На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Любовью дорожить умейте...

История одной семьи

Всегда вместеСтроки из «Наградного листа»: «Майор Б0РЗУН0В С.М. с первых дней организации фронтовой газеты «За честь Родины» работает в частях Воронежского, а затем 1-го Украинского фронта в качестве корреспондента-организатора. Он непрерывно находится в действующих частях, организуя боевые, оперативные материалы с передовой линии.

Во всех решающих боях частей фронта: в зимнем наступлении 1943 года, в весеннем и летнем наступлениях 1944 г., также в последних наступательных боях 1945 г. тов. БОРЗУНОВ неизменно находится с передовыми частями.

В боях за Днепр и Киев он одним из первых форсировал реку, перебрался на захваченный Правобережный плацдарм и там, под огнем врага, организовал оперативную информацию о четырех комсомольцах — героях днепровской битвы.

При взятии Житомира, Львова, Сандомира и других крупных узлов сопротивления противника тов. БОРЗУНОВ одним из первых среди корреспондентов входил в освобожденные города, обеспечивая газету оперативной информацией.

В последнем наступлений частей фронта 1945 г. тов. БОРЗУНОВ все время находится в действующих частях армии Рыбалко, продвигается с её передовыми отрядами, одним из первых перешел границу фашистской Германии, обеспечив газету боевой, оперативной информацией.

Военно-грамотный журналист, тов. БОРЗУНОВ неоднократно публиковал в газете высококвалифицированные военные статьи.

Организуя материалы на передовой линии под огнем врага, он показал себя как бесстрашный советский журналист.

Майор БОРЗУНОВ С.М. достоин награждения орденом Красного знамени.

Ответственный редактор фронтовой газеты «За честь Родины» полковник (С. Жуков)

 

Приказом войскам I УФ 056/н 14.4.45 С.М. Борзунов награжден орденом КРАСНОГО ЗНАМЕНИ.

 

Поэт Степан Щипачев написал простые, но очень важные для влюбленных и для жизни семейных пар весьма ёмкие строки: «Любовью дорожить умейте, /с годами дорожить вдвойне. /Любовь не вздохи на скамейке /и не прогулки при луне...» И это действительно весьма необходимые для жизни советы.

Любовь не изолирована от судьбы человека, она лишь часть её, при том самая важная и даже главная. Миллионы речушек человеческих судеб непрестанно, день и ночь текут и текут, вливаясь в море по имени - жизнь. Одной из этих речушек была и остается моя жизнь-судьба. Уже в детстве и юности мне многое пришлось пережить и выстрадать. Уже тогда в далекое мирное время я мог бы погибнуть, а впереди была еще война. Об этом я уже рассказывал на страницах «Роман-журнала XXI век» в очерке «Всем смертям назло» в № 12 за 2008-й год. Сошлюсь еще на один писательский авторитет.

Во вступительной статье к моему однотомнику «Избранное» известный писатель М Н. Алексеев образно заметил: «Война, как и положено войне, приносит людям, по большей части, слезы горючие, горе горькое. Но бывает, как это ни странно, исключение. Такое, например: война способна подарить тебе на всю последующую жизнь, коль ты уцелеешь, верного друга, который дает тебе для опоры не только плечо, но и сердце, а оно, как известно, крепче и надежнее самого крепкого плеча»...

Так писал ныне покойный Михаил Николаевич о нашей с ним многолетней дружбе, рожденной в июле 1943 г. на Курской дуге под Белгородом. Мне же хочется рассказать о том, как эта же проклятущая, всепожирающая война (её я прошел вместе с войсками от нашей западной границы до Берлина и Праги) подарила мне вместе с ранением и контузией, огромное личное счастье, а именно - любимую и верную жену, с которой в дружбе и согласии, - что называется, душа в душу, - живу вот уже 65 лет!

