На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Пылающий Донбасс

Военно-исторический очерк

Первый раз в Донбасс я попал случайно шестилетним ребенком перед учебой в школе летом 1955 года из-за задержки пассажирского поезда идущего в Мариуполь. На станции Макеевка мне купили небольшую тоненькую книжку «Битва на реке Кальмиус» из популярной тогда серии «Мои первые книжки». Книжку, рассказывающую о мальчишеской схватке, по сути дела драке, ватаги шахтерских босяков с сыновьями местных богатеев, прочел мгновенно, и потом много раз перечитывал в родном городе Чкалове. Что тогда запомнилось о Донбассе? Степь, раскрашенная терриконами. В низинах шахтерские поселки с чахлой зеленью. Жара и недоспелые невкусные арбузы. Дома они были в сто раз вкуснее. После войны прошло 10 лет и следов ее на донбасской земле не замечалось, в отличие от Сталинградской области. Удивительно спокойная и мирная, даже какая-то сонная жизнь. Хотя уже тогда я хорошо знал, что именно здесь война была, именно здесь погибли краснодонские мальчишки и девчонки из гремевшей по всей стране подпольной организации «Молодая Гвардия». Но это было давно, а сейчас мир.

Позже, проезжая неоднократно на поезде по донецкой земле, всегда отмечал практически не изменяющийся пейзаж за окнами вагона и ту же мирную, спокойную, как бы застывшую жизнь. Кто бы мог подумать, что уже в наше время, через 70 лет на этих мирных полях, напоенных влагой и потом вечных тружеников, будут рваться снаряды, бомбы, свистеть пули и осколки, гореть хаты и многоэтажки, гибнуть мирные люди – старики, женщины, дети. Почти пять лет уже идет самая страшная и жестокая, братоубийственная Гражданская война. Почему Господь выбрал для испытания именно донбасскую землю после той, казалось последней чудовищной по потерям и чудотворной по героизму, самопожертвованию, воинской и народной славы Великой Отечественной войны.

Анализировать военные действия, все, что сейчас происходит на Донбассе, на мой взгляд, еще рано. Война, хоть и несколько странная, но с обязательными потерями, все еще продолжается. Но может это Божие провидение как-то связано  с теми страшными 1941, 1942, 1943-м годами? Может и тогда на этой земле происходило что-то невероятное, сакральное? Все эти годы задаю себе этот вопрос, и не нахожу ответа. Долгое время, занимаясь военной историей, в том числе историей Великой Отечественной войны, не уделял, как и многие военные историки, должного внимания боям и сражениям на Донбассе. Действительно, они не идут ни в какое сравнение с трагедией приграничных сражений, героической обороны Бреста, Одессы, Ханко. Дальше судьбоносные битвы за Москву, Ленинград, Севастополь, Сталинград, Кавказ… Можно перечислять долго до взятия Берлина и моментального разгрома японской Квантунской армии. Донбасские операции не идут в сравнение и с затяжными важнейшими сражениями за Ржев, Воронеж, Новороссийск. Откровенно говоря, впервые меня заинтересовал Донбасс, когда писал книгу о Маршале Советского Союза Александре Михайловиче Василевском, который, как представитель Ставки ВГК руководил боевыми действиями по прорыву «Миус-фронта» и освобождению Донбасса летом и осенью 1943 года. Знаменитый «Миус-фронт» увел меня тогда в 1941 и 1942 годы. Архивные документы, воспоминания участников боев, мемуары военачальников, включая гитлеровских вояк, рассказали о многом, но все равно скоро ушли на периферию сознания.

 И вот сейчас захотелось вернуться к тем страшным и славным годам, ибо пылающая донбасская земля волей неволей заставляет вспомнить о былом, проследить очевидную связь времен. За долгие годы события, происходившие на Донбассе в Великую Отечественную войну, заинтересовали-таки военных историков, журналистов, мемуаристов, и получили, на мой взгляд, довольно подробную и основательную оценку в различных фундаментальных исследованиях, очерках, журналистских расследованиях, мемуарах военачальников и воспоминаниях участников боев. Особенно ценные  в этом отношении работы историков А.В Исаева, А.Г. Ершова и М.А. Жирохова. Если к этому прибавить воспоминания таких полководцев, как маршалы А.М. Василевский, Д.Д. Лелюшенко, гитлеровских столпов вермахта Г.Гота, Г. Гудериана, Э.фон Манштейна, К. фон Типпельскирха картина сражений за Донбасс приобретет полностью законченный вид.

И все же именно сейчас, когда с невероятным размахом идет настоящая информационная (гибридная) война по пересмотру хода и исхода событий 2-й мировой, Отечественной войн появляются все новые и новые так называемые «правдорубы», ковыряющие с каким-то садистским удовольствием давно затянувшиеся раны и из всех сил старающиеся принизить подвиг нашего народа, нашего солдата (от рядового до маршала) в той страшной, судьбоносной войне. В ход идет все: неизвестно откуда появившиеся сомнительные документы и воспоминания «очевидцев», а то  и простые сплетни, анекдоты, наконец, ничем не прикрытая ложь. Все это мгновенно подхватывается и раздувается до невероятных масштабов «свободными» средствами массовой информации, интернетом, иллюстрируется так называемыми «произведениями честного искусства».

Недавно в одной аудитории, в основном молодежной, и это очень важно, мне пришлось услышать такие вольные трактовки как раз о событиях на Донбассе 1941-1943 годов, что промолчать просто нельзя. Дискутировали не просто дилетанты, а историки, аналитики. Все вообще сводилось к одному стереотипу: «Прошляпили, а могли бы!...»

Поэтому в небольшой работе мне захотелось попытаться доказать, что не все было так однозначно. Больше того, что сделали, сделать не могли именно по объективным, обязательным законам войны, выстраданным кровавым опытом. Безусловно, где-то прошляпили, а где-то прыгнули выше головы. И эта кажущаяся неопределенность – тоже закон вооруженной борьбы

Всего в годы войны на Донбассе было проведено пять стратегических, оперативно-тактических операций – Донбасская оборонительная операция 1941 года, Донбасская оборонительная операция 1942 года и Донбасские наступательные операции 1943 года. Не будем вдаваться в детали хорошо и  подробно освещенных событий хода и исхода этих сражений. Обратим внимание на главные факторы, обеспечивающие победу или поражение любого сражения, начиная с легендарных времен.

Во-первых, это количество и качественное состояние войск, вооружения, боевой техники и материального обеспечения противоборствующих сторон.

Во-вторых – боевая готовность, боевая способность бойцов и командиров вести именно боевые, а не учебные действия в тяжелейших, непредсказуемых условиях для каждого отрезка времени современной войны.

В третьих – способности, умение, талант военачальников, полководцев и их применении опять же в ходе самых тяжелых, непредсказуемых условий современной войны.

Четвертый фактор субъективный, на мой взгляд, способен на некоторое время изменить ход сражения в ту или иную сторону, но в редких случаях, приводящий к победе с дальнейшей победной перспективой. Это ландшафт местности, погодные условия и морально-психологический настрой бойцов. Чудеса бывают и на войне, как, впрочем, и в обычной жизни.

Сопоставляя эти, на мой взгляд, объективные и субъективные факторы и можно сделать вывод о том, насколько реальные события были неизбежны. Повторяю, мы не будем отслеживать подробно весь ход сражений, действия военачальников, штабов, командиров всех степеней и простых бойцов в ходе боев. Ограничимся краткими выдержками из Оперативных сводок Генерального штаба и отдельными эпизодами, подтверждающими наш анализ. Дадим краткую характеристику состояния войск, вооружения, военной техники противоборствующих сторон. Сравним уровень подготовки и способности военачальников, командиров и бойцов, их готовность к борьбе, самопожертвованию.

 

1941 год

Начинать анализ будем с диспозиции. Одно из определений диспозиции включает в себя нормы, предписанные войскам и флоту, для решения тех или иных задач в кампании, операции, бою, исходя из сложившейся  на то время общей обстановки на фронтах, из расположения,  движения войск, их качественных характеристик.

