На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

И эту войну я доломаю!

Очерк

Война – гадкое проявление человеческого безрассудства, она всегда выплескивает на мутную, кровавую поверхность истории самые низменные проявления людских взаимоотношений и в тоже время в её круговороте кристальной чистотой сияют божественные отблески души человеческой.

Сергей Середа мой давний афганский товарищ, мы работали вместе в шахтоуправлении «Луганское». Сергей неоднократно становился героем газетных очерков о трудовых победах шахтеров на нашем угольном предприятии, я писал о нем, о его работе в шахте, о его трудовых подвигах, и теперь, когда Сергей Середа снова оказался в строю я просто обязан рассказать об этом удивительном человеке.

 

Сегодня ветеран, шахтер с тридцатилетним подземным стажем Сергей Иванович Середа – боец Луганского комендантского полка Корпуса народной милиции ЛНР.

Судьба оставила на нем отчетливые отметины – изрезанное рубцами лицо, провал на месте левого глаза, шрам коронарного шунтирования через всю грудь. Афганская война, развал Союза, шахта, больницы, операции, новая война – теперь уже дома, в Донбассе. Эта война, на которую его никто не хотел брать, но он пришел сюда инвалидом II группы так и не став ни для кого обузой.

 

* * *

Родился Сергей в 1967 году в донбасском городе Енакиево. История его семьи вполне могла бы занять страницы художественной или документальной книги: дед – ветеран Великой Отечественной, бабушка – узница фашистских концлагерей, чудом встретившая освобождение в Бухенвальде. Отец, бывший военный, после отставки пришел работать на шахту, причем на ту же, где всю жизнь проработала его жена – мама Сергея.

Помимо учебы, парень серьезно занимался спортом. В пионерские годы честно заработал I юношеский разряд по стрельбе. В комсомольские помимо футбола серьезно занимался самбо, потом боксом, получал новые спортивные разряды. Поступал в Суворовское училище, но впервые подвело здоровье – обнаружили плоскостопие. Закончил ПТУ №81 и уже оттуда, по рабочей путевке, поступил на первый курс Коммунарского горно-металлургического института.

К тому времени в семье случился разлад. Не желая быть предметом родительского спора, юноша написал заявление: "Желаю исполнять интернациональный долг". В военкомате пошли навстречу.

 

Шинданд, Афганистан

 

Поезд. ТуркВО. Каршинский полк Ашхабадской "учебки", куда новобранцев привезли в ноябре 1987 года. В июне 1988-го командир отделения Середа прибыл в разведроту 371 мотострелкового полка 5-й мсд. Часть дислоцировалась в районе города Шинданд в провинции Герат, однако отдельные подразделения были разбросаны на огромной территории по многочисленным блокпостам, «точкам» и гарнизонам.

Сергей попал на шестой блокпост дороги Газни-Кабул-Шинданд. В это время Советский Союз, согласно взятым на себя обязательствам, выводил свой ограниченный контингент. Против выходивших войск моджахеды вели жесточайшую минную и засадную войну. Поэтому основные магистрали контролировали сотни блокпостов «шурави». Эти опорные точки сами периодически становились мишенями. Доставалось тогда всем – и колоннам, и «точкам», и выходившим гарнизонам. Известная 9-я рота стояла всего через один блокпост от «шестерки». Очередь Сергея «на раздачу» пришла всего через два месяца после прибытия.

В один из дней в конце изнуряющее-знойного августа 1988-го начался обстрел проходящей колонны. Т-62 с «шестерки» вышел на усиление, но нарвался на фугас. Заряд сработал под передним катком, взрывная волна ударила по экипажу. Сергей, ударился головой о люк башни, лишь чудом не вылетел из танка. Слава Богу, все остались живы. Молодой боец счастливо отделался сотрясением мозга, компрессионным ушибом шейного отдела позвоночника и контузией. На месте определили лечение: двое суток отлежаться в холодке землянки. На этом всё.

«Ну а какие санчасти, госпиталя? Весь Афган снялся, выходил в Союз. Кто там будет заниматься какой-то лёгкой контузией? Зато как я отсыпался эти двое суток», - смеется сейчас Сергей.

Впоследствии и контузия и ушиб позвоночника дадут о себе знать, но молодой организм тогда этого ещё не чувствовал.

Через год, в августе 89-го, пришел долгожданный дембель. Наград никаких за Афган ему не дали. Лишь потом, задним числом, «отсыпали» юбилейного «железа».

«Вернулся, живой. Руки-ноги целы, могу работать – чего еще надо?!» – с такой внутренней установкой Середа меньше чем через неделю после демобилизации, не отгуляв положенный трехмесячный отпуск, пришел устраиваться на шахту.

 

Луганск. Шахта моя стихия…

 

На шахте «Ольховская» в Енакиево Сергей проработал полтора года. В начале 1990-х женился и перебрался в Луганск. Устроился в шахтоуправление «Луганское» по той же специальности – ГРОЗ (горнорабочий очистного забоя).

«В Афгане «прилетело» через два месяца, а в шахте через десять лет, – рассказывает Сергей. – Хотя, да… шахта отрихтовать может похлеще любой войны. Лицо после аварии зашили, а вот левый глаз видеть перестал. Мне его ампутировали позже. Когда вернулся из больницы, залепленный пластырями, сын сказал: «Па, ты теперь – циклоп!». Потом я этого «Циклопа» уже здесь как позывной использовал, но мужики как-то все больше по имени. Видать, стесняются так звать».

