На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Вечный бой «комбата»

Путевые заметки

Визуальным символом войны, подобно плакату И. Тоидзе «Родина-мать зовет», фотографии Е. Халдея с водружением флага на Рейхстаг и многим другим, стала также фотография, сделанная корреспондентом фронтовой фотохроники ТАСС Максом Альпертом, с изображением командира Красной армии, поднимающегося в атаку и ведущего солдат за собой. Эта фотография теперь всемирно известна под названием «Комбат». Правы публицисты, утверждающие, что эта фотография поистине стала хрестоматийной, так как ее печатают практически во всех изданиях, где освещаются вопросы истории Великой Отечественной войны. По частоте публикаций она сравнима с фоторепродукциями памятников «Родина-мать» в Сталинграде и «Воин-освободитель» в Трептов-парке в Берлине.

Снимок был сделан на «Комиссаровом поле» (так оно теперь называется) у села Хорошее Ворошиловградской (ныне Луганской) области, между реками Лугань и Лозовая 12 июля 1942 г.

Это был тяжелый период отступления наших войск. Макс Альперт вспоминал: «Для съемок облюбовал окопчик, отрытый чуть впереди обороны. Фашисты готовились к атаке. Помню, сначала налетели самолеты. Потом ударила артиллерия, и вражеская пехота пошла в атаку. Разгорелся жестокий бой. Я увидел, что невдалеке поднялся во весь рост офицер. Только я успел нажать спуск камеры, как осколком разбило объектив. Думал, пленка пропала… Кто был тот офицер? Когда я возился с разбитым фотоаппаратом, по цепи пронеслось: «Комбата убили», я был уверен, что речь идет об этом офицере. Ведь он первым бросился под вражеские пули. Потому я и назвал фотографию «Комбат».

С этим названием снимок был опубликован во фронтовых газетах, но в 1943 г. были введены погоны, и фотографии со старыми знаками различия печатать перестали. Тогда «Комбата» отправили в архив. В следующий раз фотография увидела свет в 1965 г. на выставке в честь 20-летия Великой Победы. Снимок стал популярным, начались активные публикации. В «Комбате» многие люди, чьи родные не вернулись с войны, узнавали своих сыновей, отцов, братьев и мужей. Редакции были завалены сотнями писем, однако подтверждена была только одна заявка, пришедшая в 1974 г. от Евдокии и Ивана Еременко, семьи политрука Алексея Гордеевича Еременко, считавшегося пропавшим без вести. В последнем письме, полученном семьей, политрук писал: «Дорогая Евдокия! Воспитай детей достойными Родины. Сейчас идти в бой… Спешу. Алексей».

«Узнал. Аж сердце кольнуло, – рассказывал сын героя Иван Алексеевич в интервью киевскому еженедельнику «2000». – Показал снимок старшим сестрам Нине и Шуре. Они тоже узнали отца. Поехали в родное село Терсянка, где до войны он работал председателем колхоза. Показали снимок его однополчанину, односельчанам, знавшим отца. Все в один голос сказали: «Это наш голова!»… Она (Евдокия, вдова политрука. – А.П.) глянула и сразу в плач – узнала. Я тогда работал заместителем директора завода, написал письмо в Москву, в «Правду», просил сообщить, откуда появилась в газете эта фотография. Получаю письмо из редакции – в нем адрес автора снимка Макса Владимировича Альперта. Я с ним списался, мы встретились. Он приехал в Запорожье, потом виделись в Москве. По его просьбе я передал ему 10 довоенных фотографий отца, чтобы можно было определить сходство».

В ответственной экспертизе фотографий принимали участие самые серьезные военные и следственно-медицинские учреждения в СССР. И через два года кропотливой работы был все-таки вынесен вердикт: «На снимке, именуемом «Комбат», изображен Еременко Алексей Гордеевич».

О последнем дне героя оставлены и уже неоднократно опубликованы воспоминания однополчан – подполковника В. С. Березубчака, майора-политработника А. Макарова и других. Собраны они через много лет после событий и по понятным причинам соответственно окрашены пафосно-эмоционально, порой выглядят противоречиво, как это нередко бывает в практике исторических воспоминаний. Критики находят много уязвимых мест в версии «комбат» = Еременко, как и в материалах сына политрука И. А. Еременко, почти двадцать лет отслужившего в Советской армии и издавшего об отце-герое книгу «Жизнь-подвиг».

Исследователь Ю. Веремеев в своей статье с хлестким названием «Фальшивая слава (История одной фотографии)» приводит свои доводы, что на знаменитой фотографии «Комбат», судя по знакам различия, изображен младший лейтенант погранвойск НКВД или стрелковой дивизии НКВД (с некоторой долей вероятности младший лейтенант пехоты), но никак не политрук[i]. То есть подвергает сомнению правильность идентификации персоны, изображенной на фото. Что ж, это право исследователя.

Мы же хотим напомнить биографию Алексея Еременко, героически отдавшего свою жизнь за Отечество и «за други своя» – вне зависимости от того, он изображен на историческом снимке или нет. Дело в том, на наш взгляд, что миф, выросший на почве выдающейся образности фотоснимка, имеет огромную общую значимость и потому дает нам безусловный повод отдать дань памяти и конкретному человеку – Алексею Еременко без натяжек и условностей.

