На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Семь спасенных столиц

Освободители

Среди советских наград времен Великой Отечественной есть семь медалей, посвященных занятию советскими войсками европейских столиц: «За взятие Берлина», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За взятие Кёнигсберга» (столица Пруссии), «За освобождение Белграда», «За освобождение Варшавы» и «За освобождение Праги». Некоторые задаются вопросом, почему Берлин, Кёнигсберг, Вену и Будапешт мы взяли, а Белград, Варшаву и Прагу освободили? Получается, что «взять» и «освободить» – два разных типа военных операций?

Самое простое, лежащее на поверхности  объяснение таково – вражеские города, то есть города, находившиеся непосредственно на территории Третьего рейха, – брали, а вот города, которые были оккупированы германцами, – освобождали.  Скажем, Вену – взяли:  ведь она входила в состав непосредственно рейха, да и Австрия стала его частью практически добровольно. Но если так рассуждать, то и Прагу – должны были брать, ведь она тоже была оккупирована почти без выстрелов и входила в состав самого рейха, для которого делала лучшее оружие и танки. Однако ее – освободили! Какая же логика в рассуждениях советского руководства в процессе учреждения медалей (а учреждены они были в один день – 9 июня 1945 года) играла главную роль? 

Даже при беглом рассмотрении становится ясно, что все города, взятые нашими войсками, были захвачены исключительно регулярными частями Красной армии в результате крупных военных операций при упорном сопротивлении противника (а то и профашистски настроенных  жителей). Освобождали же мы города тогда, когда  в той или иной форме в этом принимало участие местное антифашистское подполье или повстанческие отряды. А еще – все освобождения подчеркивали страстное желание самого населения сбросить ярмо фашизма, встретить советских воинов-освободителей цветами. Когда стали очернять славное прошлое, принялись оспаривать даже кинохронику тех лет, где танки встречают ликующие пражане. Мол, это постановочные кадры, но свет в глазах людей даже Никита Михалков не изобразит. 

Все семь операций по занятию крупных европейских городов, за участие в которых наши военнослужащие удостаивались соответствующих медалей, позволили добить страшного врага, установить послевоенные границы Европы и создать социалистический лагерь, объединенные силы Варшавского договора, которые противостояли НАТО. До знаменательного юбилея – 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов – остается совсем мало времени. Вспомним же некоторые битвы последних месяцев войны за спасенные города Европы.

 

Медаль за Варшаву

 

Варшава – столица, крупнейший город, политический, экономический, культурный и научный центр Польши – была оккупирована немецко-фашистскими войсками еще 28 сентября 1939 года и на протяжении всего периода оккупации являлась центром противоборства польского народа с захватчиками. Разрушенная красавица была освобождена советскими войсками и войсками Войска Польского 17 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской наступательной операции. История освобождения Варшавы состоит из двух трагических этапов, являющихся предметом историко-политических спекуляций. 

Первый этап – 1944 год. В ходе Белорусской наступательной операции 31 июля 1944 года войска правого крыла 1-го Белорусского фронта (генерал армии К.К. Рокоссовский) подошли к предместьям Варшавы, а 1 августа в городе под руководством Армии Крайовой (генерал Т. Бур-Коморовский), подконтрольной польскому эмигрантскому правительству, вспыхнуло восстание, направленное на захват политической власти в стране и недопущение к руководству Польшей народного правительства, Польской рабочей партии и Армии Людовой.

Патриотический порыв охватил горожан вне зависимости от политической принадлежности. В городе между повстанцами и немецкими войсками разгорелись жестокие бои (в ходе восстания погибло около 200тыс. человек). Однако задачей вдохновителей этих выступлений было отнюдь не желание оказать помощь наступающим частям Красной армии, а создание до их прихода в Варшаву проанглийских органов государственной власти, чтобы объявить о независимости и тем самым не допустить попадание Польши в сферу влияния СССР. Кстати, рассматривался даже вариант об оказании силами Армии Крайовой противодействия просоветской администрации, которая могла быть создана после освобождения Польши Красной армией. Чтобы оказать помощь восставшим, находящиеся в составе 1-го Белорусского фронта подразделения Войска Польского при поддержке советских войск 15сентября форсировали Вислу в пределах города и захватили несколько плацдармов на ее левом берегу. Однако удержать их не удалось – генерал Бур-Коморовский отказался сотрудничать со своими соотечественниками, а 2 октября повстанцы капитулировали. Восстание было жестоко подавлено. 

Английский премьер Черчилль и президент США Рузвельт попытались уговорить советского Верховного Главнокомандующего Сталина продолжить операцию по освобождению Варшавы, но получили честный ответ, подтвержденный поляком Рокоссовским, что части Красной армии после 500-километрового броска по территории Белоруссии изнурены и продолжать наступление не могут.

