На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

В жарком небе «холодной войны»

Земляки на «неизвестной» войне

О Корейской войне 1950-1953 годов мало знаем в России до сегодняшних дней. «Инцидент 25 июня» – так её именуют в Республике Корея (Южной Корее). «Отечественной Освободительной войной» называют в Корейской Народно-Демократической Республике. В Китае говорят о ней, как о «войне против Америки в поддержку корейского народа». Только у нас она оказалась «забытой» и «безызвестной». Скупые сведения о том, о чём было принято молчать в Советском Союзе, появились только в 1980-е годы. Объяснить такую позицию Советского государства можно лишь тем, что участие в этой войне нашей страны было неофициальным. Мы поставляли своё оружие, военных специалистов и бойцов на подмогу Китаю, который участвовал в войне, дабы не попасть вместе с Северной Кореей (КНДР) под американскую «защиту». Корейский конфликт называют «локальным», ведь он – один из «обломков» холодной войны, длящейся негласно по сегодняшний день.

Российский учёный-историк Игорь Сейдов приводит статистику воздушных боёв, согласно которой на один сбитый советский истребитель приходилось 3,4 сбитых самолётов всех типов (истребители, штурмовики, бомбардировщики, разведчики) противника.

В войне участвовали советские лётчики, которые до сих пор, живые или уже ушедшие из жизни, остаются неизвестными воинами. Несправедливо.

…Николай Иванович Малютин медленно идёт в сторону зальной комнаты. Ноги уже слабо слушаются своего владельца. Нашему герою, вечно юному и бодрому душой, привыкшему безоглядно идти сквозь трудности, тяжеловато приходится теперь путешествовать из комнаты в комнату. И тут раздается звонок в дверь, Валентина Ивановна, жена, спешит открывать. Заскрипели входные замки, и в квартиру к старому лётчику вошли трое – любимая внучка Светланка, сын Анатолий и я.

Мы пришли не с пустыми руками. Поздравить военного лётчика с двадцать третьим февраля, праздником защитника Отечества – дело доброе.

Сам он не ожидал такого прилива внимания и расплылся в счастливой улыбке. «Спасибо, спасибо, спасибо!», – как стихотворение наизусть проговорил Николай Иванович. Так троекратно принято благодарить в этой семье. Если кто-то в одной комнате чихнёт, в другой раздаётся «Будьте здоровы!», то в ответ звучит «Спасибо, спасибо, спасибо!».

Незваные, но долгожданные гости разбрелись по квартире. Светлана убежала к бабушке в зал смотреть мультик «Ну, погоди!». Анатолий принялся раскладывать вкусные подарки по полкам холодильника. А я поймала Николая Ивановича, что называется, с поличным, и предложила посидеть на кухне, так как у меня к нему есть журналистский разговор.

О том, что Николай Иванович на всё смотрит «с юморинкой», убедилась задолго до этой встречи. Даже когда болезнь подкрадывается к нему, берёт за горло и шумит в ушах, словно ветер во дворе, полковник не пугает отчаянием своих близких, находит силы подшучивать над своей слабостью. Такой подход всегда свойственен сильным, волевым людям.

Когда-то ещё молодому боевому лётчику, защищавшему геополитические интересы Советского Союза в Корейской войне, вражеская пуля чуть не прошила шею – застряв на вылете в броне самолёта за его головой.

– Пули попадали не раз по моему реактивному МИГ – 15, да вот как они так аккуратно обходили бензобак – это интересная загадка, – размышляет Николай Иванович. Ведь если б хоть чуть задели…

А бывало такое, что задевали! И опалённый огненными искрами, он умудрялся ладно посадить самолёт.

В одном из боев был поврежден «фонарь» (часть пилотской кабины, защищающая летчика от воздействия встречного потока воздуха, погодных условий и от шума), а при заходе на посадку его оторвало совсем. Разряженный поток воздуха, смешанный с гарью двигателя, сильнейшим потоком хлынул в лицо летчику, но Николай Иванович справился с управлением самолета. В экстремальных условиях сумел совершить посадку на своем аэродроме.

– Что бы там везде не писали, эта война была больше «вынужденная» для Советского Союза, – утвердительно выразил своё мнение Николай Иванович. – В отличие от американцев мы не бомбили гражданское население. Мы не превращали города и сёла в выжженную землю.

– Но зачем было вмешиваться в жизнь чужого государства? – допытываюсь недоумённо я.

Николай Иванович терпеливо растолковывает:

– После разгрома Японии во Второй мировой войне, которая в своё время захватила Корею, Корея могла стать молодым независимым государством. Но сложилось иначе. Южнее тридцать восьмой параллели под эгидой США утвердилась капиталистическая демократия. Северная Корея обрела статус социалистического государства. Попала под защиту Советского Союза и Китая.

