На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Фашистское кладбище

Малоизвестные страницы из истории родного края

Беседуем с дотошным знатоком местной, отечественной и всемирной истории. Речь ведём о немецко-итальянской фашистской оккупации города с 7 июля 1942 по 16 января 1943 года.

Без малого восемьдесят лет тому минуло.

– Отчего же мало об оккупации знаем? Почему внуки и правнуки наши, нисколько не сомневаясь, называют победителями в той войне оккупантов? Считают победителями тех же итальянцев? – горячится и допытывается мой собеседник.

Рассуждаем вместе.

Сразу после освобождения и в дни Победы уставшим от горечи утрат людям на руинах не хотелось рвать душу ещё не отпылавшим жестоким недавним прошлым. Мечталось быстрее уйти от разрухи, отстроиться и стать счастливым в новой мирной жизни.

Не тут-то было.

Теперь уже не людоед Адольф Гитлер, а вроде недавние союзники дядюшки Гарри Трумэн и Уинстон Черчилль грозили всем непокорным атомной дубиной и вкладывали в мозги слушателей вкрадчивыми радиоголосами правила американской «Свободы», по каким всем следовало жить впредь.

Вспоминаем с собеседником – на землю Соединённых Штатов Америки во время второй мировой войны не упала ни одна вражья бомба. Надёжно скрывшись за океанами, страна наживалась на чужой беде и приумножала свою мощь и свои богатства.

Готовая стать огненной, «холодная война» заставила Советский Союз затянуть пояс и на пепелище – ковать собственный ядерный щит и меч, а заодно возрождать отчину.

В этой неравной гонке надорвались первыми мы.

Американцы учредили медаль:

«Холодная война» – укрепляя мир и стабильность. В признание вашей службы. 2 сентября 1945 – 26 декабря 1991».

Необходимое пояснение к названию медали.

В 4.02 утра по московскому времени 2 сентября 1945 года был принят акт о безоговорочной капитуляции Японии. Его подписали представители союзных государств, среди них Советский Союз. «Этот день ознаменовал собой окончание Второй мировой войны».

А 26 декабря 1991 года – дата развала Советского Союза.

Медаль занесена в ряд американских наград, какие вручаются за войны на иностранной территории.

Её можно было назвать откровеннее – «За победу в Холодной войне». Почему-то постеснялись.

В 1990-е к нам в Россошь толпами хлынули бывшие оккупанты и потомки из Италии. Встречали их с пониманием – приветливо и доброжелательно. Люди едут поклониться праху своих сородичей, соотечественников.

Славянское, русское сердце отходчиво. Кто старое помянёт, тому глаз вон…

Жаль, но продолжение народного присловья заставило вспомнить дальнейшее поведение некоторых из гостей. А, напомним, пословица звучит так –  «кто старое забудет – оба глаза вон!» Кстати, схожее «крылатое выражение» есть и у англосаксов. «Помнить прошлое – потерять глаз, забыть прошлое – потерять оба глаза».

Как понимать народную мудрость?

– А так и принимай, применительно к случаю.

Есть и повод. Построили итальянцы в дар Россоши детский садик в знак покаяния. Значит, не будем прошлое поминать. Для большинства итальянцев, надеюсь, поступок искренний. Но, время прояснило, верхушка альпийской ассоциации думала не о покаянии. Основание для этого есть. Ведь в Италии в те годы в истории войны на востоке было официально обосновано и утверждено в головах «победное отступление» альпийского армейского корпуса на Дону в январе 1943 года.

Подумаем, итальянцам бы не выделили площадку для новостройки там, где располагался штаб альпийского корпуса в оккупацию? Появился бы в городе садик? Не ручаюсь.

Мне, грешному, кажется, что кто-то из итальянцев изначально хотел вновь вернуться в Россию, а конкретнее – в Россошь, победителем. Почему это не преувеличение. Тайная могила в сквере напротив детсада есть подтверждение тому, как и силуэт альпийской капеллы – шляпы, исполненный из нержавейки и венчающий символическое надгробье.

У них ведь всё со смыслом.

Вспомним хорошо позабытое. В двух шагах от итальянского мемориала в пору оккупации располагалось фашистское кладбище! Именно там, где сейчас красуется Ильинский храм…

В 1930-е годы в тогдашнем городском центре рос, набирал высоту молодой парк.

К нашему разговору пришлось пригласить свидетелей из старожилов.

Фёдор Григорьевич Двирник, мой давний старший друг, из кадровых военных, полковник в отставке, фронтовик. Уроженец села Шапошниковка в те годы учился в птицеводческом техникуме (так именовался колледж мясной и молочной промышленности), после работал инструктором райкома комсомола. Недавно, 20 ноября 2018 года, поздравляли его – со столетием! В этот день ветеран очень обрадовался телефонному звонку из Россоши. Со слезами слушал, чем живы его родимые село и городок, не затерявшиеся «меж высоких хлебов». Принимал он вместе с дочерью Светланой в своём военном городке на Волге гостей из Саратова, лётчиков дальней авиации.