Существует два противоположных мнения о месте, которое занимал Донбасс летом 1941 года в планах гитлеровских военачальников, лично Гитлера. Конечно, Гитлер прекрасно понимал значение Донбасса для экономики СССР. К началу 1941 года Донбасс давал стране более 60% каменного угля, почти 50% выплавки чугуна, 25% - выплавки стали и столько же проката. Почти половина предприятий тяжелого и среднего машиностроения, станкостроительных, химических заводов работало на Донбассе. И все же по плану «Барбаросса» Донбасс не был главной целью. Об этом вспоминает начальник гитлеровского Генштаба генерал Франц Гальдер. Первый основной промежуточный рубеж – Ленинград, Москва, Киев. Затем. Полная капитуляция России с выходом вермахта на границу Архангельск – Астрахань. Летом 1941 года Гитлер не сомневался, что собственных ресурсов и ресурсов Западной Европы ему хватит для решения всех задач плана «Барбаросса». Другой гитлеровский военачальник генерал Эрих фон Манштейн считал, что уже в 1941 году Гитлер включил Донбасс в свои оперативные замыслы. Не случайно же он заявил, что оккупированный Донбасс уже в 1943 году должен давать Германии более 1 млн. тонн черных и цветных металлов. Думаю, оба генералы, а их мнение разделяли другие гитлеровские военачальники и высшие чиновники рейха, были по-своему правы.

Действительно, к началу сражения за Донбасс план «Барбаросс» уже трещал по швам. Ленинград не был взят, и тут же нашлось более рациональное решение задушить его в тисках блокады. После триумфального шествия по Белоруссии, чего стоил только один Минский котел, начались тяжелейшие бои под Могилевом, Смоленском, контрудар под Ельней, и Гитлер сосредоточил все свое внимание на Москве. Туда срочно стягивались самые большие и самые лучшие силы вермахта и люфтваффе для решающего удара по русской столице. Не только Гитлеру брезжился с ее падением конец войны. Южный фронт беспокоил мало, а после невероятно удачного разгрома русских под Киевом, форсирования Днепра на всем протяжении удар по Донбассу с выходом на просторы Кубани, Северного Кавказа, заодно и прорыва в Крым, казался вполне реальным и легко выполнимым. Он даже отправил брать Крым во главе 11-й армии своего любимчика Эриха фон Манштейна. Там же рвался на Харьков, Донбасс другой любимчик Вальтер фон Рейхенау. Но большую часть времени уделял, конечно, Москве. Обратите внимание на дату начала наступления на Донбасс – 28 сентября 1941 года, за неделю до главного удара по Москве.

Но и сил для окончательного разгрома советских войск, взятия Харькова, Сталино, Ворошиловграда, Ростова, прорыва в Крым и на Кубань хватало, чего нельзя было с полной уверенностью сказать о  войсках Красной Армии на этом направлении.

 

Гитлеровские войска

 

Германский Генеральный штаб поставил решать  эту задачу перед большей частью группы армий «Юг». По боевой мощи эта группа армий уступала наступающей на главном направлении группе армий «Центр», но превосходила группу армий «Север» несмотря на то, что фронт ее был в два раза больше. В группу армий «Юг» все-таки входили и союзные румынские, венгерские, итальянские войска. Союзники были еще те, но летом 1941 года не битые ни разу считали себя равными войскам вермахта. К операции привлекались: часть сил 6-й полевой армии генерала Рейхенау, 17-я полевая армия генерала Штюльпнагеля, вернувшаяся из-под Киева 1-я танковая группа генерала Клейста, 3-я румынская армия генерала Думитреску и часть сил 11 полевой армии генерала Манштейна.

Дадим краткую характеристику командующему группы армий, чтобы понять, кто же стоял во главе операции, оценить его способности, опыт боевое мастерство. Сразу оговорюсь, такие характеристики будут даны всем военачальникам противоборствующих сторон, на уровне группы армий, фронтов, армий, ибо их талант, способности являлись одним из факторов успеха неудачи, хода и исхода анализируемых событий.  Кому-то может показаться лишним такой разбор персоналий, но, на мой взгляд, роль полководцев в современной войне неизмеримо сильнее влияет на победу или поражение в сражении. Почитайте, не поленитесь, и сами поймете, как это важно. Тем более, эти очень краткие биографии эти сами по себе весьма увлекательны.

56-летний командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Карл Рудольф Гердт фон Рундштедт был типичным продуктом прусской военной аристократии и, на мой взгляд, одним из счастливчиков среди гитлеровских генералов, сумевшим закончить военную карьеру в высочайших чинах с полным набором всевозможных наград, несмотря на сложнейшие перипетии своей биографии, открытых разногласий с Гитлером и многочисленных отставок. Он избежал участи многих казненных гитлеровских оппонентов. Он даже избежал суда, через который пройдут после войны почти все гитлеровские генералы.

Родившись в аристократической саксонской семье, он уже в 12 лет наденет военную форму и не снимет ее до самой смерти. Блестящая карьера – кадет, юнкер, лейтенант, обер-лейтенант, академия Генштаба, в котором прослужит после окончания учебы четыре года. Этому, несомненно, способствовали незаурядные способности и военный талант. Уходит в войска, где зарекомендовал себя также самым блестящим образом. В 1-ю мировую войну талант получил практическое подтверждение в знаменитых битвах на Марне во Франции и на Нареве в России. Войну закончит самым молодым 39-летним начальником штаба 15-го армейского корпуса, кавалером Железных крестов всех степеней и еще 12 орденов. Конечно, место в малочисленном рейхсвере ему нашлось сразу. Там  к 1932 году  за несколько лет он дослужился от подполковника до генерала пехоты – командующего лучшей армейской группировкой со штабом в Берлине.

С Гитлером отношения сразу сложились напряженными, поскольку военный аристократ Рундштедт ставил армию вне политики, фюрера считал выскочкой и среди своих близких людей называл «всего лишь ефрейтор с крестом». Гитлер же недолюбливал аристократов, особенно таких высокомерных, как Рундштедт и других генералов рейхсвера, связанных между собой тесными узами «военного пруссачества». Именно эта кастовая связь заставила Рундштедта вступиться за ошельмованного нацистами коллегу генерала Фрича. Гитлер стерпел. Талантливыми военачальниками стоило дорожить, но все-таки отправил строптивца в первую отставку. Существует анекдот – генерал окончательно разозлил Гитлера, когда посоветовал тому «отстать от этой негритянской задницы - Муссолини».

Но, начав свой  безумный  поход за мировое господство, Гитлер сразу же вернул в вермахт генерал-полковника Рундштедта, поручив ему командование важнейшей группой армий «Юг», атаковавшей Польшу с юга и по сути решившей судьбу всей кампании. Такую же главную роль тот сыграл и в завоевании Франции, получив в награду маршальский жезл.

Воевать с Россией (СССР) фельдмаршал считал безумием, но как законопослушный немец принял в командование Группу армий со знакомым названием «Юг». К началу боев за Донбасс, Рундшедт подошел с привычно блестящими результатами после первых сражений на Восточном фронте. Особенно впечатляли котлы, организованные его войсками – Уманский и Киевский с сотнями тысячами пленных.

Неожиданное отрезвление зимой 1941 года из-за потери взятого всего неделей раньше города Ростова на Дону привело к первому открытому столкновению фельдмаршала с Гитлером. Он проигнорировал приказ фюрера держать до последнего, и отвел войска от Ростова на рубеж реки Миус. Гитлер немедленно снял его с должности, но вскоре извинился перед ним. Компетентная комиссия доказала, что этим маневром Рундштедт спас войска от разгрома. Фюрер вернет его в армию, но отправит командовать войсками на Западе, чем тот и будет заниматься до конца войны, периодически сниматься и восстанавливаться в должности. 1 мая 1945 года попадет в плен, но очередной сердечный приступ спасет его от скоропалительных решений победного года. Отправленный на лечение в Англию, он счастливо избежит суда, как военный преступник. В 1948 году будет освобожден, и через пять лет умрет своей смертью от сердечной недостаточности в Западной Германии.

