На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

От стен Измаила

Дунайская флотилия высадилась на румынский берег в ночь на 24 июня 1941 года

Двадцать второе июня 1941 года и девятое мая 1945 года напоминают нам о Великой Отечественной войне. Особо памятными остаются её начальные дни, когда гитлеровская Германия вместе со своими европейскими союзниками – сателлитами вероломно и внезапно в ранний утренний час перешли «границу у реки». Всё складывалось в нашем Отечестве не так, как пелось в знаменитой в ту пору песне:

Мы войны не хотим, но себя защитим,

Оборону крепим мы недаром,

И на вражьей земле мы врага разгромим,

Малой кровью, могучим ударом!

Огненный кровавый фронт пролёг на тысячи километров от Северного ледовитого океана к Чёрному морю. Воинам Красной армии пришлось в тяжких оборонительных боях и сражениях не наступать, а отходить вглубь страны. И всё-таки в июне – июле сорок первого года пограничники, пехотинцы и моряки били врага на его земле. Эти славные, но малоизвестные события случились на южной окраине Советского Союза – на границе тогдашней Измаильской области и королевской Румынии. Бои шли у стен города Измаила, на берегах Прута и Дуная, обжитых нашими предками ещё во времена Древней Киевской Руси. Бои шли на речных берегах, помнящих подвиги и мужество запорожских казаков, воинов Александра Суворова.

…79-й Измаильский отряд охранял крайний, южный участок западной границы, упиравшийся в Чёрное море. Пограничные наряды несли службу главным образом на небольших моторных катерах в тесном взаимодействии с кораблями Дунайской флотилии.

Главной базой флотилии являлся Измаил. Начальник штаба флотилии В. В. Григорьев вспоминал: «Лишь полкилометра с небольшим отделяли Измаильский причал от мыса Сатул-Ноу на противоположном, чужом берегу. Не требовалось даже бинокля, чтобы разглядеть здание румынской пограничной комендатуры. А оттуда наш берег, более низкий, наверняка просматривался ещё лучше. Получалось, что главная база, да и вся флотилия, находятся под наблюдением с иностранной территории».

В первый день войны румынские войска при поддержке кораблей и авиации предприняли шесть попыток форсировать Дунай. Однако они были отражены совместными действиями флотилии, 14-го стрелкового корпуса и 79-го пограничного отряда.

Корабли и авиация Дунайской флотилии вели активную борьбу с румынской речной дивизией и авиацией. В первый день войны истребители 96-й отдельной авиационной эскадрильи Дунайской флотилии в воздушном бою над Измаилом сбили три вражеских самолёта, ещё один был уничтожен зенитной артиллерией.

Авиация Черноморского флота также активно включилась в военные действия. Первый удар был нанесён по базам противника на территории Румынии – Констанца и Сулина – в ночь на 23 июня: по Констанце семью, по Сулине двумя самолётами. Днём 23 июня бомбардировочная авиация нанесла ещё три удара по Констанце и два – по Сулине. В дневных налётах на Констанцу участвовало 79 самолётов ДБ-3 и СБ, на Сулину – 25 самолётов СБ.

В роковое время нависшей над страной смертельной опасности был дан предупредительный сигнал заокеанским хозяевам нефтяных скважин Румынии. Советское информбюро 26 июня 1941 г. сообщило: «Наша авиация в течение дня бомбардировала Бухарест, Плоешти и Констанцу. Нефтеперегонные заводы в районе Плоешти горят».

С 26 июня по 2 июля воздушных налётов на Констанцу не было. Нарком Военно-морского флота приказал временно прекратить их, учитывая большие потери авиации.

Занимая правый берег Дуная, румыны систематически обстреливали главную базу Дунайской флотилии Измаил мониторами из Тулчи и береговой артиллерией с полуострова Сатул-Ноу и правого берега реки. Румынская артиллерия делала невозможной работу порта и всех базовых служб Дунайской военной флотилии. В портовых элеваторах Измаила, Килии и Вилкова скопилось огромное количество зерна, которое требовалось вывезти.

