На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Письмо с фронта

Народный проект «Дети Победы»

Мой отец родился 12 июля 1902 года в Петербурге. Его отец Антон Степано­вич работал метранпажем в типографии Смирдина.

Павел Антонович следом за своим братом Михаилом, приехал в Москву в 1927 году и, поступив во ВХУТЕМАС, они поселились в Банковском переулке.

Курс, на котором учился отец, вел Владимир Андреевич Фаворский. На последнем курсе отделение было преоб­разовано в факультет Полиграфическо­го института. Как я понимаю, это был сильный курс, его выпускники: В. Горяев, Ф. Решетников, С. Урусевский, Н. Мухин, К. Купецио, Ф. Константинов, И. Кон­стантинов, В. Вакидин, А. Варновицкая, С. Йодлович, Л. Буркова, О. Розенблат и другие.

По окончании института отец рабо­тал в Госиздате заведующим художе­ственной редакцией, в ней тогда рабо­тали Я. Егоров, Е. Коган, М. Ровенский.

Работы отца не сохранились. Арбат­ская квартира была разграблена. Един­ственное, что осталось — это один ка­рандашный рисунок и книга «Джангар». По поводу этой книги у меня остались детские воспоминания от рассказов о Калмыкии, куда отец ездил готовить к печати книгу, очевидно, с Никитой Фаворским. Дома говорили — папа поехал на кумыс. Книга вышла к юби­лею республики, книга выполнена и по сегодняшним представлениям велико­лепно. Иллюстрации Никиты Фаворско­го «охранены» поверх тонкой бумагой, форзац с фальчиком, из-за большого объема, плотная бумага, просторный набор, переплет с конгревным подцве­ченным тиснением, сейчас у нас ни одна типография так не сделает и, наконец, футляр с наклейкой...

В первые же дни войны отец ушел в ополчение, а мы (мама, я и младший брат) уехали с издательскими деть­ми в эвакуацию, нам дали помещение в деревне Цибикнур под городом Йош­кар-Ола с условием, что наши мамы ор­ганизуют детский дом, что и произошло,

и в первые же дни к нам стали присылать детей из оккупированных земель. Вос­питателями и преподавателями были работники издательства. Екатерина Ио­сифовна — директор отдела литературы народов СССР Госиздата («Художествен­ная литература») стала воспитательни­цей детдома. Она была очень чутким человеком. Вот один факт: оберегала Катю, которая по понедельникам опаз­дывала в школу, так как на выходные ездила к маме, высланной из Москвы за сотый километр — в Малый Ярославец.

У меня была старшая подруга — Люда (на фото — 2-й ряд 1-я справа), она учи­лась в 6-м классе. Зимой в спальне было прохладно, и она ночью укрывала меня одеялом. На всю жизнь запомнила я это тепло. Письма от папы приходили поч­ти каждый день, а иногда и по два-три в день, в октябре было уже последнее письмо... Больше писем не было. Мама никак не могла сказать мне о гибели папы, попросила Люду — она нашла сло­ва, чтобы не ранить меня. Люда стала ху­дожником, работала в Большом театре.

Мы — даже третье-четвероклассники убирались в помещении, топили печь, ходили в деревенскую пекарню — носи­ли воду, кололи дрова. За это получали прекрасно пахнущий хлеб для детдома. Работали на посевной, уборке и молоть­бе. Больше всего нравилось работать на уборке льна — он легко поддавался, и мы связывали его в снопы.

Директор издательства Чагин Петр Иванович выслал в конце 1942 года маме пропуск в Москву, но так как не было пропуска на детей, мама не поеха­ла. Кстати, Петр Иванович поддерживал писателей — заключал с ними договоры, чтобы они могли получить продоволь­ственные карточки. За это его сняли с работы.

Детский дом существовал еще мно­гие годы после войны, а мы с мамой в начале 1943 года по пропуску верну­лись домой.

Выезжали через Казань. Запомни­лось, что на железнодорожном вокзале в детской комнате не было свободных мест. Мама заплакала, и одна женщина взяла нас к себе. Затем через какие-то пути посадила в общий вагон. Мама в дороге заболела, и соседи по вагону опекали нас до Москвы.

В Москве мы с братом отоваривали карточки, а братишка терял их (а это на 10 дней), потом мы находили их в дру­гой курточке и, когда получали много хлеба, хотелось всех облагодетельство­вать! Мама неоднократно сдавала кровь и получала 2-3 штучки курабье, мы жда­ли это лакомство.

 

ПИСЬМО ОТЦА

«Здравствуйте ребятки! Как ваши де­лишки? Как вам живется на новом ме­сте? Слушаетесь ли маму и руковода? Как вы играетесь? Все пишите мне. Ско­ро Галочка пойдет в школу и будет отлич­ницей. Андрюша будет расти большим и сильным, пойдет тоже в школу через 2 года. Мне один дядя говорил, что у вас много лесов и красивых мест. Зима бы­вает не очень холодная. Я рад, что у вас хорошо. У нас сейчас теплые солнечные дни и замечательные ночи. Пишите и рисуйте мне письмо. Ваш папа».

 

ГАЛОЧКЕ И АНДРЮШЕ

 

Привет, милые детишки!

Мой горячий вам привет!

Получив это письмишко —
Шлите мне скорей ответ

Ночь стоял я в карауле,

И луна светила ярко.
Вспомнил я, что в Цибикнуре
Сладко спят мои ребятки.
Крепче сжал свою винтовку

И гляжу по сторонам —
Угощу я немца ловко!
Покажись лишь только нам!
А гостинцы у нас сладки:
Штыки, пули хороши,

Есть винтовки, автоматы —
Все для адовой души.

Есть у нас еще бутылки,

А в бутылках тех бензин —
Танкам стукнем по затылку:
Не уйдет гад не один...

Есть у нас также гранатки,
Строчит складно пулемет...
Стукнуть немца по сопатке
Нам поможет миномет.
Кроме всех этих гостинцев

Есть оружие одно
Всех немецких проходимцев
Скоро в прах сотрет оно,

И ружье это — Сталин.

С ним всегда идем вперед,

И как прежде побеждали —
Победит русский народ...
Спите, детки, в Цибикнуре,
Стережем мы ваш покой.

Не бывать фашистской шкуре

На земле нашей родной.

А прогоним мы так скоро

Всех непрошеных гостей,

Что не сможет эта свора

И собрать своих костей.

Ну, ребятки, веселитесь!

Пойте песни и резвитесь,

И пляшите гопака!

Немцу мы свернем бока...

Ну пока...

Галина Масляненко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"