Нам же важно отметить, что осенью 1941 года в Донбассе это был самый опытный, не знающий поражений талантливый полководец именно современной маневренной войны, безжалостный враг, противостоять таланту которого пока не могли наши военачальники. Об этом еще будем говорить не раз.

Какие же войска Рундшедт осенью 1941 года привел в Донбасс? Начнем с крайне левого фланга. Здесь действовала уже тогда знаменитая 6-я полевая армия, и, хотя ее задачей было взятие Харькова и выхода на Белгород, но своим правым флангом 17-м армейским корпусом генерала пехоты Вальтера Киница она обеспечивала успешное наступление на Донбасс 17-й полевой армии.  6-я полевая армия была сформирована осенью 1939 года уже после победы над Польшей и прославится во Французскую кампанию, особенно взятием Парижа. Но судьба ее сложится так, что победная поступь боев за Харьков, Донбасс в 1941 году и на подступах к Сталинграду в 1942 году под Сталинградом и закончится. Там она вся и останется миллионом убитых и сотнями тысяч пленных. Армию вновь воссоздадут, чтобы потерпеть очередное поражение на Донбассе и Украине, вновь воссоздадут и очередной крах под Кишиневом, и окончательный разгром в Австрии в 1945 году. Армия была очень сильная, и, хотя нас интересует только 17-й армейский корпус, не могу не сказать несколько слов о ее командующем.

46-летний генерал-фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау был в вермахте на особом счету. До самой смерти он, по сути, повторит карьеру Рундштедта, как сын прусского генерал-лейтенанта, с той лишь разницей, что в армию придет не мальчишкой, а добровольцем в 18 лет. Еще большая разница заключалась в том, что, обладая несомненным военным талантом, Рейхенау еще с 20-х годов стал настоящим идейным нацистом, боготворившим Гитлера.  Таких борцов среди генералов «прусского  разлива» в вермахте больше не было. Именно он в начале 30-х годов уговорил Рундштедта и рейхсвер на преданность Гитлеру. Именно он напишет текст присяги вермахта на верность лично фюреру. Гитлер приблизит его к себе и сделает своеобразным  связующим звеном с прусской военной верхушкой. Обладая незаурядным военным талантом, способностями, практической сметкой, настойчивостью, организаторскими способностями, Рейхенау будет первым браться за самые необходимые военные реформы. Именно он стоял у истока знаменитых танковых войск немцев, во главе которых поставил Гудериана, Гота, Клейста. Сам блестяще командовал войсками во всех авантюрах и войнах Гитлера. Первым входил в Австрию, Чехословакию во главе 10-й полевой армии, брал Париж и Киев с 6-й армией.

На нашей земле его приказы буквально дышали особой жестокостью по отношению к пленным красноармейцам, обывателям, особенно евреям. Именно в полосе его армии за четыре летних месяца 1941 года было уничтожено до 1 млн. мирных жителей, евреев. Именно он заменит отставленного Рундштедта во главе группы армий «Юг», а на свою любимую армию поставит своего же начальника штаба Паулюса. Вместе они составляли несокрушимый тандем лучших военачальников вермахта начала 2-й мировой войны. Удивительна и его смерть. Рейхенау строго следил за своей физической формой, бегал каждое утро, и в один из январских дней 1942 года на пробежке его схватил сердечный приступ. Полуживого фельдмаршала привязали к самолетному креслу и срочно отправили в Лейпциг. По иронии судьбы при посадке на промежуточном аэродроме самолет потерпел крушение, и Вальтер фон Рейхенау получил еще и черепно-мозговую травму. До Лейпцига он все-таки долетел, но уже мертвым. Судьба! Харьков же и Донбасс он брал полный сил и энергии самыми эффективными методами современной войны.

В интересующем нас 17-м армейском корпусе 6-й армии было три пехотных дивизии штатного состава с артиллерией, саперами, ПВО. Это порядка 40 тысяч человек, несколько тысяч автомобилей, мотоциклов более 200 стволов артиллерии и минометов. Командир корпуса генерал-лейтенант Вернер фон Киниц был типичным гитлеровским генералом с прусскими корнями, сначала победителем, потом пораженцем.

17-я полевая армия будет дважды атаковать Донбасс в 1941 и 1942 годах на одном из главных направлений, имея в своем составе сначала три, а через год четыре армейских корпуса. Армия сформирована в декабре 1940 года специально для похода на Россию и состояла из 4, 52-го армейских корпусов и 46-го горного корпуса, который в конце 1941 года перейдет на короткое время в 1-ю. танковую группу. В каждом пехотном корпусе по три дивизии со средствами усиления. В горном корпусе – две горные и одна пехотная дивизии. Следует отметить, что все дивизии, включая горные, были сформированы еще в 1939 году и прошли горнило войны в Польше, Франции, Югославии и Греции. На нашу землю вступили хорошо обученные, обстрелянные опытные, умелые вояки. Успех их в летних боях был очевиден, хотя бы по Уманскому и Киевскому котлам. Несмотря на отсутствие на Украине больших гор лучшими оказались горные дивизии. Армия докажет свою силу на Донбассе, а через год дойдет до Кавказских гор. Ее егеря поднимут знамя со свастикой над Эльбрусом. Но очень скоро победное наступление закончится, армия так же скоро побежит назад, правда  умело огрызаясь. Более того, до глубокой осени 1943 года она будет держать оборону на «Голубой линии» в Тамани, оставаясь самым последним, восточным рубежом гитлеровских войск на всем Восточном фронте. Осенью все-таки будет сбита с позиций под Новороссийском и эвакуируется в Крым. Через полгода весной 1944 года будет там полностью уничтожена под Севастополем. Осенью, как и 6-я армия восстанет в новом формировании в Южной Польше и там же в Силезии погибнет окончательно весной 1945 года.

Осенью 1941 года это была элита вермахта, особенно горный корпус со знаменитыми дивизиями «Эдельвейс» и «Горечавка». Сюда отбирались молодые люди, альпинисты не старше 30 лет с отличной боевой и горной подготовкой, лучшие из лучших. После Кавказа горные егеря уйдут из 17-й армии воевать на Севере, в Карпатах, Югославии, Италии, Греции, но летом 1941 года они будут штурмовать Донбасс. Армия насчитывала 150 тысяч человек со всеми штатными средствами и силами усиления. Мощный и опасный враг.

Армией командовал 55-летний генерал пехоты Карл Генрих фон Штюльпнагель. Типичный представитель прусского  генералитета, он отличался от остальных военачальников группы армий «Юг» только тем, что всю первую половину служебной карьеры провел исключительно в Генеральном штабе кайзеровской армии и Веймарской республики. При Гитлере быстро дослужился до первого обер-квартирмейстера (начальника оперативного управления) Генштаба Сухопутных войск. С Гитлером его роднил просто зоологический антисемитизм, связанный воедино с антикоммунизмом. В остальном это был ярый противник «нацистских выскочек», а Гитлера просто презирал. Он, без всякого сомнения, примет участите во всех антигитлеровских заговорах, начиная с 1938 года. Однако, уже первый успех Гитлера в Австрии и Чехословакии ошеломил генерала-скептика, и он ринулся в войска с привычным прусским рвением добывать славу германскому оружию. И  очень успешно вольется в дружную семью гитлеровских генералов-победителей. Во главе 2-го армейского корпуса покорит Францию и помимо чина генерала пехоты и всевозможных Железных крестов удостоится стать председателем германо-французской комиссии по перемирию и капитуляции Франции. Кстати, воевал и командовал войсками блестяще, несмотря на маленький строевой опыт.

Поход на Россию начал во главе 17-й полевой армии, с которой победоносно дошел до Донбасса, его армия будет брать его дважды, являясь главной пехотной силой наступления. Помимо умелого руководства войсками Штюльпнагель тоже прославился людоедскими приказами в отношении мирного населения, пленных, особенно евреев и комиссаров. Этих он считал единым целым, подчеркивая, что «все коммунисты – евреи, а все евреи – коммунисты». Сотни тысяч расстрелянных, замученных на счету этого противника Гитлера, который оценил рвение своего генерала и отправил Штюльпнагеля командовать  войсками в оккупированной Франции в марте 1942 года. Там генерал-герой продолжил с тем же рвением уничтожать явных и неявных врагов рейха.

