На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Пограничник – звание особое!

Очерк

Я шел пешком от станции метро «Парк культуры» к Храму Христа Спасителя, где должна была пройти торжественная церемония вручения Патриаршей литературной премии, и всюду мне на пути встречались бравые мужики в зеленых фуражках – это было не случайно, потому что ежегодно 28 мая всей страной отмечается День пограничника.

По-моему, очень символично, что именно в этот день произошло это значительное событие для русской словесности. В напутственном слове этого не забываемого торжества Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отмечал:

«…В 2015 году мы празднуем Великую Победу, одержанную нашим народом 70 лет назад. Цена этой Победы — десятки миллионов жизней. Подвиг, совершенный в те страшные времена, — это также проявление духовной силы. Не бывает подвига, у которого не было бы нравственных ориентиров. То, что бывает иногда похоже на подвиг, лишенное нравственных ориентиров, в нашей народной традиции называется ухарством и никогда особо не поощрялось. Это бесшабашность, в результате которой люди лишались жизни или травмировали себя. Но такого рода деяния никогда не получали высокой оценки, потому что они были лишены нравственного измерения.

Готовность к самопожертвованию ради ближних, которой был пропитан подвиг мужественных защитников нашего Отечества, — это характерная черта национального самосознания, это очень важная черта в образе положительного героя, на котором воспитывались многие поколения наших людей, начиная с тех, кто читал жития святых как единственные литературные произведения, и кончая теми, кто читал советскую классику в первой половине ХХ века.

И сегодня долг каждого из нас – помнить подвиг наших предков, подвиг как способность идти на жертву ради высокого нравственного идеала, ставшего важнейшей частью нашего национального самосознания…»

После голосования членов Палаты попечителей, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл огласил имена лауреатов Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Ю.В. Бондарева, Ю.М. Кублановского и А.Ю. Сегеня…

Я шел по набережной и ещё не знал, кто станет лауреатами этой высокой премии, но не было и капли сомнения, что одним из лауреатов будет наш старейший писатель-фронтовик Юрий Васильевич Бондарев, герой Великой Отечественной войны.

На набережной Москвы-реки среди проходящих пограничников, до глубины души, трогательно было видеть двух седовласых старичков в зеленых фуражках, они разложили нехитрую закуску прямо на парапете и вели задушевную беседу. На вид им было лет под семьдесят, но в глазах горел юношеский задор.

О чём они вспоминали, о событиях на Даманском, или какие другие перипетии пограничной службы, кто его знает? Но теперь, когда я пишу эти строки, мне особо понятны слова Патриарха «способность идти на жертву ради высокого нравственного идеала» – вот что светилось в душах и сердцах этих пожилых ветеранов-пограничников, именно это и соединяет сотни тысяч погранцов в их день 28 мая, – это, действительно, «важнейшая часть нашего национального самосознания».

 

* * *

28 мая 1918 года декретом Совета народных комиссаров была учреждена пограничная охрана границы РСФСР. Тогда же было создано Главное управление пограничной охраны. День пограничника СССР установлен в 1958 году.

История  пограничной службы уходит корнями в далекое прошлое. Борьба со степными кочевниками заставляла русские княжества возводить на подступах к своим владениям богатырские заставы, а также приграничные крепости-города. Во второй половине XIV века в связи с частыми набегами татар на русскую территорию на южных и юго-восточных окраинах Московского княжества стали выставляться сторожевые отряды (сторожа) и станицы, которые высылали конных наблюдателей. Позже стали возводить засечные черты и пограничные укрепленные линии. С ходом развития истории нашей страны, развивалась и укреплялась пограничная служба.

Сквозь века пограничники пронесли славу и доблесть защитников рубежей своей родины в борьбе с захватчиками. Они первыми встречали врага и давали отпор, порою ценой своей жизни, грудью защищали родную землю. Так было всегда! Пограничники первыми героически вступили в бой с немецко-фашистскими захватчиками 22 июня 1941 года.

В восьмидесятых годах прошлого века, во время афганской войны, пограничники на южных границах СССР несли ратную службу и вписали героическую страницу в историю пограничных войск. Славные традиции погранвойск чтут и продолжают сегодняшние защитники наших рубежей.

