На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Честь имеем!

Остаемся со своим народом…

В конце февраля позвонил приятель из ОМОНа, сказал, что у него ребята из «Беркута» и им нужна помощь. К этому времени мы уже не раз и не два встречались с «беркутовцами» из приграничных областей «нэзалэжной», поддерживали советом и делом, подготовили дома и квартиры для размещения в случае прихода к нам. И объясняли, что Россия вовсе не панацея от свалившейся на них беды. Что не бежать надо, а сражаться. Что они – головная боль для любой власти что местной, что самой высокой. Что щедрые посулы нашего МВД, скорее всего, обещаниями и останутся. А ведь как в воду глядели.

Наверное, жестоко было убивать в них веру – видел, как угасал взгляд и тоскливо метался по комнате, как ходили желваки на скулах и взбухали вены на сжатых кулаках. Но надо было пропустить их ещё и через это отторжение, показать, что не они России, а Россия нужна им. Что делая шаг через границу, они сжигают все мосты и обратно дороги уже нет, если только освободителями.

Многие больше не возвращались: кто-то остался под новой властью, кто-то подался в столицу за обещанным, кто-то в Крым, а вот эти трое всё-таки вернулись. Поверили, что власть властью, а люди русские всё равно помогут. Пришли не одни – с женами и детьми: самой старшей два годика, младшему Данилке всего-то от роду восемь месяцев. Теперь они граждане России.

Участие наших людей даже несколько удивило: в наше прагматичное и бессовестное время души оказались не зачерствевшими. Магическое слово «беркутовцы» открывало не только сердца, но и двери кабинетов: товарищ отдал свою квартиру, сотрудники УФМС вне очередей оформили гражданство, буквально за день решили с медстрахом и налоговым учётом. Давний друг, сам бывший «вымпеловец», нанюхавшийся пороха под завязку, под них организовал охранную фирму – теперь есть работа.

Встречаюсь с ними часто – должна быть уверенность, что они не одни. Сегодня причина – газетчики: коллега в случайном разговоре упомянул о судьбе наших «беркутовцев» и те вцепились зубами. Уступили лишь при условии соблюдения наших условий: публичность бывшим бойцам совсем ни к чему.

Они совсем молоды, стесняются, отвечают односложно и взглядом спрашивают у меня: так ли и то ли говорим? Киваю: мол, говорите, говорите, лишнее уберём, а у самого тяжесть сердце лапает, тискает, сжимает: так ведь сын мой их ровесник и если бы вот так судьба ломанула бы его? И со своими крохами пришлось бы мыкаться ему в чужой стороне. Что же за судьба такая у всех поколений народа нашего?

И лишь когда корреспондент добралась-таки до киевских событий, глаза их потемнели и лица напряглись: не хотела, видимо, память возвращать их в это недавнее прошлое.

Три десятка бойцов спецподразделения МВД Украины «Беркут» в конце ноября прибыли в Киев для охраны административных зданий и поддержания общественного порядка – так была поставлена задача. С собою только шлемы, легкие бронежилеты, не выдерживающие даже заряд охотничьей дроби, да резиновые палки – даже щиты брать не разрешили, не говоря уже об оружии.

Сказали, что едут дня на три, но оказалось, что на три месяцы – долгих и страшных по своему психологическому напряжению. Власть разместила своих защитников сначала в парке в том самом автобусе, на котором приехали. О том, что «беркутовцы» люди, которым надо где-то есть, спать, умываться, пользоваться туалетом никого не волновало. Только через несколько дней позволили разместиться в здании Кабинета Министров, да и то не из сострадания, а для того, чтобы за их спинами чувствовать себя увереннее.

