На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Подвиги моряков

при обороне Севастополя в 1941-1942 гг.

Героическая оборона Севастополя началась с открытия огня по наступающим немецким войскам артиллеристами береговой батареи № 54 (командир лейтенант Н.И. Заика). Эта батарея, располагавшаяся в районе деревни Николаевка, в 40 км севернее Севастополя, 30 октября в 16 часов 35 ми­нут первой открыла огонь по танкам и мотопехоте противника. В ходе четырехдневных боев она нанесла врагу большой урон.

Стойко защищал участок юго-западнее Бахчисарая батальон курсантов Военно-морского училища береговой обороны имени ЛКСМУво главе с заместителем начальника училища полковником В.А. Костышиным. Пять суток батальон сдерживал на­ступление передовых частей немецко-фашистских войск, рвавшихся к Севастополю. Незабываемый подвиг совершил под Бахчисараем курсант 1-го курса комсомолец А. Мальцев. При отражении атаки врага у него кончились боеприпасы. В руках он сжимал последнюю противотанковую гранату. Группа фашистских солдат, окружив Мальцева, решила взять его живым.

– Моряки не сдаются! — громко ответил Мальцев и, подняв­шись во весь рост, бросил противотанковую гранату.

Наседавшие гитлеровцы были уничтожены. Осколок гранаты скосил и героя. Курсант А. Мальцев был посмертно на­гражден орденом Отечественной войны 1-й степени.

2 ноября части противника подошли к передовому оборони­тельному рубежу. Завязались упорные бои па подступах к Дуванкою и Аранчи. Здесь оборону держали 8-я бригада морской пе­хоты, местный стрелковый полк, 3-й полк морской пехоты и дру­гие подразделения.В отражении атак противника морским пехотинцам активно содействовали береговые батареи № 30 (командир капитан Г.А. Александер) и № 10 (командир капитан М.В. Матушено). С воздуха сухопутные части поддер­живали летчики 8-го истребительного полка.

Ставка Верховного Главнокомандования прияла решение об образовании Севастопольского оборонительного района, командование которым было возложено на командующего Черноморским флотом Ф.С. Октябрьского.

Между тем бои на подступах к Севастополю приобретали все более ожесточенный характер. В районе Черкез-Кермена фаши­стским войскам удалось прорвать оборону на стыке 2-го и 3-го полков морской пехоты и занять хутор Мекензи. На правом фланге обороны они взяли деревню Шули (Терновка). Но даль­ше продвинуться им не удалось.

7 ноября гитлеровцы предприняли ожесточенную атаку в рай­оне Дуванкоя (Верхне-Садовое). Но и здесь они потерпели не­удачу. Этот район стойко обороняли моряки 18-го батальона мор­ской пехоты. Их возглавлял военком Е.А. Мельник. Под Дуванкоем бессмертной славой покрыли себя красно­флотцы этого батальона комсомольцы И.М. Красносельский, Д.С. Одинцов, Ю.К. Паршин и В.Г. Цибулько во главе с политруком Н.Д.Фильченковым. По шоссе наступала колон­на вражеских танков, а за ними двигалась мотопехота. Отваж­ные моряки пулеметным огнем, гранатами и бутылками с зажи­гательной смесью отбили несколько атак врага. Когда кончились пулеметные лепты и бутылки с зажигательной смесью, политрук Н.Д. Фильченков обвязался гранатами и бросился под танк. Его примеру последовали матросы. В этом бою моряки-черноморцы уничтожили 10 танков. Продвиже­ние врага было остановлено, а затем он был отброшен подоспев­шими резервами.Все пятеро моряков посмертно удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

В точение 8-9 ноября морские пехотинцы 7-й бригады и 16-го батальона морской пехоты, курсанты Военно-морского учи­лища береговой обороны имени ЛКСМУ, моряки других подраз­делений успешно отбивали яростные атаки войск противника, стремившихся прорваться из хутора Мекензи к Северной бухте. Большой урон враг нес от мощного огня береговых батарей № 30 и 35, крейсеров «Червона Украина» (командир капитан 2 ранга А.И. Заруба) и «Красный Крым» (командир капитан 2 ранга А.И. Зубков). В результате все попытки гитлеровцев прорваться к Северной бухте и расчленить оборону города были сорваны.

К исходу 9 ноября Приморская армия, отбив все попытки врага окружить и уничтожить ее в горах, сосредоточилась в рай­оне Севастополя. Здесь она была доукомплектована и организа­ционно укреплена.

 

***

К 10 ноября 1941 г. СОР насчитывал 52 тыс. человек, 170 орудий и до 100 самолетов.С прибытием Приморской армии вся территория оборонительного района для удобства управления войсками была разделена на четыре сектора: юго-восточный (пер­вый), восточный (второй), северо-восточный (третий) и север­ный (четвертый).

Организация обороны Севастополя с моря была полностью от­работана еще до начала боев. Она осуществлялась силами Охраны водного района (ОВР) главной базы и включала оборонительные минные заграждения, выстав­ленные на подходах к ней в первые дин войны, боновые и сете­вые заграждения, прикрывавшие вход в Северную бухту, кора­бельные дозоры и береговые наблюдательные посты. Наблюдение с берега осуществлялось штатными постами службы наблюдения и связи (СНиС), гидроакустической станцией на Херсонесском маяке, двумя теплопеленгаторными станциями и постами наблю­дения частей, располагавшихся вблизи побережья. Задача отра­жения морских десантов противника возлагалась на береговые батареи, авиацию и корабли, находившиеся в Севастополе.

В состав ОВРа главной базы (командир контр-адмирал В.Г. Фадеев) входили: 1-й, 2-й и 3-й дивизион тральщиков, отряд заградителей, 1, 2 и 3-й дивизионы сторожевых катеров, 8, 9 и 12-й дивизионы катеров– тральщиков, охрана рейда.

Принимались все возможные меры к усилению противовоздуш­ной обороны главной базы. С перебазированием большей части авиации флота на Кавказ основную роль в ней играла зенитная артиллерия. ПВО города была значительно укреплена за счет ча­стей, отходивших из других районов Крыма. Сначала севастополь­ское небо прикрывали 61-й зенитно-артиллерийский полк (коман­дир подполковник В.П. Горский) и 62-й зенитно-артиллерийский полк (коман­дир подполковник Н.С. Ушаков). В ноябре дополнительно были развернуты 122-й зенитный артиллерийский полк (командир подполковник А.В. Мухряков) и три зенитных артиллерийских дивизиона.

