На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Память бессмертна…

Легендарный Парад 7 ноября 1941 года

Запомните:

От этого порога

В лавине дыма, крови и невзгод,

Здесь в сорок первом началась дорога

В победоносный сорок пятый год.

Р. Рождественский

 

Эти слава написал поэт о Битве под Москвой, которая продолжалась более полугода – с 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года. В гигантском сражении участвовало с обеих сторон более 3 миллионов человек, до 22 тысяч орудий и минометов, около 3 тысяч танков, более 2 тысяч самолетов. Операцию по захвату столицы фашисты назвали «Тайфун», но планы фашистов провалились... Были трагические события под Можайском и Вязьмой, были подольские курсанты, потом были 28 панфиловцев и Зоя Космодемьянская, было много известных и неизвестных подвигов и, как итог, было контрнаступление… Но самым памятным и значимым моментом тех дней стал парад 7 ноября на Красной площади столицы – это знаковое событие превратилось в символ несгибаемой стойкости советского народа и потрясло весь мир, воодушевило и сплотило воинство земли русской.

Парад на Красной площади 7 ноября стал предвестником контрудара в начале декабря 1941 года и поворотной точкой во всей Великой Отечественной войне. Впереди были кровавые годы и поражения, но тогда был заложен фундамент неминуемой победы над врагом. Поэтому каждый год в эти дни проходят торжественные мероприятия, к обелискам и могилам наших солдат возлагаются цветы и венки от благодарных потомков. Нам завещано помнить и чтить память о героях, защитивших сердце нашей Родины  Москву.

Фашисты мечтали о том, что не знавшие поражения германские войска, подобно урагану, ворвутся в столицу и сметут главное препятствие на их пути. На главном направлении удара германское командование сосредоточило почти половину самолетов люфтваффе, более трети артиллерии Вермахта, находившейся на восточном фронте, а танковых и моторизованных дивизий сюда было брошено больше, чем в 1940 году против Бельгии, Франции и Нидерландов вместе взятых. Героизм, мужество, стойкость советских воинов на фронте, самоотверженный труд жителей Москвы и Подмосковья при возведении оборонительных сооружений, партизанская война в тылу врага – все это стало главными составляющими победы под Москвой. И об этом мы будем помнить всегда!

Российское военное ведомство продолжает открывать новые документы из фондов Центрального архива Минобороны РФ периода Великой Отечественной войны. Эта работа направлена на защиту исторической правды, противодействие фальсификациям и попыткам пересмотра итогов Второй мировой.

7 ноября 1941 года. Москва. Красная площадь.

Парад готовился в обстановке строгой секретности. На западе от Москвы шли ожесточенные бои, и важно было не дать врагу ни малейшего намека на предстоящие торжества в столице. Даже большая часть солдат и командиров – участников торжественного марша – до последнего не знали, что им предстоит пройти по брусчатке Красной площади.

Из справки-доклада коменданта Москвы генерал-майора К. Синилова узнаем, что в официальной переписке ноябрьский парад 1941 года обозначался как «операция войск московского гарнизона». Всего в этой операции было задействовано около 30 тысяч человек, 140 артиллерийских орудий разных калибров, 160 танков и 232 автомашины. В параде участвовали пехотинцы и танкисты, моряки и зенитчики, артиллеристы и кавалеристы, пулеметчики и минометчики, а также связисты, саперы и медики.

Несмотря на тяжелейшую обстановку, подготовка к параду была проведена на высочайшем уровне. Документы свидетельствуют о скрупулезном подходе командования Московского гарнизона к организации прибытия и убытия пехотных частей, кавалерии и техники, к порядку и времени движения колонн по главной площади страны, к размещению там средств связи, расстановке регулировщиков и ветеринаров, эвакуационных тракторов.

Был значительно ужесточен пропускной режим на Красную площадь. Допуск людей и автомобилей утверждал лично комендант города. 7 ноября главную площадь страны кроме участников парада могли посетить лишь 41 человек и всего 4 служебных автомобиля.