Чтобы нормализовать работу порта Измаил, командование Дунайской флотилией вынужденно вернулось к идее десанта на румынский берег. Эту идею поддержал начальник 79-го пограничного отряда подполковник С. И. Грачёв. На руку советским воинам был начавшийся подъём уровня воды в Дунае, связанный с интенсивным таянием альпийских ледников. Паводок отрезал кромку приподнятого правого румынского берега Дуная и превращал его в длинную узкую гряду островов, тянувшуюся на десятки километров. В таких условиях румыны вряд ли могли быстро подтянуть подкрепления. А силы, прикрывавшие Сатул-Ноу, были не слишком велики: по данным разведки, там находились артиллерийская батарея, около 200 пехотинцев и пограничники местной заставы. 2 взвода прикрывали непосредственно пункт корректировки огня.

Утром 24 июня плавсредства флотилии высадили на полуостров Сатул-Hoy группу первого броска – роту 79-го погранотряда и взвод лейтенанта А. Е. Кощея из приписанной флотилии пехотной роты.

В. В. Григорьев вспоминал: «За войну мне довелось быть причастным ко многим десантам, в том числе к значительно более сложным, но десант на румынский берег Дуная в ночь на 24 июня 1941 года, на исходе вторых суток войны, был первым для всех… И вот через стереотрубу стало видно, как десантники прыгали с катеров в мелкую воду, выбирались на берег. Ни минных, ни проволочных заграждений перед ними не было. Не ждал тут нас враг, не ждал!.. В короткой схватке вражеский гарнизон, застигнутый врасплох, был разгромлен. Около семидесяти румынских солдат сдались в плен, многие разбрелись по плавням… Ни среди наших пограничников, ни во взводе моряков, которые высаживались первыми, не было ни одного убитого».

В дальнейшем советские моряки, пограничники и пехотинцы завязали новый бой за расширение плацдарма вдоль Килийского рукава (вниз по течению Дуная). К исходу 25 июня были заняты селение Пардина, острова Большой и Малый Даллер, отрезанные от берега мелководными протоками. За неполные сутки плацдарм расширился почти до 40 километров по фронту. Глубина его, определявшаяся на большинстве участков тем, где начинались плавни, достигала двух-трёх километров.

Так на третьи сутки войны на Дунае начала создаваться новая обстановка, более благоприятная для советских подразделений. Прицельный обстрел Измаила прекратился. А огонь батарей, продолжавших бить по городу из района Тулчи, был не столь эффективен. Средний участок Килийского гирла был полностью взят под контроль.

В целях развития успеха десанта, высаженного в Сатул-Ноу, и овладения всем правым берегом Килийского гирла командование флотилии и 51-й стрелковой дивизии решило высадить в Килию-Веке более крупный десант в составе 23-го полка 51-й стрелковой дивизии.

В ряде исследований по истории десанта приводятся ошибочные сведения о том, что 23-й полк, участвующий в нём, входил в состав 25-й стрелковой Чапаевской дивизии. Исправил ошибку А. Бахмут в статье «Первые дни войны на Дунае». Исследователь на основе найденных архивных документов и переписки с участниками десанта доказал, что это был полк, входивший в 51-ю стрелковую Перекопскую дивизию.

На рассвете 26 июня после мощной артиллерийской подготовки катера с десантом направились к месту высадки. Десантники захватили плацдарм глубиною до 3 километров и шириною до 4 километров, разгромив в Килии-Веке пехотный румынский батальон, усиленный артиллерией и пулемётами, и погранзаставу.

Последним очагом сопротивления в городе стала центральная колокольня, на которой засел немецкий офицер-пулемётчик и несколько румынских солдат. Когда колокольню стали обстреливать из пушки «сорокапятки», вниз спустились румыны с криком о том, что сдаются в плен. Поднявшись с нашими офицерами А. М. Овчаровым и М. Буровым на площадку, где стоял пулемёт, они объяснили, что сами убили немецкого офицера, чтобы прекратить бессмысленное сопротивление.

Примечателен тот факт, что в городе румынское население по собственной инициативе избрало комитет бедноты. В его ведение пограничники передали трофейные склады с мукой и рыбой. Всё продовольствие комитет распределил среди голодающих. Беднейшее население Килии-Веке выражало искреннее стремление к миру, высказывалось против захватнической войны.