­Немецко-фашистское командование, сосредоточив под Севасто­полем четыре пехотные дивизии и мотобригаду с частями усиле­ния, более 150 танков и 300-350 самолетов, утром 11 ноября развернуло наступление почти по всей линии обороны города. Главный удар наносился в направлении Варнутка, Камары, вдоль Ялтинского шоссе па Балаклаву. Здесь на­ступала 72-я пехотная дивизия, поддерживаемая 100 танками. Вспомогательные удары наносились па стыке второго и третьего секторов, в районах долины Кара-Коба, хутора Мекензия, дерев­ни Черкез-Кермен, силами 50-й и 132-й пехотных дивизий.

13 ноября па северо-восточных участках обороны начали боевые действия моточасти 22-й пехотной дивизии.Защитники Севастополя оказали превосходящим силам против­ника упорное сопротивление. Некоторые населенные пункты и высоты неоднократно переходили из рук в руки.Не добившись успеха лобовой атакой, враг решил ослабить оборону города ударами с воздуха. 12 ноября он бросил на Сева­стополь почти все наличные силы своей авиации. Утром 23 Ю-88 атаковали крейсер «Червона Украина» и другие корабли. От пря­мых попаданий бомб крейсер затонул. Получили повреждения эс­минцы «Совершенный» и «Беспощадный», находившиеся в ремон­те. В 16 часов на главную базу совершили налет 36 Ю-88 и Хе-111. Защитники города уничтожили четыре самолета.

13 ноября противник, подтянув резервы, предпринял попытку прорваться к Севастополю вдоль Ялтинского шоссе. Другая груп­пировка его войск наступала вдоль горной дороги на деревню Кадыковка. В последующие дни враг усилил натиск и на вспомо­гательных направлениях.

Положение защитников города еще более осложнилось после того, как 51-я армия 16 ноября оставила Керчь, и противник по­лучил возможность перебросить часть своих войск с керченского участка под Севастополь. Однако они не только сдерживали пре­восходящие силы врага, но и сами на отдельных участках перехо­дили в решительные контратаки. Особое упорство и героизм в этих боях проявили бойцы 7-й бригады, 2-го и 3-го полков мор­ской пехоты и других флотских подразделений.

Большую роль в отражении ноябрьского наступления фаши­стских войск сыграла береговая артиллерия. Успешные действия батарей № 30 и 10 были отмечены специальным приказом на­чальника артиллерии Приморской армии. В те дни отличились также береговая батарея № 19 (командир капитан М.С. Драпушко), располагав­шаяся в районе Балаклавы, ближе других к линии фронта. Про­тивник беспрерывно обстреливал ее позиции из орудий и мино­метов, бомбил с воздуха. Но подавить батарею ему не удалось. Она продолжала наносить мощные удары по врагу. За несколь­ко суток ее орудия выпустили почти 1,5 тыс. снарядов. Сокру­шительные залпы батарейцев помогли сдержать вражеский на­тиск на Балаклаву.

Активное участие в огневом содействии сухопутным войскам СОРа принимал бронепоезд «Железняков» (командир капитан Г.А. Саакян). Построенный в Севастополе к 7 ноября 1941 г., он был укомплектован военными моряками. Мощные залпы бронепоезда при­чиняли противнику большой ущерб.

В отражении наступления врага большой эффективностью от­личались действия морской авиации. В ноябре она нанесла 115 бомбоштурмовых ударов по аэродромам противника и 541 – по его живой силе и технике вблизи линии фронта; в воздушных боях было уничтожено 38, на аэродромах – 54 фашистских самолета. 16 ноября вновь совершил героический подвиг Я. Иванов. В этот день он сбил еще два самолета, причем один из них тараном. Бесстрашный летчик погиб. Ему посмерт­но присвоено звание Героя Советского Союза.

В ходе ноябрьских боев мощные удары по врагу наносили бое­вые корабли эскадры Черноморского флота. Они 54 раза вели огонь, израсходовав 2340 снарядов. Транспортные суда в охра­нении боевых кораблей флота совершили 178 рейсов в Севасто­поль с войсками, вооружением, боеприпасами и продовольствием; из города они вывезли более 26 тыс. жителей и раненых воинов, 25,6 тыс. т грузов.

За десять дней ожесточенных боев немецко-фашистские вой­ска смогли лишь вклиниться на незначительную глубину в пе­редовую оборонительную полосу первого и второго секторов. Но это обошлось им очень дорого. Некоторые немецкие дивизии лишились до 60 процентов своего состава. К 21-22 ноября ста­ло совершенно ясно, что наступление фашистских войск на Се­вастополь выдохлось, не достигнув своей цели. Понеся большие потери, они вынуждены были перейти к обороне.

Чтобы возобновить наступление, немецко-фашистскому ко­мандованию пришлось перебрасывать в Крым части с других участков восточного фронта. Оно стремилось всесторонне орга­низовать новый натиск с целью, во что бы то ни стало овладеть в ближайшее время главной базой Черноморского флота.

Активную подготовку к новым боям за Севастополь раз­вернуло и советское командование. Войска СОРа были попол­нены живой силой и техникой. За период 7-13 декабря боевые корабли и транспорты перевезли в Севастополь из портов Кав­каза 388-ю стрелковую дивизию общей численностью 10,8 тыс. человек и маршевые подразделения, насчитывавшие до 6 тыс. человек 15.

Каждую ночь в главную базу морем доставлялись вооружение, боеприпасы и продовольствие. Несмотря на господство противника в воздухе, морские коммуникации, связывающие Севастополь с портами Кавказа, были довольно устойчивыми. В обеспечении бесперебойности перевозок большое значение имели введение конвоирования транспортов боевыми кораблями и разработка системы маршрутов, предусматривавшей прибытие кораблей в район Севастополя в темное время суток. Защитники Севастополя продолжали совершенствовать свои оборонительные рубежи.

Корабли и авиация флота продолжали периодически наносить удары по позициям фашистских войск. Так, 28 ноября огонь по противнику вели линейный корабль «Парижская коммуна» (ко­мандир капитан 1 ранга Ф.И. Кравченко) и эскадренный миноносец «Смышле­ный» (командир капитан 3 ранга В.М. Тихомиров-Шегула), а 3 декабря – крейсера «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эскадренный миноносец «Железняков» и два тральщика.