Сталинград быстро отрезвил многих гитлеровских генералов-победителей, но Штюльпнагель не просто потихоньку ворчал, а самым активным образом включился в работу заговорщиков, которую потом прославит на весь мир полковник Клаус фон Штауффенберг. Кстати, этот прославляемый ныне, особенно на Западе,  заговорщик тоже весьма активно и сознательно добывал первые победы вермахта в начале войны. Неудачный заговор приведет генерала Штюльпнагеля прямо на виселицу. Он успеет даже арестовать без единого выстрела полторы тысячи эсэсовцев по всей Франции, но после провала заговора и попытки застрелиться только ослепнет. Будет повешен, как и все его соратники на струне.

В октябре 1941 года его сменит 56-летний генерал-полковник Герман Гот. Биография повторяет биографии других гитлеровских военачальников, с некоторыми нюансами. Во французскую кампанию командовал именной танковой группой «Гот». Не случайно по плану «Барбаросса» Гитлер поставит его во главе 3-й танковой группы  вместе с Гудерианом на направлении главного удара на Москву. Гот, как и Гудериан, мечтал «на танке ворваться в Москву», бредил Москвой, но неожиданная болезнь командующего 2-й полевой армией генерал-полковника Штрауса отвлекла его от танковых дел. Две недели он заменял того в Смоленском сражении. К его сожалению, а, по-моему, наоборот, о Москве ему пришлось забыть. Перед самым началом битвы за Москву 5 октября Гитлер переводит его в Донбасс вместо Штюльпнагеля. Во всяком случае, Гот избежит позора и разочарования от поражения под Москвой и насладится победой на Донбассе. Впрочем, один из лучших танкистов рейха  к танкам вернется во время второго наступления на юге России уже во главе 4-й танковой армии в 1942 году и все равно испытает позор поражения и разочарования в Сталинграде и на Кавказе. С 1943 года будет до конца войны в резерве. Потом плен, суд, 15 лет заключения по приговору, и свобода уже 1954 году. Умрет в своей постели в 1971 году глубоким стариком.

Корпусные командиры 17-й полевой армии были типичным продуктом школы германского милитаризма. Училище, академия Генштаба. 1-я мировая война, войска и штабы, Железные кресты, основательная военно-теоретическая подготовка, фронтовой опыт с освоением самых современных методов ведения войны Командиры 4-го и 52-го армейских корпусов генералы пехоты Виктор фон Шведлер и Курт фон Бризен после победоносных походов вермахта в начале 2-й мировой войны вошли в число действительно умелых и удачливых военачальников, понимающих современную войну. Не повезло Курту фон Бризену. Тяжелое ранение он получил еще в польскую кампанию, а погибнет как раз во время боев за Донбасс в районе деревни Андреевка.

Особняком следует отметить двух командиров элитного 49-го горного корпуса. Горные егеря дивизий «Эдельвейс» и «Горечавка» до конца войны будут оставаться лучшими в вермахте. Генерал горных войск 50-летний Людвиг Кюблер был коренным баварцем, сыном врача и не имел ничего общего с прусской военной кастой, но зато первоклассный альпинист, что помогло ему стать одним из лучших командиров горной войны. Отличился еще в 1-ю мировую войну. Гитлер отмечал его, как однополчанина по Баварскому полку и к началу 2-й мировой войны Кюблер станет командиром знаменитой дивизии «Эдельвейс», а потом и командиром горного корпуса. Это он победно проведет своих егерей по горам Югославии и Греции. В Донбассе успеет повоевать только в первом самом удачном наступлении. Уйдет на повышение, опять очутится на Балканах, где будет воевать с партизанами и армией Тито до конца войны. Зверствовал сверх меры, за что югославский военный суд повесит его в 1947 году.

Сменит его в декабре 1941 года на Донбассе тоже не аристократ – 49-летний генерал горных войск Рудольф Конрад, который со своими егерями добьет-таки летом 1942 года Донбасс и прорвется на Кавказ. А там знаменитые бои на перевалах, покорение Эльбруса. Потом тяжелое похмелье -  отступление на Кубань, Тамань, в Крым. Потом Венгрия, Австрия и американский плен. Наследил видимо меньше своего предшественника. Пройдет через суд и вскоре освободится. Умрет в Западной Германии в 1964 году заслуженным ветераном.

В боях за Донбасс эти кавалеры рыцарских крестов со своими егерями были лучшими в 17-й армии. Военачальников такого уровня боевой подготовки, опыта умения воевать, у нас в то время было очень мало.

Главной ударной силой, самой мощной и пробивной в боях за Донбасс, без всякого сомнения, являлась 1-я танковая группа, вскоре переименованная в 1-ю танковую армию. Ее 3, 14, 48-й моторизованные корпуса, состоящие каждый из двух танковых и одной моторизованной дивизий под прикрытием бомбардировщиков Ю-87 «Штука», как вихрь прошли по Украине. 29-армейский корпус своей пехотой  закреплял территорию прорыва. Конечно, они испытали и трудности во время наших удачных танковых контрударов под  Луцком, Бродами, Дубно, но их свели на нет последовавшие танковые победные прорывы под Уманью, Киевом, Харьковом. Около 1000 танков и 200000 солдат 1-й танковой группы, включая союзников-итальянцев, готовились рвануться через Донбасс на Ростов, далее на Кавказ. Осенью 1941 года не получится, а через год танковая армия дойдет почти до Грозного. Но вместе  соседями 17-й армией побежит назад, в последний момент, избежав окружения, переправившись у Ростова через Дон. Уйдет на Донбасс, который будет теперь оборонять летом 1943 года.

Моторизованные корпуса армии, как и во всех танковых группах (армиях) вермахта, были полнокровными, хорошо обученными, воодушевленными невиданными победами.  В армии не было элитных горных егерей, но зато были лучшие эсэсовские дивизии – моторизованная «Викинг» и танковая «Лейб-штандарт Адольф Гитлер». Элита из элит, набиравшая силу, как раз в боях против Красной Армии.

В боях за Донбасс танковая дивизия «Лейб-штандарт» считалась мотобригадой СС, переданной на усиление из 11-й полевой армии Манштейна, но по подбору и числу личного состава, вооружению и боевой техники уже тогда не уступала моторизованным, а то и танковым дивизиям вермахта. Туда набирались в основном добровольцы 25 – 30 лет, ростом не ниже 180 см. Кровь с молоком. Преобразованная в танковую дивизию, она станет еще мощнее. Будет брать Донбасс, и оборонять его в 1941 году.

Моторизованная, потом 5-я танковая дивизия СС «Викинг» была вообще особым соединением германской армии. Только в ней воевали добровольцы из северных стран (фламандцы, голландцы, валонцы, датчане, норвежцы, шведы) в двух полках «Вестланд» и «Нордланд». «Расово полноценные люди» роста не менее 180 см., блондины без вредных привычек. Дивизия СС начинала свой боевой путь, как моторизованная. Но к концу года сформировалась в танковую. В составе 1-й танковой армии Клейста будет брать Донбасс, и оборонять его на знаменитом «Миус фронте» в 1941 году и  там же в 1943 году. Но об этом позже.

Командовал армией 60-летний генерал-полковник Пуль Людвиг Эвальд фон Клейст из прусской военной школы со всеми ее карьерными атрибутами. Любопытные моменты имеются. 1-ю мировую войну он начал командиром эскадрона «Черных гусар», и уже в первые месяцы заслужил Железные кресты 1-го и 2-го класса за военный талант и героизм. Далее уйдет на штабную работу в дивизии, корпусе и тоже весьма успешно.

