На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Подвиги моряков при освобождении Кореи, Курилл и Сахалина в 1945 году

Очерк

После разгрома фашистской Германии, верный своему союзническому долгу СССР, вступил в войну с Японией.Группировка советских войск на Дальнем Востоке включала Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные фронты. Она насчи­тывала 1 747 465 человек, 29835 орудий и минометов, 5250 тан­ков и самоходно-артиллерийских установок, 5171 боевой самолет. Таким образом, советские войска превосходили противника в людях — в 1,7, в танках — в 4,5, в авиации — в 2,8 раза. Тихо­океанский флот имел 2 крейсера, 1 лидер, 10 эсминцев, 2 мино­носца, 19 сторожевых кораблей, 78 подводных лодок, 10 минных заградителей, 52 тральщика, 49 охотников за подводными лод­ками, 204 торпедных катера и 1549 самолетов, а Краснознаменная Амурская флотилия — 8 мониторов, 11 канонерских лодок, 52 бро­некатера, 12 тральщиков и другие корабли. Советские военно-морские силы на Дальнем Востоке уступали японскому флоту в крупных надводных кораблях. Однако их появление в наших во­дах при господстве в воздухе советской авиации было маловеро­ятным.

Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Во­стоке был назначен Маршал Советского Союза А.М. Василев­ский, начальником штаба генерал-полковник С.П. Иванов. Действия Тихоокеанского флота, Краснознаменной Амурской флотилии с действиями сухопутных войск координировал Народный комиссар Военно-Морского Флота Адмирал флота Н.Г. Кузнецов.

Замысел Ставки Верховного Главнокомандования заключался в следующем: сходящимися ударами трех фронтов разгромить главную ударную силу Японии — Квантунскую армию, освобо­дить Южный Сахалин и Курильские острова; в случае отказа Японии после потери Маньчжурии, Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов от безоговорочной капитуляции перенестисовместно с союзниками военные действия на острова метрополий, где и завершить разгром японских вооруженных сил.

Тихоокеанскому флоту (командующий адмирал И.С. Юмашев, начальник штаба вице-адмирал А.С. Фролов) предстояло нарушать морские сообщения противника в Японском море, содействовать наступлению войск 1-го Дальневосточного фронта на корейском приморском направлении и оборонять во взаимодействии с войсками 2-го Дальневосточного фронта совет­ское побережье. При этом оборона побережья Татарского про­лива и Охотского моря возлагалась на входившую в состав флота Северную Тихоокеанскую флотилию (командующий вице-адми­рал В.А. Андреев, начальник штаба контр-адмирал И.И. Байков), а оборона побережья Камчатки — на Петропавлов­скую военно-морскую базу (командир капитан 1 ранга Д.Г. По­номарев). При благоприятном развитии военных действий в Маньчжурии и Корее эти силы флота совместно с сухопутными войсками должны были освободить Южный Сахалин и Куриль­ские острова. Перед Краснознаменной Амурской флотилией (командующий контр-адмирал Н.В. Антонов, член Военного совета контр-адми­рал М.Г. Яковенко, начальник штаба капитан 1 ранга А.М. Гу­щин), оперативно подчиненной командующему 2-м Дальневосточ­ным фронтом, была поставлена задача обеспечить форсирование Амура и Уссури и содействовать наступлению войск на сунгарийском направлении.

8 ав­густаВоенный совет Тихоокеанского флота получил директиву Ставки Верховного Главнокомандова­ния. Директива оп­ределяла срок начала боевых действий - утро 9 августа.

С 9 по 12 августа флотские минеры скрытно произвели по­становку оборонительных минных заграждений па подходах к Владивостоку, Владимиру и Ольге, Петропавловску, в Татарском проливе и Сахалинском заливе. Всего было выставлено 1788 мин и 170 минных защитников. В соответствии с предварительно разработанным планом на позициях было развернуто 12 подводных лодок.

 

***

Действия Тихоокеанского флота с первых дней войны от­личались высокой активностью. При отступлении Квантунской армии по всему фронту им были высажены морские десанты в корейские порты. Характерной особенностью этих десантов была непродолжительная подготовка к ним — не более двух-трех дней. Это диктовалось быстрым развитием воен­ных действий на суше. Успех десантов в значительной мере опре­делялся участием в них специальных частей и соединений мор­ской пехоты, подготовленных к ведению боевых действий на при­морских направлениях.

В хорошо оборудованных гаванях Юки, Расин и Сейсин до начала войны базировалось до 40 японских боевых кораблей и судов, включая эсминцы и подводные лодки. Гарнизоны Юки и Расина, которые в любое время могли быть усилены за счет ре­зервов, насчитывали до 1000, Сейсина - до 4000 солдат и офице­ров. С моря и воздуха порты прикрывала артиллерия береговой обороны. Наиболее сильной была оборона военно-морской базы Сейсин. Каждое здание Сейсина было приспособлено к сопротивлению, весь город опояса­ли две линии обороны с минными полями, 180 дотами и дзотами, соединенными ходами сообщения. Морские подступы защищала артиллерия с полуострова Комацу.

В течение 9 и 10 августа военно-воздушные силы ТОФ (командующий генерал-лейтенант авиации П.Н. Лемешко) нанесли массированные удары по Юки, Расину и Сейсину. Са­молеты 2-й минно-торпедной авиадивизии генерал-майора авиации П.И. Сучкова, 10-й дивизии пикирующих бомбардировщиков под­полковника С.А. Коваленко и 12-й штурмовой авиадивизии Ге­роя Советского Союза М.В. Барташова совершили 616 вылетов. Летчики авиагрупп, которыми командовали майоры М.Н. Барбашинов, А.М. Николаев, Н.И. Хренов и Н.М. Черняев, капитаны И.Ф. Воронин и А.Д. Щукин, прорывались через заградительный огонь и поражали вражеские корабли и берего­вые объекты.

Одновременно удары по портам и базам противника нано­сили торпедные катера. Их набеговыми действиями непосред­ственно руководили командир 1-й бригады торпедных катеров капитан 2 ранга Н.Ф. Кухта, командиры дивизионов капитан 3 ранга К.В. Казачинский, капитан 3 ранга С.П. Кострицкий и капитан-лейтенант М.Г. Малик.

В результате ударов с воздуха и моря оборона портов Ющ, Расина и Сейсинской военно-морской базы была серьезно ослаб­лена. Японцы потеряли до 20 транспортов и других судов, ко­торые могли быть ими использованы для переброски морем своих сухопутных войск.

В этих боях отличился летчик 37-го штурмового авиаполка комсомолец младший лейтенант М.Е. Янко. Его Ил-2 после успешной атаки транспорта в Расине загорелся от попадания вражеского сна­ряда. Герой направил охваченную пламенем машину на военный объект противника и погиб вместе со стрелком И.М. Бабкиным. Указом Президиума Верховного Совета СССР М.Е. Янко посмертно было присво­ено звание Героя Советского Союза.

Командование ТОФ приняло решение ударом морского де­санта освободить порт Юки и перебазировать туда часть сил. Замысел предусматривал внезапную высадку на рассвете 12 ав­густа с торпедных катеров 140-го разведывательного отряда флота (139 человек) под командованием капитана 3 ранга Г. П. Колюбакина непосредственно на причалы порта. В случае слабого про­тиводействия противника в порт должен был высадиться усилен­ный 75-й батальон 13-й бригады морской пехоты (командир майор И.П. Маркин) и удерживать его до подхода наступавших вдоль побережья частей 25-й армии.К решению этой задачи привлекались фрегаты ЭК-7 и ЭК-9тральщик «ТЩ-271», восемь торпедных катеров и два пограничных катера. Командиром высадки десанта был назна­чен контр-адмирал Н.С. Ивановский.