В условиях благоприятных перемен на советско-германском фронте было решено высадить десант на Керченский полуостров. В связи с этим вице-адмирал Ф.С. Октябрьский убыл из Сева­стополя в Новороссийск для руководства разработкой плана и подготовкой десантной операции.Между тем противник продолжал усиленно готовить большое наступление на Севастополь, захват которого, по мнению гитле­ровцев, должен был реабилитировать их за поражение на других участках советско-германского фронта, высвободить застрявшие в Крыму силы для использования на других направлениях. Войска 11-й армии под Севастополем были усилены тремя немецкими дивизиями и двумя румынскими бригадами, а так же батареями сверхтяжелых орудий калибром свыше 350 мм. Фашистские войска имели значительное численное превос­ходство над защитниками города в живой силе, особенно в ар­тиллерии, танках и авиации.

17 декабря 1941 г. гитлеровцы после артиллерийской и авиа­ционной подготовки начали новое наступление на Севастополь. На этот раз враг наносил главный удар в стык третьего и четвер­того секторов силами 22, 24 и 132-й немецких пехотных дивизий и двух румынских бригад. В первом и втором секторах насту­пало по одной пехотной немецкой дивизии с частями усиле­ния.

На направлении главного удара войска противника овладели Камышловским оврагом и вышли через Мекензиевы горы к шос­сейной и железной дорогам. На сравнительно узком участке, от горы Кия-Баш до горы Азис-Оба, против 8-й бригады морской пехоты, 241-го полка 95-й стрелковой дивизии и 287-го полка 25-й стрелковой Чапаевской дивизии враг бросил большие си­лы. Советские части оказывали упорное сопротивление, но под мощными ударами противника вынуждены были отходить. Не удалось восстановить положение и введением в бой из резерва 40-й кавалерийской и 388-й стрелковой дивизий.

Ожесточенные бои шли в районе станции Мекензиевы Горы. Вражеские автоматчики просочились до Брат­ского кладбища на Северной стороне города. 21 декабря против­ник усилил натиск, стремясь выйти непосредственно к Северной бухте, чтобы воспрепятствовать артиллерийским огнем заходу в бухту кораблей и транспортов с подкреплениями.

Положение частей третьего и особенно четвертого секторов становилось угрожающим. Понесли большие потери и вынуждены были снова отступить части 388-й стрелковой дивизии, 8-й бригады морской пехоты и 287-го полка 25-й стрелковой Чапа­евской дивизии. 241-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии был окружен в районе Камышлы, но ночью прорвался к своим частям.

17 декабря фашистские автоматчики атаковали позиции 7-й бригады морской пехоты. На одном из участков был убит коман­дир взвода. Тогда заместитель политрука И. Личкатый под­нялся и с возгласом «За Родину!» устремился вперед. Вслед за ним бросились в контратаку все бойцы взвода. Враг не вы­держал натиска и повернул обратно. И. Личкатый был сражен очередью из автомата.

На участке селений Дуванкой и Камышлы мужественно и стойко сражался с врагом батальон электромеханической школы учебного отряда под командованием капитана И.Ф. Жигачева. На рубеже батальона было 30 пулеметных дзо­тов и 9 артиллерийских дотов. Расчеты дзотов № 13, 14, 15, 16 и других огневых точек 17 и 18 декабря, первыми вступив в бой, отразили многочисленные атаки превосходящих сил противника. Краснофлотцы сражались с врагом до тех пор, пока в силах были держать в руках оружие. Раненые не покидали дзотов. Многие бойцы погибли смертью героев. Враг здесь был задержан более чем па семь суток. Подвиг совершили защитники дзота № 11: С.С.Раенко (командир дзота), А.В. Калюжный, Д.И. Погорелов, В.И. Мудрик, Г.Г. Доля, И.М. Четвертков, В.И. Радченко и прибывшие к ним 19 декабря на помощь М. Потапенко, П. Корж и К. Король. Среди них по ходу событий оказался и краснофлотец И. Еремко, значив­шийся в списках дзота № 12. За три дня ожесточенных боев пулеметным огнем и гранатами они истребили сотни гитлеровцев. Моряки один за другим выбывали из строя. Из защитников дзота №11 в живых остались лишь двое: Г. Доля и И. Еремко. Краснофлотца Г. Долю, посланного за подкреп­лением, тяжело ранило, и он вернуться в дзот не смог. И. Еремко был тяжело ранен в районе дзота.

Подошедшие подразделения отбросили врага за Камышлы. В 1950 г. приказом Министра обороны СССР А.В. Калюжный был навечно зачислен в списки личного состава учебного отряда Черноморского флота.

Ставка Верховного Главнокомандования, получив доклад о тяжелой обстановке под Севастополем, переподчинила СОР Закав­казскому фронту и обязала его командующего немедленно напра­вить в оборонительный район стрелковую дивизию или две стрел­ковые бригады, обеспечить доставку маршевых пополнений и боеприпасов, оказать помощь авиацией.

20 декабря из Новороссийска в Севастополь во главе с коман­дующим флотом вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским вышел отряд кораблей в составе крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», лидера «Харьков» и эсминцев «Бодрый» и «Незаможник», имевших на борту 4 тыс. бойцов 79-й морской стрелковой бригады (командир полковник А.С. Потапов, военком полковой комиссар И.А. Слесарев). Одновременно в Туапсе началась погрузка на ли­дер «Ташкент», эскадренные миноносцы и транспорты частей 345-й стрелковой дивизии (командир полковник Н.О. Гузь), маршевых рот, вооруже­ния и боеприпасов.

В полдень 21 декабря следовавшие из Новороссийска корабли под артиллерийским огнем и атаками авиации врага прорва­лись в Северную бухту. Подойдя к Сухарной балке, они начали вы­садку морских пехотинцев. 79-я бригада с ходу вступила в бой па решающем участке обороны. Одновременно корабли открыли огонь по наступающим частям противника. С этого момента по­ложение защитников Севастополя начало постепенно улучшать­ся. Враг был задержан, а затем, с прибытием 23 декабря 345-й стрелковой дивизии и маршевых рот, части СОРа на направ­лении главного удара отбросили его за Камышловский овраг.

При отражении второго наступления противника защитники Севастополя проявляли высокую доблесть, мужество, организован­ность и воинское мастерство на всех участках обороны. В течение шестнадцати суток декабря они предприняли 48 контратак сила­ми от батальона до дивизии. 11-я немецкая армия смогла лишь в четвертом секторе оттеснить советские части до тылового рубежа, за долину реки Бельбек. В остальных секторах линия фронта су­щественно не изменилась.

