На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Здравствуйте, дорогая Лизочка и дочка Лида...

Фронтовые письма

В последние годы всё больше писем с фронта, долгие годы остававшихся исключительно семейной реликвией, становятся достоянием широкой общественности. Переписка близких людей той поры перестаёт быть личным делом, но письма по-прежнему хранят самое сокровенное: бытовые, личные, порой интимные подробности. В письмах отцы воспитывали детей, давали важные советы взрослеющим без них сыновьям; мужья помогали женам в домашних делах как могли, облегчая своим любимым тяжёлую ношу военного времени: хвалили за рачительность, корили за неумелое ведение хозяйства; сыновья заботились о матерях, братья о сестрах и младших братьях. Поэтому, далеконе каждый, кто хранит такие письма в семье, готов представлять их широкой публике.

Лидия Матвеевна Кашникова, узнав из газет и телерепортажей об издательском проекте «Письма с фронта» краснодарского издательства «Книга», два года размышляла и, наконец, решилась передать в издательство письма с фронта отца Матвея Терентьевича Жданова.

С просьбой помочь переслать копии она пришла в литературный музей, и просьба была прилежно выполнена.

 

* * *

В первых числах июня 2020 года пришло официальное распоряжение музей открыть для посетителей в Пушкинский день. Приближалась скорбная дата – 22 июня. В этот день решили представить новую выставку «Дорогая моя Надя...», посвящённую фронтовым письмам. Для экспозиции отбирали только те «треугольники», из которых было очевидно, что фронтовики, в одночасье оказавшиеся вдалеке от родных мест, продолжали жить заботами о своём доме и семье.Почему же они, надеявшиеся на победу, мечтавшие о встрече с родными, но чаще понимавшие, что домой им не вернуться, не отдалялись от домашних дел? Это был главный вопрос, на который должна была ответить выставка.В подготовке экспозиции не все шло гладко. Вспомнили опожилой женщине, которая просила переслать копии фронтовых писем в издательство «Книга» (они осталисьв компьютере и сохранились в электронном ящике). Письмапрочитали.

 

* * *

Лейтенант Матвей Жданов в мае 1941 года окончил артиллерийское училище и вместе с молодой женой приехал служить в Черниговский военный округ.

В первые дни войны жене Елизавете Захаровне удалось эвакуироваться к родственникам мужа в село Верхопенье Ивнянского района Курской области. А 18 июля 1941 года Матвей Терентьевич получил тяжелое ранение, и был направлен на лечение в госпиталь в город Мензелинск Татарской ССР, куда вскоре преодолев дорожные трудностипервых военных месяцев приехала жена. Елизавета Захаровна устроилась на работу в тот же госпиталь.

После выздоровления из-за хромоты М.Т. Жданова не направлялина фронт, он обучал артиллерийскому делу новобранцев. В июне 1942 года родилась дочка Лида.

Но после освобождения родного Верхопенья в августе 1943 года Матвей Жданов стал настоятельно требовать направить его на фронт. Наконец осенью очередной рапорт был подписан. По дороге к месту службы Матвею Терентьевичу удалось на короткое время заехать к родным в Верхопенье.

 

1943 год

Здравствуйте, дорогая Лизочка и дочка Лидочка!

Пишу письмо вам из Верхопенья. Лизочка, один день я был в Верхопенье за 5 лет. Я увидел мать-старушку. Лизочка, опишу тебе, что осталось от Верхопенья. Лизочка, дорогая Лизочка, Верхопенья нет. Всё сгорело. Нашего дома нет, живут в землянке. Насчёт хозяйства – есть корова. В общем, живут ничего. Мама ещё жива. Оля тоже с мамой. Сестра Мария умерла в 1941 году. Миша убит, Коля тоже убит. Лизочка, как все были тобой довольны, когда ты была с ними, как мама хочет, чтобы ты к ним приехала. Лизочка, можно было бы приехать. Но ты сейчас одна не доедешь. При том зима, и трудно на вокзалах. Лизочка, когда я показал карточку, что мы фотографировались на пристани, то тебя не узнали. Очень худая. Лизочка, неужели ты и сейчас такая? Лизочка, я тебя прошу – это почти в каждом письме ты должна это понять, ты же человек военный. Ты меня должна встретить не такая, как провожала, а такая как на фотокарточке, которую я храню уже 3 года. <…>

Вот все мои новости, о которых я вам сообщаю. Несколько слов о себе. В настоящее время пока жив и здоров. Пока ещё в дороге. Очень скучаю о вас. Ожидаю скорой встречи с любимым другом, своим близким и родным – Лизочкой и малюткой Лидочкой. На этом я писать кончаю, пока до свиданья. Крепко вас обнимаю. Ваш папа.

 

 Гвардии старший лейтенант М.Т. Жданов начал фронтовую службу в январе 1944 года во 2-й гвардейской воздушно-десантной Проскуровской дивизии 1-го Украинского фронта командиром миномётной роты 5-го гвардейского стрелкового воздушно-десантного полка.

 

1944 год

<…>

Лизочка, дорогая, как только сажусь писать тебе письмо, и первая мысль – это о вашем здоровье. Лизочка, в каждом письме я тебя предупреждаю – береги себя и дочку. Помни, что жизнь даётся один раз, и её надо беречь. Лизочка, возможно, покажется тебе это обидно. Но всё же слушай меня. Я для тебя плохого не желаю. А только хорошего. Тем более зима. Конечно трудно одной, я-то знаю. И эти трудности мы с тобой должны пережить. Лизочка, ещё одно. Если ты будешь так за мной убиваться, то этим мы погубим своё здоровье. Знаю, что ты любишь. Лизочка, знай, что я тебя люблю не меньше. И наша любовь, и наша жизнь ещё будет дружней и крепче. А сейчас ожидайте встречи, и она скоро будет. <…>

С фронта семья получалаписьма, наполненные вниманием, заботой добрыми советами. Приходила и материальная поддержка.