В рейхсвере стремительно продвинулся от должности командира полка – полковника, до командира корпуса – генерала от кавалерии. Как и у всех коллег, за исключением Вальтера Рейхенау, имели место разногласия с нацистами, кратковременные отставки. Клейст очень внимательно относился ко всему новому и очень быстро оценил возможности танков, танковых войск в условиях современной войны, и стал настоящим фанатом моторизации войск, блицкрига. Разногласия с Гитлером кончились раз и навсегда, когда тот предложил ему перед началом Польской кампании в командование 12-й моторизованный корпус. Это именно его корпус одним разящим ударом танков и мотопехоты разорвет польские войска на две части, и, по сути, приведет их к поражению. Два новых Железных креста и командование первой в мире именной танковой группой (армией) «Клейст» поднимут его талант на небывалую высоту. Это его танки по задумке Манштейна прорвутся через Арденны и «Ударом серпа» сначала отрежут англо-французские войска, а потом загонят их на берег Ла-Манша под Дюнкерком. Опять награды. После того, как его танки за месяц «проутюжили» Югославию и Грецию стал еще одним любимчиком Гитлера.

Вторжение в Россию (СССР) начнет во главе 1-й танковой группы и продолжит радовать фюрера разящими ударами и окружениями. Через три недели его танки стояли в Житомире, в 150 км. от Киева. Повернув на юг и соединившись  с войсками 17-й армии, образуют печально знаменитый Уманский котел. А через месяц, прорвавшись на левый берег Днепра, его танки устремились на север где встретились с другим гитлеровским «танковым гением» Гейнцем Гудерианом и замкнут совсем огромный Киевский котел. Окружая целые армии, фронт, Клейст находился на вершине славы, удачи, таланта, и свой «бросок на Донбасс» считал проходной операцией, как и кратковременное занятие Ростова.

Об этом мы поговорим позже. А пока еще несколько слов о судьбе одного из лучших полководцев вермахта. В фаворе у Гитлера будет всегда. Его армия весной 1942 года блестяще проведет еще одно окружение советских войск в районе Харькова. А потом устремится через Донбасс, Ростов, на Кубань и Кавказ. Доберется до грозненских нефтяных скважин. Только окружение немецких войск под Сталинградом и прорыв Красной Армии к Ростову остановят «неистового Клейста». Гитлер назначит его командующим группы армий «А»(17-й полевой и 1-й танковой армий) с задачей спасти немецкие войска, и он выполнит эту задачу успешно. Его детище 1-я танковая армия успеет вырваться с Кавказа, в последний момент, прорвавшись через Дон к Таганрогу. А 17-я армия укрепится на Кубани держать знаменитую «Голубую линию». Осенью 1943 года именно Клейст также успешно переправит ее в полном составе со всем вооружением, транспортами, тылами в Крым станет, наконец, фельдмаршалом. Но сразу же начался закат полководческой карьеры Клейста Он предсказывал неизбежную гибель 17-й армии в Крыму, но Гитлер запретил эвакуацию. Ему к тому времени уже не нужны были полководцы блицкрига. Нужно были оборонцы. В марте 1944 года во Львове он примет любимчиков Манштейна и Клейста, наградит их Мечами к Дубовым листьям Рыцарского Железного креста и отправит в отставку.

Далее судьба Клейста сложилась печально. Для начала его заподозрят в связях с заговорщиками июля 1944 года. Доказательств не было, но Гитлер и без доказательств казнил фельдмаршала Вицлебена, принудил к самоубийству недавних «любимчиков» фельдмаршалов Роммеля и Клюге. Трудно сказать почему, но Клейста освободили, и он до конца войны сидел в своем имении. В плен попал к союзникам, но и здесь не повезло. Англичане передали его югославами, и те приговорили его к 15 годам каторги. Через год Тито передал его Советскому Союзу, где он получит полноценные 25 лет за воинские преступления. В общей сложности на закате дней он пройдет через 27 лагерей и тюрем союзников и умрет во Владимирском централе в 1954 году от острой сердечной недостаточности. Единственный немецкий фельдмаршал, умерший в плену. Не трудно понять насколько это был опытный, умелый, опасный враг на Донбассе.

О корпусных командирах 1-й танковой армии скажем несколько слов. Командир 3-го моторизованного корпуса генерал от кавалерии Эберхард фон Макензен – 52-летний типичный прусский военачальник 1-й и 2-й мировых войн, кавалер всех мыслимых наград третьего рейха. Именно он сменит Клейста в ноябре 1942 года на посту командующего 1-й танковой армией, и за Донбасс будет воевать трижды. В 1941, 1942 годах командиром корпуса успешно, а в 1943 году командующим армией – безуспешно. Командир талантливый, упорный и с ним нашим военачальникам придется повозиться. После провальных боев за Южную Украину Макензен окажется в Италии, где и закончит войну. Как и все гитлеровские генералы – военный преступник в России и Италии. После войны будет приговорен к смертной казни с заменой на 21 год заключения, но очень скоро будет освобожден и умрет уважаемым  в Западно Германии ветераном в 1969 году.

Его 57-летний коллега командир 14-го моторизованного корпуса генерал пехоты Густав фон Витерсгейн тоже типичный пруссак, был менее популярен, чем Макензи, но в Донбассе воевал более чем уверенно, получив великолепную практику победоносных сражений в Польше, Югославии, Греции, приграничных сражениях Восточного фронта. Трудно сказать, как бы сложилась его судьба, не окажись он со своим корпусом в 6-й армии под Сталинградом. В самый критический момент сражения, задолго до окружения он потребует у Паулюса отвести армию от Сталинграда, чтобы избежать катастрофы. Всегда спокойный и корректный Паулюс вспылит, добьется снятия его с должности и отправит в Берлин. Тем самым спасет ему жизнь и участь считаться военным преступником. С января 1943 года и до конца войны Витерсгейн просидит в резерве. Зато на Нюрнбергском процессе выступит, как и Паулюс, только свидетелем. Проживет долгую жизнь, скончавшись 90-летним стариком в Бонне в 1974 году.

В 1941 году на Донбассе Макензен и Витерсгейн будут полны сил, способности, уверенности в успехе. Очень опасные враги, особенно Витерсгейн, поскольку именно в его корпусе будут те самые элитные эсэсовские дивизии «Лейб-штандарт Адольф Гитлер» и «Викинг».

Кстати, командир дивизии «Лейб-штандарт» группенфюрер СС Зеп Дитрих и дивизии «Викинг» бригадефюрер СС Феликс Штайнер, хоть вышли не из прусского генеральского гнезда, уже в 1941 году были лучшими танковыми командирами германской армии. Не удивительно, ибо Дитрих еще в 1-ю мировую войну воевал в танке, а Штайнер был одним из организаторов танковых войск СС. Оба убежденные, фанатичные нацисты. Штайнер закончит войну командиром знаменитого танкового корпуса СС, а Дитрих командармом 6-й танковой армии СС. Это он останется героем последних танковых сражений германской армии в Арденнах и у озера Балатон. Удивительно, но эти головорезы избегнут после войны смертной казни, через короткое время будут освобождены и проживут долгую жизнь героями-ветеранами.

Необходимо сказать несколько слов и об 11-й полевой армии, очень коротко, поскольку ее участие в битве за Донбасс ограничится только первоначальным ударом вдоль берега Азовского моря частью сил 30-го армейского корпуса, а именно той самой мотобригадой СС «Лейб-штандарт» и горными стрелками, входившими сначала в армию. О них мы уже говорили. Только что принявший в командование 11-ю армию генерал-пехоты Эрих фон Манштейн Левински будет неоднократно фигурировать в последующих сражениях за Донбасс, и о нем стоит упомянуть уже сейчас, ибо это вообще знаковая фигура для гитлеровской армии.

54-летний генерал пехоты Эрих фон Манштейн Левински был плоть от плоти прусского генералитета, племянник самого фельдмаршала Гинденбурга. 16 его предков по прямой линии были офицерами не только прусской, но и русской императорских армий. Манштейн к нацизму относился равнодушно, но с Рейхенау его сближало особое отношение Гитлера. До определенного времени (поражения его войск в битве за Украину 1943-1944 годов) слыл любимчиком фюрера, и не без основания. На мой взгляд, это был самый талантливый генерал вермахта. Пройдя обычный карьерный путь кадета, офицера, слушателя академии Генштаба, 1-ю мировую войну, которую начал обер-лейтенантом и закончил 30-летним начальником оперативного отдела штаба дивизии с тяжелейшим ранением и всеми мыслимыми наградами. В рейхсвере в условиях жесточайшей конкуренции за десяток лет пройдет путь от командира пехотной роты до первого обер-квартирмейстера Генерального штаба, генерал-майора. Характерным для него было удивительное сочетание высокой штабной культуры с незаурядными способностями строевого командира. Гитлеру в первый раз приглянулся, как автор плана военной операции при аншлюсе Австрии.