Какой была Москва в тяжелые военные дни 80 лет назад? Военные парады на Красной площади с 1918 года проводились (за редким исключением) два раза в год – 1 мая и 7 ноября, решение о торжественном прохождении войск у стен Кремля осенью 1941 года далось руководству страны нелегко.

В главном городе страны 16 октября – после принятия постановления «Об эвакуации столицы СССР» – началась паника: хотя документ был секретный, о нем узнало множество людей, поползли слухи, что Сталин и Политбюро покинули Москву. Смятение охватило сотни тысяч горожан, в первую очередь начальников разных мастей. На несколько дней громадный город с неработающей инфраструктурой, застывшим транспортом и впавшими в ступор милицией и НКВД оказался во власти мародеров и бандитов.

Ситуацию удалось взять под контроль только 19 октября, когда были введены осадное положение, комендантский час и расстрелы на месте «провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка».

Но нужно было еще показать, что Сталин по-прежнему в Кремле, что Москву сдавать не собираются. И лучшим способом для этого было, несмотря ни на что, провести традиционный военный парад на главной площади страны в присутствии главы государства. Это не было просто пропагандистским шагом: руководство действительно намерено было сражаться за столицу. Армия готовилась к новой фазе обороны, а верховное командование уже обдумывало знаменитое контрнаступление, которое обратит оккупантов в бегство зимой 1941-1942 г.

Решение о проведении парада приняли на совещании с участием членов политбюро и военачальников 28 октября. Сначала, когда было предложено провести военный парад, все замолчали, но после паузы прозвучало единодушное «Да, конечно, это поднимет дух войск и тыла!». Подготовка к торжественному маршу началась.  Решение было принято, но парад до самого последнего момента был под вопросом из-за массированных бомбардировок города и наступления наземных немецких войск.

В конце октября 1941 года бомба взорвалась напротив Центрального телеграфа на улице Горького (сейчас Тверская), убив и ранив множество людей, стоявших в очереди к продовольственному магазину. Тяжелый фугас попал в здание ЦК ВКП (б) на Старой площади. Среди погибших оказался писатель Александр Афиногенов.

Еще одна бомба пробила крышу Большого театра, изуродовав здание. Пострадали и другие объекты, в том числе тогдашняя «мэрия» – Московский обком ВКП (б), первый секретарь которого, руководитель города Александр Щербаков был за один день дважды контужен.

Несмотря на тщательную маскировку доставалось и Кремлю. 500-килограммовый фугас, упавший 29 октября во дворе Арсенала убил 45 человек, ранил более 100, разрушил гараж и вызвал пожар. Пик воздушных налетов пришелся на ноябрь, когда линия фронта подошла так близко к городу, что самолеты со зловещими крестами стали летать над ним не только ночью, но и днем.

2 ноября автору знаменитого марша «Прощание славянки» капельмейстеру дивизии имени Дзержинского Василию Агапкину объявили, что он назначен главным дирижером парада и дали задание собрать сводный оркестр. К тому времени бóльшая часть музыкантов из штатного сводного оркестра оказалась в воинских частях гарнизона, другаячасть ушла на фронт. На помощь пришел оркестр из Горького (ныне – Нижний Новгород).

Репетиции духового оркестра на Красной площади никто не должен был услышать – ни маршей, ни барабанного боя, ни фанфар. Руководство страны опасалось, что эти звуки могут насторожить москвичей и вызвать панику. Поэтому репетиции шли в Хамовниках, в манеже, где прежде проходили конные состязания. Туда же приезжал заместитель наркома обороны СССР маршал Семен Буденный, который объезжал коня под звуки маршей и даже давал указания о репертуаре оркестра. Он должен был принимать парад. Командование парадом возложили на генерал-лейтенанта Павла Артемьева -командующего войсками Московского военного округа и московской зоны обороны.

