На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Афганистан в годы Великой Отечественной войны

Между Советским Союзом и нацистской Германией

В прошедшем веке для обеспечения безопасности России на южных рубежах особое значение имели отношения с Афганистаном. События последних лет еще раз показали, что налаживание дружественных связей с этим государством по прежнему является важнейшей задачей российской внешней политики. И здесь немаловажное значение имеет обращение к опыту времен Великой Отечественной войны, когда отношения между нашими странами подверглись серьезному испытанию. Интерес к теме значительно увеличился в связи с тем, что российским ученым стали доступны ранее засекреченные архивные документы, в частности материалы Архива внешней политики Российской Федерации, позволяющие по-новому, без ранее использовавшихся идеологических штампов, взглянуть на события недавнего прошлого.

Как известно, после нападения Германии на Советский Союз афганское правительство заявило о приверженности политике нейтралитета. Однако этот нейтралитет носил прогерманский характер. В первые месяцы Великой Отечественной войны практически все члены афганского правительства считали, что Красная Армия не сможет долго сопротивляться «непобедимой немецкой машине» и рассчитывали воспользоваться плодами возможной германской победы. Более того, обнаруженные в архивах документы говорят нам о том, что правители Афганистана в тайне готовились к войне против СССР.

Не секрет, что афганские правящие круги испытывали недоверие к атеистическому сталинскому режиму. Они полагали, что Советский Союз вновь поднимет знамя мировой революции на Востоке и поэтому с радостью восприняли известие о германской агрессии. Правитель Афганистана Захир-шах не поскупился выделить крупную сумму из своих личных средств на служение благодарственных молебнов в честь этого события. Его дядя, премьер-министр Мухаммад Хашим-хан убеждал своих приближенных в том, что «СССР не устоит в войне с Германией, будет побежден, ослабнет, подвергнется расчленению, - к выгоде Афганистана»[1]. В конце июля 1941 года другой влиятельный афганский политик, министр двора Ахмед-хан заявил первому секретарю английской миссии в Кабуле А. Флетчеру: «Россия не выдержит натиска Германии, и ровно через четыре недели она потерпит поражение и окажется под господством Германии. В этом никакого сомнения быть не может»[2]. Таким образом, симпатии афганских руководителей были на стороне «третьего рейха». Подобная позиция во многом объяснялась переоценкой военной мощи нацистской Германии и тем авторитетом, который немцы заработали в Афганистане еще до войны.

К этому времени среди правящих кругов Афганистана сформировалась так называемая группа «молодых» министров, надеющихся с помощью немцев отторгнуть от СССР Хиву и Бухару. Возглавил прогерманскую группировку, а по сути такой и являлась группа «молодых», начальник центрального корпуса афганской армии двоюродный брат короля Мухаммад Дауд-хан. Благодаря ему и другим прогермански настроенным политикам еще в довоенный период нацистам удалось завоевать ведущие позиции не только в экономике Афганистана, но и провести реорганизацию афганской армии по немецкому образцу.

И все же принимать окончательного решения в Кабуле не спешили, планируя начать активные боевые действия только после того, как гитлеровцы захватят Москву и Ленинград. Не желая афишировать свои намерения, Мухаммад Хашим-хан ограничился тем, что отдал тайный приказ запасать лошадей, провиант и готовиться к войне против СССР одному из лидеров среднеазиатских басмаческих формирований Кызыл Аяку, находящемуся тогда на афганской территории[3].

В этой ситуации советское посольство в Кабуле могло успешно противодействовать подобным планам только в тесном сотрудничестве со своими союзниками по антигитлеровской коалиции - англичанами. Надо сказать, что английская сторона первой предприняла активные шаги для сближения с советской дипломатической миссией. Так, британская разведка через своего военного атташе Ланкастера и первого секретаря английской миссии Коннор Грина передала послу СССР в Кабуле К. Михайлову много ценных сведений о деятельности немецкой агентуры на севере страны[4].

Впервые вопрос об Афганистане был поднят 8 июля 1941 года в ходе беседы И. Сталина с британским послом в Москве С. Криппсом, а 29 сентября в Лондоне состоялась встреча английского министра иностранных дел А. Идена с советским послом И. Майским, на которой и было принято решение о совместном демарше перед афганским правительством с требованием высылки из этой страны всех германских агентов, деятельность которых представляла угрозу интересам союзников и противоречила условиям советско-афганского договора 1931 года о нейтралитете и ненападении.

Используя различные методы экономического и политического давления, союзники вынудили правительство Афганистана согласиться со своими требованиями. Так, советская сторона задержала на своей территории афганские грузы, закупленные афганцами у Германии еще до войны, а британцы развернули настоящую пропагандистскую «войну нервов» против всей королевской семьи. В результате, в течение всего двух дней - 29 и 30 октября 1941 года германские подданные, за исключением членов дипломатической миссии, были удалены из страны.