А произошло это в августе сорок четвертого года, когда трехлетняя тяжелейшая воина советского народа и его вооруженных сил против фашистских агрессоров, несмотря на срыв нашими англо-американскими союзниками обещанного второго фронта, шла к своему победоносному завершению. Весь мир восхищался успехами нашей новой стратегической наступательной Львовско-Сандомирской операции, проведенной войсками 1-го Украинского фронта. Окружив под Бродами крупную группировку врага, наши части освободили Львов, Перемышль и ряд польских городов. 29 июля была успешно, сходу форсирована Висла в районе города Сандомира. Наступило кратковременное затишье...

В те дни мне, спецкору фронтовой газеты «За честь Родины», пришлось действовать вместе с гвардейцами 3-й танковой армии, освещая боевые подвиги ее личного состава. И вдруг 10 августа неожиданной телефонограммой я был вызван в редакцию, которая располагалась уже на польской территории. Ответственный редактор газеты полковник С.И. Жуков по совету командующего фронтом Маршала И.С. Конева решил пригласить всех нас, собкоров газеты, в редакцию для обобщения опыта последних наступательных боев и постановки задач работы в новых зарубежных условиях войны.

И вот я в редакции. Приехал как всегда не с пустыми руками, а привез на целый газетный разворот материалов, «организованных» (так это у нас, журналистов, называлось) авторских статей и корреспонденций о героизме, проявленном танкистами в различных, боевых ситуациях. По своему журналистскому опыту я знал, что редакторам военных газет не нравились те сотрудники, которые стремились печатать только свои собственные очерки, рассказы и стихи, не привлекая к участию в солдатской газете авторов из числа рядовых, сержантов и офицеров. Предыдущий наш редактор Лев Израилевич Троскунов, например, по этой причине уволил из редакции с понижением в должности таких именитых в те годы писателей, как Анатолий Хорунжий, Александр Кравец, Олесь Гайдидей и даже Александр Безыменский, работавших, как говорится, на себя, на свое имя. Для меня же главным всегда была честь газеты, ее авторитет, популярность.

…Пока я докладывал полковнику Жукову о привезенных с собой авторских материалах и об особенностях посткоровской работы на территории чужой, незнакомой нам страны, в которой действуют теперь наши войска, раздался легкий стук в дверь и в комнату, переступив порог, вошла корректор с оттисками газетных полос в руках. «Она!» - радостно ёкнуло мое сердечко. Надо же быть такому случаю: на этот раз мне очень хотелось её повидать. Знать судьба...

Сотрудница решительно подошла к столу, положила вычитанный ею и Еленой Шатиловой завтрашний номер газеты и, смущенно извиняясь, что помешала беседе, хотела уйти. Однако редактор, приветливо улыбаясь, задержал её, сказав:

- Это же наш посткор по третьей гвардейской танковой армии Семен Борзунов, ветеран газеты. Ты (он так обращался со всеми, так как по должности и по возрасту был старше всех в редакции) разве с ним незнакома?

- А когда с ним знакомиться-то, если он в редакции совсем не бывает. Приедет на пару дней и снова уезжает надолго в войска...

- Да, это верно, - сразу же подтвердил редактор. — Такая у них, посткоров, работа: им все время необходимо быть в войсках, переправляя свои и авторские материалы военному телеграфу, а чаще через ПСД (так сокращенно именовались в дивизиях, корпусах и штабах армий пункты сбора боевых донесений).

- Так что моей вины в этом нету, - взглянув, как мне показалось, с улыбкой на меня ответила Надежда, и, немного помолчав, как бы заполняя образовавшуюся паузу, добавила: - Знаю лишь, как оперативного журналиста, читаю его статьи и авторские материалы, так как нередко приношу с полевой почты редакционную корреспонденцию, распечатываю все пакеты и по заданию ответственного секретаря разношу их по отделам. Других возможностей для знакомства с посткорами у меня нет...

Сказав это скороговоркой, она элегантно поклонилась, решительно повернулась и вышла.

- С характером девушка и находчивая: за себя постоять умеет, - резюмировал редактор и с юморком добавил: - А кому нужна тюха-матюха? Правда?