Задача наша заключалась не только в защите северокорейского народа от американских захватчиков. Под строжайшим секретом мы направлялись на китайские авиабазы, с аэродромов которых летели прямиком на фронт. Главное – нужно было выстоять против военного агрессивного блока НАТО. Мы должны были показать врагу, что силы у нас есть. Ведь корейская война была для США лишь «тренировкой» перед возможным нападением на Советский Союз с применением ядерного оружия. Такие планы вынашивались, американцы сейчас это не скрывают.

На «корейском полигоне» американцы массово опробовали свои неуязвимые «воздушные крепости» – стратегические бомбардировщики В-29 «Суперфортресс», способные нести атомные бомбы. Именно такая «сверхкрепость» сбросила атомную бомбу на японскую Хиросиму. Особенности конструкции В-29 не позволяли подбить бронированную машину практически ни с какого угла обстрела. Лишь подкравшись снизу сзади, можно было уничтожить вражеский самолёт. Этот неприступный «воздушный грузовик» мог поднять на борту больше девяти тонн бомб, для защиты имел полторы дюжины крупнокалиберных пулемётов. Но «летающей крепости» так и не удалось стать легендой истории. Американцы просчитались.

12 апреля 1951 года, казалось, непобедимая армада поднялась с аэродромов в открытое небо на бомбардировку стратегических мостов, плотины гидроэлектростанции через реку Ялуцзян в пограничной зоне между Кореей и Китаем. Она насчитывала сорок восемь неприступных «бомбовозов» под прикрытием восьмидесяти истребителей. Хотя американская воздушная армия на беду советских лётчиков была в три раза больше, этот день стал для США и их союзников «чёрным четвергом». Допустивший для себя вседозволенность в отношении молодого Корейского государства, противник был безжалостно разгромлен храбрыми русскими лётчиками-истребителями. Более десяти бомбардировщиков B-29 потеряли ВВС США в тот день. И это только один эпизод войны.

Мне не удалось записать подробный рассказ Николая Ивановича о его боевых вылетах. Ведь воды в реке Ялуцзян с той поры утекло немало. Да и не отличается ветеран многословием. По военному чётко, без художественных прикрас, даёт ответы на мои вопросы.

Потому для большей наглядности воспользуюсь отрывком из воспоминаний о лётном бое в небе Кореи советского лётчика, бывшего командира эскадрильи, тоже полковника в отставке Василия Даниловича Андрющенко:

«Пришло время вылета и нашей восьмёрки. Взлетаю первым. Рядом со мной цепко держится в строю мой ведомый. За нами в воздух поднимается ещё одна пара и ещё... Убираю щитки-закрылки, шасси и направляю самолёт на заданный объект (железнодорожный мост на реке) в северной части Корейского полуострова. Теперь нашей восьмерке «мигов» предстоит охранять этот важный стратегический объект от налётов противника...

Высота6000 метров, внизу под крылом – светлая лента реки и железнодорожный мост через неё. Выполняю разворот вправо и вдруг вижу почти на траверзе восьмёрку «сейбров». Они стремительно снижались в сторону морского залива и пока не видели нас. Дал сигнал «атакуем» и направил свой самолёт в середину ведущего звена противника. Пока ловил в прицел подвернувшегося «сейбра», сам оказался атакованным. Три короткие очереди из трёх пушек – и американский самолёт задымил и рухнул вниз.

Но и моё положение стало критическим: подоспевшее звено «сейбров» открыло по моему самолёту прицельный огонь. Оглянулся на ведомых своих – никого рядом! Оставалась одна надежда: оторваться от противника. Наши «миги» на вертикальных фигурах превосходили «сейбров». Это я знал хорошо. Этим и воспользовался. Американцы сопровождали меня огнём, пока не смог оторваться от них…

Садился на запасном аэродроме. До своего я уже не мог дотянуть: кончилось топливо, и двигатель остановился».

Николай Иванович Малютин в своей воздушной карьере прошёл путь от старшего лётчика до заместителя командира полка. Он совершил за время Корейской войны 112 боевых вылетов, в которых официально сбил два самолёта противника. Патрулируя воздушное пространство над рекой Ялуцзян, Малютин заслужил одну из самых главных военных наград – орден Боевого Красного Знамени.

«Три он подбил, три!» – возмущаясь, кричит из соседней комнаты Валентина Ивановна, прислушиваясь к нашей беседе.

Николай Иванович в знак протеста качает головой.

Опытный лётчик и вправду сбил третий вражеский истребитель F-86 «Сейбр», только в составе пары МИГов, и засчитали победу командиру, о чём Малютин ничуть не жалеет.

«Значит, так надо было!», – в ответ хриплым голосом успокаивает жену.

– А почему решили в лётчики податься? – напоследок спрашиваю уже уставшего от долгой беседы ветерана.

– Мечта детства, – улыбается.

На снимках: Военный лётчик Николай Иванович Малютин.

Советский реактивный самолёт-солдат МИГ-15.

Екатерина Мушурова, студентка факультета журналистики Воронежского госуниверситета


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"