Город встретил холодом в буквальном и переносном смысле: погода осенняя, промозглая и сырая, глаза горожан от юнцов до глубоких старушек были темны от ненависти, а перекашивала злоба. Впрочем, любовью к милиции (полиции) что на Украине, что у нас народ не отличается и причин тому великое множество. Не относились бы как оккупанты к покорённому населению. Может быть, и отношение было бы другое. А так…. Впрочем, к спецподразделениям относятся люди всё-таки с уважением. «Беркут» – это спецуха, поэтому всегда народ смотрел на него с пониманием.

В будни остроты напряжения особой не было: митингующие выкрикивали оскорбления что-то вроде: «Золотые унитазы защищаете, сволочи!» и плевали в лицо. Могли запустить камнем, ударить дубинкой и получить в ответ – обычные позиционные бои, но не проходило ощущение, что нарыв вот-вот прорвётся, что критическая масса достигает точки кипения и тогда взрыв.

В выходные начиналась вакханалия: в выстроенных в тройную цепь бойцов летели камни, арматура, бутылки с зажигательной смесью. Благообразные старушки подходили вплотную, в телекамеры умоляли не стрелять в народ (это из палки-то!), но как только объектив уходил в сторону – сыпали проклятиями, одновременно пытаясь сорвать шлем или поднять край бронежилета, чтобы из-за их спин молодчики загоняли заточенные пики в руки, ноги, под «броники» сотрудников.

Приказ: «Стоять и не отвечать!». И они стояли, сцепив руки и стиснув зубы, а их избивали, травили газом, жгли и калечили. Сначала упал один боец – пикой пробили ногу, затем второй – разворотили плечо, третий схватился за лицо – травмат «майдановца» из-под руки бабульки бил в упор.

Особенно бесновалась «героиня Майдана» журналистка Татьяна Черновол. По отработанному сценарию она в истерике вопила, чтобы «беркутовцы» никого не били, хотя били именно их, а камера брала крупным кадром сначала её лицо, потом выхватывала отбивавшихся бойцов – фрагментом шли замахи, удары, оставляя вне кадра вооруженных майдановцев. Черновол срывала с бойцов сферы, из газового баллончика распыляла газ в лицо и опять вопила, чтобы они никого не били. Это она скомандовала таранить их выломанным шлагбаумом. Теперь она главный борец с коррупцией на Украине с теми же методами: разграбление особняков неугодных чиновников, а заодно бизнесменов и просто мелких лавочников – нельзя же забывать себя, заслуженную.

Но самое страшное было даже не в том, что в них стреляли, жгли, били, ненавидели – к этому можно привыкнуть. Самое страшное было то, что бесновалась толпа под звуки маршей Третьего рейха и песни бандеровцев. Украина давно привыкла к маршам недобитых предателей, ставших в одночасье героями Украины, к избиению ветеранов на день Победы и срыванию с них наград. Но чтобы теперь под звуки фашистских маршей и бандеровских песнопений в древнейшем граде цивилизованной Европы убивали внуков тех, кто освобождал Украину и ту же Европу от фашистов, не могло присниться в страшном сне. Но это была жуткая реальность: внуки недобитых, но побеждённых фашистов убивали внуков победителей.

Коротка европейская память, да только есть лекарство от беспамятства и завет Великого Барбароссы: не буди Россию, иначе она вновь поднимет свой стяг над очередным рейхстагом, и то и Капитолием. Но это так, к слову.

Ребята говорят, что было не только ощущение непонимания происходящего – никто ничего не объяснял, но и ощущение, что у них специально формируют ответную ненависть к Майдану, создавая невыносимые условия нахождения здесь: кормили раз в сутки, сон – всего несколько часов, а иногда и того не было, психологическое напряжение, все простужены, с обморожениями, ранами, по двенадцать часов на улице под непрерывными градом камней, «коктейлей» и оскорблений.