 

10 марта 1944 год

<…> Лиза, у тебя скоро кончится аттестат. Лизочка, я хотел выслать сейчас, но мне не дают, пока не выйдет срок старому. Лизочка, а как ты будешь жить? Потому что, пока придёт по почте, это очень пройдёт долгое время в дороге. Поэтому, Лизочка, я не знаю, что делать. Но аттестат я вышлю в апреле месяце. <…>

 

25 марта 1944 год

<…>Лизочка, я выслал вам 300 руб. денег, в апреле месяце ещё пришлю.<…>

 

9 мая 1944 год

<…> Лиза, напиши, что получила аттестат или нет, а также и деньги.<…>

 

Этих средств, конечно, не хватало. Семья жила впроголодь. И тогда Матвей Терентьевич настоятельно стал требовать, чтобы Елизавета Захаровна с дочкой переехала к родным в Верхопенье.

 

13 мая 1944 год

<…>

Лизочка, я очень благодарю тебя за воспитание дочери, я очень рад, что дочь здоровая и так хорошо растёт. Лиза, знаю, тебе жить трудно. Я могу помочь только деньгами. Лиза, я вперёд писал поступить на работу, но теперь мой тебе совет, положи все силы и поезжай в Верхопенье. Лиза, там будешь жить лучше. Лизочка, дорогая, сейчас время тёплое и можно ехать. Дорогая Лизочка, очень трудно тебе придётся в дороге, но, Лизочка, надо ехать к родным. Там будет веселей. При том, свои люди. Пишу тебе последнее письмо по этому адресу. Уже следующее письмо напишу в Верхопенье. <…>

 

Получив от мужа несколько таких писем,в мае 1944 года Елизавета Захаровна отправилась в путь.  В июле Матвей Терентьевич получилдолгожданное письмо от жены – из Верхопенья, но оно невероятно его разочаровало.

 

25 июля 1944 год

Здравствуйте, дорогая Лизочка и дочка Лида. Передаю я вам свой пламенный горячий привет и крепко целую вас, Лиза. Дорогая, сообщаю вам, что я в настоящее время жив и здоров, чего также и вам желаю. Лизочка, милая, сегодня я получил твоё письмо, которое я всё время ждал и наконец-то я теперь узнал, что вы доехали благополучно. Лизочка, оказывается, приехала, а жить там ещё хуже. Лиза, я теперь не знаю, что делать. Куда теперь тебя посоветовать, чтобы ты переехала. Лизочка, сходи в район. Возможно, что там можно устроиться на работу. И там, возможно, будет лучше. Хотя для дочери будет где купить молока да хлеба. Лизочка, напиши мне, как тебя встретили родные и как живёшь с родными, и как они относятся к тебе. Всё это напиши. Лиза, ещё напиши, где тебе было лучше жить – в Мензелинске или сейчас. Лиза, теперь насчёт того, что купить козу, смотри сама. Конечно, если будешь жить в Верхопенье, то для Лидочки молока надо, это обязательно. Но, если переедешь куда недалеко, конечно, своё молоко тоже хорошо. Но какая им цена? Вещи продавай. Сама знаешь, что продать нечего, а купить тоже трудно. Лизочка, дорогая, смотри сама, тебе виднее. Были бы мы с тобой вместе, конечно, об этом и разговора не было. В настоящее время я могу тебе помочь только деньгами, больше нечем, а всё остальное, дорогая, решай сама. <…>

 

9 августа 1944 года гвардии старший лейтенант М.Т. Жданов погиб в боях при освобождении Ивано-Франковской области.

 

* * *

Время беспощадно ко многим вещам, в том числе к бумаге и чернилам. Понимая это, Лидия Матвеевна часть фронтовых писем из семейного архива передала на хранение в музеи, но есть среди писем одно, с которым онане расстанется никогда, даже если и так уже трудно читаемые слова растворятся на бумаге окончательно. Ведь оно адресовано лично ей.

 

Здравствуй, дорогая маленькая дочка Лидочка!

Передаю тебе свой пламенный привет. Дочка, письмо пишет тебе твой папа, который так безумно любит тебя. Дочка, расти, Лидочка, слушай маму. Доченька, разобьём гада, который отнял от малютки отца, и приеду к вам с мамой. Доченька, на этом я писать кончаю. До свиданья, дорогая дочка. Крепко тебя целую, твой дорогой папа.

 

Отца Лидия Матвеевна не помнила, но благодаря письмам, память о нём сохранила на всю жизнь и передела своим детям, внукам и правнуку Матвею.

Хранит Лидия Матвеевна и ещё одну уникальную реликвию – семейный портрет, на котором Матвей Терентьевич, Елизавета Захаровна и полугодовалая Лида вместе, хотя члены семьи никогда не позировали художнику. Портрет, придуманный и выполненный сослуживцем М.Т. Жданова, хранит для потомков и образ Матвея Терентьевича и память о егонесбывшейся мечте – воссоединиться с семьей.

Наталья Крисанова, Белгородский государственный литературный музей


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"