Западные, а особенно польские историки, как правило, в неудаче Варшавского восстания обвиняют Сталина, который, по их мнению, специально остановил движение наших армий, отговорившись их неспособностью к наступлению, и дал немцам возможность утопить повстанцев в крови. Но Верховный, во-первых, не мог губить целое крыло уставшего фронта ради чьих-то политических авантюр, а во-вторых, действовал в точном соответствии с Ялтинскими соглашениями, по которым новое правительство в Варшаве с лондонским вообще никаких контактов не должно иметь.

Англо-польский циничный замысел окончательно стал понятен Сталину 3 августа 1944 г., когда он встретился в Москве с лидером польского правительства в изгнании Миколайчиком. Тот стал просить поддержать повстанцев, но отклонил предложение советской стороны учесть и ее интересы при формировании органов власти в Польше. Сталин предлагал создать коалиционное правительство из представителей как проанглийских, так и просоветских польских политиков. Но Миколайчик в резкой форме отверг это предложение. Иными словами, он отказал СССР в оплаченном кровью праве участвовать в определении послевоенной судьбы Польши, но английские интересы нужно было щедро оплатить жизнями советских солдат. Знакомый подход!

Второй победоносный этап – январь 1945 года. Варшавско-Познанская наступательная операция, проведенная войсками 1-го Белорусского фронта (маршал Г.К. Жуков), началась 14 января внезапной атакой передовых батальонов с обоих плацдармов на фронте свыше 100км. В операции участвовала и 1-я армия Войска Польского. Варшава была освобождена к 17 января. Город, по донесению Георгия Жукова, был уничтожен полностью! За время всей Висло-Одерской стратегической наступательной операции Советская армия потеряла до двухсот тысяч человек убитыми. Точных данных о потерях в ходе освобождения самой Варшавы нет. Всего медалью «За освобождение Варшавы» награждено более 690 тыс. человек.

 

О памяти и русофобии

 

Польская русофобия складывалась веками, с противостояния Великой Литвы и Речи Посполитой с Московским государством, с трех разделов в конце XVIII века многострадальной Польши, доведенной до краха неуемной шляхтой, с постоянных восстаний, названных Пушкиным «волнениями Литвы». Даже жертва в 600 тыс. советских солдат, павших за освобождение польской земли, и возвращенные Сталиным исконные земли Народной Польше с выселением немцев не стали искуплением, не вызвали благодарности. А ведь был искренний порыв к братству и радость общей победы. С.Г. Поплавский в книге мемуаров «Товарищи» пишет о дне 16 января 1945 года: «Оказалось, в роли агитатора выступал командир взвода автоматчиков Анджей Верблян. Боевой офицер и политбоец, он всякий раз, когда представлялась возможность, разъяснял бойцам и местным жителям политику народной Польши. 

Людей скопилось много, они окружили и нас, обращаясь с новыми и новыми вопросами. Ничего не оставалось делать, как открыть летучий митинг. Ярошевич поднялся на танк. Наступила тишина. Все, о чем говорил им оратор, было для жителей городка откровением. И то, что на освобожденной польской территории создано польское народное правительство, и то, что там уже проводится земельная реформа, и то, что с помощью Советского Союза организована сильная польская армия, и то, что освобождение Варшавы – уже вопрос часов. 

Ярошевич был хорошим оратором, но в ту минуту, возбужденный ликующей толпой, он превзошел самого себя. Когда он закончил, кто-то крикнул: 

– «Роту!» 

Есть у поляков широко известное и любимое стихотворение писательницы Марии Конопницкой «Рота». Переложенное на музыку, оно стало как бы вторым национальным гимном польского народа, его клятвой, его призывом. И вот уже поплыла в морозном воздухе торжественная мелодия. Люди пели вдохновенно, и, когда дошли до слов: 

Не будет крестоносец плевать нам в лицо, 

Детей наших онемечивать!

– у многих на глазах засверкали слезы. 

Стихла песня, и площадь снова забурлила, зашумела...» 

Напомню: в 1908 году многодетная мать Конопницкая, похороненная во Львове, написала патриотическое стихотворение «Клятва» (польск. Rota), которое быстро стало популярным в Польше; до 1918 года оно было гимном польских скаутов и позднее рассматривалось в качестве возможного гимна Польши:

Мы не оставим родимую землю,

Похоронить нашу речь не дадим;

Мы – люди Польши, польское племя,

Пястов-правителей помним и чтим.

Враг онемечить поляков не смог!

