера Беназир Бхутто о последствиях политики выкармливания экстремистов. Не сомневается Мустафа Таласс и в участии израильских спецслужб в недавней нью-йорской трагедии. Ну не могут афганские пастухи, даже образованные студенты-арабы и при наличии больших денег, организовать и провести столь масштабную и сложнейшую по техническому исполнению акцию. Известная формула – ищи, кому это выгодно – говорит сама за себя. Зато с какой любовью говорил генерал о России, особенно Советском Союзе и России последних лет. Его уверенность в возрождении величия России и многополярного мира поразила нас не меньше, чем такая же уверенность в славное будущее своей страны. Ясность речи, четкость формулировок практически по всем рассматриваемым вопросам: от политики, военного дела, экономики, религии, культуры до искусства кулинарии, только подтверждали незаурядность этого человека – большого друга России. А простота его и естественность просто поражали. Достаточно привести хотя бы такой пример. В конце нашей экспедиции по Сирии мы были приглашены военным министром на обед, точнее на ужин, ибо наступили благословенные для каждого мусульманина дни Рамадана. Поразило нас не столько то, что министр встретил нас запросто в свитере, сколько сам обед с обычном в общем зале ресторана в присутствии сотен самых разных людей, с которыми по их просьбе Мустафа Таласс разговаривал, фотографировался, ничуть не кичась своим званием и положением. А где же, вы спросите была охрана? Где ограниченный «доступ к телу» и т.д.? Не было ничего близко напоминающего наши, или общечеловеческие правила-ценности. Вот что такое настоящая любовь народа и вера в его руководителя.

Я не случайно начал разговор о нынешней сирийской армии с портрета ее руководителя. Не может быть у такого полководца плохих солдат, плохой армии и как же горько было нам слышать, нет не упреки, а всего лишь искреннее сожаление сирийцев от простого солдата до министра обороны, о том похолодании, которое внесли российские демократы в нашу дружбу за последние 15 лет. Что уже кривить душой все мы понимаем – сила и мощь сирийской армии во многом определялась нашей военной помощью. В чем нас подвели сирийцы? Чем обидели? Ничем! Но вся эта насквозь лживая «демократическая» закулиса, разрушившая Советский Союз, грабившая и уничтожавшая новую Россию напакостила и здесь. За какие-то годы разрушили стройную систему военный советников Министерства обороны РФ в ВС САР, свели на нет поставки вооружения, посредническую и преподавательскую работа. Разве не обидно слышать, что наши места занимают специалисты Украины, Белоруссии, Китая, ремонтируя и поставляя нашу русскую технику и вооружение. И все же момент отрезвления наступил. Поднимается с колен Россия, начинают работать все даже мельчайшие частицы ее организма. Видны следы этого и в далекой Сирии. И уже коль скоро мы говорили о сирийской армии, нынешний состав группы российских военных советников и специалистов явный тому пример. И здесь не обошлось без личности. Многожды сокращенный, разориентированный коллектив людей воспрянул с приходом нового руководителя генерал А.И.Зайцева. Уроженец и патриот Забайкалья, танкист, окончивший все военные учебные заведения страны с отличием, начальник штаба ЗабВО, он ворвался в Сирию, как метеор. Можно сказать, что настали лучшие времена, но и лучшие времена выбирают себе людей. Предельно вежливый с подчиненными, до руды прорабатывающий любой вопрос, Анатолий Иннокентьевич, в короткий срок сплотил русскую военную колонию в Сирии и машина заработала на славу. Разработки системы мобподготовки, теоретических основ маскировки и восстановления боеспособности войск, выработка системы мероприятий по боевому слаживанию войск, совершенствования оргштатной структуры соединений и частей и многое другое – вот далека не полный перечень работ, проделанных нашими военспецами. А если к этому пречислить практическую преподавательскую деятельность, работу с техникой, вооружением, боевыми расчетами и экипажами, то станет понятно, как самоотверженно работают наши военные в Сирии. Всех не перечислить, но не могу не упомянуть Потапова А.Ю., Агеева В.П., Горбася В.Н., Короленко А.А., Наумова Ю.А., Сивачева Н.З., Сабунаева В.В., Софронова Н.П., Толшмякова В.И., Бессонова В.Ф. Поверьте, это не простое перечисление фамилий каждый из этих офицеров – личность. Беседуя с 45-летним доктором военных наук Александром Александровичем Селивановым, я узнал многое об этих людях, но не все можно сказать в силу известных причин. То, что их начальник генерал Зайцев прекрасный спортсмен, стреляющий без промаха с обеих рук и пробегающий, как юноша кроссы в военной среде не редкость. Но то, что он профессионально поет и прекрасно разбирается в музыке, литературе уже говорит о многом.

Сирийская армия продолжает совершенствоваться и развиваться и благодаря этим скромным, но очень нужным военным специалистам. А в том, что она развивается сомнений нет. По-прежнему это одна из сильнейших армий Ближнего Востока. А как же по-другому, если на её вооружении стоят 72 ПУ ОТР, 4650) танков, около 3000 артсистем калибра 75 мм и выше, около 5000 БМП и БТР, если сирийское небо охраняют 25 ракетных бригад и 2 отдельных полка ПВО, 589 боевых самолетов, 72 боевых вертолета и 29 транспортных и в их числе знаменитый МиГ-29 и Ил-76, если береговую оборону держат 3 подводные лодки, 2 фрегата и 10 ракетных катеров, если 300 тыс. регулярных войск и 400 тыс. резервистов готовы в любую минуту встать на защиту Родины. Вот мы часто сетуем, что наша армия и флот живут в ужасных боевых и климатических условиях. Смею вас уверить, Сирийская армия живет не лучше, а может быть и хуже, но боевому духу войск, сплоченности, физической готовности каждого солдата и офицера можно только позавидовать. Знающий человек представляет, что значит пробежать кросс 3 км с полной выкладкой за 13 мин. У нас на это способны даже не все спецназовцы. В Сирийской армии за 13 минут бегут все! Да еще перед стартом поют здравицу президенту, а лучшие бегут с развернутым знаменем. Маленький штришок, а говорит он о многом. А дисциплина? О самоволках и, упаси Бог, дедовщине – понятия нет. «Приказ начальника – закон для подчиненного» – не пустая фраза… Это радует. Радует, потому что Сирия по-прежнему дружественная нам страна, потому что по-прежнему слово Русия сирийцы произносят с улыбкой, потому что православный человек чувствует себя на этой святой библейской земле человеком, потому что, куда бы не тянули нас некоторые политики и «властители дум» русский с сирийцем – братья навеки. На этом «Смах ли» (позвольте мне) закончить.

Сергей Куличкин


 
Ссылки по теме:
 

  • Эдуард ВОЛОДИН. Разные веры - единый народ
  • Свет с Востока. Христианство Сирии в Византийское время

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"