На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Богатыри из Донбасса

Невероятные истории

И топор тоже может быть оружием победы

 

Эта совершенно невероятная история произошла 13 июля 1941 года у местечка Песец в Хмельницкой области Украины. Тогда немцы стремительно наступали, постоянно меняющаяся линия фронта была настолько изломана, что порой было неизвестно, на кого нарвешься за следующим поворотом. Одна из таких неожиданных встреч на века прославила уроженца Луганщины Дмитрия Овчаренко, который с помощью простого топора и нескольких гранат заставил панически бежать 50 гитлеровцев, при этом «порубив в капусту» двух офицеров и 21 солдата.

 

Обычный сын плотника Дмитрий был крепким крестьянином. Родился в 1919 году в теперешней Луганской области, в селе Овчарово. В селе была только начальная школа, но в университеты Дмитрий и не стремился, характер был не тот. Закончив пять классов, он пошел к отцу в колхоз, следуя правилу: где родился – там и пригодился.

С юности работая в поле, Дима вырос сильным, выносливым парнем. А потом отец забрал парня к себе в плотницкую мастерскую. По рассказам односельчан, парнишка везде был на своем месте. И в компании, и в работе, и в учебе, особенно если дело касалось работы руками.

Плотницкий инструмент он освоил с легкостью. Тем более что столярка была знакома Диме с детства – раньше он частенько помогал отцу по мелочи. Теперь же к нему обращались как к взрослому с просьбой поставить баньку, обновить венцы в доме, да и сам дом построить.

Хороший плотник всегда ценился на вес золота, тем более во времена, когда везде и всюду шло социалистическое соревнование и все пестрело лозунгами «Пятилетку за три года» и «Даешь!» Так что будущее Дмитрия было практически предопределено.

Из него вышел бы крепкий хозяйственник и уважаемый в колхозе человек. А легкий задорный характер позволял Димке иметь головокружительный успех у девушек. Так что и без семьи бы парень не остался. Оставалось отслужить в армии и по возвращении задуматься о семье и о собственном доме.

В 1939 году Овчаренко призвали в ряды РККА. К моменту нападения гитлеровских войск на Советский Союз он уже два года был хорошо обученным бойцом и лихо управлялся с пулеметом.

Дмитрию и повезло, и не повезло одновременно. В первые же дни войны в мясорубке, которая творилась на Западной Украине и в Молдавии, гибли тысячами. Советская Армия еще не умела сопротивляться. В одном из ожесточенных боев под молдавскими Бельцами ранило и Дмитрия. Но ранило легко, ничего смертельного — ни в тыл не отослать, ни в строю не оставить. Так, рваная рана, зашили, перевязали, поменьше дергайся, и заживет. Парня приспособили к перевозке боеприпасов. Дали конягу, телегу, показали склад в городке Песец, вручили соответствующие бумаги. Дмитрий был человеком ответственным, товарищей не подводил, склады еще не были ни взорваны, ни эвакуированы, так что воевать было чем. Вот и в июльский день 1941 года, когда шли бои за город Бельцы, телега Овчаренко в очередной раз выехала из города и громыхала по разбитой взрывами грунтовке. Боеприпасы были упакованы под брезент и предназначались для пулеметной роты, где служил Дмитрий. До расположения части оставалось проехать всего 4-5 километров, но внезапно из-за поворота вынырнули две грузовые машины с немецкими солдатами.

Один из трех офицеров сопровождения подошел к Дмитрию, выбил из рук винтовку и приказал показать, что в телеге. Дмитрий послушно подошел к повозке и откинул брезент. Но отдавать немцам боеприпасы хозяйственный Овчаренко не собирался. Никто не ожидал того, что произошло дальше.

Боец выхватил из-под брезента лежавший там топор и одним ударом снес офицеру голову. В сторону машины полетели одна за другой три гранаты. Начался хаос. 21 немец был убит, остальные бежали. Разъяренный Овчаренко погнался с топором за вторым офицером, догнал его в огородах и отрубил голову так же, как и первому. Третьего офицера Дмитрий не догнал. От неожиданности и нереальности происходящего в начавшейся неразберихе ни один немецкий солдат не догадался применить против Овчаренко своего оружия. Может быть, все сложилось бы иначе, и мы никогда бы не узнали о Дмитрии Овчаренко, но когда вдруг среди мирной картины внезапно раздались крики и взрывы, водитель второго грузовика просто «ударил по газам» и ретировался, увезя с собой около половины врагов. Остальным повезло меньше. Разбушевавшийся Овчаренко покрошил раненых топором, как капусту. Никакой пощады к врагу у него не было. Да и о гуманизме тогда никто не говорил.

