На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Под чужим небом

Фрагмент из книги

В середине августа 1941 года, в ясный солнечный день во время ожесточенного боя я упал на траву. Что-то ожгло грудь у левого кармана гимнастерки. Безотчетное чувство заставило ладонь левой руки крепко сдавить место тупой боли. Я понял, что ранен. Пытаюсь подняться, но тело не повинуется. С трудом приподнимаю голову и смотрю впе­ред. То, что я увидел, было странным: в небе извивались черно-зеленые полосы, деревья меняли окраску — из зе­леных становились красными и, как живые, кружились и падали вокруг меня. Потом небо и земля смешались и ис­чезли. Как долго я был без сознания — не знаю.

...Лежу на животе с закрытыми глазами. Вспоминаю, что упал на траву. Делаю попытку правой рукой захватить стебельки этой травы, но ее нет. На мгновенье приподнимаю веки. Я лежу на песке. Снова закрываю глаза, снова впадаю в беспамятство. Как оказался я на другом месте — не на траве, а на песке, осталось для меня загадкой, и она была разгадана спустя четыре долгих года, когда я вернулся на родину, в родное Зенкино. Там мне сообщили, что в сен­тябре 1941 года в село приезжал из госпиталя мой товарищ по курсантской роте Николай Катасонов. Он говорил, что был последним человеком, который видел меня живым. Связь моей «смерти» и его ранения была изложена им так.

В разгаре боя во время коротких перебежек Катасонов споткнулся о мое тело. Споткнулся, может быть, потому, что правая нога плохо ему повиновалась: задела вражеская пуля. Разгоряченный, он вначале не почувствовал сильной боли, сам наложил на рану повязку и, ковыляя, бросился вперед. И вот — споткнулся об меня. Превозмогая боль, он потащил меня к походной санчасти. На песчаном бе­регу Топ-озера перед ним упала мина...

С разбитой скулой, с заплывшими кровью глазницами, его кто-то вынес из огня и отправил в тыл. Наши отступали. Меня оставили на территории, которую занял противник. Видимо, посчи­тали убитым. Перед заходом солнца я снова почувствовал себя способным к мышлению. Воспаленное сознание под­сказало, что я ранен не в грудь, а в живот. Правой рукой нащупываю вывалившиеся кишки... Но почему они такие твердые и бесчувственные? Ах, да, они успели высохнуть. Но разве может человек жить в таком состоянии? Отрываю левую руку от груди. Куски спекшейся крови стянули пальцы. Нет, ранен все-таки в грудь, и именно здесь я на­чинаю ощущать ноющую боль. Но что под животом? Ощу­пываю живот правой рукой. Это не ссохшиеся кишки, а патронташ, прихваченный к ремню. Мысль дальше этого не пошла. Не было сил думать. И вдруг я услышал голоса. Свои, я спасен... Не знаю, какие силы двигали мной, но я встал на колени.

Два вооруженных человека в чужой во­енной форме стояли в нескольких шагах от меня. Надо что-то делать. Рука скользнула к поясу, где были две гра­наты-лимонки, и безжизненной плетью провисла к земле. Опять какие-то разноцветные полосы забегали перед глазами, качнулась земля. Защелкали затворы, раз­дались угрожающие возгласы. Один из врагов подскочил ко мне и свалил прикладом на песок. Когда я открыл глаза — увидел, как в руках синеглазого паренька с коп­ной светло-русых волос (он был без головного убора) сверкнул нож. Сопротивляться нет сил. Это смерть. Со­всем не страшно. Закрыв глаза, жду удара ножа в грудь, но удара нет...

Я вскрикнул от внезапной боли: меня по­волокли по песку. Ремень с гранатами и патронташ были обрезаны (вот зачем понадобился нож). Появились бре­зентовые носилки. Теперь я увидел уже четырех чужих сол­дат. У двоих были санитарные повязки на рукаве. Подме­няя друг друга, они тащили носилки через заболоченные ложбины, тащили долго, с отчаянием вырывая сапоги из цепкой грязи. Где-то по соседству трещали автоматы, слы­шались одиночные выстрелы. Когда над головами фин­нов свистели пули, они нараспев ругались: «Saatanal!» Во время этого перехода я опять и опять впадал в беспамят­ство. А когда на какие-то минуты сознание приходило ко мне, я думал: «Несут... А почему не сбросят в болото?» Финским парням удалось дотащить меня до санитарной палатки, где мне и моему товарищу по курсантской роте Андрею Базунову (он был ранен в плечо и к тому же кон­тужен) оказали первую помощь. Теперь за давностью этих событий невозможно узнать фамилии моих спасителей, которые не осрамили честь и достоинство своего народа-труженика, не дали умереть человеку на песке Топ-озера.

Провал памяти. А потом — темная ночь. Лежу в моторной лодке. Лодка рвется вперед, толкает меня из стороны в сто­рону. Преодолевая нестерпимую боль, слабо лепечу: «Хо­лодно... холодно». Мне чем-то мягким укутывают ноги, и слышу русские слова. Кто же это может быть? Ах, да, это Базунов. Финны увозили нас на западный берег Топ-озера, в свой тыл. Прощайте, края родные...

Николай Дьяков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"