Польскую кампанию 2-й мировой войны начнет генерал-лейтенантом начальником штаба группы армий «Юг» у Рундштедта, который сразу оценит способности и возможности талантливого подчиненного очередными заслуженными наградами. Но Манштейн рвется в строй, в войска и перед походом на Францию получает в командование 38-й армейский корпус и чин генерала пехоты. Удивительно другое. Именно он предложит идею нанесения основного удара по Франции не по старому плану Шлиффена, а танковым прорывом через непроходимые Арденны. Удивительно и то, что идею Манштейна отвергнут все гитлеровские военачальники, а примет только Гитлер, и она приведет к молниеносной блестящей победе. С тех пор фавор Гитлера будет сопровождать его практически до конца 2-й мировой войны, несмотря на досадные поражения в России.

Войну с Россией (СССР) Манштейн, как и все гитлеровские полководцы, начал, более чем успешно, во главе 56-го моторизованного корпуса, с которым уверенно пройдет всю Прибалтику и северо-западную Россию. Правда, несколько зарвался, получив «весомую оплеуху» от будущего своего постоянного оппонента генерала Н.Ф. Ватутина. Гитлер, какбудто, этого не заметит и направит его на юг командовать 11-й армией, с задачей занять Крым, взять Севастополь. И Манштейн не подвел, хотя и возился с Севастополем долгие 10 месяцев. Но зато разбил мощный Крымский фронт, значительно уступая противнику в силах и  средствах, в кратчайший срок.  Получив чин фельдмаршала, после отпуска в Румынии отправится победителем брать Ленинград.

На этом, на мой взгляд, настоящая боевая удача отвернется от Манштейна. Штурма Ленинграда он так и не сможет организовать, отражая непрерывные атаки советских войск с внешнего и внутреннего обводов блокадного кольца. Но палочкой-выручалочкой для Гитлера останется. По-прежнему воевал отлично, но всегда не хватало чуть-чуть для полного успеха. Чуть-чуть не хватило, чтобы во главе группы армий «Дон» в конце 1942 года прорваться к окруженной в Сталинграде армии Паулюса. Чуть-чуть не хватило, чтобы зимой 1943 года полностью разбить войска Воронежского фронта, отбив у него только занятый Харьков. Чуть-чуть не хватило, чтобы в решающем летнем наступлении с лучшими танковыми силами вермахта и СС прорваться к Курску. А дальше поражения в Донбассе, о котором еще поговорим, на Днепре, Правобережной Украине. У него еще будут частные успехи, на том же Донбассе, удачные контрудары под Житомиром и Проскуровом, новые высшие награды рейха, но весной 1944 года Красная Армия практически закончит освобождение Украины, нанеся лучшему полководцу Гитлера тяжелейшее военное и моральное поражение. Фюрер отправит его в личный резерв, и Манштейн до конца войны проживет в своем имении, уже тогда обдумывал мемуары, в которых постарается оправдать свои «утерянные победы».

Конечно, будет арестован англичанами, все-таки засветился в некоторых приказах по Крыму и Украине. Но англичане тянули с судом, и только в 1950 году британский военный трибунал приговорит его к 18 годам тюрьмы. Потом срок сократят до 12 лет, а в 1953 году освободят вообще по состоянию здоровья. «Слабое здоровье» не помешает ему прожить безбедно более 20 лет в Баварии, в кругу семьи, где и умрет от инфаркта в 1973 году и похоронен со всеми воинскими почестями. Любопытно и то, что лондонский «Таймс» опубликует пышный некролог по поводу смерти Манштейна. Вот тебе и военный преступник.

Наконец, следует сказать несколько слов и о главных союзниках Германии, большая часть которых воевала как раз в составе группы армий «Юг», в том числе и на Донбассе. Пусть это были войска во многом уступавшие вермахту и ваффен-СС, но летом 1941и 1942 годов это были еще победоносные и опасные враги.

Румыния, как и Финляндия, вступила в войну против России (СССР) сразу основными силами – 3-й и 4-й армиями, сведенными в группу  «Генерал Антонеску» в составе группы армий «Юг».  А это 12 пехотных дивизий, 1 бронетанковая дивизия, 3 горных дивизии и 3 кавалерийских корпуса – без малого 330 тысяч человек с артиллерией, авиаций, танками. 4-я армия на крайнем левом фланге пойдет на Одессу и застрянет там надолго. А 3-я армия вступит в бой только 2 июля 1941 года. Мы как-то забыли, что наши войска на Юге довольно успешно держали оборону по рекам Сан и Прут. Даже захватили в первые дни войны вражеский Перемышль. И только общая неблагоприятная обстановка вынудила нас начать отступление. Вместе с 11-й армией вермахта 3-я румынская армия и оказалась на Донбассе, имея в своем составе горный и кавалерийский корпуса, 5 эскадрилий авиации, артиллерию и другие части. Это без малого 74700 солдат и офицеров, в отличие от бойцов 4-й армии, не знавших поражений. Немцы все время невысоко оценивали боеспособность румынских войск, и именно в Донбассе 3-я румынская армия впервые почувствует силу русских ударов. К счастью для них, Манштейн быстро заберет их в Крым. Через год они очутятся вместе с 4-й румынской армией под Сталинградом, где получат свое по полной программе, потеряв сотни тысяч человек убитыми и пленными. Больше они не оправятся до конца войны, пока Румыния не станет союзником СССР, и бывшие захватчики начнут воевать плечом к плечу с Красной Армией.

Командовал армией 51-летний генерал Петре Думитреску. Отличный профессионал, окончивший академию Генштаба, воевавший в 1-ю мировую войну союзником России против немцев. В отличие от многих румынских генералов того времени, воевал довольно прилично и умело. После войны попал в фавор к Антонеску и дослужился до заместителя начальника Генштаба – главного инспектора артиллерии. Войну с СССР начнет и закончит командующим 3-й армией, воюя сначала за Гитлера, потом против него, первым повернув оружие из румынских генералов. После войны суда, как военный преступник, не избежит, но будет оправдан и умрет в Бухаресте в своей постели в 1950 году уважаемым ветераном. Осенью 1941 года на Донбассе, его армия представляла значительную силу, а сам генерал был одним из лучших  союзников вермахта. Не случайно он станет вторым румыном после Антонеску, награжденным Рыцарским Железным Крестом с Дубовыми листьями. Такими наградами Гитлер не разбрасывался. Опасный враг.

Более основательно воевал в Донбассе в 1941 и 1942 годах Итальянский экспедиционный корпус в России (КСИР) В его состав входили: элитная моторизованная (мобильная) дивизия «Принц Амедио» и две автотранспортабельные пехотные дивизии «Пасубио» и «Торино». Помимо тяжелой артиллерии корпусу предавалась танковая группа «Сан-Депорджино»(около 70 танков) и совсем экзотические части легкой кавалерии и велосипедистов-берсальеров. Корпус довольно сильный – 62 тысячи человек, сотни орудий и минометов, 5 тысяч грузовиков, 2 тысячи мотоциклов и 63 самолета. В первые месяцы войны итальянцы, наступая вслед за немцами на второстепенных направлениях, успешно продвигались вперед практически  без боев, и к началу сражений за Донбасс потеряли всего 87 человек убитыми и 190 ранеными. Но уже после первых боестолкновений стало ясно, что вояки это еще те. Их артиллерия и танки не справлялись даже с нашими легкими танками, не говоря уж о Т-34 и КВ. Большинство автомобилей и мотоциклов сломалось еще на маршах. А почти 5 тысяч лошадей и мулов поему-то погибли даже на плодородных полях Украины. И, тем не менее, это была боевая сила.