В 15 часов 11 августа из бухты Новик (о. Русский) вышли торпедные катера ТКА-567 и ТКА-578 с первой группой разведотряда, которую возглавлял Герой Советского Союза старший лейтенант В.Н. Лео­нов. Два часа спустя отправились торпедные катера со второй группой разведчиков старшего лейтенанта К.Н. Девятова.Высадка разведывательных групп и основного десанта про­шла без противодействия. Местные жители сообщили, что япон­ский гарнизон покинул город за несколько часов до появления советских десантников.

Освобождение десантниками порта Юки позволило наступав­шим вдоль побережья частям 25-й армии, не задерживаясь, пре­следовать отступавшего противника, а Тихоокеанскому флоту — перебазировать сюда 13 торпедных катеров, организовать оборону порта с моря и траление его гавани.

Высадка морского десанта в порт Расин также предварялась ударами с воздуха и набеговыми действиями торпедных катеров. В результате было потоплено и повреждено 11 транспортов и других судов противника. Планом, утвержденным Военным со­ветом флота, предусматривалось утром 12 августа высадить так­тический десант в составе передового отряда (две группы авто­матчиков — 95 и 68 человек) и основных сил (358-й отдельный батальон морской пехоты) с задачей захватить порт и удерживать его до подхода 25-й армии. В ходе подготовки к высадке состав десанта был усилен ротой автоматчиков 354-го отдельного батальона морской пехоты. Роте пред­писывалось высадиться восточнее Расина, овладеть прибрежной дорогой и не допустить подхода к порту подкреплений против­ника. Из бухты Золотой Рог лидер «Тбилиси» под флагом коман­дующего флотом доставил роту в бухту Витязь, оттуда в район боевых действий она была переброшена на торпедных катерах.

Высадившаяся в 9 час. 12 августа в Расине первая группа автоматчиков стар­шего лейтенанта В.Н. Леонова без боя заняла причальные ли­нии. Двумя часами позже высадилась вторая группа автоматчи­ков. При входе в бухту паши катера были обстреляны крупнока­либерными пулеметами, но они, увеличив ход, быстро вышли из зоны обстрела и достигли причалов.

Перед высадкой десанта Расин покинула четырехтысячная группировка японских войск. В городе остались охранный отряд и  диверсионные группы для раз­рушения складских помещений и поджога зданий. Их сопротивление было быстро слом­лено.

В 6 час. 13 августа в Расине высадился 358-й отдельный ба­тальон морской пехоты капитана А.Р. Свицева. К 10 час. десант полностью занял город и порт и приступил к созданию круговой обороны на случай нападения превосходящих сил противника. С островов Хам и Аввакум, прикрывавших вход в порт, периоди­чески раздавались пулеметные очереди и винтовочные выстрелы по стоявшим у причалов нашим сторожевым катерам.

Утром 14 августа по решению старшего морского начальника капитана 1 ранга Е.Е. Полтавского разведывательные группы приступили к обследованию побережья залива Расин, причем одна из них при поддержке сторожевого катера овладела дзотом противника и взяла в плен десяток японских солдат. Одновременно стрелковый взвод и взвод автоматчиков на­правились на тральщиках ТЩ-279 и ТЩ-281 к островам Хам и Аввакум, чтобы очистить их от противника. Японцы ока­зали здесь серьезное сопротивление. Несколько японских самоле­тов попытались прорваться к островам, но были отогнаны друж­ным огнем наших тральщиков. Потери противника составили до 170 человек убитыми, 30 пленных.Решительно и мужественно в этом бою действовал экипаж тральщика ТЩ-279. Во время обстрела острова Хам корабль подорвался на трех минах. Два моряка погибли, 27 человек по­лучили ранения. Корабль потерял ход, вышло из строя рулевое управление. Оставшиеся в строю члены экипажа сумели удержать корабль на плаву, быстро исправить рулевое управление, оказать первую помощь раненым товари­щам. При этом они ни на минуту не прекращали обстреливать вражеские позиции на острове.

Согласно официальным данным американского командования, в период 12 июля - 11 августа 1945 г. самолеты-бомбардировщики 20-го авиакорпуса поставили у портов Гензан, Сейспн и Расин 780 неконтактных мин с индукционными, индукциоино-гидродинамическими и акустическими взрывателями. Только на внешнем рейде и на подходах к порту Расин было сброшено 420 мин. Показательно, что мины в акваторию Гензана амери­канские летчики сбросили 11 августа 1945 г., когда Тихоокеан­ский флот высаживал десанты в базы и порты Северной Кореи.

После подрыва на минах ТЩ-279 специально выделенная группа торпедных катеров произвела бомбометание полосы под­хода к порту Расин. Восемь мин было уничтожено, однако, как выяснилось позднее, эти меры оказались недостаточными. Вече­ром 15 августа при проходе транспорта «Сучан» близ острова Хам взорвалась мина. Часом позже на минах подорвались входив­шие в порт Расин транспорт «Камчатнефть» и танкер № 1. Из-за наличия минной угрозы командованию Тихоокеанского флота пришлось отка­заться от использования Расина в качестве маневренной базы и организовать тщательное траление в порту. В период с 19 по 30 августа здесь было вытралено и уничтожено 65мин.В боях за порт и город Расин противник потерял 277 человек убитыми и 292 пленными. Потери нашего десанта - 7 человек уби­тыми и 37 ранеными.

Высадка десантов в порты Юки и Расин способствовала стре­мительному продвижению 25-й армии. Их успех создал благо­приятные условия для решения флотом последующей задачи — овладения Сейсином.

 

***

Военно-морская база Сейсин являлась важнейшим опорным пунктом противника на побережье Северной Кореи. Она позволя­ла японскому командованию перебрасывать на сухопутный фронт крупные подкрепления из метрополии, а также эвакуировать войска, когда в этом возникала необходимость.

В отличие от тактических десантов, высаженных в порты Юки и Расин, взятие крупной военно-морской базы противника потребовало проведения десантной операции. Замысел ее преду­сматривал высадку войск непосредственно в порт утром 13 ав­густа, овладение им и удержание занятого плацдарма до подхода войск 25-й армии, наступавшей вдоль побережья.

В течение 12 августа четыре торпедных катера из дивизиона капитана 3 ранга С.П. Кострицкого произвели разведку Сейсинской гавани и установили, что там боевых кораблей противника нет. Но по-прежнему оставались невыявленными система обороны Сейсина и численность гарнизона. Поэтому было принято решение провести разведку боем.

В 7 часов 13 августа шесть торпедных катеров под командо­ванием капитан-лейтенанта В.И. Марковского с разведыватель­ным отрядом и ротой автоматчиков 390-го отдельного батальона морской пехоты на борту из бухты Новик направились к Сейсину. Тем временем группа торпедных катеров капитана 3 ранга С.II. Кострицкого оставалась в районе этой базы с задачей доразведки. В 8 часов она снова вошла в базу и высадила на мол 11 моряков, которые проникли в порт. После этого торпедные катера вновь обследовали все побережье бухты, произвели промеры глубин вдоль внешней и внутренней сторон мола и вышли из порта для встречи катеров с десантом.

Противник встретил наши торпедные катера артиллерийским огнем. Однако его батареи, расположенные на полуострове Комацу и в районе Металлургического завода, стреляли беспоря­дочно. Обе группы катеров, встретившись около 13 час., без потерь высадили передовой отряд.