- Конечно, - сдержанно ответил я и произнес еще какие-то приятные слова в ее адрес: уж не помню, какие конкретно. Не зная, с какой целью редактор завел этот разговор, мне, разумеется, не хотелось заранее выдавать своих истинных чувств к сотруднице, которая мне очень нравилась…

- Работает она энергично и с любовью, - снова заговорил Семен Иосифович, сделав серьезное выражение лица. — Украинка по рождению и по месту жительства, она отлично знает русский язык. Потому мы и взяли ее в нашу редакцию. Помимо корректорских обязанностей, которые выполняет на пару с Еленой Шатиловой. Она по своей инициативе помогает отделу писем, а так же в работе секретариата редакции. Словом, очень нужный и ценный работник...

- Уж не сватаете ли вы мне невесту? - полушутя спросил я.

- Да, сватаю и вполне серьезно. Повторяю: девушка она трудолюбивая, энергичная, умная и красивая… А война вот-вот завершится и нам всем, любящим Родину, надо думать о её будущем: о том, как возродить города и села из руин, скорее поднять экономику страны и многое-многое другое. А для всего этого нужны люди. Да, да — люди. Слишком много мы потеряли их за войну...

Поняв, наконец, куда редактор клонит, я, ценя его дорогое время, осмелился на минуту прервать очень приятную для меня беседу, откровенно сказал:

- Спасибо, Семен Иосифович (я впервые назвал его по имени и отчеству) за добрые напутствия и слова. Еще с 7 ноября прошлого года, когда я привез для газеты статью о «Боях за Киев», заприметил в редакции эту новую симпатичную работницу, которая что-то хлопотала в секретариате. Потом мы встречались ещё и мило, искренне беседовали в другие мои приезды. Так что я давно к ней присматриваюсь и, признаться, влюблен в нее. Более того: в начале июля, отправляясь по вашему заданию собкором в третью танковую армию, прямо сказал ей на прощанье: «Вот если вернусь с очередной боевой Львовской операции, то у нас с тобой будет очень серьезный разговор...» И крепко поцеловал ее в щечку. Думаю, она поняла этот мой туманно-прозрачный намек. Теперь вот я вернулся, полный сил и здоровья, и сегодня, надеюсь, между нами все прояснится. Мне-то она очень нравится: симпатичная, решительная и смелая, раз добровольно пошла на фронт защищать Родину. Так что слово за Надеждой... Сегодня попытаюсь выяснить: нравлюсь ли я ей? В этом всё теперь дело...

Время показало - я ей тоже приглянулся...

***

12 августа утром мы вместе вошли в кабинет ответственного редактора и доложили ему о своем решении соединить наши сердца - стать мужем и женой. Семен Иосифович крепко обнял нас, горячо поздравил и тут же, не теряя времени, предложил свою машину для поездки на родную советскую землю, чтобы юридически оформить брачный союз.

Посаженным отцом пожелал быть заместитель редактора майор Василий Васильевич Ермилов, а майор В.М. Гунин - свидетелем: оба они, как и С.И. Жуков, уважаемые нами люди. Конечно, не было никакой «тройки с бубенцами под дугой», а мчались мы на видавшем виды фронтовом редакторском «виллисе». Но всю эту торжественную процедуру хотелось выполнить по закону и русскому обычаю, а не как-нибудь и, тем более, не келейно и не тайно, чтобы не обзывали её походно-полевой женой (ППЖ).

...Ближайшим от госграницы был совсем недавно освобожденный от врага крупный населенный пункт - Немиров. В его ЗАГСе не было еще ни форменных бланков «Свидетельство о браке», ни машинистки. Потому нам выдали рукописную «Справку» со всеми подписями, в том числе и подписями свидетелей.

В тот же день по возвращении из ЗАГСа в одном из редакционных помещений (это была местная школа) мы «сыграли», если так можно считать, фронтовую свадьбу, хотя на невесте не было венчального платья. Пригласили весь творческий состав редакции. Разумеется, не гремел торжественный марш Мендельсона, но друзья говорили, что свадьба была веселая. Поэт Илья Френкель написал об этом даже сатирические стихи, в которых, помню, были такие строки: «И сам Нарышкин, начальник Военторга, как дуб подрубленный, свалился от восторга» (был такой при штабе фронта походный Военторг и был у него начальник, который пожелал лично нас поздравить).