Несмотря на сложные метеорологические условия зимы, высо­кой активностью отличались действия авиации СОРа. С 17 по 31 декабря летчики оборонительного района совершили 1131 само­лето-вылет (почти вдвое больше, чем в ноябре), сбили в воздуш­ных боях 18 самолетов противника. Их боевая деятельность была образцом героизма, самоотверженности и высокого мастер­ства.

Успешно отбивали атаки вражеской авиации и вели огонь по наземным целям зенитчики 61-го зенитно-артиллерийского полка. Как и раньше, интенсивно обстреливали вражеские войска бере­говые батареи.

Активно участвовали в отражении второго наступления про­тивника 18 кораблей флота, в том числе линкор «Парижская коммуна» 23. Они провели 203 стрельбы – почти в 4 раза больше, чем в ноябре, израсходовав при этом 5650 снарядов. Их огнем управлял флагманский артиллерист флота капитан 1 ранга А.А. Рулль.Кроме того, корабли в декабре доставили в Севастополь свы­ше 33 тыс. бойцов и командиров, 4763 т боеприпасов, 346 орудий и минометов, 26 танков, 178 автомашин, 3963 т продфуража, 4096 т жидкого топлива и 5480 т других грузов.

25 марта от вражеских снарядов в Стрелецкой бухте возник пожар на одном из боевых катеров. Огонь подбирался к глубинным бомбам, взрыв которых мог вызвать гибель и других кораб­лей. Старший краснофлотец И. Голубец по горящим сходням проник на катер. Бомбосбрасыватель был поврежден, пришлось сбрасывать бомбы вручную. Скатив все большие бомбы, Голубец принялся за малые, но все сбросить не успел: оставшиеся взор­вались. Так бесстрашный моряк, жертвуя собой, спас многие человеческие жизни и боевые катера.

 

***

С оставлением советскими войсками Керченского полуострова положение Севастополя стало исключительно тяжелым. Немец­кое командование стянуло к городу все силы 11-й армии. Ей был придан 8-й авиационный корпус. Манштейн получил в свое распоряжение мощные огневые средства, в том числе тяжелую осадную артиллерию калибром до 600 мм. «...Во второй мировой войне, – свидетель­ствует он в своих воспоминаниях, – немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступле­нии на Севастополь».

К началу июня в составе вражеской группировки насчитыва­лось 10 дивизий (около 204 тыс. солдат и офицеров), 670 орудий калибром от 75 до 600 мм, 655 противотанковых пушек, 720 минометов, 450 танков и около 600 самолетов. Севастопольский оборонительный район имел 106 тыс. человек войск, 600 орудий и минометов, 38 танков и 53 исправных самолета.

Готовясь к решительным боям, противник резко усилил блока­ду Севастополя с моря. Наряду с авиацией, являвшейся главным средством блокады, он на этот раз использовал и корабли флота. С этой целью в Ак-Мечеть (Черноморское), Евпаторию и Ялту были переброшены 19 торпедных катеров, 30 сторожевых и 8 противолодочных кораблей. В блокаде участвовали 6 итальян­ских подводных лодок. Доставка подкреплений СОРу боевыми кораблями и транспортными судами затруднялась также тем, что все подходы с моря, внешние рейды и бухта простреливались вра­жеской артиллерией. С 1 ноября 1941 г. по 1 мая 1942 г. корабли и суда доставили СОРу 77 726 человек, 405 автомашин, 19 тыс. т боеприпасов, 21 тыс. т продовольствия и фуража, 78 орудий, 628 минометов, другие грузы и вооружение.

В июне неоднократно прорывались в Севастополь крейсера «Красный Крым», «Молотов», лидеры «Харьков» и «Ташкент», эскадренные миноносцы «Бдительный», «Безупречный», «Сообра­зительный», «Свободный» и другие корабли. Всего они совершили тогда 110 рейсов. Одновременно корабли оказывали артиллерий­скую поддержку войскам оборонительного района.

Немецко-фашистское командование, тщательно подготовив ре­шающий удар, было абсолютно уверено в том, что на этот раз Сева­стополь будет взят, причем в короткий срок. 20 мая противник на­чал мощную артиллерийско-авиационную подготовку, длившуюся 18 дней. Ежедневно на город и позиции советских войск сбрасыва­лось с самолетов до 6 тыс. бомб. Особенно усилились удары про­тивника в период 2-7 июня. За эти дни вражеская артиллерия выпустила свыше 13 тыс. снарядов, а авиация сбросила около 48 тыс. бомб.

Рано утром 7 июня немецко-фашистские войска перешли в наступление. И на этот раз главный удар они наносили на стыке третьего и четвертого секторов, чтобы кратчайшим путем выйти к Северной бухте. Однако, несмотря на значительное превосход­ство в силах, наступление развивалось крайне медленно.

10 и 11 июня ожесточенные бои шли за станцию Мекензиевы Горы, которая несколько раз переходила из рук в руки. Во втором секторе ус­пешно отбивала атаки 7-я бригада морской пехоты под командо­ванием полковника Е.И. Жидилова. Несмотря на значительные потери в людях, прочно удерживали оборонительные рубежи ее батальоны под командованием капитанов А.В. Филиппова и Л.П. Головина. На Северной стороне стойко оборонялись ба­тальоны морской пехоты капитанов А.С. Гегешидзе и Я.А. Рудя. Большой урон врагу наносили артиллеристы полковника Н.В. Богданова, морские пехотинцы 8-й бригады полковника П.Ф. Горпищенко и другие защитники Севастополя.