Многочисленные примеры мужества и героизма продемонстрировали десантники при высадке в Килии-Веке. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1941 года 45 участников дунайских боев были представлены к правительственным наградам.

В результате смелых и решительных действий десантники, согласно сообщению Советского информбюро от 27 июня 1941 года, «захватили 510 пленных (в том числе 2 офицеров), 11 орудий и много снаряжения».

Десантникам удалось объединить оба плацдарма и расширить их. Общая длина завоёванного участка румынской территории по фронту составила 70-75 километров. Были захвачены и все расположенные на этом участке острова. Десантники полностью овладели устьем Дуная.

Но обстановка на фронте не позволила расширить плацдарм. За него развернулись кровопролитные бои. Об их характере лучше всего говорит записка из бутылки, выловленной случайно в 1958 году болгарскими рыбаками: «Июль 1941 г. Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боёв под Килией в группе капитана Савинова осталось три человека: капитан, я – младший сержант Остапов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся. Кровь за кровь, смерть за смерть!»

Советские десанты, успешно высаженные Дунайской флотилией на румынскую территорию – на полуостров Сатул-Ноу 24 июня и в Килию-Веке 26 июня 1941 года, стали первыми в Великую Отечественную войну. А Килия-Веке – первый город, взятый штурмом нашей морской пехотой.

Факт захвата плацдарма на Дунае произвёл впечатление на руководство Третьего Рейха. Йозеф Геббельс 28 июня 1941 года отметил в своём дневнике: «…на юге, на румынском фронте, приостановка, небольшие клинья русских, частично на румынской территории».

«Больше нигде на всём фронте советскому солдату не удалось в то время ступить на землю врага и хоть ненадолго, на ней закрепиться, – писал маршал Советского Союза Николай Иванович Крылов (в ту пору – начальник оперативного штаба Дунайского укрепрайона). – Батальоны, переправленные моряками через Дунай, словно напомнили агрессору – рано или поздно мы придём туда, откуда на нас напали, и кончать войну будем там».

…25 – 26 августа 1944 года в ходе наступательной Ясско – Кишинёвской операции Измаильскую область освободили войска Фёдора Толбухина, третьего Украинский фронта. Десяти полкам было присвоено звание Измаильских.

В память об этом первом пограничном советском десанте 25 сентября 2012 года в городе Килия (ныне – Одесская область, Украина) был торжественно открыт памятник – скульптурная композиция, представляющая три рода войск (флот, пехота и пограничные войска), участвовавших в операции на Дунае.

Важное дополнение. В боях на советско-румынской границе в июне сорок первого года мужественно и стойко оборонялась на реке Прут пограничная застава нашего земляка, уроженца села Покровка Волоконовской волости Бирюченского уезда Воронежской губернии Ветчинкина. Сейчас село входит в Волоконовский район Белгородской области. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Ветчинкину Кузьме Фёдоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 617).

В последующие военные годы отважный офицер командовал батальоном, участвовал в боях на Кубани, в районе Ростова-на-Дону и в Донбассе. В 1943 году он окончил Высшую пограничную школу НКВД СССР, вновь прибыл на фронт и сражался за освобождение Одессы и в Ясско-Кишиневской наступательной операции.

Когда в сентябре 1944 года советские войска полностью восстановили государственную границу с Румынией, Кузьма Ветчинкин был отозван с фронта и назначен комендантом пограничного участка 20-го пограничного отряда на советско-румынской границе. Ему выпала трудная задача заново восстанавливать разрушенное войной пограничное хозяйство и налаживать несение службы.

Окончил курсы руководящего состава при Военном Институте МВД СССР (1951) и продолжал служить в Пограничных войсках. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 2-го и 3-го созывов (1946-1954). С 1960 полковник в запасе. Жил в Одессе, где и завершил свой земной путь 3 января 1986 года. Награждён орденом Ленина, двумя орденами Отечественной войны 1 степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями. В 1988 году заставе, расположенной на советско-румынской границе, которой командовал К.Ф. Ветчинкин, присвоено его имя. На территории заставы воздвигнут бюст Героя, там же установлена мемориальная доска.

 

На снимке: Килия. Памятник дунайскому десанту.

 

* Газета в газете «Поле слободское». Выпуск № 248.

Татьяна Малютина, доктор исторических наук


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"