Итальянцы, развернутые в 1942 году в полноценную 200-тысячную 8-ю армию с тысячами орудий, и сотнями танков, пройдут-таки северный Донбасс и очутятся на правом фланге армии Паулюса под Сталинградом вместе с румынами. Погибнут и попадут в плен почти все еще раньше армии Паулюса, проклиная русские степи, в том числе и донбасские, русский мороз, русские танки, Муссолини, Гитлера и весь этот русский поход. А как хорошо было летом 1941 и 1942 годов играючи идти по Украине и Донбассу.

Командовал ими в Донбассе 58-летний корпусной генерал Джованни Мессе – пожалуй, самый способный, с большим боевым опытом генерал итальянской армии. Деревенщина, он сделал себя сам, добровольно вступив в 17 лет в итальянскую армию, получил там образование и провел с ней все кампании 20-го века. Дослужился до маршальского чина, потом сенаторского кресла. Человек удивительной судьбы. Завоевывал Ливию, в 1-ю мировую войну стяжал в Альпах героическую славу в рядах отборных штурмовых частей «Отважные». Адъютант короля Италии Виктора Эммануила и  «настоящий фашист» любимец Муссолини. Первый танкист Италии, командующий войсками в Эфиопии, Албании, Греции.

После фиаско в России заменит легендарного «Лиса пустыни» фельдмаршала Роммеля и довольно успешно будет удерживать превосходящие силы союзников на последних рубежах обороны в Африке. Прекратит сопротивление только по приказу Муссолини. Войска пойдут в плен, а он улетит в Италию уже маршалом. Впрочем, очень скоро «настоящий фашист», обязанный диктатору всем, благополучно перейдет на сторону союзников и в воссозданной королевской армии возглавит Генеральный штаб. Виктор Эммануил не забыл своего адъютанта. «Настоящий фашист» без тени смущения превратится в «настоящего антифашиста» и победоносно закончит войну вместе союзниками, и заслуженным сенатором, уважаемым ветераном и мемуаристом умрет 85-летним старцем в 1968 году. Это совсем по-итальянски, но все же удивительно. О боях в России будет вспоминать до конца своих дней и не только на страницах мемуаров.

В составе 17-й армии по северу Донбасса краем прошли венгерские дивизии Венгерской Карпатской группы войск в составе 8-го Кошицкого корпуса генерал-лейтенанта Ференца Самбатхеи и Подвижного корпуса генерал-лейтенанта Бела Миколоша. А это 44 тысячи человек, 200 орудий и минометов, 189 танков и 48 самолетов. В боевом отношении вояки посильнее румын и итальянцев, но более «прославившиеся» на нашей земле невероятными зверствами. У пленных и обывателей отрубали руки, ноги, головы, вырывали языки, глаза, заживо закапывали в картофельных ямах. От всего этого содрогались даже эсэсовцы. Надо сказать, что венгерские войска, несмотря на тяжелейшие поражения в России, будут поддерживать Гитлера практически до конца войны.

Командовали корпусами профессионалы высочайшего класса 54-летний Ференц Самбатхеи и 51-летний Бела Миклоши. Академическое образование и боевой опыт 1-й мировой войны позволили Самбатхеи в короткий срок пройти все командные должности до командира корпуса, преподавателя Королевской военной академии св. Людвига. Именно после успешных боев за Донбасс он будет отозван в Будапешт на должность начальника Генштаба. После фашистского переворота Салаши в 1944 году очутится в нацистском концлагере. Выживет, но после войны победители займутся им вплотную. Уж очень зверствовали его солдаты в России и Югославии. Югославы его и повесят в 1946 году. А вот Миколошу, тоже воевавшему в России и Югославии, повезет. В начале 1945 года теперь фельдмаршал-лейтенант кавалер Рыцарского Железного креста, начальник канцелярии самого Хорти с адъютантом и двумя сержантами перейдет линию фронта и сдастся советским войскам. Мгновенно превратится в рьяного антифашиста и прорвется в премьер-министры первого временного правительства Венгрии. Коммунистам так и не удастся после войны довести его до виселицы. Умрет в 1948 году. В 1941 и 1942 годах эти венгерские генералы со своими головорезами будут очень опасными врагами.

После довольно подробного знакомства со штатным составом германских войск и их союзников, уровнем подготовки и способностей командного состава, важно отметить очень высокую моральную стойкость личного состава всей группы армий «Юг». Не удивительно. Большей частью это были молодые, хорошо обученные, хорошо вооруженные солдаты и офицеры с неоценимым боевым опытом победоносных кампаний в Европе и первых сражений на Украине и в России.

 

Войска Красной Армии

 

Что же могла летом и осенью 1941 года противопоставить этой «победоносной армаде группы армий «Юг» Красная Армия? После тяжелых поражений  в приграничных сражениях, трагедий Уманского и Киевского котлов, выхода немцев на всем протяжении на Днепр, начала боев за Харьков противостоящие группе армий «Юг» войска Юго-Западного и Южного фронтов испытывали значительные трудности. Сразу оговорюсь, из оставшихся после Киева войск Юго-Западного фронта на обеспечение стыков с Южным фронтом и прикрытия Донбасса с севера выделялись войска 38-й и 6-й общевойсковых армий. Фронт провел к этому времени самые тяжелые и самые трагические сражения, терял людей целыми полками, дивизиями, армиями. В Киевском котле погиб и первый командующий фронтом генерал Кирпонос и практически весь штаб фронта. К началу боев за Донбасс в двух армиях крайне левого фланга Юго-Западного фронта насчитывалось не более 50 тысяч человек, 400 орудий и минометов не более 100 исправных танков.

46-летний Маршал Советского Союза Семен Константинович Тимошенко, ставший командующим фронтом после Киевской трагедии, являл собою полную противоположность фельдмаршалу Рундштедту. И не только тем, что был моложе его почти на 20 лет. И уж, конечно, не был военным аристократом, а выходцем из украинской крестьянской семьи. Хотя и это существенно. В 1-ю мировую Рундштедт после блестящей военной подготовки командует войсками и штабами, а Тимошенко воевал простым пулеметчиком. Это в Гражданскую войну он вырастит в знаменитой Первой Конной Армии до начальника 4-й кавдивизии. Военную теорию, штабную работу, без знания которых в современной войне невозможно стать успешным военачальником, осваивал уже в высоких чинах на различных курсах. Как выходец из конармейцев, соратник Буденного и Ворошилова (ярый недруг Троцкого), быстро рос по службе, участвуя почти во всех военных конфликтах республики. Особенно уверенно проявил себя в походе на Западную Украину и в Финскую войну, прорвав-таки «Линию Маннергейма». Типичный полководец прошедших войн, он все-таки, в отличии от Буденного, Ворошилова, Щаденко, Кулика и прочих конармейских полководцев, был, без всякого сомнения, выше их по военному таланту, способностям руководить значительными воинскими силами в современной войне. Это отмечали все, и не случайно стал наркомом обороны, маршалом и Героем Советского Союза.

За год перед войной, учитывая многократный рост личного состава Красной Армии, острую недостачу  командного состава всех степеней, он просто не успел подготовить войска должным образом к сражениям с лучшей на то время в мире гитлеровской армией. Точнее – общеевропейской. Да и сам был далеко не ровня противостоящим гитлеровским фельдмаршалам. После неудачного главнокомандования Западным направлением, прямо перед сражениями за Донбасс он и примет Юго-Западный Фронт. Точнее его остатки после разгрома под Киевом. По сути Тимошенко предстояло в кратчайший срок заново восстановить все управление фронтом, сформировать новые и пополнить оставшиеся армии, и при этом держать фронт на линии Курск, Харьков, Изюм, Северный Донбасс. Сразу оговорюсь, несмотря на досадные неудачи, потерю Курска, Белгорода, Харькова, Тимошенко все-таки остановил врага на северном Донбассе, удержал Ворошиловград.

