На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Что подумалось?

Путевые заметки

В Мариуполе все очень сложно. Победные речи некоторых репортёров в самом городе воспринимаются, скажем так, с неким недоумением. Идёт тяжёлая работа: от дома к дому. Мы отъехали от Приморского бульвара всего на квартал в сторону, как нас заметили и открыли огонь. Пришлось разгружать машину с невероятной быстротой под прикрытием частного дома.

Но сейчас о другом. Штурмовым группам не до съёмок. Следом за ними идёт администрация Новоазовска с помощью для мирных, и там уже есть возможность хоть что-то пофотографировать. Лица людей в очередях за лекарствами и хлебом. Ведь родственники за пределами города совершенно не знают, живы ли они, нет ли. Тем более, что к месту выдачи подтягиваются жители из всех подвалов округи, в том числе и с ещё не очень зачищенных улиц. Раньше, в Великую Отечественную, люди в тылу, по хронике с фронта узнавали в кадре своих мужей и отцов. К нам через бот поступает очень много просьб узнать о судьбе их родственников. Кто-то узнает свой район, но бегать по адресам там не всегда получается. Поэтому, чуть придём в себя, будем выставлять лица людей везде, где снимали. Может кто-то увидит своих. Мы через неделю, Бог даст, вернёмся в город, которого нет, а пока есть контакты с кадыровцами, с другими подразделениями, с Олегом Валерьевичем Моргуном при нем всегда фотограф. В общем, будем выставлять, как можно больше фото людей.

В ДНР зашло большое количество ВС РФ. Значит, скоро пойдут беженцы из Авдеевки и других мест.

В эту поездку вывезли семерых. Четверо со Спартака уже в Крыму, у наших друзей. Столько лет жили на самой передовой, имеют ранения, а сейчас сломались. Истерики, потухшие глаза. Так бывает.

Пожилую женщину из Мариуполя завезли в Бердянск, там её дочь, которую эвакуировали ещё раньше, рожает. Друг завозил через Волноваху.

В Мангуше большие очереди, но ехать можно, только пока не стоит соваться в Старый Крым. Ещё везём двух мальчишек из района Донецкого аэропорта в Минск. Мама медсестра, могут мобилизовать, а папа, вчера, когда уже отъехали, получил ранение осколок в челюсть. Надеемся на врачей в лицевой хирургии. Так что мальчишки сейчас едут совсем мрачные всеми мыслями остались дома.

***

По Багире, снайперше, о которой упоминали раньше. Попробовали разобраться.

Во первых девушек с позывным "Багира" две. Одна воюет за ДНР и, по слухам, сейчас в плену. Вторая за ВСУ.

Теперь то, что видели. Недалеко от Волгоградского переулка лежит снайперша, которую задвухсотили чеченцы. Кто-то из бойцов сказал, что это Багира, чемпионка по биатлону из Якутии. Но в Якутии одна чемпионка. Очень быстро выяснилось, что она никакого отношения к боям в Мариуполе не имеет. Значит слух, которых полно на войне. Может, решили, что та мёртвая снайперша чемпионка, потому что хорошо стреляла, может она и вправду чемпионка, но не из Якутии, а может из Якутии, но не чемпионка. Со временем выяснится.

 

***

Ездили на левый берег, в район Азовстали. Трудно привыкнуть к обстановке городских боев. Каких-нибудь пару девятиэтажек проходишь и уже вроде налаживается жизнь, раздают гуманитарку на постоянной основе, приезжают журналисты. Квартал – и уже передовая, там еще живут одним днём, одним часом. Снайпера, бронетехника, прилеты. Мы приехали второй раз на одно и тоже место, и люди, которые еще вчера не верили, что есть возможность разжиться пластинкой валидола, сигареткой, говорят: «Значит и у нас жизнь теперь налаживается». – Стоят в очереди за лекарствами, за хлебом, приседают, забегают на минутку в подъезд, когда снаряд ложится рядом, но из очереди не уходят.

Что понравилось? – Отношение кадыровцев к местным. Убедительно, когда надо, но с полным пониманием. Подходят чеченцы, просят: «А дайте жаропонижающее, памперсы, от давления, у нас там, в подвале дети, старики. А завтра, ин ша Ллах, приедете?...»

 

Правобережье Мариуполя

 

Там очень сложно. Сказали, что на не зачищенной улице есть грудные дети. Пошли туда. С нами девушка-корреспондент, первый раз в горячей точке. Поначалу казалось, что она вообще не понимает, где находится, но потом увидели, как трясутся ее руки, и поняли – понимает. (Есть ненормативная лексика, - авт.)

Для многих территория terra incognita. Хотели передать атмосферу, но, наверное, не получилось. Пока раздавали гуманитарку, подошёл парень, посмотрел на белорусские номера машины и сказал, спокойно так, словно констатировал факт: «Хорошо, что у вас переворот не прошёл». – «Да, – сказали мы, – хорошо, что не прошёл». – Начало всегда завораживающее: красивые девушки, цветы, пальцы сердечками. А окончание – вот оно. Когда играешь не ты, а играют тебя.

 

***

Беженцы... Несколько уровней фильтрации. Первый, поверхностный - на глаз, когда штурмовая группа заходит в подъезд. Потом, если это левый берег, люди добираются до Виноградного. Многие пешком. С белыми флагами, белыми лентами на рукаве. С сумками, пакетами, с детьми на руках, с магазинными тележками, где лежат вещи.

В Виноградном уже стоят "скорые", МЧС, там варят кашу, подъезжают автобусы до Безыменного. Там, по внешнему виду, по прищуру глаз, могут отвести в сторонку, раздеть, посмотреть уплотнения от приклада, татуировки...

В Безыменном уже полная проверка. Это тыл, звуки боя остаются позади. Огромные очереди. Катают пальчики, ладони, смотрят телефоны, проходят перекрёстные допросы с ФСБ. Там же вносят в базу регистрации. А потом людей расселяют по сельским клубам, домам культуры, школам, садикам по всей ДНР. С детьми эвакуируют быстро. Люди спят в актовых залах, ходят среди спящих на полу…

И снова – волонтёры, чай, каша, заботливое отношение – насколько это возможно при такой массе беженцев. Потом кто-то на Россию, где огромные очереди, где лагеря МЧС и опять волонтёры, готовые помочь с любым вопросом. Другие уезжают в Бердянск и Херсон, а кто-то остаётся в Донецке. И рисует на стенах школ трезубцы, и пишет "Слава Украине". – Той стране, Арестовича и других, которая списала мариупольцев на муки и смерть, которая глотка воды не давала принеси в подвалы.

Вообще-то, это проблема. Люди в Донецке восемь лет воевали, чтобы не видеть у себя дома подобные надписи. Но на бытовом уровне, среди семей, в каждой из которых кто-то воюет, приезжим быстро объяснят, что так делать не стоит. Из-за таких надписей к беженцам уже холодок. Донбасс знает, что по другую сторону войны всегда лежит мир, и свой мир, без разладов, они заслужили.

 

* «БЧ 3»

Николай Гаврилов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"