Десант не встретил противодействия в районе причалов, и ко­мандир передового отряда полковник А.3. Денисин предпринял глубокую разведку города и его окрестностей. Роте автоматчиков старшего лейтенанта И.М. Яроцкого было приказано продвигать­ся в восточном направлении, занять порт и закрепиться на высоте 102,4, а разведывательному отряду (командир старший лей­тенант В.Н. Леонов) начать продвижение в северном направлении, очистить от противника район между рекой Сусенцион (Юдзио) и ка­налом и, соединившись с ротой автоматчиков, перейти к обо­роне.

Вначале бойцы передового отряда продвигались беспрепятст­венно, без единого выстрела. Но вскоре два взвода автоматчиков обнаружили в районе моста через канал японских солдат числен­ностью до роты и в ожесточенном бою сломили их сопротивление.

Разведывательный отряд, преодолев противодействие мелких групп противника, вышел к железнодорожному мосту через реку Сусенцион. Здесь он был встречен сильным ружейно-пулеметным огнем. Короткими перебежками, прокладывая путь граната­ми, моряки настойчиво продвигались вперед. Первыми к мосту вышли и вступили в рукопашную схватку с японскими солдатами отделения Г. Тихонова и С.Бывалова. Раненный в голову командир взвода М. Вабиков вместе с моряками Н. Майоровым, П. Огирко и А. Фетисовым выбили японцев, засевших за насыпью, у самого моста. Стремительной атакой железнодорожный мост через реку Сусенцион был взят. Однако продвинуться дальше отряд не смог: японцы, подтянув силы, перешли в контратаку.

В ожесточенном бою группа моряков была отрезана от ос­новных сил отряда. Японцы предпринимали атаку за атакой, и каждый раз откатывались под сильным огнем десантников. Но на исходе были патроны и гранаты. Бросившись в атаку, морскиепехотинцы прорвали кольцо окружения и соединились с от­рядом.На рассвете 14 августа разведывательный отряд под натиском превосходящих сил врага был вынужден отойти в район Хокодо и занять здесь оборону до высадки 355-го отдельного батальона морской пехоты.

Вслед за передовым отрядом десанта в 13 часов 13 августа вышли из залива Посьет и взяли курс на Сейсип семь торпедных катеров под командованием капитана 3 ранга Л.Н. Пантелеева с ротой 62-го отдельного пулеметного батальона на борту (всего 80 человек). При входе в Сейсинскую бухту катера были обстре­ляны с мыса Колокольцева. В ТКА-535 попал снаряд, однако катер своим ходом вышел из-под обстрела. ТКА-589 при подходе к месту высадки атаковал стоявший на рейде японский транспорт и потопил его. В 18 час. 30 мин. рота высадилась у Военной пристани (близ Рыбного порта) и заняла круговую оборону.

Вслед за катерами с пулеметной ротой в 16 час. 05 мин. 13 ав­густа из бухты Новик в Сейсинскую бухту отправились фрегат ЭК-2 и тральщик ТЩ-278 под общим командованием капита­на 3 ранга М.Г. Беспалова. Корабли благополучно совершили переход и к 5 час. 14 августа высадили в районе Военной приста­ни первый эшелон десанта - 355-й отдельный батальон морской пехоты, которым командовал майор М.П. Бараболько. Батальон имел задачу занять Сейсин и удерживать его до подхода главных сил десанта.

Быстрыми и решительными действиями батальон к 9 час. 14 августа овладел плацдармом до 2 километров по фронту и 1 километра в глубину, и деблоки­ровала разведывательную группу В. П. Леонова. Продвинуться дальше десант­ники не смогли. Противник подтянул бронепоезд, и его превосход­ство в живой силе и вооружении стало еще большим. Наши бой­цы располагали лишь стрелковым оружием, а артиллерийская поддержка одного фрегата и одного тральщика была в сложив­шейся обстановке недостаточной. Прибывшая для поддержки де­санта авиагруппа (30 самолетов) из-за тумана в районе боевых действий вынуждена была возвратиться на свой аэродром, не вы­полнив свою задачу.

В 13 часов 14 августа японцы начали атаку большими силами. Положе­ние десанта становилось угрожающим: противни­ку удалось отсечь и окружить два наших взвода. В эти критиче­ские минуты на помощь десантникам подоспел сформированный из личного состава кораблей отряд моряков под командованием флагманского артиллериста дивизиона сторожевых кораблей капи­тана 3 ранга Г.В. Терновского. 25 моряков дрались с врагом сме­ло и решительно. Когда Г.В. Терновский получил ранение, в командо­вание отрядом вступил капитан А.С. Лубенко.

Шаг за шагом моряки продвигались к высоте 182,8. Поздно вечером 14 августа господствовавшая на правом фланге высота была взята. Японцы стремились во что бы то ни стало вернуть ее. Подтянув силы, они предприняли ночью яростные атаки. Сдержи­вать их малочисленному отряду моряков становилось все труднее. Вскоре на помощь прибыли три взвода морских пехотинцев, но по­ложение защитников высоты по-прежнему оставалось критиче­ским. Но моряки в тяжелом бою удержали высоту до подхода главных сил десанта. Ими было уничтожено до 30 огневых точек и до 100 вражеских солдат и офицеров. Де­сантники отразили двенадцать атак противника и четырежды переходили в штыковую контратаку. Все они удостоились высо­ких правительственных наград. Краснофлотцу В.Г. Моисеенко было присвоено звание Героя Советского Союза.

При овладении Сейсином не смолкали орудия фрегата ЭК-2, которым командовал капитан-лейтенант JI.С. Миронов, и траль­щика ТЩ-278 (командир старший лейтенант С.И. Попов).

Массовый героизм в боях за Сейснн проявили и воины 355-го батальона морской пехоты. Отважно действовал ко­мандир батальона майор М.П. Бараболько, а его заместитель по политической части капитан М.И. Кочетков заменил раненного в бою командира роты автоматчиков старшего лейтенанта И.М. Яроцкого. Эта рота трижды вела бой в окружении, истре­била свыше 150 солдат и офицеров противника и отразила 15 атак. Все трое — М.П. Бараболько, М.И. Кочетков и И.М. Яроцкий — были удостоены звания Героя Советского Союза.

Тринадцать раз ходил в разведку с горсткой смельчаков коман­дир взвода лейтенант П.Ф. Пузиков. Исключительное мужество в бою проявил парторг пулеметной роты сержант К.П. Бирюля. Он заменил раненного в бою коман­дира и до конца дня командовал ротой. За личный героизм, от­вагу и умелое управление действиями роты он был удостоен зва­ния Героя Советского Союза.

Рядовой Х. Сайтов уничтожил не менее 15 японцев. Сержант Н. Маркелов гранатой подорвал враже­скую огневую точку, ефрейтор В. Ситников уничтожил три японских дзота. Старший краснофлотец А.И. Комаров, оказавшись в окружении, вместе с группойбойцов вступил в рукопашную с врагом и пробился к своим.

В те памятные дни вся страна узнала имя Марии Цукановой. В бою за Сейсин Мария Цуканова раненой попала в плен и была зверски замуче­на японцами. Труп героини был обнаружен нашими бойцами и захоронен. М.Н. Цукановой было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В итоге боев 14 августа плацдарм, занятый десантниками, под натиском врага уменьшился. Подразделения десанта оказались прижатыми к уре­зу воды и находились в критическом положении. Были на исходе патроны и гранаты. Численность японских войск в Сейсине не­прерывно росла за счет отступавших по побережью частей. Япон­ское командование прилагало все усилия, чтобы сбросить десант­ников в море. В течение ночи на 15 августа японцы предприняли до 14 атак, по все они были отбиты. В 5 часов утра 15 августа в Сейсинскую бухту вошли корабли с главными силами десанта - 13-я бригада морской пехоты под командованием генерал- майора В.П. Трушина.