Хорошо ли, плохо ли все получилось, но для нас, молодых супругов двенадцатое августа было самым счастливым днем и проскочил этот день как одно мгновение… На второй день, 13 августа гитлеровское командование, подтянув свежие силы, предприняло новую попытку очистить западный берег Вислы от наших войск. Узнав об этом, я попросил редактора дать мне срочную командировку снова в части 3-й гвардейской танковой армии, которая, как мы узнали, приняла на себя этот контрудар врага. Так вместо «медового месяца» я надолго отбыл на Сандомирский плацдарм, чтобы освещать в газете боевые действия наших войск на этом, самом в те дни, горячем участке фронта. Своей молодой жене я посылал оттуда лишь небольшие записочки, вкладывая их в очередные корреспонденции, которые посылал в газету. Сам же до конца войны приезжал в редакцию на короткое время три или четыре раза. Такое вот супружеское испытание было у нас в начале жизни...

Сразу же после войны дивизии нашего бывшего 1-го Украинского фронта были передислоцированы в Австрию и стали называться Центральной группой советских войск во главе с командующим и Верховным комиссаром по Австрии маршалом И.С Коневым. Штаб его находился в курортном городке Баден. Печатным органом Военного Совета Группы стала наша газета «За честь Родины», редакция которой разместилась в центре города Вены на улице Фляйшмаркт, 5. В начале июля 1945 г. И. С. Конев подписал приказ о демобилизации первой группы военнослужащих, среди которых была и моя жена. Как и всем другим, ей в торжественной обстановке была вручена «Благодарственная грамота» за подписью командующего 1-м Украинским фронтом Маршала Советского Союза И. С. Конева, члена Военного совета генерал-лейтенанта К. Крайнюкова и начальника штаба генерала армии Ив. Петрова.

«Грамота» заканчивалась весьма теплыми словами: «Выражаю уверенность, что безграничная любовь к Советской Отчизне, вдохновлявшая Вас в дни Великой Отечественной войны, будет неиссякаемым источником Ваших трудовых подвигов в дни мирного труда...

Сердечное спасибо за отличную службу в войсках фронта, желаю здоровья и успехов на фронте мирного социалистического труда на благо и счастье нашей Родины».

Официально уволившись из рядов армии, Надежда Антоновна (теперь ее уже так величали в редакции) продолжала по вольному найму служить нашим вооруженным силам, то есть работать в военной газете.

21 декабря того же 1945 года у нас на свет появилась дочь (рожать ее Надежда уезжала к родителям в Конотоп). В тот же день я получил от нее радостную телеграмму и сразу же объявил об этом своему начальству и друзьям, днем в столовой кроме текста телеграммы из Конотопа было зачитано коллективное письмо, сочиненное нашими фронтовыми друзьями и посланное в адрес молодой мамы. Вот некоторые фрагменты этого памятного для нашей семьи письма: «Здравствуй Надежда Антоновна!

Сообщение о том, что у Вас народилась дочка, застало нас в столовой и вызвало бурю восторгов и аплодисментов. С места в карьер были сдвинуты столы и почтенный папаша, т.е. Семен Михайлович, поставил на стол горилку.

Первый тост был провозглашен за здоровье уважаемой мамаши — Надежды Антоновны, ветерана фронта и нашей газеты, за славную дочурку, которая должна быть похожа на вас обоих.

Александр Павлович Верхолетов внес в президиум предложение послать приветствие Вам, что мы и делаем. Далее разгорелись прения по поводу того, как назвать маленькую Борзунёночку? Доводы были такие: дочь ваша родилась в исторический день 21 декабря, т.е. в день рождения товарища Сталина. У него тоже есть дочка. Её зовут Светлана. К тому же ваша дочурка родилась днем, при свете. А Светлана - это же и есть свет.

Желаем здоровья и счастья на всем жизненном пути Вам и Вашей милой дочурке.

Обнимаем и целуем молодую маму - Надежду Антоновну. Привет вашим сестренкам. Особый привет бабушке, т.е. Вашей маме».

