На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Боец Воронежского фронта

Очерк

Житель села Дубрава Богучарского района Новиков родился после Великой Отечественной. Но называть Николая Львовича, сельского шофера и учителя, спецназовца по армейской срочной службе, – воином Воронежского фронта есть все основания. Он возглавляет Богучарский районный поисковый отряд «Память».

Школьники старших классов вместе с наставником уже не одно лето выезжают в степные места, где когда-то на Дону гремели бои, где войска Воронежского фронта шли на штурм неприступной вражеской обороны, шли, кто бы мог подумать, уже на Берлин.

Ребята разыскивают неучтённые воинские захоронения и переносят останки павших в ухоженные братские могилы. Они уже перезахоронили около пятисот советских солдат и офицеров.

– Война для нас как вчера шла, – говорит Новиков. – И не закончится, пока не похоронен с боевыми почестями её последний воин.

Сам Николай Львович к истории Великой Отечественной прикипел тоже со школьной скамьи. Он из красных следопытов, так в шестидесятые-семидесятые годы называли поисковиков.

«У нас в Дубраве есть братская могила. Безымянная. Кто же в ней похоронен? Опросили старожилов. Удалось узнать, что летом сорок второго через село отступали за Дон танкисты. Тяжелораненого командира взяла к себе в дом Столповская Елена Павловна. Дошло это фашистам-оккупантам – бинты простиранные во дворе висели. Расстреляли офицера и женщину. Её имя нашли быстро. А дальше запрашивали архивы. В конце концов установили танкиста. Это был Котов Александр Трифонович, уроженец деревни Сож Смоленской области, которая, как выяснилось, уже вошла в городскую черту. Через газеты вышли на сестру погибшего. Она приезжала к нам, привезла фотографию брата для школьного музея».

Одним из создателей музея стал сельский водитель, кавалер медали «За трудовое отличие» Новиков.

Судьба свела Николая Львовича с археологами из Воронежа. Глядя, как трепетно разглядывают учёные только что отрытые в древнем кургане глиняные сосуды, брякнул: «У нас в музее таких горшков навалом. Повёз гостей к себе. Они ахнули. Теперь-то и я понимаю – почему удивились. Между крестьянскими молочными глечиками-кувшинами красиво, так сказать, стояли экспонаты, каким в науке цены нет. А ещё имелись каменные топоры, наконечники стрел, копий».

Водитель теперь по совместительству учитель, официально – педагог дополнительного образования. Ведёт он курс краеведения. Его ребята вместе со студентами и учёными постоянно бывают в археологических экспедициях. На областных слётах юных археологов занимают призовые места. Как отличившиеся носят «белые береты».

Ещё до встречи с Новиковым я услышал добрые слова о нём от воронежского учёного из педагогического университета Березуцкого. «В нашей области это лучший командир поискового отряда, – говорил Валерий Дмитриевич. – Его ребятам по душе военная дисциплина. Слово старшего для них закон. Николай Львович хороший учитель и прирождённый следопыт. Чутьё поразительное. Глянет на поле и сразу укажет, где тут распаханы древние курганы. Быстро стал довольно точно определять возраст находок. Везучий в археологии человек».

Но сейчас главным делом для Новикова остаётся воинский поиск.

«Память» входит в состав общественной организации «Воронежский фронт». Отряд имеет соответствующую лицензию – разрешение на раскопки. Обеспечен картами и документами военных лет. Неоценимы подсказки старожилов – живых свидетелей тех давних событий. Богучарский, Верхнемамонский, Россошанский районы – вот маршруты недавних лет. Пролегают они по местам боевых операций «Малый Сатурн», Острогожско-Россошанской.

– Прошедшим летом, – рассказывает Новиков, – сосредоточились на высоте 205,6. Так она обозначена на военно-полевых картах. Когда в декабре сорок второго года наши войска прорвали вражеский фронт от Новой Калитвы к Дерезовке – Верхнему Мамону – Осетровке и далее, освободили Богучар, Кантемировку, Чертково, то немцы и итальянцы устроили новую линию обороны. Свои опорные пункты расположили заранее на самых высоких степных буграх. От Новой Калитвы до Пасеково они держали под огнем полевую местность, перебросили сюда в район сёл Голубая Криница, Криничное, Митрофановка подразделения итальянской дивизии «Юлия», 24-го немецкого танкового корпуса. Пока наши собирали силы для новых ударов в сторону Россоши и Алексеевки, Каменки, Острогожска, а делали это скрытно, то врагу нельзя было давать, как у нас говорят, очухаться.

Вот и эту степную высоту между сёлами Первомайское и Криничное день за днем штурмовали в составе 6-й армии бойцы 127-й и 160-й стрелковых дивизий. Приведу лишь один факт, засвидетельствованный в архивных документах. 636-й стрелковый полк 160-й стрелковой дивизии в течение 25.12.1942 вел ожесточённый бой в районе высоты 205,6, проявляя стойкость, мужество и героизм. Было отбито 5 контратак противника и уничтожено до 700 солдат и офицеров противника. Взяты в плен 4 офицера 387-й немецкой пехотной дивизии. Уничтожили 9 танков и 2 артиллерийские батареи. Полк отошел на исходные позиции. Понесли потери: 141 человек убитыми и 203 ранеными.

Тут в огне и крови снег кипел.