Год назад я шел по улицам Луганска вместе со своими друзьями в колоне зеленых фуражек. Рядом был ещё живым мой афганский друг разведчик-пулемётчик мотоманевренной погрангруппы Саша Гизай (он погиб во время укрофашистского авианалёта на мирный Луганск 2 июня 2014 года), рядом шли пограничники Сергей Епифанов и мой собрат по перу Александр Сигида.

Это было всего один год назад, но какая пропасть разделяет эти две даты! Как разбросала и искромсала наши судьбы война, что обрушилась после киевского, бандеровского переворота на наши головы!

Разбиты дома, уничтожены шахты, разорваны в клочья души людские горем потерь родных и близких. Сергей Епифанов до самого последнего дня, летом прошлого года работал на шахте, шел под землю, выполняя свой шахтерский, трудовой долг, но шахту расстреляла укронацистская артиллерия. Тогда он встал на защиту родной земли.

Мой небольшой рассказ о судьбе ветерана-пограничника, участнике афганских событий Сергее Леонидовиче Епифанове старшине пограничных войск, бывшем машинисте электровоза шахтоуправления «Луганское» ГП «Луганскуголь». Где сейчас Сергей, как сложилась его судьба в этот кровавый год, я не знаю, но знаю точно, что он всегда будет верен своим нравственным идеалам и чести пограничника.

 

* * *

Сергей Епифанов родился в 1966 году в селе Петрониколаевка Лутугинского района Луганской области. Родители трудились на земле. Если говорить о родителях Сергея, то необходимо сказать, что и Леонид Васильевич Епифанов, отец Сергея, и мать Мария Никитична выходцы из российской глубинки, мама рязанская, а отец из Ельца. В голодные, лихие довоенные и послевоенные годы многих русских людей приютил рабочий Донбасс. Мария Никитична трудилась на ферме дояркой, а Леонид Васильевич Епифанов успевший повоевать с фашистами работал в военизированной охране на Лутугинском заводе прокатных валков.

Детство Сергея прошло в донецких степях. Любил рыбачить и порой, возвращаясь с рыбалки через ковыльные бугры, Сергей всматривался в гривастый горизонт, там со всех сторон возвышались пирамиды терриконов: к востоку – краснодоских шахт, к югу – ровеньковских, к западу – лутугинских.

В то время он не знал и не ведал, что всю свою трудовую деятельность свяжет с угольной промышленностью, и будет более двадцати пяти лет трудиться подземным машинистом электровоза. Но всё это будет потом, а пока Сергей окончил десять классов Первозвановской средней школы и поехал поступать учиться в Новочеркасский геологоразведочный техникум. Экзамены выдержал успешно, но Сергею не довелось осуществить свою мечту стать геологоразведчиком, житейские передряги и горе обрушившееся на семью Епифановых (умер отец-фронтовик) заставили его оставить учебу. Сергей пошел работать в шахту. После окончания курсов машиниста электровоза подземного и прохождения производственной практики Сергей работал на шахте имени Баракова Краснодонуголя. О первых впечатлениях встречи с земной стихией Сергей мне когда-то рассказывал без особого восторга:

– Какие там впечатления, – говорил он, – шахта как шахта, тем более я вырос среди шахтеров, мне было не в диковинку слышать о героическом труде под землей, а вот когда я пришел работать на шахту-гигант «Ворошиловградскую №1» –  это были впечатления! По сравнению с краснодонскими «мышеловоками» «Ворошиловградская» мне показалась подземным городом. Краснодонские «Ореховская» и «Баракова» подвальчики по сравнению с нашим славным шахтоуправлением. В восьмидесятых годах «Ворошиловградская №1» работала практически на всю свою проектную мощность, одних добычных участков было более десяти, не говоря уже о проходке. Более ста пятидесяти километров подземных выработок, мы тягали грузы по всей шахте, да и техника у нас была отличная. Было вольготно жить тогда подземным транспортникам, новые электровозы, с запасными частями и другим оборудованием не было проблем…

Сергей Епифанов молодой машинист электровоза, впереди служба в армии – яркая страничка в его биографии, тем более, что он попал в погранвойска.  Однажды, о своей службе на границе, рассказал мне Сергей, как всё начиналось.

