На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Надо торопиться спасать оборонку

Таково мнение председателя Комитета по обороне Государственной Думы, генерала армии Андрея Николаева

Ген. А. НиколаевБазисом работы ОПК сегодня являются семь основных федеральных законов: “О государственном оборонном заказе”, “О финансировании государственного оборонного заказа для стратегических ядерных сил в Российской Федерации”, “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами”, “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”, “Об экспортном контроле”, “О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд”, “О лицензировании отдельных видов деятельности”.

 

Понятно, что этот пакет законов не закрывает все правовое поле функционирования ОПК. А его наращивание осуществляется крайне медленно. И это вина наша, законодателей. Из примерно 15 находящихся сегодня на рассмотрении в Думе законопроектов, которые определены правительством как приоритетные, лишь несколько можно отнести к значимым для оборонного производства: “О несостоятельности (банкротстве)”, “О холдингах”, “О государственной поддержке судостроительной промышленности”, “О создании, эксплуатации, ликвидации, обеспечении безопасности ядерного оружия”. Они находятся сегодня в Государственной Думе в разных стадиях рассмотрения. Остальные законопроекты — это дополнения и изменения в законодательную базу зачастую непринципиального характера.

В целом я хотел бы заметить, что законодательная нагрузка Государственной Думы со стороны президентских и правительственных структур по законопроектной работе в области ОПК и ОПП явно несоизмерима с перечнем нерешенных законодательных вопросов. Нам представляется, что это одна из причин существенной деградации “оборонки”. В этих условиях комитеты Государственной Думы вынуждены взять на себя инициативу разработки новых и совершенствование существующих законопроектов в области оборонно-промышленного комплекса.

Напомню, что 11 октября 2001 года введена в действие Федеральная целевая программа реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса на 2002—2006 годы. Там имеется раздел “Нормативно-правовое обеспечение и реформирование оборонно-промышленного комплекса”. Его декларацию необходимо как можно быстрее перевести в практическое русло совершенствования законодательства.

По планам правительства предусмотрено лишь к концу текущего года, то есть через 14 месяцев после ввода в действие программы, внести всего три законопроекта: “Об интегрированных структурах” — дублер законопроекта “О холдингах”, “О внесении изменений и дополнений в Закон “О государственном оборонном заказе” и “О внесении изменений и дополнений в Закон “О военно-техническом сотрудничестве”.

Но не факт, что к этому времени мы их сумеем получить. Примерно 6 месяцев потребуется на рассмотрение в Государственной Думе. Итого из 3 лет первого периода реформирования ОПК 2 года оно будет осуществляться в недостроенном правовом поле.

Скажите, что должно стоять впереди, лошадь или телега? Разве не правильно было бы вводить эти законы до того, как начинается структурная перестройка, если речь идет о холдингах в оборонно-промышленной сфере, в условиях, когда, образно говоря, можно и дров наломать и в мутной воде рыбки наловить. По логике надо вначале в Думу внести соответствующие законопроекты, а затем вводить в действие федеральную целевую программу. В крайнем случае делать это одновременно. Кстати, по многим вопросам в случае отсутствия законов могли бы быть изданы указы президента, которые бы отрегулировали наиболее нужные вопросы. Тем не менее и такой формы документов мы не имеем.

Полагаем, что в условиях рынка концептуально ошибочно ставить в один нормативно-правовой ряд предприятия, занимающиеся оборонно-промышленным производством, и те, кто не имеет к обороне страны никакого отношения. По таким вопросам, как системные гарантии финансирования, государственная поддержка, штрафные санкции, налогообложение, землепользование, обеспечение энерго- и иными ресурсами, транспортными услугами, таможенными сборами, подготовка, сохранение и омоложение кадров, банкротство и так далее. Это следует из несопоставимости задач, стоящих перед этими предприятиями, и возможных для страны катастрофических последствий в случае их провала.

Надежда либералов на то, что при реформировании ОПК и его конверсии эффективно сработают только механизмы рыночных регуляторов, безусловно, была ошибочна и остается бесперспективной. По своей концепции, приоритетам, движущим силам рынок несовместим с гарантированным решением по обеспечению обороны страны. Он должен решать лишь вспомогательные задачи, такие, где его флуктуация любого масштаба существенно не скажется на конечном результате деятельности ОПК, каждого из его предприятий, в конечном итоге на обороне страны. Поэтому в условиях недостроенного, полуцивилизованного российского рынка или, точнее сказать, базара безотлагательно нужен закон о государственной поддержке оборонно-промышленного комплекса. Не отдельно по каждому направлению, которое потом, безусловно, может появиться, — судостроению, космосу, атомной промышленности и прочему, а интегрированному для всего ОПК. Он должен вобрать в себя все правовые защитные механизмы из действующего законодательства и ввести новые. Это должно стать своего рода конституцией обеспечения обороны страны с точки зрения разработки и создания необходимого вооружения.

В этом секторе экономики должен действовать режим, основанный на больших правах и жестком контроле. Ответственность за исполнение должна быть до уголовной, невзирая на ранги. Только так можно остановить деградацию оборонно-промышленного комплекса и восстановить производство до уровня, который позволит провести реальную, а не декларируемую военную реформу. Иначе мы так и будем жить в мире двойных стандартов: украл мелочь на производстве — под суд, а развалил предприятие или целое направление в оборонной промышленности, самое суровое наказание — увольнение без объяснения причин.