Юбилейные волнения позади.

А сейчас Фёдор Григорьевич рассказал, что в центре слободы – города напротив церкви искони располагалась ярмарочная площадь. В престольные праздники сюда съезжались на торги крестьяне со всей округи. Здесь всё было, как на знаменитой ярмарке в полтавских Сорочинцах. «Шум, брань, мычание, блеяние, рёв – всё сливается в один нестройный говор. Волы, мешки, сено, цыганы, горшки, бабы, пряники, шапки – всё ярко, пёстро, нестройно; мечется кучами и снуётся перед глазами. Разноголосые речи потопляют друг друга, и ни одно слово не выхватится, не спасётся от этого потопа; ни один крик не выговорится ясно. Только хлопанье по рукам торгашей слышится со всех сторон…»

Ярмарки случались нечасто. Площадь больше пустовала, зарастала бурьянами. Потому решили украсить город парком.

«Разбили аллеи, – говорил Двирник. – Саженцы по колено. В засушливое лето не все деревца выживали. Подсаживали ещё и ещё. Глянь, пошли в рост. Зелёный шум листвы на ветру. Скамеечки рядами. На главной аллее установили вначале бюст Ленина, затем – памятник вождю в полный рост.

В мае 1938 года тут праздновали день пионерии. Красногалстучную ребятню поздравляли секретарь райкома партии Друзь и секретарь райкома комсомола Дрейман.

Приезжал я на побывку из Брянска, где учился в военном училище. А в родимом краю, как в песне: в городском саду играет духовой оркестр, на скамейке, где сидишь ты, нет свободных мест… Перед киносеансом гуляли с друзьями, с девушками по дорожкам тенистого парка...

Не знал мой собеседник, как и его товарищи, – то были последние встречи в их мирной жизни. 22 июня 1941 года ударит с запада военная гроза. Огненной границей, растянувшейся от Ледовитого океана до Черного моря, станет то медленно, то быстрее перетекающая на восток линия фронта. На втором году войны, 7 июля 1942 года, фашисты вкатятся на танках в Россошь.

Бабушка Клавдия Николаевна Геньба-Овчарова тоже живой свидетель той горькой поры. Она признается:

– Войну из памяти не вытравишь…

Ей было четырнадцать лет.

– Вышла как-то к церкви, к базару. Не узнаю – парка нет, деревья вырублены. Памятника Ленину тоже нет. А на постаменте стоит большой железный крест. Невысокие деревянные кресты рядами. Намогильные кресты. Военные, немцы и итальянцы, кого-то ещё хоронят. Убитый укутан брезентовой плащ-палаткой. Подойти ближе побоялась…

Так было не только в Россоши. Оккупанты были хозяевами на захваченной территории. На войне без погибших не обойтись. Для своих воинских кладбищ фашисты выбирали места пригляднее – у храмов, в центре села или города, у своих прифронтовых тыловых баз посреди степи.

Об этом мне, журналисту воронежской областной газеты, напомнили гости из Италии на переломе 1980 – 1990-х лет. В туристической группе, какую пришлось сопровождать в поездке из Россоши на Дон, вручили ксерокопии книжных страниц. Что именно интересовало путешественников, можно было понять без переводчика. В моих руках оказались схемы итальянских тыловых воинских кладбищ на оккупированных землях в Харькове и Ворошиловограде – Луганске, у степного хутора Зелёный Яр. Расположение кладбища в Россоши определялось легко – у колокольни Александра Невского с западной стороны. Центральная аллея, по левую руку на листе начертаны и пронумерованы 150 итальянских захоронений, по правую – немецкие. Ниже указаны воинские звания и имена упокоившихся.

Мои собеседники из Италии увидели теперь здесь тенистый парк. С туристами объяснялись на пальцах. Меня просили узнать о судьбе кладбища. Тут же нам совместно помог разобраться во всём фотокорреспондент районной газеты Девятко. Иван Петрович освобождение Россоши встречал парнем призывного возраста. Он, как и другие горожане, участвовал в сносе фашистского кладбища.

«Могильные ямы неглубокие. Трупы вывозили лошадьми на окраину в овражек. Там их прикопали. Я вскоре ушел на фронт. А когда вернулся и как-то оказался у оврага, не увидел никаких следов общего захоронения. Его размыло талыми водами. Останки под солнцем и дождями, в холод и жару превратились в земной прах».

Иван Петрович рассказал и развел руками.

Мне осталось лишь напомнить паломникам французское присловье – се ля ви, – известное, как оказалось не только в России. Итальянцы сразу понимающе закивали головами.

Такова жизнь!

Воинство дуче и фюрера… растаяло во мгле.

А с небес над церковной колокольней душа благоверного князя Александра Невского напоминала: кто с мечом придёт на нашу русскую землю, тот от меча и погибнет…

 

На снимке: Итальянский плакат памяти разбитых дивизий на обложке брошюры, изданной к открытию детского садика в Россоши в 1993 году.

Россошь Воронежской области

Пётр Чалый (Воронежская область)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"