Итак, Алексей Еременко родился 18 марта 1906 г. в селе Терсянка Запорожской области (тогда это была станица Просяная Екатеринославской губернии). В возрасте 14 лет устроился работать на железную дорогу. В 1936 г. Еременко руководил комсомольской ячейкой, затем возглавил колхоз им. Красина, вывел его в передовые и достиг показательных результатов. В колхозе были не только полевые и овощеводческие бригады, но и животноводческие фермы – каждый год колхоз отправлял 20 породистых коней для Красной армии. Трижды А. Еременко довелось участвовать в работе ВДНХ СССР, был он награжден орденом «Знак Почета».

Во время войны А. Еременко, получивший «бронь», требовал мобилизации. И достиг своего – по прохождению школы политсостава был направлен в действующую армию…

Похоронен политрук А. Еременко в братской могиле в селе Хорошее. Истинное место его гибели установили славяносербские журналисты Виктор Пахомович Бакуменко и Борис Ефимович Комм, изъездившие много километров попутными машинами, автобусами, поездами, встречавшиеся со многими людьми и просмотревшие массу архивных фотодокументов.

Сегодня в Луганской области есть площади, школы и улицы, названные именем А. Еременко. В Славяносербском районе 7 мая 1980 г. установлен 15-тонный 11-метровый памятник «В честь героического подвига политработников Советской Армии в Великой отечественной войне 1941–1945 гг.». Безусловно, А. Еременко достоин памятника, как любой русский солдат, отдавший жизнь за Родину, достоин он и вечной памяти. 10 лет работал над памятником И. Чумак, лауреат Государственной премии имени Т. Шевченко, в создании монумента принимали участие луганский архитектор И. Шеховцев и киевляне Т. Довженко и В. Тищенко.

Во многих боевых сценах российских фильмов, посвященных войне, можно найти цитаты этого памятного образа.

И вот уже в новейшие времена, совсем недавно, 12 июля 2012 г. указом Президента Украины В. Януковича № 450/12 звание «Герой Украины» и орден «Золотая звезда» присвоены Алексею Гордеевичу Еременко посмертно «за личное мужество и героизм, проявленные в боях с фашистскими захватчиками во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов» (не исключено, что на это решение повлиял намеченный на 11 июля у стен Администрации Президента Украины пикет представителей ряда общественных организаций с требованием присвоить Алексею Еременко это звание).

Можно дискутировать, насколько это верно и уместно – присвоение звания Героя нынешней Украиной человеку, который фактически был героем СССР, большой страны, а не ее части, таким образом словно пытающейся сегодня приватизировать его подвиг. Чего больше в таких «героических» присвоениях – подлинной памяти или политической конъюнктуры? Особенно после позорного присвоения Виктором Ющенко этого звания присягавшим Гитлеру С. Бандере и Р. Шухевичу, а также после справедливой судебной отмены этих присвоений. Почетно ли политруку Еременко стоять теперь в этом замаранном ряду?

«Комбата» помнят и в Донецке – на известной фотографии основана эмблема Донецкого высшего военно-политического училища инженерных войск и войск связи.

В Челябинске на базе снимка создан металлический барельеф в память героев Великой Отечественной войны. Панно украшает торец жилого дома по адресу ул. Молодогвардейцев, 48. Установлено оно в 1975 г., демонтировано в 1997-м, однако восстановлено по многочисленным просьбам ветеранов.

В 2000 г. в России к 55-летию Великой Победы была выпущена юбилейная монета с образом известного снимка, номиналом в 10 рублей, тиражом 20 000 экземпляров.

Сама фотография известна не только на территории бывшего СССР. Изображение использовалось даже на почтовой марке Республики Конго, посвященной Дню Победы в 1985 г. А журнал «WWII History» («История Второй мировой войны») в одном из номеров 2007 года поместил изображение политрука на обложку.

Согласимся: благодаря фронтовому фоторепортеру, запечатлевшему героическое мгновение, мы сегодня и преклоняемся перед памятью конкретного героя, и отдаем должное величию сложившегося в народной памяти образа командира Красной армии, который продолжает земную, а хочется сказать, что и вечную жизнь. Это ведь о таком всеобщем русском мгновении поэт-фронтовик Александр Межиров написал свои великие строки (несмотря на идеологическую составляющую, нисколько не умаляющие величие жертвенного подвига):

Жгли мосты

На дорогах –

От Бреста к Москве.

Шли солдаты,

От беженцев взгляд отводя,

И на башнях

Закопанных в пашни «КВ»

Высыхали тяжелые капли дождя.

И, без кожуха,

Из сталинградских квартир

Бил «максим»,

И Родимцев ощупывал лед.

И тогда,

распрямляясь,

сказал командир:

– Коммунисты, вперед! Коммунисты, вперед!

Кто бы он ни был, этот командир или политработник Красной армии, поднявшийся под огнем врага и поднявший за собой наших воинов, он навеки обессмертился своим подвигом, стал образом мужества и самоотверженности для многих поколений русских людей.

 

Александр Пожарский (Харьков)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"