И да поможет нам Бог!

Столько горя принесли Польше Германия и Австрия, а вот сегодня – просто «лучшие друзья». На бывших территориях Польши, полностью оккупированных немцами, был запрещен польский язык, закрыта польская пресса, арестовано почти все духовенство, закрыты все польские вузы и средние школы, ликвидированы польские культурные учреждения, методично уничтожались польская интеллигенция и госслужащие. Поляки потеряли около 2 млн человек, не являвшихся военнослужащими, а также 45% врачей, 57% юристов, 40% профессорско-преподавательского состава вузов, 30% инженеров, 18% священников, почти всех журналистов. Считается, что всего в ходе Второй мировой войны Польша потеряла более 20% своего населения – около 6 млн человек. Но нам тычут в лицо «уничтожением цвета нации» в Катыни, хотя там, согласно обнародованным архивным документам, было расстреляно 21 857 польских пленных. Однако 26 ноября 2010 года не бундестаг, а Госдума России зачем-то приняла позорное заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах», в котором признает массовый расстрел польских граждан в Катыни преступлением сталинского режима. Целый ряд российских политиков, публицистов, юристов и историков в настоящее время обоснованно придерживается официальной советской версии – расстрел польских офицеров под Катынью был продолжением планомерной акции фашистов по  уничтожению польской аристократии и евреев в 1941 году… 

В варшавском районе Мокотов расположено крупное военное кладбище. Здесь покоится прах 21 668 солдат, эксгумированных из местных и временных кладбищ. В нескольких десятках мест сообща погребены солдаты Советских Вооруженных сил и других армий – прежде всего Войска Польского. Главными архитекторами мемориала, занимающего площадь 19 гектаров, стали Богдан Лахерт и Владислав Немирский. Кроме братских могил, на кладбище есть и 294 индивидуальных захоронения. В центральной части мемориала находится обелиск, на котором размещена надпись «Вечная память воинам Советской армии, погибшим за освобождение Польши от немецко-фашистских захватчиков в 1944–1945 гг.». После распада Советского Союза над кладбищем в Мокотове сгустились тучи. В середине 1990-х у некоторых горячих голов появилась идея ликвидировать этот «символ коммунизма» и построить на его месте жилой микрорайон. Земля в этой части Варшавы очень дорогая, и было много желающих заняться там «девелопментом». Однако здравый смысл все же возобладал. В 2002 году в день годовщины освобождения Варшавы президенты России и Польши возложили  на этом кладбище венки. Недавно благодаря активной позиции руководителя польского клуба военно-исторической реконструкции «Калина Красная» Артура Гацы удалось добиться запрета выгула собак на территории кладбища. Вид кладбища, когда я там был в прошлом году, впечатляет: аккуратно, чисто, ухоженно. Верю, что и память этого славянского народа с трагический судьбой и неизбывным гонором очистится от болезненной русофобии, которая ярче всего описана в книге Станислава Куняева «Шляхта и мы», где он, в частности, разоблачает измышления Адама Михника.

Профессор Ягеллонского университета Хана Ковальская-Стус сказала в интервью: «С большим недоумением стала встречать в России лица, модные в наших либеральных кругах. Так, на Валдай приглашают небезызвестного Адама Михника, например. Зачем, если его газета публикует антироссийские статьи?.. Если мы хотим что-нибудь действительно сделать для нашего совместного будущего, то нужно буквально такой лозунг в голову вложить всем: «Мы – христиане, сочтемся!» Потому что либералы, как видим, уже «сочлись». Михник – друг ваших диссидентов, друг Ходорковского и всей вашей знати. Зачем на Валдае такой Михник? Непонятно».

Да, многое чего в государственной политике и поведении «знати» у нас непонятно.  Вообще, это честное и содержательное интервью сильно опечаливает. Характерная есть фраза в нем: «К сожалению, ваша дипломатия не очень активно сотрудничает с нами, от нее не исходит никакой инициативы». Приезжаешь в Молдавию – то же говорят. Украина – просто убийственный анекдот: Сурков и Зурабов отвечают за важнейшее направление! На наших страницах выступали замечательные дипломаты-патриоты, а сегодня думаешь: господи, работают ли МГИМО, Дипломатическая академия, вся система отбора и подготовки кадров? Или по худшему сценарию все происходит: куда, мол, этого проштрафившегося бездаря-чиновника? А давайте в послы... В январе снова был в Венгрии, которая пытается противостоять давлению США и ЕС, так ведь мы премьера Виктора Орбана чаще слышим, чем посла, чем ответственных за венгерское направление политиков и журналистов-международников. Так и отдаются великие победы, одержанные 70 лет назад!

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"