Письмо было подписано ответственным редактором газеты С. Жуковым, его заместителем В. Ермиловым, начальником издательства, писателями и другими сотрудниками редакции. Мы его бережно храним...

В середине 1946 года я съездил в Конотоп, привез своих любимых женщин в Вену и Надежда еще некоторое время продолжала работать в редакции в отделе писем. Меня же, кадрового офицера, Маршал Конев отпускать из армии не пожелал, хотя об этом я просил его в спецрапорте, 8 августа 1947 г. С разрешения командования я рискнул поступить на учебу в Военно-политическую академию имени Ленина. Срaзу же, с вещами, женой и дочерью на почтовом самолете вылетел в Москву…

Нелегко, конечно, пришлось сдавать вступительные экзамены при конкурсе — десять офицеров на одно вакантное место. На четырехлетней, жестокой войне забылись все приобретенные в сельское школе знания. Но, слава Богу, экзамены выдержал, а это тогда было главное, иначе пришлось бы возвращаться в Вену - в редакцию газеты.

И хотя в послевоенной Москве было очень трудно найти уголок для житья, решили: с милым рай и в шалаше, был бы милый по душе...

Трудно, разумеется, было и учиться. Отвыкли мы, фронтовики, часами сидеть за письменным столом, к тому же в условиях столичного безквартирья, да еще и с маленьким ребенком. Но решение наше было твердым: во что бы то ни стало обязательно обоим получить высшее образование. Решили так: сначала жена поможет мужу добиться этого, потом общими усилиями будем добывать высшее образование жене. Так все и произошло. В 1951 г. завершил учебу в академии я, а в 1959 получила диплом об окончании Московского областного педагогического института Надежда Антоновна. В этом и состояло наше главное богатство. И оба продолжали трудиться: жена — на преподавательском поприще, я — на журналистском, издательском, а позже писательском. Нашему примеру последовала потом и дочь Светлана, ставшая преподавателем английского языка. В общем, хотя и не без трудностей, наша жизнь шла своим путем, нормально. Ни милиция, ни паспортным стол, ни вузовские приемные комиссии, ни начальники тех учреждений, куда мы поступали на работу — никто не обращал внимания на нашу рукописную «Справку» о бракосочетании, в которой даже не указывалось, что жена взяла мою фамилию с 12. 08. 1944 г. Такое было доверие к советским людям. Удивительно, но — факт.

Но злые силы развалили миролюбивый Советский Союз и вся жизнь, как говаривал шолоховский дед Щукарь, «пошла наперекосяк». Людям перестали верить: без бумажки ты букашка, лишь с бумажкой — человек... Частные предприниматели-бизнесмены стали заводить свои порядки, выгодные им, требуя массу всяких трудно добываемых справок. Вот и от нас при очередном обмене паспортов потребовали официального форменного «Свидетельства о заключении брака». А где его взять?

Неоднократные письменные запросы в адрес Немировского ЗАГСа о высылке нам законного свидетельства о браке оставались без ответа. Только однажды Львовский областной архив сообщил о том, что «актовой записи о бараке в Немирове не имеется». Почему — не пояснили, хотя мы посылали туда ксерокопию оригинала «Справки», выданной немировским ЗАГСом 12 августа 1944 г. со всеми подписями и печатями.

17 апреля 2001 г. мне пришлось посетить Генконсула посольства Украины в Москве господина Мацаровского П.А. и вручить ему заявление с просьбой помочь нам, фронтовикам, принимавшим участие в освобождении Киева и всей Украины от фашизма, получить из г. Немиров форменное свидетельство о бракосочетании. Но даже на официальный запрос генконсула посольства Украины в России Львовское областное управление юстиции ответило спустя лишь полгода, да и то, как мне сообщили в генконсульстве, при двукратном напоминании. Из ответа стало ясно, почему во Львовском облархиве нет данных актовой записи о бракосочетании, произведенном в г. Немирове 12 августа 1944 г. Оказывается, как сообщили из Львова; «Книга регистрации актов о заключении брака по указанному населенному пункту сохранилась лишь частично - с октября 1944 г».