13-я бригада мор­ской пехоты нанесла главный удар в направлении железнодо­рожной станции Хокодо с расчетом расчленить и уничтожить си­лы противника в районе Сейсина. Несмотря на отчаянное сопротивление японцев, уже к 8 часам большая часть города оказалась в руках десантников.

Авиация флота нанесла пять бомбардировочных уда­ров по удерживаемым врагом кварталам Сейсина, совершив 157 самолето-вылетов. В результате было уничтожено много огневыхточек противника. Летчики разрушили железнодорожную стан­цию, разбили подходивший эшелон с войсками.В артиллерийской поддержке десанта участвовали пять фрега­тов, два сторожевых корабля и три тральщика. Особенно отличил­ся при подавлении вражеских огневых точек фрегат ЭК-9, ко­торым командовал капитан-лейтенант В.В. Михайлин.

16 августа при поддержке авиации и кораблей 13-я бригада и 355-й отдельный ба­тальон морской пехоты перешли в наступление по всему фронту. В конце дня в освобожденный Сейсин вошли части 1-го Дальневосточного фронта.

Успех действий десанта был во многом предопределен эффек­тивной поддержкой их с моря и воздуха. С 14 по 16 августа эсминец «Войков», минный заградитель «Аргупь» и другие кораб­ли 65 раз вели огонь по противнику. Они уничтожили до 2 ба­тальонов пехоты, 13 огневых точек, 8 дзотов, подавили огонь 2 зенитных батарей, 13 артиллерийских и минометных батарей, бо­лее 15 огневых точек и повредили бронепоезд противника. За это же время авиация флота совершила до 400 самолето-вылетов и уничтожила много боевой техники и живой силы врага.

В результате совместных действий десантников, боевых ко­раблей и авиации крупная военно-морская база противника была взята в течение трех суток.В боях за военно-морскую базу Сейсин противник потерял убитыми, ранеными и пленными свыше 3 тыс. солдат и офицеров.

Высадка морского десанта в Сейсин явилась первой крупной операцией Тихоокеанского флота в ходе войны с Японией. Овла­дение этой важной военно-морской базой противника позволило войскам 1-го Дальневосточного фронта сохранить высокий темпнаступления и неотступно преследовать отходившие вдоль побе­режья японские части. С падением Сейсина противник лишился последнего и наиболее крупного порта, связывавшего районы Се­верной Кореи с Японией.

 

***

После освобождения тихоокеанцами Сейсина в руках японцев севернее 38-й параллели оставались еще два прибрежных опор­ных пункта — порт Этэтин (Одецип) и военно-морская база и крепость Гёнзан (Вонсан). Командовал силами высадки десантов капитан 1 ранга А. Ф. Студеничников.

19 августа из Сейсина в порт Этэтин вышли сторожевой корабль «Метель» и шесть торпедных катеров, на борту которых находились 77-й батальон 13-й бригады морской пехоты и рота автоматчиков. Полтора часа спустя корабли в сплошном тумане вошли в Этэтин. Десантники были высажены на пирсы. Менее чем через час морской десант полностью овладел пор­том и городом Этэтин.

Войска Квантунской армий, выполняй приказ о капитуляции, начали сдаваться в плен. Но отдельные соединения продолжали сопротивление. Не исключалось, что японское командование, используя расположен­ную в глубоком тылу военно-морскую базу Гёнзан, эвакуирует часть сил из Кореи в Японию. Поэтому было решено как можно быстрее овладеть этой базой.

По данным нашей разведки, Гёнзан прикрывался с моря шестью береговыми батареями калибром до 280 мм и минным за­граждением. Численность войск, оборонявших Гёнзан, превышала 6 тыс.

В состав десанта направленного в Гёнзанвошли 76-й батальон и две роты 74-го батальона 13-й бригады морской пехоты и другие подразделения (всего 1847 бойцов), эсминец «Войков», фрегат ЭК-3, тральщики ТЩ-277 и ТЩ-282, шесть торпедных катеров.

20 августа корабли с десантом вышли из Сейсина в Гёнзан. Впереди следовали торпедные катера под ко­мандованием капитан-лейтенанта М.Г. Малика. На их борту на­ходился отряд первого броска, которым командовал В.Н. Леонов.

21 августа корабли ошвартовались к причальным линиям. Для японского командования высадка советского десанта ока­залась неожиданной. Вскоре в район высадки прибыли парламен­теры с белыми флагами. К исходу 22 августа весь гарнизон Гёнзана капи­тулировал. Он насчитывал 5959 солдат и 279 офицеров.

В Порт-Артур (Люйшунь) и Дайрен (Лгойда) были высажены авиадесанты, сформированные из экипажей кораблей и береговых частей Тихоокеанского флота. Подготовку и высадку их возглав­лял заместитель командующего ВВС Тихоокеанского флота гене­рал-лейтенант авиации Е.П. Преображенский.

24 августа отряд из Владивостока десантным судном ДС-32 был доставлен на морской аэродром в Суходоле, где находились самолеты типа «Каталина». 135 человек разместились на 10 са­молетах для высадки в Порт-Артуре, а 90 на 7 самолетах для высадки в Дайрене. Полет, занявший немногим более 5 часов, прошел без помех со стороны капитулирующего противника.

Когда ранним утром 25 августа советские самолеты садились на воду близ Порт-Артура и Дайрена, на берегу собралось мно­жество китайцев с флагами и транспарантами. Советские моряки, несмотря па большую волну, быстро и ловко пересаживались на плавсредства и добирались до берега. Многие китайцы на катерах и шхунах подходили к самолетам и оказывали им помощь.

Японские гарнизоны в Порт-Артуре и Дайрене сложили ору­жие. Китайское население тепло встречало советских воинов-осво­бодителей. При огромном стечении населения десантники-тихо­океанцы в 8 часов утра 25 августа торжественно водрузили над крепостью Порт-Артур советский Военно-морской флаг.

 

***

10 августа 16-я армия 2-го Дальневосточного фронта (коман­дующий армией генерал-лейтенант Л.Г. Черемисов) получила приказ перейти на следующее утро государственную границу на о. Сахалин и во взаимодействии с Северной Тихоокеанской фло­тилией к 25 августа овладеть его южной частью. Поддержку наступающим войскам должна была оказать Северная Тихоокеанская флотилия. В главной базе флотилии дислоциро­вались 9 подводных лодок, сторожевой корабль «Зарница», 5 тральщиков, 24 торпедных катера, несколько отрядов сторожевых катеров и катеров-тральщиков. Авиация флотилии насчитывала 44 истребителя, 15 бомбардировщиков, 12 штурмовиков и 9 са­молетов-разведчиков.

В разгар боев Северная Тихоокеанская флотилия овладела крупным плацдармом на западном побережье Сахалина, оказав тем самым большую помощь войскам в разгроме приграничной группировки противника.

Северная Тихоокеанская флотилия должна была высадить морской десант в порту Эсутору. Однако штаб флотилии не рас­полагал достоверными данными о системе обороны и силах про­тивника в порту. Ведение разведки авиацией и кораблями было крайне затруднено из-за постоянных туманов и низкой облачно­сти. Поэтому командование флотилии приняло решение высадить десант не в Эсутору, а в ближайший от него небольшой порт Торо (Шахтерск); в дальнейшем же при расширении занятого плацдарма на берегу овладеть и портом Эсутору.