Яркую страницу в летопись героической обороны города впи­сали бойцы и командиры 30-й береговой батареи (командир капи­тан Г.А. Александер). Своим метким огнем они причиняли врагу большой урон. Стремясь как можно скорее уничтожить батарею, гитлеровцы 14 июня обрушили на нее сотни снарядов крупного калибра. На следующий день на батарею совершила налет авиация против­ника. В те дни позиции батареи и прикрывавшие ее подразделе­ния Приморской армии атаковали два полка и три батальона врага, поддержанные танками, артиллерией и авиацией. Но ничто не смогло сломить мужественных артиллеристов.18 июня фашистским автоматчикам удалось прорваться к бое­вой рубке батареи, в которой находились помощник командира капитан В. Окунев, командир взвода связи старший лейтенант А. Пузин, телефонист Б. Письменный и артэлектрик А. Пат. На требование врагов сдаться в плен советские воины ответили огнем. В жестоком бою все они погибли. Захватив рубку, гитлеровцы пу­стили в центральный пост удушливый газ, но артиллеристы, уничтожив приборы, успели перейти в блок орудийных башен, и батарея возобновила огонь. Тогда фашистские солдаты пустили в ход огнеметы, стали взрывать толовые шашки. В блоке возник пожар. Командир принял ре­шение подорвать орудия и отойти в потерну, чтобы попытаться прорыть выход из нее и уйти. Однако враг обнаружил подкоп и открыл огонь. При этом большая часть батарейцев погибла. Сам Г.А. Александер с небольшой группой бойцов сумел выйти из расположения батареи, но вскоре попал в окружение и был захва­чен и расстрелян фашистами.

Незабываемый подвиг совершили в те дни и артиллеристы 365-й зенитной батареи под командованием старшего лейтенанта И.С. Пьянзина. При отражении вражеского наступления, они успешно вели огонь по воздушным и наземным целям. Когда за­вязались бои за станцию Мекензиевы Горы и противник подошел вплотную к позиции батареи, они несколько дней они отбивали атаки врага. Пример стойкости и му­жества в бою показали командир батареи старший лейтенант И.С. Пьянзин, военком политрук П.И. Уваров, сержант В. Базовиков, краснофлотец В. Чирва. Подступы к батарее были покрыты трупами гитлеровцев, подбитой техникой врага. 13 июня, когда отбиваться стало нечем и танки противника прорвались на батарею, тяжело­раненый И.С. Пьянзин вызвал огонь на себя. Противник понес большие потери и отступил. Из артиллеристов в живых остались лишь четыре раненных моряка. Старшему лейтенанту И.С. Пьянзину Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля 1942 г. было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Храбро и отважно сражались с врагом артиллеристы многих других береговых батарей. Только за период третьего штурма Севастополя они выпустили по противнику более 36 500 снарядов калибром от 100 до 305-мм, сожгли и подбили 109 танков, сбили и повредили 6 самолетов, уничтожили большое количество живой силы и техники врага. Многие из них погибли, выполнив до Конца свой воинский долг.

В трудных условиях пришлось действовать авиации СОРа, которая в мае 1942 г. была объединена в 3-ю особую авиацион­ную группу (командир полковник Г.Г. Дзюба, военком полко­вой комиссар Б.Е. Михайлов). В составе группы на 10 июня на­считывалось 98 самолетов. Враг господствовал в воздухе и к тому же простреливал севастопольские аэродромы и авиабазы. Но лет­чики продолжали сражаться, вылетая на бомбежку боевых поряд­ков врага в ночное время.

За период третьего штурма Севастополя летчики авиагруппы совершили 3144 самолето-вылета, в воздушных боях сбили 61 вра­жеский самолет и 70 повредили, на аэродромах уничтожили 43 самолета и 29 повредили, причинили большой урон противнику в живой силе и боевой технике .

17 июня противнику удалось потеснить войска четвертого сек­тора на 4-5 км. На другой день его передовые части на Север­ной стороне подошли к Братскому кладбищу. 19 июня они прор­вались к берегу Северной бухты в районе Голландии. В тот день фашистская авиация нанесла исключительной силы удар по горо­ду, сбросив 5 тыс. фугасных и 25 тыс. зажигательных бомб.

Вскоре начался отвод остатков частей четвертого сектора через Северную бухту на Южную сторону города. Отход прикры­вался силами трех опорных пунктов обороны в районах Инже­нерной пристани, Михайловской и Константиновской батарей. Затем врагу удалось подавить 366-ю зенитную батарею. К вечеру части противника окружили опорный пункт у Михай­ловской батареи, где оборонялось около 200 бойцов и командиров 110-го зенитно-артиллерийского полка, 702-й батареи береговой обороны и 12-й авиабазы, возглавляемых капитаном Р.Я. Хайрулиным и старшим политруком М.С. Ефименко. Этот небольшой гарнизон, сражавшийся с превосходящими силами врага до послед­него патрона, нанес ему значительные потери. Оставшиеся в жи­вых бойцы глубокой ночью переправились на южный берег Се­верной бухты.

На Константиновской батарее трое суток отбивали атаки фашистов 74 моряка охраны рейда во главе с капитаном 3 ранга М.Е. Евсевьевым. В ночь на 24 июня остатки гарнизона переправились на Южную сторону.

Восточнее Константиновской батареи, на Северной стороне, продолжал героически сражаться гарнизон арсенала. 25 июня гитлеровцам удалось прорваться к одной из штолен Сухарной балки. Находившийся там краснофлотец А.К. Чикаренко взорвал боеприпасы. Герой-черноморец погиб, уничтожив до 200 гитле­ровцев.

Части первого и второго секторов в упорных боях с 23 по 25 июня понесли большие потери и вынуждены были отойти на линию Инкерманские высоты, Карагач, Карань. Положение ста­новилось критическим. В стрелковых и артиллерийских частях иссякли патроны и снаряды, на складах СОРа почти не осталось горючего, убыль в личном составе не восполнялась.

В эти дни лидер «Ташкент» (командир капитан 3 ранга В.Н. Ерошенко) и эскадренные миноносцы «Бдительный» (командир капитан 3 ранга А.Н. Горшенин) и «Безупречный» (командир капитан-лейтенант П. М. Буряк) доставили СОРу последнее крупное пополнение – 142-ю стрелковую бригаду.

В течение пяти дней лидер «Ташкент» три раза прорывался в блокированный Севастополь. Особенно тяжелым был его послед­ний поход. 26 июня «Ташкент», доставив в город войска, принял на борт 2500 раненых бойцов и эвакуируемых жителей, а также 85 кусков полотна знаменитой панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.», которые были с риском для жизни вынесены моряками из подожженного фашистскими летчиками здания. На обратном пути на Кавказ корабль подвергался массированным атакам вражеской авиации. В течение трех часов лидер был ата­кован 96 бомбардировщиками, которые сбросили 300 тяжелых и средних бомб. Корабль отразил все атаки, однако и сам получил множество пробоин и повреждений, приняв при этом свыше ты­сячи тонн забортной воды.

26 июня на переходе в Севастополь при налете вражеской авиации погиб эскадренный миноносец «Безупречный».

