На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Освободитель

Портреты земляков

В семидесятые годы прошлого столетия в канун очередного Дня Победы советские газеты и журналы постоянно печатали ставшую знаменитой фотографию, на которой генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, тогда ещё молодой, статный сорокалетний генерал-майор, запечатлён среди других участников легендарного Парада Победы 1945 года. На фотографии рядом с будущим главой Советского государства, только что прошагавшим по брусчатке Красной площади в колонне 4-го Украинского фронта, улыбается – чуть устало, но безмерно счастливо – командир сводного полка 4-го Украинского фронта на Параде Победы, наш земляк – Герой Советского Союза, гвардии генерал-лейтенант Андрей Леонтьевич Бондарев.

Андрей Леонтьевич родился 7 (по новому стилю – 20) августа 1901 года на хуторе Бондарев Новооскольского уезда в крестьянской семье. Жили Бондаревы небогато, поэтому юный Андрей, окончивший лишь начальную школу (другой на хуторе и не было), с самого раннего детства начинает помогать родителям, устроившись на работу продавцом потребкооперации. А спустя несколько лет ему, семнадцатилетнему мальчишке, доверяют весьма важную и ответственную должность – секретаря Бондаревского сельсовета.

В январе 1921 года Андрея Бондарева призвали в Красную Армию и направили на 52-е Кременчугские командные пехотные курсы. Через год, после успешного окончания курсов, рядовой Бондарев отправляется для дальнейшего прохождения службы на Украину в 74-й стрелковый полк 25-й стрелковой дивизии. Уже тогда Андрей понял, что армия – это его призвание. Старательного и умелого бойца назначают командиром отделения, помощником командира, а затем и командиром взвода. Бондарев принимает участие в боевых операциях по уничтожению бандитских формирований, оставшихся после разгрома Революционной повстанческой армии Нестора Махно и вовсю бесчинствовавших в те годы на юго-востоке Украины.

С августа 1925 года по август 1927 года Андрей Леонтьевич учился в Киевской объединённой военной школе, по окончании которой продолжил службу в Ленинградском военном округе, в 166-м стрелковом полку в качестве командира взвода, политрука, командира роты, начальника штаба батальона, помощника начальника штаба полка.

В марте 1934 года Бондарева переводят в Псков – начальником штаба и одновременно исполняющим обязанности командира учебного батальона 167-го стрелкового полка. С февраля 1935 года он – начальник штаба 12-го Туркестанского стрелкового полка, а с июля 1937 года – командир 31-го стрелкового полка, базировавшегося в городе Кингисепп Ленинградской области. В апреле 1938 года Андрея Леонтьевича назначают командиром 43-й стрелковой дивизии, а в августе 1939 года – командиром 168-й стрелковой дивизии, сформированной в городе Череповце и получившей впоследствии неофициальное название «бондаревская дивизия». 168-я стрелковая дивизия под командованием А.Л. Бондарева принимала участие в советско-финской войне 1939-40 гг., а в ноябре 1940 года полковника Бондарева направляют на курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени М.В. Фрунзе.

9 мая 1941 года А.Л. Бондарев вновь назначен командиром 168-й стрелковой дивизии, во главе которой, после начала Великой Отечественной войны, он сражается против финских войск в составе 8-й армии Северного фронта. «Бондаревская дивизия» дислоцировалась в районе города Сортавала Карело-Финской ССР и приняла на себя основной удар армии Маннергейма. В течение сорока пяти дней дивизия, прижатая противником к Ладожскому озеру, героически оборонялась в Карелии. Полковник Бондарев блестяще организовал защиту плацдарма, и его бойцы в условиях лесисто-болотистой и сильно пересечённой местности самоотверженно отражали атаки превосходящих сил противника и постоянными контратаками наносили ему значительные потери. В конце августа 1941 года дивизия оказалась почти в полном окружении вследствие отступления 7-й и 23-й армий Северного фронта, и только грамотные, решительные действия А.Л. Бондарева позволили частям дивизии в полном составе вырваться из окружения, организованно со всем вооружением форсировать Ладожское озеро и сосредоточиться на острове Валаам. 7 октября 1941 года Андрею Леонтьевичу Бондареву было присвоено воинское звание генерал-майор.