К высадке в сахалинский порт Торо были привлечены 365-й отдельный батальон морской пехоты и армейский батальон. Для их высадки были созданы четыре десантных отряда и группа охранения. В первый десантный отряд (он же отряд артиллерийской под­держки) вошли сторожевой корабль «Зарница», 4 сторожевых катера, во второй - 14 торпедных катеров; в третий 4 траль­щика, в четвер­тый — 2 транспорта и2 сторо­жевые катера, в группу охранения - 5 тор­педных катеров.

Общее руководство десантом осуществлял вице-адмирал В.А. Андреев. Командиром сил высадки был назначен капитан 1 ранга А.И. Леонов, командиром десанта подполковник К.П. Тавхутдинов.

Подводная лодка Щ-118 в подготовительный пе­риод высадила разведывательную группу из пяти человек близ порта Маока.Самолеты нано­сили бомбардировочные и штурмовые удары по портам Торо, Эсутору, Маока и военно-морской базе Отомари. Подводные лод­ки были развернуты на намеченных к началу войны с Японией позициях.

Первый десантный отряд вышел из Советской Гавани в 21 час. 20 мин. 15 августа. Ночью корабли следовали в тумане, види­мость не превышала 1 каб. К утру туман рассеялся, и в 5 часов отряд вошел в порт Торо. В течение 10 минут 140 моряков высадились вне­запно для противника. Японцы капитулировали.

Второй десантный отряд высадил в порту 365-й отдельный батальон морской пехоты. В это же время из бухты Ванино вышел третий десантный отряд со вторым эшело­ном десанта, который высадился в Торо.Третий эшелон десанта, состоявший из артиллерии и тыло­вых подразделений,прибыл в порт Торо 17 августа.

В течение 16 августа, преодолевая возрастающее противодей­ствие японских частей, десант овладел населенными пунктами Торо, Тайхэй, Ниси-Онура и Ныо-Хаку. Особенно ожесточенным был бой на подступах к городу Яма-Сигай, продолжавшийся око­ло четырех часов.

Командир десанта под­полковник К.П.Тавхутдинов решил 17 августа атаковать про­тивника, нанеся одновременные удары с фронта силами батальо­на морской пехоты и во фланг — силами стрелкового батальона в общем направлении к центру города. После артиллерийской подготовки десантники стремительно ворвались в город и завязали уличные бои. Через два ча­са после начала штурма город был полностью очищен от против­ника.

Таким образом, Северная Тихоокеанская флотилия успешно решила поставленную перед ней задачу. С захватом значитель­ного плацдарма в районе Торо, Эсутору были перерезаны все пути сообщения противника по западному побережью Сахали­на. Наши войска получили возможность развить наступательные действия, как вглубь острова, так и вдоль его западного побе­режья.

Тем временем уже готовилась высадка в порт Маока. Командование Северной Тихоокеанской флотилии и 16-й армией приняли решение высадить стрелковую бригаду и батальон морской пехоты на причалы порта утром 20 августа и к исходу дня расширить плацдарм. Выделенные для решения задачи корабли были сведены в пять отрядов. Командиром высадки десанта был назначен капитан 1 ранга А.И. Леонов, командиром десанта — командир 113-й стрелковой бригады пол­ковник Захаров.В 6 час. 50 19 августа корабли с десантом снялись с якоря и направились из Советской Гавани в Маока. Утром 20 августа корабли в сплошном тумане подошли к порту Маока.Катера первого десантного отряда устремились в центральную и южную гавани порта, быстро ошвартовались у причалов и в те­чение трех-четырех минут высадили первый бросок десанта. За­тем они отошли на рейд и включились в подавление огневыхточек противника, начатое кораблями артиллерийской поддержки. Застигнутые врасплох, японцы вначале не оказали организован­ного противодействия десанту, но со временем бой за высадку ста­новился все более упорным.Первый бросок десанта, несмотря на возра­стающее сопротивление японцев, метр за метром овладевал при­чальными линиями. Через 40 минут после начала высадки морские пехотинцы овладели частью построек порта, и в гавань вошли тральщики с первым эшелоном десанта. Вслед за первым начал высаживаться второй эшелон. Это обес­печило быстрое наращивание сил на берегу.Развивая успех первого броска, сводный батальон морской пехоты к 12 часам овладел всеми постройками порта и завязал бой за центральную и восточную части города. Подразделения стрелковой бригады развернули наступление на северную и южную части города.

Два японских пехотных батальона, поддерживаемые артилле­рийским, минометным и пулеметным огнем, оказывали сильное сопротивление. Нелетная погода лишала десант поддержки с воз­духа, а артиллерийский огонь наших кораблей часто прерывался, так как видимость в тумане норой не превышала 50-60 метров. Несмотря на это, к 14 часам 20 августа десант овладел портом и городом Маока. Противник, потеряв свыше 300 солдат и офицеров убитыми, до 600 пленными, начал отступать вглубь острова вдоль железной и шоссейной дорог.

Овладев городом, сводный батальон морской пехоты стал прод­вигаться по побережью.

Утром 21 августа корабли артиллерийской поддержки десанта произвели огневой налет. Во второй половине дня, когда устано­вилась летная погода, в воздухе появилась наша авиация. Мор­ские летчики совершили 28 самолето-вылетов. Однако японцы сопротивлялись в течение всего дня. В бою за туннель у станции Экинохара отличился орудийный расчет сержанта Б.Ннколайчука. Прямой наводкой он по­давил несколько вражеских огневых точек. Получив тяжелое ра­нение, командир орудия продолжал управлять стрельбой и пал смертью героя.

В бою за станцию Футомата умело действовал орудийный расчет младшего сержанта Е.Чапланова. Артиллеристы поддерживали огнем штурмовые группы. Противник оказывал яростное сопротивление. В этом бою Е.Чапланов погиб.

22 августа авиация Северной Тихоокеанской флотилии, совер­шив 61 самолето-вылет, уничтожила 28 дзотов и разрушила много складских помещений.Днем 22 ав­густа воздушный десант флотилии захватил аэродром Коноторо, но к этому времени сопротивление противника было уже слом­лено. В ночь на 23 августа 113-я стрелковая бригада овладела населенным пунктом Футомата и начала продвижение на Рудака и Отомари.

Одновременно с наступлением десантников вглубь острова штаб флотилии развернул подготовку к высадке морского десан­та в военно-морскую базу Отомари.

К утру 23 августа в Маока было сосредоточено три баталь­она морской пехоты общей численностью 1600 человек, которые составили сводную бригаду моряков Северной Тихоокеанской флотилии. В нее пошел также батальон морской пехоты, насту­павший вдоль побережья на Хонто (Невельск), а затем возвра­щенный в Маока для посадки на корабли.

В 5 час. 30 мин. 23 августа минный заградитель «Океан», 8 тральщиков, 4 сторожевых и 6 торпедных катеров с десантом на борту вышли из Маока.

В 20 часов, невзирая на сильный шторм, корабли с десантом, оста­вив в Хонто роту моряков, продолжили переход в Отомари. В 6 часов 25 августа они подошли к причалам военно-морской базы и приступили к высадке десанта. На этот раз японские войска противодействия не оказали: их участь была предрешена.Когда с кораблей сходил последний десантник, к восточной окраине города подоспели подразделения 113-й стрелковой бри­гады. К 10 часам военно-морская база Отомари была занята. Ее гарнизон численностью 3400 солдат и офицеров сложил оружие и сдался в плен.К этому времени передовые части 56-го стрелкового корпуса вступили в административный центр Южного Сахалина город Тоёхара. К полудню 25 августа освобождение Южного Сахалина от японских захватчиков было завершено.