После 26 нюня в Севастополь могли прорываться только под­водные лодки. Всего в июне они, совершив 78 рейсов, доставили в осажденный город около 4 тыс. т боеприпасов, продовольствен­ных грузов, бензина и вывезли из него более 1300 раненых и эва­куируемых.

В этот период прорывались в Севастополь М-33 (командир капитан-лейтенант Д.И. Суров), М-32 (командир капитан-лей­тенант Н.А. Колтыпин), Л-4 (командир капитан 3 ранга Е.П. Поляков), Л-23 (командир капитан 3 ранга И.Ф. Фартушный) и другие подводные лодки. Такие походы были чрезвычайно трудными. Каждая из подвод­ных лодок, совершавших эти опасные рейсы, лишь в период 1 июня -3 июля подверглась преследованию в среднем шесть раз, причем враг сбросил па них в общей сложности 6888 глубинных бомб.С особыми трудностями была связана доставка бензина, который приходилось принимать в балластные цистерны. Пары бензина, проникая внутрь прочного корпуса, создавали угрозу взрыва и сильно затрудняли действия личного состава.

22 июня М-32 доставила в Севасто­поль боеприпасы и бензин. Выгрузка прошла благополучно, но уйти затемно подводная лодка не успела. Пришлось лечь на грунт на глубине 36 м. От паров бензина все, кроме главного старшины Н.К. Пустовойтенко, потеряли сознание. Тогда он продул водя­ной балласт, и лодка всплыла под рубку. Вскоре и Н.К. Пустовойтенко потерял сознание. Придя в себя около полуночи, он открыл рубочный люк, поднял на мостик командира, включил корабель­ную вентиляцию и продул главный балласт. Подводная лодка всплыла в надводное положение и направилась в Новороссийск.

На подводной лодке М-33 во время одного из таких рейсов произошел взрыв паров бензина, и только благодаря смелым и решительным действиям личного состава пожар был потушен и корабль избежал гибели.3 июля отошли от мыса Херсонес последние подводные лод­ки М-112 (командир старший лейтенант С.Н. Хаханов) и А-2 (командир капитан 3 ранга Р.Р. Гуза).

29 июня командование СОРа получило донесение о том, что в соединениях и частях осталось в строю по 300-400 человек, на исходе боеприпасы. В тот день была отражена попытка против­ника высадить морской десант у мыса Фиолент, но предотвра­тить переправу фашистских войск через Северную бухту на Юж­ную сторону Севастополя не удалось. Враг прорвался в черту города, и войска СОРа вынуждены были отходить к Херсонесскому мысу.29 июня авиация СОРа нанесла по вражеским войскам послед­ний бомбоштурмовой удар. К вечеру 30 июня большинство само­летов передислоцировалось на Таманский полуостров. В Севасто­поле оставались десять экипажей 23-го авиаполка во главе с ка­питаном М.И. Ахапкиным. Большая часть их в последующие дни погибла.

К исходу 30 июня в составе СОРа частично сохранили боеспособность 109-я стрелковая дивизия (около 2000 бойцов), 142-я стрелковая бригада (около 1500 бойцов), четыре сводных батальона, сформированных из остатков соеди­нений и частей оборонительного района (общей численностью до 2000 бойцов). Все эти части располагали лишь стрелковым оружием и небольшим количеством минометов и орудий мало­калиберной артиллерии.

30 июня на заседании Военного совета Черноморского флота и Приморской армии, проходившем в расположении 35-й берего­вой батареи, было объявлено решение Ставки Верховного Главно­командования о прекращении обороны Севастополя. В ночь на 2 июля, после того как были израсходованы все боеприпасы, 35-ю батарею взорвали.

В конце июня и начале июля подводные лодки и малые ко­рабли Черноморского флота, преодолевая сильное противодей­ствие врага, предпринимали попытки вывезти защитников Сева­стополя из районов бухт Камышовая и Казачья, Херсонесского маяка. Но вскоре полное господство фашистской авиации лишило возможности продолжать эвакуацию даже на подводных лодках.

К 4 июля организованное сопротивление частей СОРа прекра­тилось. В этот день Совинформбюро передало сообщение о том, что советские войска по приказу Верховного Главнокомандования оставили Севастополь.Часть защитников города, не успевших эвакуироваться, во главе с командиром 109-й стрелковой дивизии генерал-майором П.Г. Новиковым продолжала борьбу до 9 июля.

Оборона Севастополя, длившаяся восемь месяцев, явилась одним из ярчайших событий Великой Отечественной войны. Она с новой силой продемонстрировала величие духа советских людей, их несгибаемую стойкость и массовый героизм. В ходе ее врагу был нанесен огромный урон. Потери противника составили уби­тыми и ранеными до 300 тыс. солдат и офицеров. Только за по­следние 25 дней борьбы гитлеровцы потеряли под Севастополем десятки тысяч человек, свыше 250 танков, до 250 орудий и свыше 300 самолетов.

За выдающиеся заслуги перед Родиной, мужество и героизм, проявленные севастопольцами в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 20-летия Победы советского на­рода в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. городу-герою Севастополю были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

С оставлением Севастополя закончилась борьба за удержание Крыма в первый период Великой Отечественной войны. Черно­морский флот перебазировался в кавказские порты. Когда нача­лось наступление немецко-фашистских войск на Кавказ, моряки– черноморцы приняли активное участие в его обороне.

 

***

22 декабря 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За оборону Севастополя»

Инициатором учреждения медалей за оборону Одессы, Севастополя, Ленинграда и Сталинграда в октябре 1942 года выступил Наркомат обороны СССР. 24 ноября 1942 года И.В. Сталиным было дано указание, приступить к разработке рисунков этих медалей.

Медалью «За оборону Севастополя» награждались все участники обороны Севастополя — военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне. Оборона Севастополя длилась 250 дней, с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года. Медалью не награждались попавшие в плен во время и после падения Севастополя, включая тех, кто не смог эвакуироваться (преимущественно рядовой состав, включая раненых в госпиталях). Медаль «За оборону Севастополя» носилась на левой стороне груди и при наличии других медалей СССР располагается после медали «За оборону Одессы».

Медаль «За оборону Севастополя» изготовляется из латуни и имеет форму правильного круга диаметром 32 мм.