Торжественное заседание Моссовета, посвященное 24-й годовщине Октября, назначили на 6 ноября. Оно прошло не в Большом театре, который к тому времени уже был заминирован, а на станции метро «Маяковская». Ее вестибюль вмещал две тысячи человек. На «Маяковской» организовали усиленную охрану, радиофицировали зал. 6 ноября на «Белорусской» сформировали специальный поезд из 10 вагонов, который прибыл с руководством страны на «Маяковскую» за пять минут до начала заседания. На противоположной стороне платформы уже стоял состав из 10 вагонов, в котором разместили оркестр, оборудовали гардеробы и буфеты для участников, а также сделали звукозаписывающую студию. «Наше дело правое -победа будет за нами!» -прозвучало на всю страну именно оттуда, с «Маяковской». Только после торжественного собрания, около 23:00, командующий парадом Павел Артемьев сообщил командирам частей об их участии в военном параде на Красной площади -до его начала оставалось 10 часов.

По расчетам военных, парад должен был продлиться один час одну минуту 20 секунд. К 08:00 (в целях безопасности было решено перенести начало на час раньше) всю территорию от Москворецкого моста до здания Исторического музея заполнили войска. Планировалось участие 300 самолетов, но из-за сильного снегопада и пурги воздушную часть пришлось отменить. Все были готовы к любому повороту событий. На случай бомбардировки Красной площади дежурили 35 медицинских постов, в их распоряжении были санитарные автомобили, пять восстановительных бригад, 15 пожарных и других специальных автомашин для работы при разрушении зданий, газовых и электрических сетей, возникновении пожаров.

Открыли парад курсанты 1-го Московского краснознаменного артиллерийского училища имени Л.Б. Красина под звуки марша С.А. Чернецкого «Парад», конница прошла под мелодию «Кавалерийская рысь». Красноармейцы, чеканя шаг по брусчатке, уходили прямо на передовую -уничтожать врага, стоявшего на подступах к Москве.

Из-за режима повышенной предосторожности были и непредвиденные накладки. Из воспоминаний оператора Центральной студии кинохроникиТеодора Бунимовича:

«Утро 7 ноября 1941 года было морозным. Во дворе киностудии -людно…. Будет ли парад? … Нет ни разрешений на съемку, ни пропусков на Красную площадь… И вдруг кто-то сообщает: «войска направляются к Красной площади, парад будет!» … Мчимся к Красной площади. Манежная оцеплена, проехать нельзя, выходим из машины. Как пройти дальше без пропуска? Выбегаем на середину улицы и, став спиной к оцеплению, начинаем снимать приближающуюся колонну бойцов; пятясь, продолжаем съемку с движения. Расчет верен: никто не спрашивает пропусков у операторов, занятых такой важной съемкой. Сняты проходы войск… Последнее оцепление – снова применяем свой метод… – проникаем на Красную площадь. Тут же работают операторы, которым, оказывается, сразу после нашего отъезда со студии выдали пропуска, и они нас опередили. Все же выступление Сталина осталось не заснятым. Прошляпили…»

По свидетельству оператора М. Трояновского, сразу же по возвращении киногруппы на студию было получено разрешение на съемку Сталина в Кремле.

«Киносъемку поручили провести Варламову и мне. Но когда? Нам передали текст речи с личными пометками Сталина тех мест, которые обязательно должны войти в картину. Съемка будет в одном из залов Кремля, где подготовят макет декораций: Мавзолей на фоне Кремлевской стены. В нервном ожидании мы с Варламовым сутками на дежурстве…»

Осуществить съемку удалось 27 ноября в Георгиевском залеБольшого Кремлевского дворца. Фото реконструированного выступления было опубликовано в газете «Правда» от 12 декабря 1941 года. Снятый материал вошел сперва в документальный фильм «XXIV-ый Октябрь. Речь И. В. Сталина». Кадры парада с речью Сталина вошли позднее и в документальную ленту Леонида Варламова и Ильи Копалина «Разгром немецких войск под Москвой», получившую в 1943 году «Оскар» за лучший документальный фильм. Этот фильм показывали бойцам на фронте для поддержания боевого духа. Для проката в Америке фильм был перемонтирован, переозвучен и назван «Moscow Strikes Back» («Москва наносит ответный удар»). Показ картины за рубежом имел политическое значение и воспринимался как аргумент за вступление США в войну.