В итоге Южно-Сахалинской операции наши войска разгро­мили находившуюся на острове группировку противника, взяли в плен 18 320 японских солдат и офицеров, захватили большие трофеи.

Войска 56-го стрелкового Корпуса, корабли и авиация Север­ной Тихоокеанской флотилии выполнили свой долг перед Ро­диной, вернули ей исконно русскую землю — Южный Сахалин.

Южно-Сахалинская операция, в которой участвовали сухопутные войска и силы флота, показала высокое военное искусство командования и штабов в планирова­нии, боевом обеспечении и управлении силами. Она была прове­дена строго по разработанному плану и в установленный срок. В ходе боев советские воины, воодушевленные справедливыми целями своей освободительной миссии, проявили отличную бое­вую выучку и высокий наступательный порыв.

Гуманно относясь к японскому населению, они терпеливо разъясняли ему цели своего прихода, делились с ним всем, что имели. На Южном Сахалине японские власти не создавали запа­сов продовольствия, это поставило жителей в тяжелое положе­ние. Поэтому по решению Советского правительства 29 августа, еще до подписания акта о капитуляции Японии, в Отомари был направлен транспорт с продовольствием для японского насе­ления.

 

***

15 августа перед Камчатским оборонительным районом (ко­мандующий генерал-майор А.Р. Гнечко) и Петропавловской военно-морской базой (командир капитан 1 ранга Д.Г. Пономарев) была поставлена задача — овладеть островами Шумшу и Пара­мушир и в последующем — островом Онекотан. Командующим десантной операцией был назначен генерал-майор А.Р. Гнечко, командиром высадки капитан 1 ранга Д.Г. Пономарев, коман­диром десанта генерал- майор П.И. Дьяков.

Генерал-майор Гнечко решил высадить десант в северо-восточ­ной части острова Шумшу (мыс Кокутан, мыс Котомари), на­нести главный удар в направлении военно-морской базы Катаока, овладеть островом и, используя его как плацдарм, в последую­щем овладеть островами Парамушир и Онекотан. С целью введе­ния противника в заблуждение относительно места десантиро­вания главных сил предполагалось высадить демонстративный десант. Для осуществления этого замысла части 101-й стрелковой дивизии и сформированный из подразделений военно-морской базы батальон морской пехотыбыли сведены в передовой отряд, два эшелона главных сил и от­ряд демонстративной высадки десанта.

Корабельный состав десанта насчитывал 64 единицы, в том числе 2 сторожевых корабля, минный заградитель, 4 тральщика, 17 транспортных и 16 специальных десантных судов.

Для доставки десанта к острову Шумшу и обеспечения его действий были сформированы отряды кораблей.

Отряд транспортов и высадочных средств, которым командо­вал капитан 2 ранга Г.В. Богородский, включал в себя плав­базу «Север», 2 гидрографических судна, 14 транспортов, 16 десантных судов, две самоходные баржи и четыре катера «кавасаки».

Отряд охранения, возглавляемый капитаном 3 ранга Скиба, состоял из восьми сторожевых катеров типа МО-4.В отряд траления (командир капитан-лейтенант П.П. Олейник) входили тральщики «Веха», ТЩ-155, ТЩ-156 и ТЩ-525.Сторожевые корабли «Киров» и «Дзержинский», минный за­градитель «Охотск» составляли отряд артиллерийской поддержки (командир капитан 3 ранга И.Д. Сизов). Кроме этого отряда десант должны были поддерживать батарея на мысе Лопатка, 128-я смешанная авиадивизия и шесть базовых самолетов МБР-2.

Для подготовки операции было отведено крайне ограничен­ное время — около суток. Тем не менее штабы Камчатского обо­ронительного района и Петропавловского военно-морского гар­низона сумели не только обеспечить перегруппировку и сосредо­точение разбросанных по побережью войск, но и разработать, размножить и довести до исполнителей важнейшие боевые до­кументы — боевой и организационный приказы, плановую таб­лицу взаимодействия, ордер перехода кораблей морем, указания командирам кораблей и капитанам транспортов на переход мо­рем, по диспозиции в районе высадки, по бою за высадку, ис­пользованию средств связи и корабельной артиллерии.

Из-за недостатка времени специальная подготовка десантных частей и личного состава кораблей исключалась. В этих усло­виях командование особое внимание уделяло организации твер­дого и непрерывного управления силами, четкого взаимодейст­вия войск, кораблей и самолетов, а также обеспечению боевых действий. То обстоятельство, что командующий Камчатским обо­ронительным районом управлял силами, выделенными для уча­стия в Курильской десантной операции, через оперативный штаб, созданный из представителей штабов оборонительного района, военно-морской базы и 128-й авиадивизии, позволяло целеустрем­ленно и оперативно решать все вопросы, связанные с подготов­кой и ведением боевых действий.

Для организации партийно-политической работы среди лич­ного состава десанта на переходе морем и в ходе боя за вы­садку была создана оперативная группа во главе с начальником политотдела Петропавловской военно-морской базы полковником П.И. Смирновым.

Командование и политический отдел базы особое внимание уделили подготовке батальона морской пехоты, которому пред­стояло первому высаживаться на необорудованное побережье. Батальон возглавил майор Т.А. Почтарев.

17 ав­густа корабли снялись с якоря, построились в походный ордер и вышли из Лвачинской бухты в океан с расчетом утром следую­щего дня подойти к острову Шумшу. Большую часть пути им пришлось следовать в тумане. Плохая видимость вызывала зна­чительные трудности в управлении большим числом кораблей, но благоприятствовала скрытности операции.

18 августа корабли подошли к Шумшу и на участке мыс Кокутан, мыс Котомари под покровом тумана начали высадку первого броска де­санта.

Ошеломленные внезапным появлением десантников на берегу, японцы открыли беспорядочный ружейно-пулеметный огонь. Пе­редовой отряд десанта к 5 часам в полном составе и без потерь высадился на берег. Основные его силы под командованием май­ора П.И. Шутова начали продвигаться вглубь острова, а рота морских пехотинцев во главе с майором Т.А. Почтаревым развернула наступление в район мыса Котомари с целью унич­тожения артиллерийских батарей.

Противник, придя в себя, начал активное проти­водействие. В 5 час. 30 мин., когда к берегу направились суда с главными силами десанта. Едва плавсредства подошли к берегу, на них обрушился шквал ар­тиллерийского огня. От прямого попадания вражеских снарядов загорелись два десантных судна. Несколько судов из-за повреждения механизмов управления стали неподвижной мишенью. На поврежденных судах начали взрываться боеприпасы. Десантники добирались до берега вплавь по кипящей от снаря­дов воде.

Высадив подразделение первого броска, экипаж десантного судна № 1 принял очередную группу бойцов с транспорта и снова направился к берегу. На этот раз судну пришлось преодолеть зону плотного артиллерийского огня. Почти одновременно на нем разорвалось четыре вражеских снаряда. Возник пожар, появились раненые. Экипаж хладнокровно вел борьбу за живучесть корабля. Руководивший тушением пожара лейтенант И.И. Пермяков, об­наружив, что огонь подбирается к снарядам, бросился к пожар­ному шлангу, но он оказался перебитым. Тогда лейтенант, не колеблясь, заслонил снаряды своим телом и, несмотря на ожоги, вы­катил их из опасного места.На десантном судне № 2 от прямого попадания вражеских снарядов возник  пожар. Часть команды погибла, а оставшиеся в живых не смогли справиться с огнем. На помощь судну поспешил минный заградитель «Охотск», которым коман­довал капитан-лейтенант В.К. Моисеенко, ликвидировавший пожар. На десантном судне № 8, которым командовал старший лей­тенант И.Д. Яструб, от попаданий снарядов вышла из строя главная машина, возник пожар. Многие члены экипажа полу­чили ранения, но оставались в строю, чтобы как можно быстрее произвести высадку десантников.