Когда в середине января советские войска перешли в наступление, местные жители помогали бойцам хоронить погибших. Мёрзлую землю кирка и лом не брали. Трупы фашистов стаскивали в ближние кручи. А их блиндажи стали братской могилой для наших воинов.

После войны часть тел перезахоронили в тогдашнем райцентре Новая Калитва. Установили памятник павшим.

Но ещё не один воин остается в поле. Там, где погиб.

Новиков и его помощники сверили старую карту с местностью. Где предположительно находились блиндажи, прошли с бомбоискателем, который «прощупывает» металл в земле на пятиметровую глубину. Есть сигнал. Осторожно выкопали патронный магазин пулемета. А дальше обнаружили искомый блиндаж. В ста метрах – ещё один. В них находились останки советских воинов – 136 человек.

– Именные медальоны не встретились?

– Только четыре, – говорит Николай Львович. – В милиции в Богучаре криминалисты смогли прочитать лишь один. Дают мне. Руки дрогнули. Смотрю: фамилия Кравцов. А мой дядя Кравцов Яков Степанович девятнадцатилетним на фронте пропал без вести. Оказался другой Кравцов – Никита Иванович, из нынешнего Новооскольского района Белгородской области родом.

Его дочь и внук приедут осенью в Первомайское, где на сельском кладбище принародно перезахоронят павших в братскую могилу. Над ней будет установлен памятник.

– А для своих ребят-поисковиков парадную форму шьем, – сказал Новиков. – На людях отряд должен смотреться достойно.

– Кто у вас в «Памяти»?

– Мои ученики. Воспитываем хороших солдат из них. Все идут служить в Московский военный округ. Нас уже знают там. Когда работаем в соседних районах, подключаются местные старшеклассники вместе с учителями. Помощниками мне стали директор школы села Цапково Россошанского района Владимир Жигайлов, фермер Сергей Свинарев, лесник из села Бычок Петропавловского района Геннадий Шкурин.

– Взрослые нужны потому, что раскопки опасны?

– Да, риск есть. Попадаются ведь невзорвавшиеся мины, снаряды. У тех же блиндажей возле Первомайского натолкнулись: хвостовик мины торчит из пашни. Всех в укрытие. Я изучил её. 82-й калибр. Под тракторный плуг попадала. К таким находкам вызываем сапёров, до двух тысяч единиц боеприпасов, обнаруженных нами, взорвано.

В поле, ладно, в одном из краеведческих музеев на стенде увидел годную гранату. Они ведь приманчивые выпускались, итальянские – красивые детские куколки. Сколько детей подорвалось после фронта на таких «игрушечках»!

Мне попалась памятная находка. В такую «куколку» вместо взрывателя была вложена деревяшка. На заводском конвейере антифашисты тоже работали. По весу подбирали вкладыши – и шли на фронт бракованные гранаты.

– Музей в Дубраве богат?

– Четыре тысячи экспонатов. Некоторым завидуют областные краеведческие. С воронежскими музеями делимся. Хотя придерживаюсь правила: историческая вещь должна храниться там, где найдена. Вот есть у нас советский автомат. Лежит на стенде не просто оружие. Боец убил из него четырёх фашистов и сам погиб. События эти восстановили на раскопе в Богучарском районе.

Новиков, кстати, награжден Почётным знаком сапёра. Музею Дубравской школы и его хранителю за краеведческую работу в память о 60-летии Великой Победы вручены Грамоты от Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Отмечен Николай Львович юбилейными медалями.

– Случается вам работать по срочному вызову?

– Нередко. Позвонили из Бутурлиновки. Рыли водопроводную траншею и натолкнулись на неизвестные захоронения. Мы на месте определили: то был прах военнопленных немцев.

– Как поступаете с вражескими останками?

– Упаковываем в полиэтиленовые мешки и передаём «Военным мемориалам». Есть такая организация при Министерстве обороны России. Они решают, куда их следует перезахоронить.

– Бывают в вашем музее иностранцы?

– Итальянские туристы навещают. Показываю им редкостный знак легионера-добровольца, или фляжку, на которой выбиты имя владельца, слова Муссолини, «если для достижения цели нам придется уничтожить 250 миллионов, мы придём к победе!» Гости иногда настаивают: эти вещи принадлежат Италии. Говорю им: нет, ребята. Мы вас на Дон не звали. Это наша общая история. Читайте её здесь.

– Солнце повернуло на лето...

– Собираемся снова в путь. Опять в Россошанский район. Будем работать у сел Жилино, Александровка. Там есть неучтённые захоронения.

С археологами обязательно встретимся на раскопе.

Живу с девизом: ни дня без находки.

Недавно знакомый рыбак сообщил: у села Терешково на Дону вода подмыла берег. В обнажившемся обрыве увидел какие-то кости. Едем туда. Отвесная стена, внизу волны плещутся. Четверо ребят держат веревку, а я спускаюсь по ней вниз. Как в кино, осталось только окунуться в ледяную воду.

*   *   *

Новиков не зря ведь лазил. В размыве добыл бронзовые украшения в древнем захоронении. Археологи пока датируют ожерелье веками Золотой Орды – XIII-XIV веками. Схожее они находили у села Новохарьковки Ольховатского района. Там предположительно жили донские аланы. Находка обещает новые открытия в древней нашей истории…

Пётр Чалый (Россошь Воронежской области)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"