– После прохождения военкоматовской медкомиссии, нас четверо одноклассников и закадычных друзей, записали в команду, которая практически на сто процентов должна была уйти в Афганистан или на границу. Тянуло к военной романтике, тем более, что ещё до комиссии, Саня Михайличенко, Сергей Турненко, Коля Нишпал и я написали заявления с просьбой отправить нас в Афганистан. Тогда, в начале восьмидесятых, афганская война бушевала во всю и мы, воспитанные на героическом прошлом наших отцов и дедов, не мыслили другого выбора. Наивные были мы тогда, не знали, что нас ждало там, в пустынях и горах дикой Азии. Кстати сказать, все мы попали в Среднеазиатский военный округ.

Призвали нас осенью 1984 года. В Дебальцево сформировали воинский состав призывников, двадцать четыре вагона лысых «головорезов», мы шесть суток телепались по железке да самого Термеза. По пути всё ценное, что было с собой, продали, обменяли и пропили, эта первая армейская дорога запомнилась на всю жизнь, наши сопровождающие намучились сполна с нами, «героическими парнями» из Донбасса...

В Термезе я попал на учебную заставу погранвойск, после прохождения курса молодого бойца был распределен на богом забытую 13 заставу Термезского погранотряда. Мы стояли на стыке двух погранокругов, за нашей зоной ответственности начинался Пянджский отряд, 1-я застава.

На границе молодых встретили с особой любовью, тем более, что вертолёт, который привез нас на заставу, отправлялся над в отряд с отслужившими свой срок дембелями. Было торжественное построение, и мы, молодые «чижики», с завистью смотрели на возмужавших, овеянных афганскими ветрами и порохом старших погранцов.

Началась служба. На нашей заставе было всего двадцать восемь человек. Правый фланг протяженностью двенадцать километров границы, левый – восемь, он упирался в горы и граничил с правым флангом 12-й заставы. За речкой афганский кишлак Кулух-Тапа, за речкой война, на границе война…

В первую же ночь я увидел, что попал в самую, что ни на есть, дыру! На территории Афганистана шел бой нашей монгруппы с духами, заставу подняли в ружье и мы всю ночь просидели в окопах, а небо светилось трассерами и всполохами разрывов. К утру все утихло. Со временем мы привыкли к такой службе, хотя к войне привыкнуть практически нельзя. Повседневная наша служба проходила в дозорах, секретах, засадах и на наблюдательных пунктах. Год я прослужил простым погранцом, а затем, после того как уволился в запас мой дружбан Коля Чибисов, я заменил его и получил должность старшего техника заставы, со временем мне вручили старшинские погоны. Обычная охрана границы чередовалась с боевыми действиями вокруг беспокойного афганского кишлака, куда частенько наведывались душманы, в основном они приходили из своих горных баз в кишлак, для того чтобы отдохнуть и пополнить запасы продуктов. Работала наша разведка и по ее оперативной информации мы блокировали вероятные пути отхода банды, а в сам кишлак забрасывались бойцы спецназа из мотоманевренной погрангруппы, которые молотили духов во всю катушку, а мы уже достреливали, если было нужно.

Что больше всего запомнилось из боевого прошлого? Со временем, казалось бы, должно было многое позабыться, но удивительное свойство памяти, наоборот часто вспоминается как наяву дни и месяцы службы на границе. Особенно памятен бой 1-й заставы Пянджского отряда. На них вышла и атаковала огромная банда духов, завязался бой. Наша застава была поднята в ружье, мы заняли позиции по боевому расчету. Нашим соседям пришлось туго, более суток продолжалась эта бойня, от первой заставы осталось четыре человека, остальные погибли, а мы ничем не могли им помочь, потому что нельзя было оголить стык границы. Боевой дозор на правом фланге помогал им огнем как мог, а с рассветом наши снайпера отсекали с фланга продвижение духов к 1-й заставе. Прилетели Ми-24 и огнем НУРсов заставили отойти банду в плавни реки Пяндж. Бандиты так и не сумели взять заставу, геройская братва полегла  на первой… Такое не забывается!

Вспоминаются будни границы: из дозора в секрет, из секрета и засады на НП, между часами службы нужно поспать, поесть, привести себя в порядок и снова по кругу. У нас в казарме постоянно было темно, одни приходят спать, другие угодят на службу и так каждый день.