Расторопно и самоотверженно действовал экипаж самоходной баржи под командованием старшины 1-й статьи В.И. Сигова. Под огнем противника баржа сделала несколько рейсов от судов к бе­регу, доставляя десантников, оружие, боеприпасы и эвакуируя раненых. Сам старшина был ранен в голову и руку, но оставался на своем боевом посту до окончания операции. За умелые и му­жественные действия старшина 1-й статьи В.И. Си­гов удостоился звания Героя Советского Союза, а остальные члены экипажа были награждены орденами и медалями.

Несмотря на большие усилия десантников, темп высадки из-за сильного противодействия японцев и ограниченного количества высадочных средств был невысоким.

В 9 часов началась высадка второго эшелона десанта (373-й стрелковый полк, рота морской пехоты, 279-й артполк). Она проходила также при сильном артиллерийском про­тиводействии японцев. В бою за высадку десант потерял стороже­вой катер и четыре десантных судна; восемь десантных судов по­лучили серьезные повреждения.

Боевые действия на берегу начались около 5 часов. Наступле­ние вглубь острова без закрепления на прибрежном участке было тактической ошибкой передового отряда. Рота морской пе­хоты на подступах к сильно укрепленным японским артиллерий­ским позициям на мысе Котомари была остановлена и перешла к обороне.

Около 6 часов передовой отряд подошел к господствующим в северо-восточной части острова высотам 165 и 171. Здесь он встретил первое сильное противодействие японцев артиллерий­ским, минометным и пулеметным огнем. Завязались упорные бои за высоты, продолжавшиеся в течение всего дня. В борьбе с де­сантниками, вооруженными лишь автоматами и гранатами, про­тивник опирался на большое число дотов и дзотов. Связь с ко­раблями еще не была налажена, и поэтому они не могли поддержать передовой отряд артиллерией. Попытки наших бойцов по­давить огневые точки врага связками ручных гранат не удались. Успешнее действовали созданные в ходе боя блокировочные группы, имевшие в своем составе саперов. Они сумели взорвать несколько японских огневых точек, но это не могло решить исход боя за высоты.

Японское командование бросило в контратаку батальон пехоты и 20 танков. Неравная схватка продолжалась около двух часов. Ценой боль­ших потерь японцам удалось отбросить передовой отряд к подно­жию высот, но и сами они, потеряв до 15 танков и до 100 солдат, были вынуждены окопаться.

Советские бойцы в этом бою проявили изумительную отвагу. Когда роте старшего лейтенанта И.В. Кащея преградил путь вражеский дот, коммунист старшина 1-й статьи Н.А. Вилков, не колеблясь, закрыл его амбразуру своим телом. Еще одну амбразуру закрыл своим телом краснофлотец П.И. Ильичев. Старшина 1-й статьи Н.А. Вилков и краснофлотец П.И. Ильичев посмертно удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

В 9 час. 10 мин. корабли артиллерийской поддержки и батарея на мысе Ло­патка произвели огневой налет по противнику. Десантники снова перешли в атаку им взяли господствующие высоты. Однако удер­жать их не удалось. Японцы предприняли очередную контратаку превосходящими силами и снова отбросили десант к подножию высот. С этого времени про­тивник контратаковал непрерывно, но передовой отряд героиче­скими усилиями сдерживал натиск.

Японцы спешно подтягивали к этим высотам войска из глу­бины острова. Вскоре к передовому отряду подо­шли подразделения первого эшелона и к 13 часам — второго. Воз­главил их действия полковник П.А. Артюшнн.

Полковник П.А. Артюшин сосредоточил на направлении вражеской контратаки до 100 противотанковых ружей и четыре 45-мм ору­дия. Понеся большие потери в людях и танках, враг отступил.

В этом бою умело руководил действиями подчиненных стар­ший лейтенант С.А. Савушкин, лично подорвавший противотан­ковой гранатой вражеский танк. Младший сержант Г.Баландин сжег два японских танка, а когда у него вышло из строя противотанковое ружье, бросился навстречу третьему танку и подорвал его вместе с собой. Младший сержант Султанов вскочил на броню враже­ского танка и через смотровую щель в упор расстрелял его эки­паж. Отважно действовали в бою автоматчики под командованием старшины А.П. Белова. Будучи раненным, старшина продолжал командовать взводом, пока его не покинули силы. Стойко отра­жали атаку вражеских танков старшина 2-й статьи П. Бабич и краснофлотец И. Кобзарь, геройски погибший в единоборстве с японским танком.В этом тяжелом бою герои-тихоокеанцы техник-лейтенант А.М. Водынин, краснофлотец Власенко и сержант Рында со связками гра­нат бросились под вражеские танки, и каждый ценой собственной жизни уничтожил по машине. Геройски действовал в бою и коман­дир передового отряда десанта майор П.И. Шутов. Будучи дважды раненным, он управлял десантниками и только после тяжелого, третьего ранения был унесен с поля боя. Личный пример героизма подавал морякам командир батальона морской пехоты майор Т.А. Почтарев. Его ранило, но он продолжал коман­довать подразделением. За героизм и умелое руководство боем П.И. Шутову и Т.А. Почтареву было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 18 часов, поддержанный артиллерией кораблей и батареей с мыса Лопатка, десант перешел в наступление. Разгорелся ожесто­ченный бой. К исходу дня десант вышел на рубеж западных ска­тов высот.

В 20 часов 18 августа генерал-майор А.Р. Гнечко поставил перед десантом задачу овладеть всем островом. К утру 19 августаштурмовые группы разгромили опор­ные пункты на мысах Кокутан и Котомари. Напряженные бои с превосходящими силами противника со­провождались большими потерями с обеих сторон.Ликвидация вражеских опорных пунктов на мысах Кокутан и Котомари создала благоприятные условия для быстрой вы­грузки с кораблей полевой артиллерии и другой боевой техники. Тем временем японское командование продолжало усиливать гар­низон острова, перебрасывая сюда войска с острова Парамушир. К утру 19 августа перед нашим десантом сосредоточилось более пяти пехотных батальонов, до 60 танков и 70 орудий. Противник готовился к упорному бою. Но в это время по радио было пере­дано сообщение японского правительства о безоговорочной капи­туляции перед вооруженными силами союзников.

Начались переговоры, в результате которых японские войска сдались.

Тем временем войска десанта оставались на своих позициях в ожидании капитуляции японского гарнизона. Когда стало из­вестно о коварных действиях противника во Втором Курильском проливе, десантников охватило чувство негодования. В ответ на вероломство японцев десант в 13 часов перешел в наступление.

Боевой порыв тихоокеанцев был настолько велик, что противника не спасли даже мощные оборонительные сооружения. Он был отброшен на 5-6 километров вглубь острова. Это отрезвляюще подействовало на японцев, и они поспешили заверить наше ко­мандование, что немедленно прекращают боевые действия.