Мне, в ту пору майору, спецкору газеты 1-го Украинского фронта «За честь Родины», являвшемуся свидетелем всего того, что происходило тогда в Западных районах Украины, стало ясно, что виновниками пропажи «Книг регистрации» и многих других документов в Немирове являлись бандеровцы, которые с оружием в руках яростно противились восстановлению советской власти не только в г. Немирове на Львовщине, но и в других местах Украины. Именно они, например, убили командующего войсками 1-го Украинского фронта генерала армии Н.Ф. Ватутина в деревне Милятин вблизи г. Ровно еще в феврале 1944 г.

Короче говоря, наши длинные и трудноописуемые брачные страдания дошли до суда…

4 марта 2001 г. Хорошевский районный суд СЗАО г. Москвы, куда мною были представлены все необходимые справки, в присутствии двух свидетелей, с полным соблюдением судебных процедур, рассмотрел наше заявление и решил: «Установить, что Борзунов Семен Михайлович и Гуль (Борзунова) Надежда Антоновна заключили брак 12 августа 1944 г. в районном ЗАГСе с. Немиров Яворовского района Львовской области Украинской ССР». Особым пунктом было записано: «После заключения брака Гуль Н.А. присвоена фамилия «Борзунова».

Но на этом наши супружеские страдания не закончились. Они лишь переместились в здание Хорошеского отдела ЗАГСов, который должен был на основе решения суда и нового федерального закона №143 — ФЗ от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния» выдать установленной формы «Свидетельство о заключении брака». Но и здесь от нас потребовали ряд непростых документов и, прежде всего, «Свидетельство о рождении».

Поскольку Надежда Антоновна родилась в г. Бахмач и до войны проживала в Конотопе, из которого в августе 1941 г. вместе с семьей старшей сестры в спешке эвакуировалась в Казахстан, то не трудно себе представить, как сложно было второй раз обращаться за помощью в посольство Украины, ставшей самостоятельным государством, в котором бандеровцы окружены заботой: их считают освободителями от фашизма, им воздвигают памятники и монументы, их делают героями, а не нас, русских братьев.

Не просто было получить «Свидетельство о рождении» и мне, т.к. Аннинский район Воронежской области стал прифронтовым и многие документы были ликвидированы. К тому же полученное из райцентра «Свидетельство» почему-то не понравилось работникам здешнего ЗАГСа. Потребовалась точная справка о метрических записях того села, где я появился на свет Божий. Но так как в момент моего рождения село Студеное дважды переходило из рук в руки красных отрядов и белых деникинцев, родителям было не до церковных записей. Сделано это было позже в соседнем селе по имени - Левашовка. Долго ждали мы этой церковной записи, а когда получили, то увидели, что в ней я значился под именем «Симеон». Надо было менять это, впервые в жизни услышанное мною имя, на свое постоянное, во всех документах присутствующее — «Семен». И когда я, наконец, получил в руки «Свидетельство» о своем рождении, то ...ахнул: в нем мое имя было напечатано с буквой ё, т. е. «Семён». И снова пришлось писать соответствующее заявление, создавать комиссию, оформлять требуемый новым законом акт для замены «Семёна» с ё на «Семена» без ё.

Вот такое счастье с препятствиями пришлось испытать на 55-м году совместной, дружной, содержательной и интересной во всех отношениях жизни с моей милой супругой Надеждой.

Только после всех этих мытарств Хорошевский отдел ЗАГСа в торжественной обстановке выдал нам давно ожидаемый, по всей форме сделанный, государственный документ под названием «Свидетельство о заключении брака». Хотелось бы только, чтобы он звучал более благозвучно, в соответствии с его содержанием, а именно — «Свидетельство о супружеском союзе». Но это может сделать только Госдума РФ.

И радостным венцом всей этой долгой, утомительной эпопеи явился ПАСПОРТ. Теперь он был уже не «краснокожий паспортина», как писал о нём когда-то с любовью Маяковский, стихи которого хочется с гордостью процитировать, а, по цвету, какой-то темно-коричневый, но все равно он был наш, родной, российский. Первой в марте 2003 года получила его жена (у неё было меньше хлопот с разными справками), потом через полгода, вручили паспорт и мне. Радость была большая. Может быть, поэтому дальше в нашей жизни пошли приятные даты и события, о которых тоже хочется рассказать, чтобы завершить тему очерка.