Законность этому решению должна была придать Лоя Джирга[5], идею созыва которой подали прогермански настроенные министры. Опасность созыва Лоя Джирги заключалась в том, что ее участники могли инициировать джихад против союзников. Поэтому английская сторона приняла серьезные меры в ходе ее подготовки. Как следует из архивных документов, англичане не только вручили щедрые подарки всем прибывшим в Кабул делегатам, но и в виде ежегодной субсидии в 25 млн. рупий предложили крупную взятку премьер-министру Мухаммад Хашим-хану[6].

Советская же сторона участвовать в подобном подкупе отказалась. В результате, состоявшаяся 5-6 ноября 1941 года Лоя Джирга приняла те решения, на которые и рассчитывали союзники, т.е. она одобрила меры правительства по выдворению из страны германской колонии.

Серьезные испытания для советско-афганских отношений наступили летом-осенью 1942 года, когда по планам германского руководства вермахт после захвата Кавказа должен был развернуть наступление в направлении Афганистана и Британской Индии. Среди афганских правящих кругов вновь зазвучали призывы готовиться к войне против СССР, так как по их мнению «советская граница совсем не охраняется, и в охране остались одни только женщины»[7].

С конца июля 1942 года афганское правительство неоднократно обращалось к германскому послу в Кабуле Г. Пильгеру с предложением политического сотрудничества. Оно неоднократно предлагало предоставить информацию об Иране и Индии. В августе 1942 года афганские правящие круги сделали предложение о военном сотрудничестве. Заместитель премьер-министра Наим-хан сообщил Г. Пильгеру, что афганское правительство всецело разделяет политику Германии и выражает готовность при дальнейшем продвижении германских войск по территории Советского Союза начать боевые действия на советско-афганской границе. На одном из дипломатических приемов Наим-хан заявил от имени правительства, что оно «готово выставить хорошо вооруженную армию с тем, чтобы ударить в тыл Красной Армии»[8].

К сентябрю 1942 года афганское правительство сформулировало три предварительных условия вступления Афганистана в войну на стороне Германии: 1. Захват германскими войсками Кавказа; 2. Окончательное решение правительств Германии и Италии о вторжении в Индию; 3. Создание странами «оси» системы «свободных исламских государств» на Ближнем и Среднем Востоке[9].

Делая такое предложение, в Кабуле не понимали, что в случае поражения Советского Союза над Афганистаном нависнет угроза фашистского порабощения. Афганские лидеры вновь как в 1941 году разрабатывали планы военного похода против СССР.

Однако история совершила не тот поворот, который ожидали в Берлине и Кабуле. Гитлеровцы потерпели сокрушительные поражения под Сталинградом и на Курской дуге, после которых даже «новые» министры были вынуждены осознать всю бесперспективность ориентации на «третий рейх». В 1943 году по инициативе союзников афганское правительство провело массовые аресты сторонников Германии. Шпионская деятельность германской дипломатической миссии была полностью нейтрализована советской и английской спецслужбами, сумевшими наладить эффективное сотрудничество. На протяжении всей войны советская разведка снабжала англичан информацией о работе нацистов на юге Афганистана, в ответ британцы помогали бороться с немецким влиянием на севере страны. Таким образом, советская дипломатия в тесном сотрудничестве с английской не позволила прогермански настроенным силам втянуть Афганистан в войну, что безусловно содействовало росту международного авторитета афганского государства и заложило основы для относительно стабильного развития страны в послевоенные годы.

[1] Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф. 071. 1942. Оп. 24. П. 199. Д. 2. Л. 19.

[2] АВП РФ. Ф. 071. 1941. Оп. 23. П. 196. Д. 6. Л. 24.

[3] АВП РФ. Ф. 071. 1942. Оп. 24. П. 199. Д. 2. Л. 53.

[4] Архив службы внешней разведки России (АСВРР). Д. «Мародеры». Л. 163-175; см. также: Тихонов Ю.Н. Афганская война третьего рейха. НКВД против абвера. М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2003. С. 150-157.

[5] Лоя Джирга – великое собрание всех знатных афганцев, имеющее статус высшего представительного органа государственной власти в Афганистане.

[6] АВП РФ. Ф. 071. 1942. Оп. 24. П. 199. Д. 2. Л. 46.

[7] Там же. Л. 178, 180.

[8] Кузнец Ю.Л. «Мародеры» выходят из игры. М.: Интерпракс, 1992. С. 41.

[9] Там же.

Александр Оришев


 
Ссылки по теме:
 

  • Оришев Александр Борисович. Политика фашистской Германии в Афганистане накануне и в годы второй мировой войны (1933-1943 гг.). Автореферат кандидатской диссертации
  • Кафедра философии и политологии ЕГУ

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"