На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Делаем, что должно…

Вместо обзора 22 мая

19 мая

В Донецке два дня холодно, слякотно, дождь. И война. На северных и западных окраинах артиллерия работает в обе стороны с той же интенсивностью, что месяц назад в Мариуполе. В Ясиноватой пустые улицы. К вечеру небо на юге отчистилось, и мы ехали прямо в закат, передняя машина, казалось, тонула в свете. Ехали в Никольский монастырь, основанный старцем Зосимой, категорическим противником Унии и раскола в Православной церкви, всегда желавшим оставаться в Московском Патриархате. Сам монастырь находится под Угледаром, на самой линии фронта. Попасть туда непросто, дорога простреливается, как и монастырский двор, если там замечают скопление машин.

На дороге мины. Но приехать туда однозначно стоило. Удивительное место. В подвале храма шло чтение Псалтыри, там же расположились беженцы, некоторые с маленькими детьми. Темнота, горят немногие свечи, идут слова молитвы, возле стен матрасы, постели, люди семьями и их нехитрый быт. И икона Жировицкой Божьей матери на аналое, словно она нас встречает.

Мы привезли туда лекарства: много, чтобы хватило надолго, и сразу окунулись в теплоту. Детки там, пока за освобождение Никольского шли бои, разучивали русские военные песни, что встретить своих. Трогательно. У игуменьи пару дней назад убили маму, но если бы нам этого не сказали – по ней бы ничего не поняли.

В таких местах Господь близко, и умерших нет, есть ушедшие в вечность, которые к нам уже не вернутся, но мы к ним придем обязательно. Нам была дарована тишина: все время пока мы находились в обители, а как только выехали, рядом в посадке завязался бой. Тишина была нам в награду. Или в прощение, мы не знаем. Низкий поклон всем, кто остался не равнодушным...

Крымчане в монастырь недавно завезли продукты. А на одном из домов ближайшего села надпись: "С нами Бог и вся Россия". – Действительно вся!

 

21 мая

В Мариуполе лето, зелень чуть скрывает скелеты домов, и на солнышке настроение поднимается само по себе. Улицы расчищают, появились первые автобусы, во дворах, возле подъездов, где ломают дрова для костров, чтобы приготовить еду, сидят на лавочках вечные бабушки и слышатся голоса детей. Детская площадка, а на ней, на металлической горке привязан красный флаг. Конец войне, вчера мы вывезли оттуда последних по списку людей в Беларусь. Три человека, двое из них погорельцы: бабушка на инвалидной коляске, её взрослый сын с полиэтиленовой сумкой с немногими  вещами, что оставила им жизнь. Проводили беженцев на границу с Россией, где их подхватил наш товарищ. Скоро они в Минске будут ходить по улицам, теряясь в потоках людей, и  не верить, что это реальность. И сжиматься внутри до последней клеточки при звуках бахающих петард.

В Веселом – пригороде Донецка, загорелся камыш, огонь пошел на дома, МЧС вызвать – не успеть, и люди позвали на помощь военных. Прибежали двое или трое, начали тушить; но там все, как на ладони, военных заметили и накрыли артой. Теперь в канцелярии вопрос: выдавать их семьям компенсацию или нет, ведь они не на боевом задании погибли, а просто помогали мирным тушить пожар. Бюрократия и подвиги. Сейчас идет время незаметных, непризнанных героев, которые вне экрана телевизора. Их много.

Кто-то из летчиков три дня пробирается к своим, сжимая в руке гранату без чеки, кто-то закрывает собой товарища, кто-то держится в полном окружении, раненый несколько раз, не рассматривая для себя сдачу в плен, не в пример Азовцам. Каждый день, каждый час кто-то кого-то спасает, вытаскивает из огня, ползет за ранеными, не отводит взгляд, не проходит мимо, не делает вид, что некогда. Безликие для мира люди живут в состоянии подвига, как в бытовухе, неся на себе всю огромную тяжесть войны.

***

Надо ехать домой. Были во всех концах, и ближе к Запорожью, и в стороне прорыва в обход Авдеевки. Лекарства, свечи, хлеб, продукты, жгуты, кровостопы. Сделали много, но всегда, в каждой поездке находится одно, два дела, которые ощущаются, что они от Бога. Словно лучик света освещает  это событие в памяти.

Так было когда-то под Коминтерновым, когда горело село, и одна девушка, полураздетая, с младенцем на руках, смотрела на свой горящий дом, а потом, на виду у всех, пошла с ребёнком в огонь: не хотела жить. Её тогда остановили, и как хорошо, что у нас были деньги на жилье, на одежду, на продукты, на слово "завтра". Оказаться в нужный момент в нужном месте...

Это дело может быть совсем маленьким: сунул кому-то деньги или лекарства, в суете тут же забыл об этом человеке, а потом память возвращает его взгляд и ты понимаешь – вот оно, именно то, ради чего стоило приезжать.

В нынешней поезде у нас такое чувство вызвали погорельцы с проспекта Металлургов. Человек теряет все, земля уходит из под ног… Любое, самое простое дело в отсутствии внутренней уверенности, кажется ему громадным, непреодолимым… Любой блокпост глухой стеной, фильтрация – биномом Ньютона. Тут надо брать его за руку и говорить: "Пошли жить дальше".

Ещё очень важен сам факт приезда. Человек узнает, что не один на один с бедой… Кто-то плачет в небо, за себя, за своих детей, которых нечем кормить и лечить, и люди за тысячи километров, слыша сердцем плачь, несут копеечку в скорбонку, а другие пробираются к нему: ползком, перебежками и приносят ответ на молитву.

Позавчера ранили нашего знакомого, из мирных, под Ясиноватой. А сегодня сообщили, что он умер. Давали деньги на лекарства, а пойдут на проводы в последний путь. По обстановке – похоже, что скоро начнётся перелом. В последние дни на Донбассе ощущаются приготовления к чему-то грандиозному, но просто не будет… Ждём. Как всегда, уезжаем с чувством недоделанного, пропущенного в суете, не выполненного. Наверное, так надо, чтобы ехать опять.

* БЧ 3

Николай Гаврилов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"