Как вспоминал начальник охраны Сталина Николай Власик, изначально парад должны были транслировать по радио только на площадях Москвы. Однако по поручению Сталина радиотрансляция была включена на весь мир в ту минуту, когда парад уже начался, для гитлеровцев он стал полной неожиданностью. Радиотрансляцию услышали и в Берлине. Никто из приближенных Гитлера не осмелился доложить ему о происходящем в Москве. Он сам совершенно случайно, включив приемник, услышал команды на русском языке, музыку маршей, твердую поступь солдатских сапог – и понял, в чем дело. Как свидетельствовали очевидцы, он пришел в неописуемую ярость, бросился к телефону и потребовал соединить его с командующим ближайшей к Москве бомбардировочной эскадрой: «Даю вам час для искупления вины. Парад нужно разбомбить во что бы то ни стало. Немедленно вылетайте всем вашим соединением. Ведите его сами. Лично!»

До Москвы не долетел ни один бомбардировщик. Как сообщили на следующий день, на рубежах города силами 6-го истребительного корпуса и зенитчиками противовоздушной обороны Москвы было сбито 34 немецких самолета.

Сейчас нам трудно представить эмоциональную составляющую исторического события – что творилось в душе участников этого грандиозного действа. К счастью, еще остались живые свидетели, участники этого парада, среди них – полковник Павел Николаевич Козленков, житель города Серпухова. Он до сих пор в деталях помнит и напутственную речь Сталина, и то, как из-за холода немели ноги, и какое было воодушевление среди всех, кто присутствовал на Красной площади и, конечно же, какая была гордость за Советскую Родину.

– Я остался, наверное, единственным участником этого легендарного парада из нашей 2-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения. Хорошо, что сегодня вспоминают об этом событии нашей истории. Если парада не было бы, то мы не выиграли бы и войну. Да и страны, наверное, не было бы, – говорит Павел Николаевич. – В те дни улицы Москвы были перекрыты мешками с песком, то тут, то там стояли стальные ежи, а окна заклеены бумагой. Темно все кругом – ничего не различишь. 6 ноября приезжает к нам из Ставки Верховного Главнокомандования представитель и говорит, что завтра наш полк будет участвовать в параде на Красной площади. Честно говоря, мы ему не поверили. Какой парад?! Несколькими днями ранее Гитлер разбрасывал листовки по Москве, в которых говорилось, что он 7 ноября на главной площади столицы Советского Союза по случаю взятия Москвы будет принимать парад своих войск. Листовка была ужасной – я очень хорошо помню эти дни, когда мы с товарищами патрулировали по городу, и лично держал ее в руках. Там говорилось, что после победы Гитлер отдает целую неделю солдатам нацистской Германии на разграбление города. Вот какой сумасбродный план!

К параду мы готовились всю ночь.Ранним утром мы пошли по улице Горького… темно, ни огонька. Жители Москвы что-то почувствовали, стали выходить из домов. Наша колона пришла на Красную площадь. Стоим прямо перед мавзолеем В.И. Ленина. Минут, наверное, пятнадцать мы ждем Сталина, а погода страшная: идет снег, пятнадцать градусов мороза. Об этом тяжело вспоминать… На курантах ровно восемь, из ворот Спасской башни на коне выезжает Семен Буденный. Снега по колено, конь идет туго, споткнулся. Мы в оцепенении думаем, что сейчас Семен Михайлович упадет. Но нет! Он же – кавалерист. Стоял туман, но я хорошо видел руководителей правительства и товарища Сталина. Семен Михайлович объехал войска, со всеми нами поздоровался и поднялся на трибуну Мавзолея. Речь Сталина была слышна еле-еле. Но то, что я услышал, запомнил на всю свою жизнь.