В ночь на 30 января сказали, что будут разгонять Майдан. В ожидании команды «Лотос-1» – команды на штурм, прошла ночь и лишь ближе к утру бросили на площадь. Темноту рвут на части огненные языки горящих покрышек и в сполохах пламени мечутся люди – свалка, но не разобрать кто с кем. Команда: «Вперёд!» и клином вспарывается толпа, превращаясь сначала в разрозненные группки и потом и просто в убегающих в спасительную темень людей. Площадь зачищена, лишь шатается пьяная шпана, до которой никому нет дела. Остывают, отпускает и включается разум: а для чего они здесь? Почему именно сейчас надо было бить и крушить, а потом остановить и вновь вернуть на исходную? Не для того ли, чтобы поднять весь город, а их как затравку использовать? Не случайно по 10 раз в день крутили ролик, вбивая в голову: «Беркут» бьёт детей.

Девятнадцатого они всю ночь при минус 12 простояли на площади: не дожгли днём, теперь вымораживали ночью. Власть они ненавидели не меньше тех, кто был на баррикадах, да только есть слово такое, не для всех понятное: «Присяга».

Майдан ночь отдыхал и веселился, а днём укреплял баррикады. Двадцатого выдали свето-шумовые и газовые гранаты, хотя к этому времени в них уже во всю стреляли. Местных сотрудников милиции тоже избивали и убивали лишь за то, что они носят форму.

Когда майдановцы попытались свалить памятник Ленину, то на пресечение попытки отправили черниговский «Беркут» – три десятка бойцов против тысячной толпы. Были другие подразделения, были сводные отряды, но бросили на растерзание именно их. Они не успели ещё даже выбраться из автобуса, когда под ногами рвана «эргэдэшка». Несколько человек, истекая кровью, упали и сразу же толпа стала затаптывать их. Оставшимся засовывали под бронежилеты взрыв-пакеты, взрывали их и смотрели, как корчится в муках «беркутовец», загадывая, через сколько же времени он умрёт. Тех, с кого сорвали «бронники», забивали ногами. Нескольких просто искалечили, одному отрубили руку, другому выкололи глаза, ещё нескольким пики загнали в почки. Отправленным в больницу отказали в помощи, но и не выпускали: «Правый сектор» жаждал крови. Клятва Гиппократа и милосердие – это так, забава для несведущих, но не для врачей Майдана.

Двадцатого выдали пистолеты для самообороны, но на следующий день забрали, выдав взамен автоматы. А потом Рада объявила их вне закона, бросив их на растерзание бандитам.

Из города вырвались ближе к полуночи. Ночью уже на трассе «самооборона» пыталась остановить их, а когда не удалось – расстреляли автобус. На пробитых скатах тянули километра три, а потом решили уходить через село. В этом была их ошибка: сельчане встретили их залпами. Непостижимо: в них, защитников закона, стреляли те, кто зовётся народом. За что? Им-то что они сделали? Два десятка бойцов против пьяной толпы, познавшей вкус крови. В своей стране свой народ стрелял в своих детей.

Командир отвечать запретил: стрелять только в воздух. Но и этого оказалось достаточно, по пословице: молодец против овец, а против молодца и сам овца. Поняли, что эта горстка не сдастся, ляжет здесь, но оружие не сдаст, честь не посрамит. И они вырвались.

Смотрел на этих ребят, слушал их и думал, что вот родились они уже в другой стране по имени Украина, где внушали им ненависть к русскому, к России, к некогда великой державе с названием СССР, но так и не внушили: на генном уровне мы всё равно не просто славяне, а с единым сакральным полем, едиными узами связанными.

Совсем недавно у нас была общая Родина, потом разошлись по своим квартирам. Для чего? Чтобы развод завершить кровью?

Эти совсем молодые и симпатичные ребята вызывали уважение: выдержать такое не каждый сможет. Физически может и можно, а вот психологически не каждому дано, легко и сломаться.

Придёт время и они сполна спросят за всё. И вернутся. Победителями. А пока они здесь, в Белгороде, начинают жить заново. 

Писатель Сергей Бережной


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"