***

... 2004 год, начиная с 9 мая, отсчитывал свои славные события, связанные с 60-летием Победы советского народа в Великой Отечествен ной войне. Памятные дни и даты переживали многие ее активные участники. «Так, - сообщал журнал «Ветеран войны'', - у полковника в отставке Борзунова Семена Михайловича, прошедшего войну от первого выстрела до последнего, этот год начался с круглой даты: 23 февраля в традиционный праздник Защитника Отечества ему исполнилось 85 лет со дня рождения. Волгоградская администрация вместе с Союзом писателей России присудили ему, участнику боев на Дону и Волге Всероссийскую литературную премию «Сталинград». 6 июля его супруге, тоже фронтовичке, исполнилось 80 лет, а 12 августа у них — День «Бриллиантовой» свадьбы, которую они отважились «сыграть» в Европе, после того, как их Родина была освобождена от фашистских оккупантов. 21 декабря 1945 года у них родилась дочь Светлана, потом появилась на свет Божий внучка Анна и правнучка Анастасия. Не правда ли: завидная судьба у всей семьи Заслуженного работника культуры РСФСР, известного журналиста и писателя, автора многих художественно-документальных книг, нашего давнего автора и члена пресс-группы PК BBBC. Редакция «Ветерана войны» желает Семену Михайловичу Борзунову крепкого солдатского здоровья и новых творческих успехов».

К тому времени в нашей стране стали отмечаться дни старшего поколения. В один из таких дней, точнее 1-го октября 2004 года, Правительство Москвы и Московская городская дума пригласили нас на торжественную встречу «Золотые пары», посвященную супругам, прожившим совместно 50 и более лет. Проводился этот праздник в Большом конференц-зале, на Новом Арбате. Было все торжественно и интересно...

Несколько раньше, точнее 7 сентября того же года, одновременно с двумя датами — «Золотой» и «Бриллиантовой» свадьбами поздравила нас газета Северо-Западного административного округа «Октябрьское поле». Администрация района Хорошево-Мневники во главе с её руководителем Р.З. Ибрагимовым, вручили нам художественно эффектный адрес со стихами. Поэтической была и речь Рашида Загировича. Запомнились два первых куплета:

 

Праздник выдумать ли краше?

Шесть десятков под венцом.

Бриллиантовые наши,

Поздравляем с торжеством.

 

Похвалы поем без лести,

Потому как видят все:

И невеста - честь по чести,

И жених — во всей красе...

 

В зале кроме других участников присутствовали молодые пары, которые в этот утренний час пришли в ЗАГС для регистрации своих браков. Им эта торжественная процедура чествования ветеранов-фронтовиков очень понравилась, так как служила для них ярким и убедительным примером семейного согласия, трудолюбия, доброты, взаимной ответственности за семью, образцового выполнения общественного и супружеского долга.

Пришли домой и обнаружили в почтовом ящике письмо, пришедшее из Мэрии Москвы. Тут же вскрыли и с волнением прочитали: «Уважаемые Надежда Антоновна и Семен Михайлович! В вашей супружеской жизни наступила знаменательная дата. Исполнилось 60 лет с того памятного дня, когда Вы пошли по жизненной дороге рука об руку, как добрые и сердечные друзья, помогая и поддерживая друг друга в водовороте мирских будней. Многое изменилось за эти годы вокруг, но остались неизменными Ваши высокие чувства и лебединая верность. Несмотря на тяжелейшие испытания послевоенного времени, занявшего значительное место в Вашей совместной биографии, любовь, преданность и взаимопонимание помогли Вам преодолеть все невзгоды и остаться до Бриллиантовой свадьбы добрыми, жизнерадостными и гордыми за свою честно прожитую жизнь».

Письмо заканчивалось такими теплыми, сердечными пожеланиями: «Дорогие юбиляры. От имени Мэрии и Правительства Москвы горячо поздравляем Вас с прекрасным событием - Бриллиантовым юбилеем Вашей семьи. Желаем Вам в этот светлый и радостный день доброго здоровья на долгие годы, большого счастья и благополучия.