Главнокомандующий обратился к защитникам с напутствием и благодарностью. Он сравнил 1941 год с тяжелыми годами Гражданской войны и уверил в скорой победе над захватчиками.

«Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина! За полный разгром немецких захватчиков! Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша славная Родина, ее свобода, ее независимость! Под знаменем Ленина – вперед, к победе!»

Речь Сталина была кульминацией этого парада. Когда мы стояли на площади, то у нас примерзли ноги к брусчатке. Мороз ведь, а одеты были кто как. У меня, например, были старые сапоги, поношенная, потрепанная шинелишка. И когда нам отдали приказ – «направо», повернуться-то у нас и не получилось, так как ноги у нас задеревенели, ничего не чувствуем. С трудом тронулись, и вот пока мы дошли до здания Исторического музея, то немного согрелись. Когда же нам отдали снова приказ – развернуться и пройти мимо Мавзолея, то мы уже шли четко и слаженно, чеканя шаг. Тут-то я и разглядел вблизи товарища Сталина. Не заходя никуда, мы прямо с Красной площади двинулись на боевые позиции, которые располагались рядом с Химками.

Глубокой ночью вдоль берега канала имени Москвы я вместе со своими бойцами расставлял пулеметы. Днем же под бомбежками, под артиллерийскими снарядами мы копали окопы. Мы стояли насмерть, мы были вдохновлены парадом. Ведь недаром же его стали называть легендарным и судьбоносным…

* * *

Мало кто знает, что в день 24-й годовщины Октябрьской революции в СССР состоялся не один парад, а целых три – в Москве, Куйбышеве и Воронеже.

С 11 часов утра на центральной площади 20-летия октября в Воронеже состоялось прохождение войск – пехотинцев, артиллеристов, мотоциклистов и танкистов – командовал парадом заместитель командующего Юго-Западного фронта генерал Федор Костенко, а принимал парад командующий Юго-Западным фронтом маршал Семен Тимошенко. На трибуне помимо военных присутствовали партийные руководители во главе с Никитой Хрущевым, который в 1941 году был членом военного совета фронта. Многие участники воронежского парада, так же, как и московского, вскоре отправились на фронт.

Но самым ярким и необычным стал парад в Куйбышеве, резервной столице СССР. Туда были эвакуированы многие государственные учреждения во главе с формальным главой государства – председателем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Калининым, а также иностранные представительства. В то морозное утро парадом в городе руководил командующий 60-й резервной армией генерал Максим Пуркаев, а принимал его бывший нарком обороны маршал Климент Ворошилов, который браво гарцевал на коне, объезжая войска, выстроившиеся на площади Куйбышева. На параде присутствовали «всесоюзный староста» Михаил Калинин, председатель комиссии партийного контроля Андрей Андреев, руководитель профсоюзов страны Николай Шверник, председатель Госплана Николай Вознесенский. А еще представители 22 стран, в частности, английская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом Фрэнком Ноэлем Макферланом, военные атташе и иностранные корреспонденты.

Собравшиеся увидели не только торжественный марш наземных войск – от пехоты до танков, – но и единственный за всю войну воздушный парад. В Москве погода была нелетная, а вот над Куйбышевом пролетели до 700 (!) боевых самолетов, преимущественно новых типов.

Неудивительно, что полуторачасовой парад, а за ним еще и часовая демонстрация трудящихся, в которой участвовало без малого 200 тысяч человек, произвели на иностранцев сильнейшее впечатление, заставив поверить, а затем и рассказать всему миру, что Советский Союз не сломлен и сил у него еще много.