Несмотря на плохое зрение, Сергей продолжал работать под землей. Однако здоровье оказалось сильно подорвано и Афганом, и травмой, и самим нелегким трудом шахтера. В 2004 он переносит три инфаркта подряд. Известный луганский врач-кардиолог Анатолий Некраса, вытащивший с того света тысячи людей, спасает и его. Стабилизировав состояние, настоятельно рекомендует хирургическое лечение. Середа послушался и в Клинике Амосова (Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н.М. Амосова АМН Украины) ему провели  успешную операцию коронарного шунтирования.

Несмотря на II группу инвалидности продолжал работать. Заработал 30 лет подземного стажа. «Шахта моя стихия!» - говорит Сергей.

Он поднял двух сыновей – Ивана и Никиту, дождался рождения внученьки Сони. Но грянула новая война, развязанная киевскими неофашистами, Сергей Середа и теперь не смог остаться в стороне.

 

Луганск. Война пришла на землю Донбасса

 

К началу гражданского противостояния Сергей уже ушел с шахты, работал краснодеревщиком, занимался домом и семьей. В политику не лез, но как человек эмоциональный, с сильным темпераментом и больным сердцем, очень остро переживал происходящее. Жена Анжела постоянно просила не волноваться, не рвать душу. Но война не разбирает больных и здоровых. Первый обстрел застал его в городе, а били как раз по родным юго-западным кварталам.

«Звоню домой, кричу: «Давайте в подвал все, быстро! Не успеваете – выскакивайте в коридор!» А тут, как назло, связь обрывает. С пустой грудью домой долетел, уж не помню как», – вспоминает он тот жуткий день.

«Дальше – хуже. Жена ушла в ночную смену, а тут новый артналет и как раз в наш дом и двор. Выскочил на помощь, а там мрак кромешный: несколько трупов во дворе, раненые там же. Визг, крики, стоны. Двое убитых – соседи по подъезду, час назад здоровались – доброго вечера друг другу желали. И вот тебе подарок от фашистов… Ну, что делать?! Звоню Анжеле, мол, бегом домой, добирайся, чем хочешь – мы уезжаем. Собрались, детей в охапку – и к брату под Енакиево. Приехали, брат упросил остаться хоть на день – давно не виделись. Ну, я и остался, на свою голову… На утро Дебальцево отрезали, дорогу перекрыли. Вот и попался», – рассказывает Сергей Середа.

Всеми правдами и неправдами Сергей Иванович вернулся в Луганск. Пожилой инвалид с одним глазом особых подозрений у киевских силовиков не вызвал. Причину возвращения объяснил семье и близким очень просто: «Мое место здесь. Война пришла на землю Донбасса…»

Не выбирая, встал рядом с ополченцами на ближайший блокпост. С его-то опытом и знаниями проблем никаких не возникло. Но там не было войны, не было сопротивления, а он шел именно служить, воевать, защищать родную землю, а не стоять. И Середа в сентябре пошёл записываться в образовавшиеся воинские части.

Однако ни в одном из батальонов его не взяли. Как сам рассказывает, разговор везде был однотипный:

– Кто ты, мужик?

– "Афганец", командир БМП-2, шахтер…

– О! Отлично! Давай документы…

Через минуту приходило понимание, да и глазной протез тоже сильно не спрячешь.

– Погоди, дружище. Ты же инвалид?

– Ну и что? Хочешь на слабо померяться?

– Прости, мужик, никак…  У нас приказ.

Дошел до Дома правительства. Там надоумили обратиться к Сергею Грачеву – ветерану-афганцу, военному коменданту Республики. «Грач» рапорт подписал с первого раза, но, видимо, негласно велел беречь старого «шурави». Сержант Середа встал на КПП, охранял базу и даже в период разгрома зимнего котла в 2015 году сходил в колоне на Дебальцево, однако на «боевые» его упорно не пускали.

Но и без боев организм с трудом справлялся с нагрузками. В ноябре 2014 года он с гипертоническим кризом попал в госпиталь ветеранов Великой Отечественной войны. В мае 2015 очередной криз – новая госпитализация.

«Понимаешь, я не могу спокойно все это воспринимать. Ну, вот мне говорят: «Не рви сердце, Серёга!», – но как?! Ты посмотри вокруг. Что они сделали со страной, городом, с людьми?! Дед мой говорил, мол, не добили мы фашиста, осталась мразь бандеровская, корни пустила. Вот теперь, значит, наш черед. Я Афган пережил. Как Союз рухнул – перетерпел. На шахте 30 лет выдюжил. И эту войну доломаю. Ну, а как иначе?! Некуда нам деваться…», – просто объясняет Сергей Середа.

 

* * *

Я смотрю на этого мужественного, героического человека и приходит непоколебимая уверенность в том, что такой народ не удастся сломить ни какой черной силе зла, души таких людей, как Сергей Иванович Середа соединяются в мощную, можно сказать, божественную энергетическую силу, противостоять и победить которую просто не возможно. Эту силу и свет вселенский можно только любить!

Дай Бог тебе, Серега, здоровья и вытерпеть всё, что обрушилось на наши головы с этой войной, которую я уверен мы доломаем… 

 

По материалам ЛуганскИнформЦентра

Луганск, август 2015 года

Владимир Казмин (Луганск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"