Пусть семейный очаг, зажженный Вами более полувека назад, светит так же ярко и согревает Ваши сердца, сердца Ваших родных, друзей и знакомых. Мира и добра Вашему дому!

Мэр Москвы - Ю.М. Лужков».

Настудил 2007 год. Для нас он тоже памятный и волнующий. 23 февраля мне исполнилось 88. Пошел 69 год с того времени, как я впервые надел солдатскую шинель и до 1979 г. включительно не снимал ее, честно исполняя свой воинский и гражданский долг. Верен был этому патриотическому долгу и все другие годы, работая над созданием своих военных, точнее героико-патриотических книг. Только в начале нового XXI века, при весьма трудных издательских условиях, мне удалось написать и выпустить 4 книги: «Так кончаются войны» (2000 г.), роман «Маршал Конев» (2001 г.), книгу о маршале Г.К. Жукове «Верный сын России» (2006 г.) и роман об однополчанине, дважды Герое Советского Союза «Комбриг Александр Головачев» (2007 г.). Всего написано и издано 24 книги, не считая многих десятков статей и очерков, не вошедших в мои ранние сборники. И вот, что для меня особенно важно и ценно: в работе над каждым литературным трудом активное участие принимала моя милая жена. Она всегда — мой первый строгий критик, корректор и машинистка. Большего нельзя и желать: не многие писатели имеют такое счастье. Оценивая свою жизнь в целом, скажу. Все 65 лет плывем мы с Надеждою в одной, не очень благоустроенной лодке по бурливой реке жизни. За это не малое время случалось всякое: менялась погода, неожиданно возникали разной силы течения, реки и даже штормы. Но как бы нашу лодку резко ни качало из стороны в сторону по волнам, мы стремились крепко держать весла в руках, и это помогало нам быть всегда, что называется, на поверхности воды. А все другие проблемы, возникавшие между нами в лодке, решались мирно, с учетом здравого смысла, так будет, думаю, и впредь.

***

Рассказывая о своей фронтовой судьбе, я не могу не сказать добрые слова о прекрасном человеке, который был нашим наставником и учителем не только в области военной журналистики, но и в жизни - полковнике С.И. Жукове. В годы Великой Отечественной войны он редактировал армейские газеты на Южном, Юго-Западном и Сталинградском фронтах, а с осени 1943 г. и до победных майских дней 1945 г. был ответственным редактором газеты 1-го Украинского фронта «За честь Родины», ставшей потом печатным органом Военного совета Центральной группы советских войск в Австрии. Без этого человека наша судьба сложилась бы совсем по-другому, а точнее — её вовсе не было бы. Никто из прежних редакторов «За честь Родины» не интересовался личной жизнью и судьбой работника газеты. От журналистов они (особенно Л. Троскунов) требовали лишь одного — количества и качества корреспонденции. То есть, действовали по принципу: «Жив ты или помер, важно чтобы в номер материал успел ты передать. И чтоб, между прочим, был фитиль всем прочим, а на остальное наплевать…» (К.Симонов).

С.И. Жуков был человеком большого русского сердца, широкой души и тонким, искусным воспитателем. Не случайно многие его бывшие подчиненные уже после войны надолго сохранили с ним истинную дружбу, а я с Надеждой, более того; стали своими людьми в его семье, вырастившей двух прекрасных сыновей - Бориса и Евгения. Вот почему мы весьма счастливы, что судьба свела нас с Семеном Иосифовичем и Татьяной Васильевной Жуковыми. Если бы не было той фронтовой августовской встречи, о которой я рассказал выше, не было бы нашей общей с Надеждой судьбы. Точнее, были бы две разные судьбы - её и моя. И какими бы они были, предсказать невозможно. Слава Богу, что эта редкая, точная по времени и событиям, встреча произошла. Мы это всегда помним и стараемся во всем оправдывать подаренное нам, этим благородным человеком, изначальное доверие и счастье.

Семен Борзунов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"