В конце октября 1941 года «бондаревскую дивизию» перебрасывают к Невскому плацдарму, где она в составе 8-й армии Ленинградского фронта вела наступление на Синявино навстречу войскам 54-й армии, однако после тяжёлых десятидневных боёв успеха не достигла и была вынуждена перейти к обороне.

Оценивая боевой вклад воинов 168-й стрелковой дивизии в битве за Ленинград газета «Ленинградская правда» впоследствии писала: «Бондаревцы сыграли в обороне Ленинграда роль подобную той, которую под Москвой сыграли панфиловцы».

18 ноября 1941 года генерал-майор Бондарев назначается командующим 8-й армией Ленинградского фронта. Он сразу же начинает тщательную подготовку войск армии к наступлению, лично выезжает на боевые позиции, руководит рекогносцировкой местности, пытается раскрыть места расположения главных сил противника, определяет основные пути подхода танков. Однако наступление войск армии, начатое 22 ноября 1941 года с задачей форсировать Неву по льду и во взаимодействии с другими частями фронта окружить и уничтожить противника, успеха не имело. В течение месяца 8-я армия пыталась развить наступление с «Невского пятачка» навстречу войскам Волховского фронта, но продвинуться вперёд так и не смогла, а лишь понесла при этом серьёзные потери. Бондарев был переведён на должность командующего Невской оперативной группы войск Ленинградского фронта, но в апреле 1942 года был снят и с этого поста и отправлен на учёбу в Высшую военную академию им. К.Е. Ворошилова.

17 апреля 1943 года А.Л. Бондарев, успешно прошедший ускоренный курс обучения в военной академии, назначается командиром 17-го гвардейского стрелкового корпуса и практически одновременно ему присваивается воинское звание гвардии генерал-лейтенанта. Стрелковый корпус под командованием генерала Бондарева участвовал в Курской битве. За успешное ведение корпусом оборонительных боёв в период Курской битвы А.Л. Бондарев был награждён орденом Кутузова II степени.

В последующем 17-й стрелковый корпус отличился в Черниговско-Припятской наступательной операции, в ходе которой войска корпуса освободили украинские города Шостка и Бахмач Сумской и Черниговской областей. Корпус также принимал участие в Киевских наступательной и оборонительной и Житомирско-Бердичевской наступательной операциях, но в наибольшей степени полководческий талант комкора Бондарева проявился в ходе битвы за Днепр.

В ночь на 22 сентября 1943 года корпус Бондарева в составе 13-й армии Центрального фронта форсировал реку Днепр у деревни Верхние Жары Брагинского района Гомельской области, захватил плацдарм и отразил несколько контратак противника. Затем, развивая наступление, войска 17-го гвардейского стрелкового корпуса вышли к реке Припять и также успешно её форсировали.

До наших дней дошла фотография, сделанная накануне форсирования Днепра стрелковым корпусом А.Л. Бондарева. На ней комкор стоит на берегу великой реки, задумчиво вглядываясь в ширь водной преграды. Невысокая, стройная фигура туго перетянута ремнём, начищенные до блеска сапоги чуть припорошены речным песком, в длинных, худых пальцах генерала зажата тлеющая папироса…