Ближайший населённый пункт от заставы был на расстоянии60 километров, через перевал. Почту, продукты и боеприпасы возили к нам на вертолёте. Развлечение было одно: гитара, телик, и то с одной программой передач ТВ, охота  и рыбалка. На нашем участке по границе текла речка Ваш, которая впадала в Пяндж, рыбы было видимо-невидимо: сазан, белый амур и всякая другая рыбёха. Мяса было на заставе вдоволь. Наш начальник заставы капитан Кудашкин заядлым был охотником. Возьмет снайперку СВД, пару бойцов и к речке. Ходил и я с ним. С пустыми руками мы не возвращались практически никогда, то кабанчика забьем, то косулю. Вот так и жили, не тужили…

В ноябре 1986 года мне пришла замена и в путь-дорогу домой. Начистили бляхи и знаки отличия, привели в порядок парадку, зеленую фуражку набекрень и в Ташкент на поезд. Три дня дороги в тумане, и вот он родимый Донбасс.

По возвращению из армии долго не отдавали паспорт, агитировали в спецшколу КГБ, но я  твердил: моя стихия – шахта. Пошел снова работать машинистом электровоза. К этому времени я уже женился, моя жена Ирина училась в институте и мы переехали в Луганск, родился сын Евгений, ютились по квартирам, своего жилья не было, и тут-то грянули развальные девяностые, но это уже другая история…

Да, действительно, это уже другая история, история настоящего донбасского парня, который всей душой и телом врос в угольные пласты, Сергей Епифанов не один десяток лет таскал уголек и другие грузы на своем подземном электровозе 2М8Д. В шахтоуправлении «Луганское» он был одним из лучших машинистов, тому в подтверждение на его груди сияют три знака «Шахтерской славы» – полный кавалер, и «Шахтерская доблесть» III степени. Сергей Леонидович профсоюзный лидер участка шахтного транспорта, член профкома предприятия.

Нужно сказать и том, что Сергея Епифанова государство использовало в афганской войне, а в итоге плюнуло в душу, как не парадоксально он, по документам, не  участник боевых действий, хотя все два года службы на афганской границе в обнимку прошел с АКСом и, как говорится, понюхал пороха. Приведу официальную и кардинально противоречивую справку из центрального пограничного архива ФСБ России:

«17 ноября 1984 года Епифанов Сергей Леонидович зачислен в списки личного состава войсковой части2099 г. Термез Узбекской ССР, присвоено звание рядовой – приказ №289 от 17.111984 г.

02 декабря 1986 года старшина Епифанов С.Л., старший техник 13 пограничной заставы, исключен из списков личного состава войсковой части 2099 в связи с увольнение в запас ВС СССР – приказ №319 от 02.12.1986 г.

В книге выдачи удостоверений на льготы военнослужащим войсковой части 2099, принимавшим участие в боевых действиях на территории Республики Афганистан за 1985-1986 гг., значится старший техник 13 пограничной заставы Епифанов Сергей Леонидович. Основание: ф.91, оп.34, д.98, л. 25.

В документальных материалах войсковой части 2099 за 1984-1986 гг. сведения о периодах нахождения Епифанова С.Л. на территории Республики Афганистан не отражены.

Начальник архива А. Климов, главный архивист Р. Цейтлина.»

Вот такие канцелярские парадоксы! Хотя Сергей уверен, что его удостоверение участника боевых действий ушло какой-то тыловой крысе…

По традиции в День пограничника все служившие в погранвойсках надевают форму, обязательно зеленую фуражку и собираются в парках. Так было и 28 мая 2015 года на всей территории нашего бывшего, необъятного Союза. В Москве в парке им. Горького гуляли погранцы, гуляли и в сквере Молодой гвардии города Луганска. Встречались боевые друзья, звучали оркестры, и море зеленых фуражек проплывали улицами больших и малых городов по всей нашей стране. Пограничник – звание особое!

Где ты, Серёга, жив ли, здоров ли? Молю Бога, чтобы в твоей жизни всё было хорошо. Дай Бог здоровья, всем вам, боевые погранцы, на долгие годы!

Владимир Казмин (Луганск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"