На лицевой стороне медали, в выпуклом круге диаметром 22 мм, погрудные изображения красноармейца и краснофлотца, повёрнутые влево. На рамке шириной в 5 мм изображены выступающие из-под центрального круга концы двух стволов орудий и якоря. В верхней части рамки, на щитке — пятиконечная звезда. По окружности рамки надпись «ЗА ОБОРОНУ СЕВАСТОПОЛЯ». На оборотной стороне медали надпись «ЗА НАШУ СОВЕТСКУЮ РОДИНУ». Над надписью изображены серп и молот.

Все надписи и изображения на медали выпуклые.

При помощи ушка и кольца медаль соединяется с пятиугольной колодкой, обтянутой шёлковой муаровой лентой оливкового цвета с продольной синей полоской, шириной 2 мм, посередине. Ширина ленты 24 мм. Автор медали художник Н. И. Москалёв.

Медалью "За оборону Севастополя" могли награждаться и периодические издания. Так, например, этой медали удостоена газеты "Слава Севастополя" и "Крымская Правда".

Очень редко встречаются экземпляры медали "За оборону Севастополя" , имеющие на реверсе серийный номер. Происхождение номера до конца не исследовано. Вероятнее всего, медали данного варианта нумеровались непосредственно в войсковых частях дивизионного или полкового уровня.

По состоянию на 1 января 1995 года медалью «За оборону Севастополя» награждено приблизительно 52540 человек.

была учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от Медаль «За оборону Севастополя» была учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года.

Инициатором учреждения медалей за оборону Одессы, Севастополя, Ленинграда и Сталинграда в октябре 1942 года выступил Наркомат обороны СССР. 24 ноября 1942 года И.В. Сталиным было дано указание, приступить к разработке рисунков этих медалей.

Медалью «За оборону Севастополя» награждались все участники обороны Севастополя — военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне. Оборона Севастополя длилась 250 дней, с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года. Медалью не награждались попавшие в плен во время и после падения Севастополя, включая тех, кто не смог эвакуироваться (преимущественно рядовой состав, включая раненых в госпиталях). Медаль «За оборону Севастополя» носилась на левой стороне груди и при наличии других медалей СССР располагается после медали «За оборону Одессы».

Медаль «За оборону Севастополя» изготовляется из латуни и имеет форму правильного круга диаметром 32 мм.

На лицевой стороне медали, в выпуклом круге диаметром 22 мм, погрудные изображения красноармейца и краснофлотца, повёрнутые влево. На рамке шириной в 5 мм изображены выступающие из-под центрального круга концы двух стволов орудий и якоря. В верхней части рамки, на щитке — пятиконечная звезда. По окружности рамки надпись «ЗА ОБОРОНУ СЕВАСТОПОЛЯ». На оборотной стороне медали надпись «ЗА НАШУ СОВЕТСКУЮ РОДИНУ». Над надписью изображены серп и молот.

Все надписи и изображения на медали выпуклые.

При помощи ушка и кольца медаль соединяется с пятиугольной колодкой, обтянутой шёлковой муаровой лентой оливкового цвета с продольной синей полоской, шириной 2 мм, посередине. Ширина ленты 24 мм. Автор медали художник Н. И. Москалёв.

Медалью "За оборону Севастополя" могли награждаться и периодические издания. Так, например, этой медали удостоена газеты "Слава Севастополя" и "Крымская Правда".

Очень редко встречаются экземпляры медали "За оборону Севастополя" , имеющие на реверсе серийный номер. Происхождение номера до конца не исследовано. Вероятнее всего, медали данного варианта нумеровались непосредственно в войсковых частях дивизионного или полкового уровня.

По состоянию на 1 января 1995 года медалью «За оборону Севастополя» награждено приблизительно 52540 человек.

Инициатором учреждения медалей за оборону Одессы, Севастополя, Ленинграда и Сталинграда в октябре 1942 года выступил Наркомат обороны СССР. 24 ноября 1942 года И.В. Сталиным было дано указание, приступить к разработке рисунков этих медалей.

Медалью «За оборону Севастополя» награждались все участники обороны Севастополя — военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД, а также лица из гражданского населения, принимавшие непосредственное участие в обороне. Оборона Севастополя длилась 250 дней, с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года. Медалью не награждались попавшие в плен во время и после падения Севастополя, включая тех, кто не смог эвакуироваться (преимущественно рядовой состав, включая раненых в госпиталях). Медаль «За оборону Севастополя» носилась на левой стороне груди и при наличии других медалей СССР располагается после медали «За оборону Одессы».

Медаль «За оборону Севастополя» изготовляется из латуни и имеет форму правильного круга диаметром 32 мм.

На лицевой стороне медали, в выпуклом круге диаметром 22 мм, погрудные изображения красноармейца и краснофлотца, повёрнутые влево. На рамке шириной в 5 мм изображены выступающие из-под центрального круга концы двух стволов орудий и якоря. В верхней части рамки, на щитке — пятиконечная звезда. По окружности рамки надпись «ЗА ОБОРОНУ СЕВАСТОПОЛЯ». На оборотной стороне медали надпись «ЗА НАШУ СОВЕТСКУЮ РОДИНУ». Над надписью изображены серп и молот.

Все надписи и изображения на медали выпуклые.

При помощи ушка и кольца медаль соединяется с пятиугольной колодкой, обтянутой шёлковой муаровой лентой оливкового цвета с продольной синей полоской, шириной 2 мм, посередине. Ширина ленты 24 мм. Автор медали художник Н. И. Москалёв.

Медалью "За оборону Севастополя" могли награждаться и периодические издания. Так, например, этой медали удостоена газеты "Слава Севастополя" и "Крымская Правда".

Очень редко встречаются экземпляры медали "За оборону Севастополя" , имеющие на реверсе серийный номер. Происхождение номера до конца не исследовано. Вероятнее всего, медали данного варианта нумеровались непосредственно в войсковых частях дивизионного или полкового уровня.

По состоянию на 1 января 1995 года медалью «За оборону Севастополя» награждено приблизительно 52540 человек.

 

***

Севастополь и севастопольцы помнят подвиг защитников города русской военно-морской славы, тех, кто защищали его в 1941-1942 годах.