К исходу дня 23 августа на Шумшу было пленено свыше 12 тыс. японских солдат и офицеров. Вслед за ними сложили ору­жие и части на Парамушире. Острова, расположенные южнее, были заняты морскими десантами. На северные острова, до острова Уруп включительно, корабли Петропавловской военно-морской базы высадили войска Камчатского оборонительного района, а на остальные острова советские части перебрасывались с Сахалина кораблями Северной Тихоокеанской флотилии и главной базы Ти­хоокеанского флота.

Моряки Ти­хоокеанского флота успешно справились с поставленной перед ними задачей - в предельно короткий срок, с 24 августа по 1 сен­тября 1945 г., заняли всю цепь Курильских островов, простираю­щуюся более чем на 600 миль.

 

***

30 сентября 1945 года Указом Президиума ВС СССР была учреждена медаль «За победу над Японией».

Медалью «За победу над Японией» награждались военнослужащие и лица вольнонаемного штатного состава частей и соединений Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, принимавших непосредственное участие в боевых действиях против японских империалистов в составе войск 1-го Дальневосточного, 2-го Дальневосточного и Забайкальского фронтов, Тихоокеанского флота и Амурской речной флотилии, военнослужащие центральных управлений НКО, НКВМФ принимавшие участие в обеспечении боевых действий советских войск на Дальнем Востоке.

5 февраля 1951 года, по постановлению Президиума Верховного Совета СССР, в Положение о медали были внесены дополнения. В частности, было установлено, что в случае смерти награжденного медаль «За победу над Японией» и удостоверение к ней остаются в его семье для хранения как память. Ранее медаль и удостоверение к ней после смерти медаленосца возвращались государств

Медаль «За победу над Японией» во многом аналогична медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 -1945 гг.». Например, на обеих наградах погрудно изображен И.В. Сталин в форме маршала Советского Союза, но на аверсе медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» профиль вождя обращен влево, то есть на запад, а на медали «За победу над Японией» он смотрит вправо - на восток.

Медаль «За победу над Японией» изготовляется из латуни и имеет форму правильного круга диаметром 32 мм.

На лицевой стороне медали профильное погрудное изображение Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина, повернутое вправо. В верхней части медали по окружности надпись: «ЗА ПОБЕДУ НАД ЯПОНИЕЙ».На оборотной стороне медали надпись «3 СЕНТЯБРЯ 1945», над ней пятиконечная звездочка.Все надписи и изображения на медали выпуклые. Автор проекта медали художник М.Л. Лукина.

При помощи ушка и кольца медаль соединялась с пятиугольной колодкой, обтянутой шёлковой муаровой лентой шириной 24 мм. Посередине ленты широкая красная полоска, по обе стороны от неё: по одной белой полоске, по одной красной полоске и по одной узенькой белой полоске. Края ленты окаймлены узенькими желтыми полосками.

Медаль «За победу над Японией» носится на левой стороне груди и при наличии других медалей СССР располагается после юбилейной медали «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Очень редко встречаются экземпляры медали "За победу над Японией", имеющие на реверсе серийный номер. Происхождение номера до конца не исследовано. Вероятнее всего, медали данного варианта нумеровались непосредственно в войсковых частях дивизионного или полкового уровня.

Общее количество награждённых медалью «За победу над Японией» составляет около 1 800 000 человек.

 

 

***

На Дальнем Востоке России и в Корейской Народно-Демократиче5ской Республике свято хранят память о моряках-тихоокеанцах, освобождавших в 1945 году Сахалин, Курильские острова и Корею.

На реке Южная Хандаса расположен памятник, стоящий на братской могиле моряков-пограничников 52-го Сахалинского морского пограничного отряда, погибших при освобождении острова Сахалин.

Еще один памятник освободителям Сахалина был в 1967 году установлен в поселке Победино. Рядом с обелиском находится братская могила и мемориальные доски с именами советских солдат, матросов и офицеров.

В 1975 году был открыт мемориальный комплекс, в честь советских воинов, павших при освобождении Южного Сахалина была установлена на Холмском перевале вблизи  города Холмска. На братской могиле сооружена семиметровая железобетонная стела, символизирующая морскую волну. На ее гребне - артиллерийское орудие. Стелу опоясывает бронзовое полукольцо с надписью: «Вечная слава героям, павшим в боях против японских агрессоров при освобождении исконно русских земель Южного Сахалина и Курильских островов». Рядом с комплексом расположена и братская могила павших героев. На могиле размещена плита с фамилиями павших воинов и текстом: «Здесь захоронены воины Советской Армии, павшие в бою с милитаристской Японией на Холмском перевале в августе 1945 г.».  

В 1980 году в городе Южно-Сахалинске открыт памятник павшим воинам. На главном постаменте высится пятиметровая бронзовая фигура солдата с автоматом в руке. Впереди еще две фигуры - это идущие в штыковую атаку матросы-тихоокенацы. Один из них падает раненным, но второй матрос продолжает атаку. Автор - скульптор А.А. Тюренков.

В районе поселка Шахтерска Углегорского района, поставлен памятный знак, в честь высадки на Сахалин первого десанта под командованием подполковника Тавхутдинова. Именно с этого места началось освобождение острова от японцев.

В Петропавловске-на-Камчатке в 1946 году был установлен памятник освободителям Курильских островов в августе 1945 года. Памятник установлен в августе 1946 года, находится в историческом центре города Петропавловска-Камчатского в сквере «Свободы». Пятигранный обелиск, установленный в центре Петропавловска в августе 1946 г. в годовщину освобождения Курильских островов, венчает пятиконечная звезда. На гранях отчеканено: "Вечная память героям, павшим в боях за честь и победу нашей Родины!"; "Вы отдали жизнь за наше правое дело. Японский агрессор разбит. Мы победили"; "Память о вас, вернувших Родине Курильские острова, переживёт века"; "Вы шли бесстрашно на врага, вы выполнили до конца свой воинский долг. Родина никогда не забудет вас".

В столице КНДР Пхеньяне на горе Моранбон установлен монумент (корейцы именуют его "башней освобождения") в честь советских воинов, погибших в 1945 году при освобождении Кореи. Монумент представляет собой большую 30-метровую стелу, увенчанную красной звездой. На одном из барельефов советский моряк жмет руку корейским крестьянам. На памятнике на корейском и русском языках начертано: "Великий советский народ разгромил японских империалистов и освободил корейский народ. Кровью, пролитой советскими воинами при освобождении Кореи, еще более укрепились узы дружбы  между корейским и советским народами.  В знак всенародной благодарности воздвигнут этот памятник. 15 августа 1945 г."

На другой стороне памятника написано: "Вечная слава великой Советской Армии, освободившей корейский народ  от ига японских империалистов и открывшей ему путь к свободе  и независимости! 15 августа 1945 г."

 

***

Родина высоко оценила подвиг моряков-тихоокеанцев. Более 30 тыс. моряков удостоились боевых правительственных наград. Пяти­десяти одному моряку за особые отличия в боях присвоено зва­ние Героя Советского Союза.19 кораблей, частей и соединений флота были преобразованы в гвардейские, 16 награждены орденом Красного Знамени, 13 по­лучили почетные наименования.

Своими героическими подвигами тихоокеанцы вписали яркие страницы в летопись боевой славы наших Вооруженных Сил.

За мужество и героизм, проявленный в боях с японскими империалистами командир отряда морских разведчиков Северного флота Герой Советского Союза стар­ший лейтенант В.Н. Леонов был награжден второй золотой звездой Героя Советского Союза.

Сахалинская железнодорожная станция Футомата была впоследствии переименована в станцию Челпанова, в честь младшего сержанта Е.Чапланова, героически погибшего при ее освобождении.

Владимир Шигин, капитан 1 ранга


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"