О подготовке к переправе и форсировании Днепра гвардейским корпусом под командованием генерала Бондарева в книге «Война и люди» вспоминал фронтовой друг Андрея Леонтьевича, генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Никита Степанович Дёмин: «Корпус наш стремительно продвигался к Днепру. В сосновом бору, недалеко от деревни Сорокошичи, Бондарев собрал командиров дивизий, коротко проанализировал сложившуюся обстановку. На северном и южном флангах, там, где были мосты, противник сосредоточил большие силы, возвёл оборонительные сооружения на правом берегу. Особенно много частей гитлеровцы вывели к Окуневке. Там была их понтонная переправа. Дорога Остер – Горностаевка перекрывалась сильными подвижными отрядами. По всему было видно, что именно на этих двух участках немецкое командование ожидало наших активных действий. Днепр с разливами достигал здесь ширины около двух километров, имел низкий заболоченный левый берег и сухой обрывистый правый. Если учесть большую скорость реки – до двух метров в секунду, глубину её – до двенадцати метров, то легко представить все трудности, которые встали на пути корпуса.

Особенно трудный участок достался нам в центре, там, где Припять впадала в Днепр. В междуречье – непроходимые плавни, болота, заросли камыша и кустарники. А на возвышенностях – сыпучий песок, дюны. Здесь, конечно, нас ожидали меньше всего.

Изучив обстановку, командование корпуса пришло к единодушному мнению: именно здесь, в самом трудном месте, и надо форсировать одновременно две реки – Днепр и Припять. Мы были уверены в выполнении этой необычно трудной задачи. Её успех подготовлен всем ходом предыдущих сражений на Сейме и Десне. Кроме того, только здесь можно достичь внезапности, а это половина победы…

В третьем часу ночи 22 сентября начался штурм Днепра. Солдаты молча спускали на воду плоты, лодки. Всё делалось в полной тишине…

Отплыла первая рота. Мы напряжённо всматривались в темноту. Но Днепр хранил молчание. Слышны только слабые всплески воды. Где-то слева, ниже нас по течению, всё время вспыхивали ракеты: немцы освещали реку. Но нашу переправу они пока не нащупали.

Второй батальон готовился к отплытию. Спустили большой плот, поставили на него крупнокалиберные пулемёты и пушку. Вдруг на правом берегу вспыхнула стрельба. Заговорил пулемёт, затрещали автоматы. Солдаты с лодок ответили огнём. В небо взлетели ракеты. Потом начался миномётный обстрел. Однако ни одна лодка не повернула назад. Стреляя на плаву, воины достигли правого берега и залегли на узкой кромке песка. Тяжёлые и ответственные минуты! Позади Днепр, впереди крутой обрыв, на нём гитлеровцы. Фашисты забрасывали наших солдат гранатами. Но ни один воин не дрогнул. Рота закрепилась на крохотном плацдарме.

В это время ударила наша артиллерия. Наводчики били по вспышкам. Огневой налёт накрыл позиции врага, заставил замолчать их пулемёты. Решительным броском рота ворвалась в траншеи на обрывистом берегу и очистила их от гитлеровцев. Так был занят небольшой плацдарм на правом берегу.

Форсирование Днепра продолжалось. Солдаты плыли на лодках, плотах, а некоторые на досках и брёвнах. Вода в реке буквально кипела от разрывов снарядов. Тяжёлые волны гуляли по могучей реке…».

За умелое командование стрелковым корпусом, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Указом Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 года гвардии генерал-лейтенанту Бондареву Андрею Леонтьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В ходе Проскуровско-Черниговской наступательной операции 17-й гвардейский стрелковый корпус генерала Бондарева в первой декаде марта 1944 года освобождает районный центр Хмельницкой области Украинской ССР – город Староконстантинов.

С мая 1944 года и до победоносного окончания Великой Отечественной войны гвардии генерал-лейтенант Бондарев командует 101-м стрелковым корпусом 38-й армии. В составе войск 1-го, а затем 4-го Украинских фронтов корпус участвует в Львовско-Сандомирской, Западно-Карпатской и Моравско-Остравской наступательных операциях, освобождая Западную Украину, Польшу, Чехословакию. 101-й стрелковый корпус и его командир по праву считались лучшими в 38-й армии, слава о них гремела на весь 4-й Украинский.