Боеприпасы Овчаренко привез в целости и вовремя. А заодно как был, весь залитый кровью, заехал в штаб и передал командирам все документы, схемы и карты, которые нашел у убитых им солдат и офицеров. В штабе не поверили рассказу бойца, тем более что Дмитрий задержался с возвращением на пару часов, и все уже думали о том, не погиб ли обозный и не дезертировал ли. И то, и другое было не редкостью в первые дни войны. Но Дмитрий все же появился, и в штабе решили, что боец просто оправдывается за опоздание и рассказывает байки в попытке избежать наказания. Но окровавленная униформа, привезенные бумаги и солдатские медальоны все же заставили командование части проверить слова Овчаренко. Самого Овчаренко на всякий случай взяли под стражу. Снарядили мобильный разведотряд, который по возвращении подтвердил слова солдата. Заодно привезли и забытый Дмитрием на пеньке ставший легендарным топор.

Из-за ажиотажа вокруг привезенных документов и общей неразберихи тех дней забытый всеми Овчаренко трое суток просидел под стражей. О нем вспомнили и освободили только после того, как поняли, что придется отступать.

Карты очень помогли в стремительно изменяющейся тогдашней боевой обстановке. Но награжден Дмитрий за этот свой беспрецедентный подвиг тогда не был. Командование вспомнило о нем в августе того же года, когда имя Овчаренко в очередной раз всплыло в числе многих, представляемых к наградам.

После происшествия с топором прошло каких-то две недели, а Овчаренко уже был в строю. Он просто сбежал из госпиталя в часть, хоть из-за экзерсисов с топором заново пришлось зашивать уже подлеченную рану, из-за которой он и был переведен в свое время в обозные.

Каждый человек был на счету, да и гибли тысячами, поэтому начальство сквозь пальцы посмотрело на нарушение устава и вернуло солдата в пулеметный взвод. Только теперь уже в качестве пулеметчика. В боях за высоту 239,8 Овчаренко снова проявил себя героем, не давая гитлеровцам поднять головы от земли.

Тогда-то генерал-лейтенантом Рябышевым и членом военсовета Корнийцом было подписано представление бойца к заслуженной награде: званию – Герой Советского Союза.

9 ноября 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоили звание Героя Советского Союза.

В дальнейшем Дмитрий Овчаренко воевал, как и все, особо голову под пули не подставлял, но и в трусости замечен не был. С дисциплиной он дружил не очень, поэтому так и оставался простым солдатом, который любил сходить в самоволку, немного выпить и рассказать молодежи несколько военных баек.

Молодое пополнение на привалах любило слушать историю о его подвиге, которая каждый раз сопровождалась новыми подробностями, обильно сдобренными крепким словцом.

Бойцу не удалось дожить до великой Победы всего три месяца. В боях за Венгрию Дмитрий был тяжело ранен и скончался в госпитале 28 января 1945 года. В родном селе земляка помнят и чтут, у его памятника всегда лежат цветы, а имя его носит улица.

 

Как повар Иван Середа топором фашистский танк зарубил…

 

…Он готовил обед в лесочке, когда услышал гул мотора фашистского танка. Вооружившись винтовкой и топором, Иван подкрался к остановившемуся гитлеровскому танку, прыгнул на броню и со всей силы рубанул топором по стволу пулемёта. Вслед за этим бросил на смотровую щель кусок брезента и забарабанил обухом по броне, громко приказывая мнимым бойцам приготовить гранаты к бою. Когда на подмогу прибежали бойцы стрелкового подразделения. На земле уже стояли сдавшиеся в плен 4 вражеских танкиста…

 

Середа Иван Павлович – повар 91-го танкового полка 46-й танковой дивизии 21-го механизированного корпуса Северо-Западного фронта, красноармеец. Родился 1 июля 1919 года в селе Александровка Донецкой области в крестьянской семье. Окончил Донецкий пищевой учебный комбинат. В Красной Армии с 1939 года.