Приведу лишь один пример. За 16,5 миллиона рублей первоначального долга фактически обанкрочено единственное в России уникальное стратегически значимое государственное предприятие НИИ радиоприборостроения. Это головное предприятие по созданию системы ПРО страны. Им как системообразующим в кооперации создана и развернута единственная действующая противоракетная система, обороняющая Москву и Московский регион. В стране сегодня нет и не предвидится замены производственных фондов, перспективных наработок, научно-производственного потенциала коллектива этого предприятия. Четыре года действует внешнее управление. Правительство, Минобороны, Мингосимущества — прямые виновники сложившейся ситуации, фактически бросили это предприятие на произвол судьбы. Парадокс, что Соединенные Штаты развертывают противоракетную оборону, а мы рушим головные предприятия, которые этим делом занимаются. И виновных никто не наказал.

Комитет Государственной Думы по обороне борется за его спасение. По его поручению я докладывал при личных встречах об этом Президенту В. Путину, Председателю правительства России М. Касьянову. В результате процесс банкротства остановлен.

Наш комитет буквально завален письмами с просьбой оказать помощь, защитить, спасти не только предприятия, но и целые кооперации. Вскоре Государственной Думе предстоит рассматривать проект бюджета на третий год. Мы, депутаты, в ответе, куда пойдут выделенные на НИОКР и серийное производство деньги.

К величайшему сожалению, вынужден признать, что до настоящего времени Генеральный штаб так и не сформулировал, к какой войне необходимо готовить страну, с какого направления вероятна агрессия. А потому мы не знаем, какого масштаба и какие силы нам нужны, каково должно быть оснащение войск, каковы должны быть мобилизационные ресурсы, мобилизационные задания, каковы порядок и сроки мобилизования.

Нет представления и о том, какая все-таки армия нужна России: мобилизационная или, как сегодня модно говорить, малая контрактная? Первый вариант развития Вооруженных сил предполагает одну систему вооружения и подготовки, второй — иную. Ошибемся — можем погибнуть. Если потребуется другая система — ее на ходу не создашь. Это не середина ХХ века.

В планах Генерального штаба и правительства до сих пор присутствуют мобилизационное развертывание многомиллионных Вооруженных сил, производство для многомиллионной армии техники и вооружения по расчетному году, мобилизация транспорта, связи. А если это так, то и совершенно по-другому должна строиться армия. Невольно задаешься вопросом: либо люди, которые ставят задачи перед оборонно-промышленным комплексом, перед нашей наукой, не могут это сформулировать в доктрине, либо это делается сознательно. Когда доктрина не отвечает на эти вопросы, производить вооружение и технику, а тем более формировать государственный оборонный заказ на 10 лет вперед, ну, по крайней мере, глупо, а строго говоря — преступно.

В России изобилие невостребованных открытий. На наших оборонных предприятиях, в НИИ много разработок мирового уровня. Однако в стране нет системы мониторинга их внедрения. Итог — утечка невостребованных отечественных открытий и мозгов за рубеж. Мы предложили создать в стране независимый экспертный совет по мониторингу и внедрению предложений. Кроме того, на упомянутой встрече с Путиным, я предложил сформировать при Президенте России постоянно действующий совет генеральных конструкторов, руководителей предприятий по основным направлениям современных и перспективных систем вооружений и техники, тех, которые будут играть ключевую роль в построении Вооруженных сил. Сегодня у нас так мало ресурсов, что высшему руководству самому необходимо делать выбор приоритетных направлений развития военной техники.

В области военно-технического сотрудничества мы, как законодатели, выступаем за превалирующую роль государства с одновременным предоставлением необходимых полномочий предприятиям-производителям. Но необходимо знать, что конкретно мы сегодня продаем за рубеж, какая угроза может возникнуть для России, если наши партнеры по военно-техническому сотрудничеству, особенно сопредельные страны, окажутся в конфронтации с Россией.

Сегодня Россия, видимо, единственная в мире страна, которая, прежде чем вооружать современной военной техникой собственную армию, вооружает другие государства.

Не стану останавливаться на том, как тяжело продвигать на мировые рынки оружие и технику, которых нет в армии собственной страны. Последствия же того, что техника и вооружение российского производства, находясь у соседей, в случае вооруженного конфликта окажутся эффективнее, чем те, которые имеются у нас, могут быть очень тяжелыми и с военной, и с моральной точек зрения.

Комитеты Государственной Думы видят причину бед оборонной промышленности не только в несовершенстве законодательства и недостаточном финансировании, но и в неудовлетворительном управлении оборонно-промышленным комплексом со стороны государства.

Управление федеральной собственностью в акционерных обществах оборонно-промышленного комплекса возложено на Мингосимущества. Его представители имеют эффективные рычаги управления предприятием через госпакеты акций. Но, не являясь профессионалами в оборонном производстве, они крайне неудовлетворительно справляются со своей задачей. Минобороны формирует оборонный заказ, принимает продукцию. Оборонные агентства осуществляют координирующие функции по направлениям. Минфин рассчитывается за все. Мингосимущества управляет. Получается, что у семи нянек…

По мнению Комитета по обороне, и мы об этом неоднократно говорили, введение дополнительных, разобщенных, чего греха таить, конкурирующих между собой за бюджетные деньги звеньев вертикали управления ошибочно. Мне представляется, что нужно восстановить Миноборонпром, в крайнем случае, создать Комитет по оборонно-промышленному комплексу при Минобороны.

Материал подготовил Валентин Зубков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"