Бесстрашие и мужество русского народа высоко оценили в мире. Английская газета The News Chronicle писала: «Организация в Москве обычного традиционного парада в момент, когда на подступах к городу идут жаркие бои, представляет собой великолепный пример мужества и отваги». Daily Mail оценила военный парад 7 ноября 1941 года как «одну из самых блестящих демонстраций мужества и уверенности, какая только имела место во время войны».

* * *

Главным предназначением военного парада стала демонстрация готовности страны отразить военное вторжение врагов и заставить их понять, что Святая Русская Земля надежно защищена. И эта цель была достигнута!

В настоящее время в Москве проживает единственный участник парада сорок первого года – это генерал-полковник Борис Павловича Уткин. 7 ноября 1941 года 18-летний Борис Уткин прошел по Красной площади, став участником легендарного парада, который он называет «путеводной звездой от 41-го года до Победы». Курсант артиллерийского училища Борис Уткин сражался под Волоколамском. Вместе с боевыми товарищами прошел путь от Москвы до Вены. В мирное время более 50 лет отдал службе в рядах Вооруженных сил. И сегодня ветеран по-прежнему в строю. Борис Петрович является членом лекторской группы Московского городского Совета ветеранов и по мере сил участвует в патриотическом воспитании молодежи.

В преддверии юбилея Битвы под Москвой мэр С. Собянин побывал в гостях у фронтовика. 98-летний генерал в отставке – один из более чем 700 москвичей, которые непосредственно защищали столицу, и которые этой осенью получат Нагрудный знак за защиту города в 1941–1942 годах.

–  Позвольте в честь наступающего юбилея Битвы под Москвой вручить вам знак, который мы специально учредили к этой памятной дате, поблагодарить от имени москвичей за ваш героический подвиг. За то, что вы до сих пор в строю, работаете в ветеранском движении, воспитываете молодежь Москвы. Всегда активен, всегда жизнерадостен. Рад видеть вас в хорошем здравии. Спасибо вам огромное за то, что вы сделали, – сказал Собянин, обращаясь к Борису Павловичу.

– Служу Москве и нашей Родине! – кратко ответил генерал-полковник Уткин.

За чаепитием Борис Павлович рассказал о том, как он осенью 1941-го под селом Петрово-Дальнее в составе одного из дивизионов 1-го Московского артиллерийского училища принял свой первый бой.

– Московская битвазаслуживает немножко другой оценки, чем сложилось в истории. До нее ни одна столица оккупированных немецко-фашистскими захватчиками стран не оказала серьезного сопротивления, а Москва выстояла, – отметил фронтовик.

Всего нагрудным знаком «80 лет битвы за Москву» в ближайшее время будут награждены 1136 участников одного из величайших сражений Великой Отечественной войны. Большинство из них проживают в Москве. Кроме этого, к годовщине декабрьского контрнаступления власти выплатят ветеранам войны и участникам обороны столицы материальную помощь. В этом году ее размер составит 20 тысяч рублей. Право на получение выплаты имеют инвалиды и участники Великой Отечественной войны, участники обороны Москвы, в том числе награжденные медалью «За оборону Москвы», труженики военных предприятий и учащиеся ремесленных, железнодорожных училищ и школ фабрично-заводского обучения в столице в период с 22 июля 1941 года по 25 января 1942 года, участники строительства оборонительных рубежей под Москвой.

Сегодня мы вспомнили о параде 1941 года. Военный парад имел международное значение и показал всему миру несгибаемую волю советского народа, решимость во что бы то ни стало отстоять Москву и победить ненавистного врага.Слава участникам парада, слава воинам-победителям, слава городу-герою Москве!

ЗАЩИТНИКАМ СТОЛИЦЫ – НАШ НИЗКИЙ ПОКЛОН!

Подготовил Владимир Казмин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"