И потому совсем неслучайно 24 июня 1945 года на историческом Параде Победы в Москве на Красной площади Герой Советского Союза, гвардии генерал-лейтенант Андрей Леонтьевич Бондарев командовал сводным полком 4-го Украинского фронта.

После войны Андрей Леонтьевич продолжал службу в армии, командуя корпусом. С мая 1946 года он – старший преподаватель в Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова. С апреля 1947 года – командир 37-го гвардейского воздушно-десантного корпуса. В июне 1950 года его переводят в Московский военный округ заместителем командира 1-го гвардейского стрелкового корпуса. В 1954 году А.Л. Бондарев окончил Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К.Е. Во-рошилова. С октября 1954-го генерал Бондарев – помощник командующего 7-й гвардейской армией по боевой подготовке. С 30 октября 1955 года – «в отставке по болезни».

О последних годах жизни нашего замечательного земляка талантливо и с любовью написал в уже упоминавшейся книге «Война и люди» фронтовой друг А.Л. Бондарева, Никита Степанович Дёмин: «В 1955 году Андрей Леонтьевич ушёл в отставку, приехал на родную Белгородчину, в Новооскольский район.

Колхоз «Память Ильича», одним из первых председателей которого был когда-то отец Андрея Леонтьевича, после войны считался самым отстающим в области. Посмотрел Бондарев на происходящее в селе, потолковал с колхозниками и взялся за изучение сельского хозяйства, поступил на заочное отделение Харьковского сельскохозяйственного института.

Однажды на колхозном собрании встал вопрос, как же вытянуть хозяйство из прорыва. И тут колхозники обратились к присутствовавшему на собрании Бондареву:

– Хоть бы вы помогли нам, товарищ генерал!

Задумался Андрей Леонтьевич, а потом ответил:

– Если доверите, возьмусь за дело. Только предупреждаю, работать придётся до седьмого пота всем, потому что один председатель в поле не воин…

Его избрали единогласно. Бондарев взялся за работу так, как воевал: на совесть, с выдумкой, инициативой. По примеру передовых артелей с помощью райкома партии перевёл колхоз на денежную оплату труда. Отличное знание дела и фронтовая хватка помогли ему поставить колхоз на ноги. В 1961 году Бондарева избирают делегатом на XXII съезд КПСС. Мне тоже посчастливилось удостоиться этой чести. Надо ли говорить, как я ждал предстоящей встречи! И вот Москва, Кремль. В перерывах между заседаниями брожу по Дворцу съездов, вглядываюсь в лица делегатов. Иногда мне кажется, что вижу своего бывшего командира, и руки сами раскрывают объятия. Бондарева не было. И только здесь, на съезде, я узнал от секретаря обкома, что Бондарева не стало… Сердце боевого генерала, моего фронтового друга, сдало. Он скончался скоропостижно, за несколько дней до открытия XXII съезда партии, решая какое-то срочное и важное дело.

Андрей Леонтьевич говорил мне как-то, ещё в 1943-м, на Днепре: «Я уж если и умру, то не в постели, а в жарком деле».

Он умер на земле, которую защищал, которую украшал своим трудом, умер в бою…».

Повествуя о ратных подвигах Героя Советского Союза, гвардии генерал-лейтенанта Андрея Леонтьевича Бондарева, Военный биографический словарь приводит такой замечательный факт: с декабря 1943 года по январь 1944 года (всего за два месяца! – Авт.) корпус под командованием А.Л. Бон-дарева освободил более трёхсот (!) населённых пунктов. И как тут не вспомнить знаменитый тост Верховного Главнокомандующего генералиссимуса Сталина в честь великого русского народа, освободившего мир от фашизма, произнесённый в самом конце торжественного приёма в Кремле по случаю Парада Победы 24 июня 1945 года. Участника того исторического Парада, нашего земляка Андрея Леонтьевича Бондарева нынешнее и будущие поколения русских людей всегда будут помнить и чтить, как одного из достойнейших сыновей нашего народа – народа-победителя, народа-освободителя.

Александр Осыков, Борис Осыков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"