Повар красноармеец Иван Середа отличился в августе 1941 года под городом Двинском (Даугавпилс, Латвия).

Из воспоминаний однополчанина Ивана Середы В. Безвительнова:

«Это в начале войны было. Немец тогда огромными силами пер. Наши отступали. Бои шли ожесточенные. Батальон, в котором служил поваром ефрейтор Иван Середа, дрался тогда в Прибалтике. Хорошо дрался. Фашисты многих недосчитались, но и наш батальон потери нес.

В тот день немцы особенно сильно навалились, танки и самоходки подтянули. Возникла угроза окружения. В хозвзвод, стоявший в лощине, прибежал связной и передал приказ комбата выдвинуться на боевые позиции и отбить атаку на левом фланге. Командир взвода увел бойцов выполнять боевую задачу, приказав Ивану обеспечить охрану и питание личного состава.

Варит Иван кашу, к стрельбе отдаленной прислушивается. Хотелось бы помочь товарищам, да приказ на войне – закон. Загрустил совсем Иван Середа, родные места стал вспоминать…

И тут его словно что-то в бок толкнуло. Оглянулся и обмер. От дороги ползут в его сторону три фашистских танка. И откуда взялись? Раздумывать некогда – надо добро спасать. А как спасать, если до переднего танка уже метров двести осталось? Быстренько распряг Иван лошадей и к леску, что неподалеку, направил, а сам за полевую кухню укрылся – авось фрицы не заметят.

Может быть, прошел бы номер, да один танк прямо на кухню и выкатил. Остановился рядом, огромный с белыми крестами. Танкисты кухню заметили, обрадовались. Решили, что русские ее бросили. Крышка люка открылась, и танкист высунулся. Здоровый такой, рыжий. Головой повертел да как загогочет торжествующе. Тут Иван не выдержал, куда и страх делся.

Схватил топор, что под руку попал и прыг на танк. Рыжий, как его увидел, в люк прыгнул и крышку захлопнул. А Иван уже по броне топором стучит: "Хендехох, гансики! Налетай ребята, окружай, круши фрицев". Немцы начали стрелять, а Иван, недолго думая, топором им ствол погнул – против лома нет приема. А чтобы фрицы особенно не хорохорились, своим халатом им и смотровую щель закрыл.

Орет: "Гитлер капут, окружай их, ребята..." Топором, как кувалдой, орудует по броне. Что уж подумали немцы – не знаю. Только открывается люк, и с поднятыми руками старый знакомый рыжий верзила показывается. Вспомнил тут Иван Середа про карабин за спиной, мигом его на фашиста направил. А за тем уже второй танкист лезет, третий. Иван еще громче орет, командует несуществующим бойцам "окружать" и "держать фрицев на мушке". А сам пленных выстроил около кухни, заставил друг другу руки связать.

Когда после выполнения боевой задачи вернулись бойцы его взвода и увидели рядом с кухней немецкий танк, пленных фашистов и Ивана Середу с карабином наперевес – глазам своим не поверили. Хохоту было до слез! Только немцы стояли понурые, ничего не понимая. Много было в тот тяжелый день добрых шуток, радости и задорного смеха. Середа сумел прославиться своей храбростью, да и друзей успел накормить сытным обедом-ужином…»

Через некоторое время Ивану довелось с группой бойцов побывать в разведке в тылу противника. И там он снова показал бесстрашие, высокую воинскую сноровку. Когда фашисты обнаружили советских наблюдателей и пытались захватить их, Иван Середа со связкой гранат подполз к немецкому танку и подорвал его. Потом он заменил убитого пулеметчика и метким огнем скосил около  десяти мотоциклистов. Группа отбилась от наседавших гитлеровцев и вернулась в свое подразделение с трофеями и тремя пленными

По представлению командования Северо-Западного фронта Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1941 года И.П. Середе за его ратные подвиги было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1942 году отважный воин окончил курсы усовершенствования командного состава, а в 1944 году – Новочеркасское кавалерийское училище.

С 1945 года старший лейтенант И.П.Середа – в запасе. Работал председателем Александровского сельского Совета Донецкой области Украины. Безвременно скончался 18 ноября 1950 года на 32-м году жизни.

Награждён орденом Ленина, орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями.Именем Героя названы улицы в городе Даугавпилсе и в селе Галицыновка. 

Подготовил В. Казмин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"