В 1967 году на центральной площади Севастополя – площади адмирала Нахимова, был создан Мемориал героической обороны Севастополя 1941-1942 гг. с Вечным огнем. Архитектор И.Е. Фиалко, скульптор В.В. Яковлев. Огромный барельеф символизирует преемственность боевых традиций защитников Севастополя.Монумент построен из больших железобетонных блоков, в центре — фигура бойца, держащего в правой руке автомат, а левой отражающего направленные ему в грудь три штыка, символизирующие три штурма Севастополя. Два штыка, уткнувшихся в ладонь воина, символизируют отбитые штурмы, а третий штык — трагический третий штурм города.Мемориал украшен гранитными плитами с наименованиями частей и соединений Черноморского флота, Приморской армии и городских организаций, которые входили в состав Севастопольского оборонительного района. Правее на семи плитах выбиты фамилии 54 Героев Советского Союза, которые получили это звание за оборону Севастополя.

В честь 50-летия Победы у мемориала был зажжен Вечный огонь. На Посту № 1 с 1973 года несут почетный караул старшеклассники, одетые в военно-морскую форму.

На Малаховом кургане установлено, как памятник героям обороны Севастополя, 130-мм орудие с береговой батареи Черноморского флота, поддерживавшее защитников города до последних дней обороны. На центральной аллее Малахова кургана  растет и небольшое деревце, обнесенное металлической оградой. Это дерево-памятник — старый миндаль, переживший Великую Отечественную войну.

В 1950 году на Павловском мысу был установлен памятник погибшему неподалеку в 1942 году эсминцу "Свободный". Монумент представляет собой высокую стелу с пятиконечной звездой. На мемориальной доске нанесены фамилии погибших моряков эсминца.

В 1963 году в Севастополе был открыт памятник «Мужеству, стойкости, верности комсомольской». Скульптор С.А. Чиж, архитектор В.И. Фомин. Скульптурная группа состоит из трех фигур: солдат, сжимающий винтовку, матрос со связкой противотанковых гранат, готовый к броску, и девушка-санитарка с медицинской сумкой через плечо.

Рядом с севастопольским автовокзалом  в 1967 году был установлен на вечную стоянку паровоз  с надписью "Смерть фашистам". В период обороны он водил в бой легендарный бронепоезд "Железняков", который построили рабочие Севастопольского морского завода в ноябре 1941 г.

В 1977 году мысе Хрустальный был открыт обелиск в честь города-героя Севастополя. Так официально именуется этот 60-метровый монумент, представляющий собой стилизованные штык и парус.Композиция символизирует боевое содружество солдат и матросов в годы Великой Отечественной войны. На мемориальных стенках выполнены барельефы, отражающие эпизоды обороны Севастополя. У основания монумента установлены якоря и пушки времен Крымской войны.

Там же на мысе Хрустальный в 2007 году был открыт величественный памятник солдату и матросу. Работы по возведению монумента под руководством Н.Л. Жарикова начались еще в 1981 году. В группу авторов вошли скульпторы Е.Е. Белостоцкий, Г.Л. Петрошевич, О.А. Супрун, архитектор К.А. Сидоров, инженер А.Х. Уманский.

В мая 1979 году, в канун 35-летия освобождения Севастополя на стене набережной Приморского бульвара был открыт памятный знак кораблям эскадры Черноморского флота. Памятный знак представляет собой архитектурную арку, в центре которой трехметровая литая бронзовая плита с наименованиями 28-ми боевых кораблей, отличившихся в боях с немецко-фашистскими захватчиками в годы Второй мировой войны. В верхней части плиты даты: 1941 и 1944, над ними эмблема, отлитая из бронзы, с изображением линкора "Севастополь" и надписью: "Героям эскадры".Слева и справа от арки две плиты. На одной изображение гвардейского знака и наименования кораблей, удостоенных звания гвардейских, на другой – изображение ордена Красного Знамени и названия кораблей, удостоенных этой высокой награды. У основания памятника на полированной гранитной плите – контурное изображение Черного моря с обозначением городов-героев Одессы, Севастополя, Керчи и Новороссийска, в обороне которых принимали участие корабли эскадры. Слева и справа поставлены якоря и образцы снарядов. Авторы Памятного знака – архитекторы В.М. Артюхов и В.А. Савченко, скульптор В.Е. Суханов.

В 1981 году к 60-летию ВВС Черноморского флота на проспекте Генерала Острякова был установлен памятник авиаторам-черноморцам. Три 32-метровых пилона, имеющие в плане форму трилистника, увенчаны стилизованными изображениями боевых самолётов. Пилоны находятся на мощном стилобате, установленном на искусственном кургане. В объёмно-пространственную композицию памятника входит мемориальная «Стена Памяти», на гранитных плитах которой высечены имена 1297 лётчиков-черноморцев, которые не имеют захоронений. Авторы проекта  архитекторы М.В. Фортуна, М.Г. Раду, скульптор Ю.А. Канашин, инженер В.И. Панфил.

В 2011 году на мысе Херсонес был открыт Музейный историко-мемориальный комплекс Героическим защитникам Севастополя «35-ая Береговая батарея». Именно здесь проходил последний рубеж обороны Севастополя в июле 1942 года. Комплекс включает в себя музеефицированные военно-исторические объекты (сохранившиеся казематы 35-й береговой батареи), современные мемориальные объекты (Пантеон Памяти, Некрополь павших, часовня во имя Архистратига Михаила, памятник личному составу 2-й бронебашни), объекты жизнеобеспечения комплекса. Мемориал занимает площадь 7,91 гектаров. Большой вклад в создание комплекса «35-я береговая батарея» внёс народный мэр Севастополя 2014 года А.М. Чалый.

 

***

За подвиги во время обороны Севастополя в 1941-1942 гг. пятьдесят четыре наиболее отличившихся воина, в том числе 26 моряков-черноморцев, были удостоены звания Героя Советского Союза.

Тысячи участников обороны были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Участник обороны Севастополя, замечательный поэт-черноморец  Григорий Поженян посвятил подвигу героев Севастополя такие строки:

...А он горел, и отступала мгла

От Херсонеса и до равелина.

И тень его пожаров над Берлином

Уже тогда пророчеством легла.

Подвигу моряков-черноморцев при защите Севастополя в 1941-1942 годах посвящены  многочисленные литературные произведения, знаменитая картина художника А.А. Дейнека "Оборона Севастополя" (1942), а также художественные и документальные кинофильмы: «Малахов курган»  (1944)"Я – черноморец" (1944),«Иван Никулин – русский матрос» (1944), "Морской охотник" (1954), «Трое суток после бессмертия» (1963) ,«Море в огне» (1970), «Следую своим курсом» (1974), "Севастопольский гамбит» (2002), "Оборона Севастополя» (2012),«Битва за Севастополь» (2015).

Капитан 1 ранга Владимир Шигин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"