Далее ему еще позволят командовать войсками в начале 1942 года. Даже после драматического провала наступления его фронта на Харьков и тяжелого окружения, Сталин доверит ему сначала Сталинградский, потом Северо-Западный фронты. Но после неудачной попытки уничтожить немцев в Демьянском котле, навсегда отстранил Тимошенко от командования боевыми действиями. До конца войны он будет действовать на различных фронтах только, как представитель Ставки. После войны руководит военным округом, Главной инспекцией министерства обороны и умрет дважды Героем Советского Союза в 1970 году. Похоронен в Кремлевской стене.

Нам же важно отметить, что осенью 1941 года он по многим показателям уступал своему противнику фельдмаршалу Рундштедту. К тому же, командуя значительно уступающей противнику по силам группировкой, в неблагоприятных условиях.

38-я общевойсковая армия, сформированная только в августе 1941 года на базе управления 8-го механизированного корпуса, изрядно потрепавшего немцев в танковых боях по Дубно и Бродами, к началу боев за Киев была одной из сильнейших во фронте, имея в своем составе 4 стрелковых, 2 горно-стрелковых дивизии, 4 танковые бригады со штатной армейской и дивизионной артиллерией. Во время киевской трагедии армии удалось избежать окружения, но силы ее уменьшились значительно. Осталось только 4 стрелковые дивизии половинного состава, танковая бригада и штатная артиллерия стрелковой дивизии – всего менее 40 тысяч личного состава, 70 танков и 270 орудий и минометов.

Армией с июля до начала августа командовал герой боев под Бродами генерал-лейтенант Д.И. Рябышев, но он будет срочно назначен с повышением командующим Южным фронтом, и во время боев за Донбасс армией будут попеременно командовать генерал-майор танковых войск Н.В. Фекленко, генерал-майор В.В. Цыганов и генерал-майор технических войск А.Г. Маслов.

40-летний генерал-танкист Николай Владимирович Фекленко, бывший рядовой кавалерист Гражданской войны только в 1922 году получит первое военное образование, закончив курсы политруков в Ставрополе, и вырастит от командира эскадрона до командира механизированного полка 5-й кавдивизии к середине 30-х годов. Мотор не конь. Пришлось заканчивать ускоренные автобронетанковые курсы при академии механизации и транспорта РККА. А далее, после известных событий резкий должностной скачок – командир механизированной бригады, танковой бригады, и перед самым Халхин-Голом – командир корпуса. Но уже после первых же боев 6 июля 1939 года Г.К. Жуков отстраняет его от командования за потерю управления и незнание обстановки. Более года Фекленко находился в резерве, потом стал командиром 5-й танковой дивизии, а перед войной командиром 19-го танкового корпуса в составе 5- армии Киевского УРа. Только неожиданное назначение командующим 38-й армией помогло ему избежать участи почти всех командиров 5-й армии в Киевском котле. Но и с командованием армии не справится, и после первых же боев в Донбассе будет освобожден от должности. Через год еще раз попробует свои силы, командуя 17-м танковым корпусом в боях за Воронеж, и снова неудачно. Еще через год возглавит танковые войска Степного фронта. Опять неудачно. Все. Больше на фронт посылаться не будет, и до самой смерти в 1951 году занимал разные должности в бронетанковых войсках Красной Армии. Вот кому пришлось оборонять Харьков и Донбасс от лучших генералов вермахта.

Сменивший его в 38-й армии генерал-майор Виктор Викторович Цыганов был постарше по возрасту и образованней и опытней по всем показателям. Из прапорщиков 1-й мировой войны. До Отечественной войны успел окончить академию им. М.В. Фрунзе, покомандовать стрелковым полком, штабом стрелковой дивизии и даже стать кандидатом военных наук – начальником факультета харьковской военно-хозяйственной академии РККА.С началом войны испытал все тяжелейшие потрясения отступления войск Юго-Западного фронта, и на армию пришел с должности заместителя командующего фронтом по тылу, тоже успев избежать окружения под Киевом. Будет оборонять Харьковский промышленный район, прикрывать Донбасс с севера. Донбасс прикроет, а Харьков сдаст, но не пустит немцев дальше Балаклеи. Непосредственно в Донбассе будет воевать, командуя 56-й армией, уже в начале 1942 года, попытается, к сожалению, неудачно взять Таганрог. После того, как его армия летом 1942 оставит Ростов будет по болезни отозван в Москву, где и умрет в 1944 году.

Ему на смену придет его же начальник штаба 40-летний генерал-майор технической службы Алексей Гаврилович Маслов. Это тоже был хорошо образованный, толковый военачальник, окончивший курсы «Выстрел», академию им. М.В. Фрунзе. И основной факультет академии химзащиты РККА. С 1937 года начальник химических войск Киевского округа и Украинского фронта в походе на Западную Украину. Тогда и ушел в строй. Войну начал начальником штаба вскоре прославившегося 9-го мехкорпуса генерала К.К. Рокоссовского, с которым воевал блестяще, пользуясь большим доверием и уважением будущего великого полководца. Это дорогого стоило. После назначения Рокоссовского командующим армией Маслов принял у него корпус и воевал с ним под Киевом до последнего танка. Чудом избежал гибели, плена, чудом окажется на должности начальника штаба 38-й армии, а потом и командующим армией. После месячного командования, как считал сам – до командарма не дорос, ушел по рапорту, и до конца войны будет командовать танковыми и механизированными корпусами. Останется жив, продолжит успешно служить, по болезни уйдет в отставку и умрет в 1957 году.

Без всякого сомнения, столь частая смена командующих 38-й армией не в лучшую сторону влияла на ее боеспособность осенью 1941 года.

6-я общевойсковая армия в Донбассе действовала на крайнем левом фланге Юго-Западного фронта, и успела к началу боев претерпеть множество, в том числе трагических, метаморфоз. Трагическая и героическая судьба у этой армии. Особенная судьба. Особенность начинается с того, что это было старейшее в Красной Армии объединение, сформированное в сентябре 1918 года. Кто тогда мог подумать, что это будет первое из четырех формирований армии. В Гражданскую войну сдерживала белогвардейцев и интервентов на севере страны. Любопытно и то, что командовали тогда ей исключительно бывшие офицеры русской императорской армии – полковник Владимир Михайлович Гиттис и Генерального штаба генерал-майор Александр Александрович Самойло. Любопытно и то, что первого коммуниста и комкора РККА расстреляют в 1937 году, а второй избежит всех репрессий, хотя в ВКП(б) вступит только в 1944 году 75-летним генерал-лейтенантом Красной Армии, профессором. Умрет в своей постели 96-и лет. А ведь столбовой дворянин, генеральский сын, сам царский генерал, со всеми вытекающими отсюда последствиями. После войну армию расформируют.

Второе рождение армии произошло перед походом на Западную Украину в 1939 году. Поход удался, подняв на небывалую высоту командующего комкора Ф.И. Голикова до начальника ГРУ РККА. Отечественная война даст настоящую оценку этому способному, но сначала переоцененному военачальнику, Он будет командовать армиями, фронтами с переменным успехом. Хорошо под Москвой в 1941 году, отвратительно под Воронежем в 1942 году и Харьковом в 1943 году. Закончит войну главным кадровиком Красной Армии. Впрочем, с начала войны армией командовал генерал-лейтенант Иван Николаевич Музыченко, в Финскую войну бывший еще командиром дивизии. Думаю, это был его потолок. Армия трагически погибнет в Уманском котле, командарм попадет в плен. Выживет, пройдет в декабре 1945 года все проверки, восстановится на службе и умрет в 1971 году. В 1941 году из Уманского котла вырвется не более 10 тысяч бойцов и командиров, и армия будет второй раз расформирована.

Третье формирование произойдет 25 августа 1941 года на базе 48-го стрелкового корпуса. Боевой состав по тем временам приличный – 6 стрелковых, 2 кавалерийских, 1 танковая дивизии со штатной артиллерией и авиацией, приданной 44-й истребительной авиадивизии. Но, к сожалению, армия даже не успела полностью занять оборону по берегу Днепра севернее Днепропетровска, как попала под мощный удар наступающих немцев и с трудом отбивалась, теряя силы и средства. К началу боев за Донбасс ее дивизии не превышали 5 -7 тысяч человек, исправных танков, в основном легких Т-70, оставалось около 70. Так что армия  уступала по всем показателям любому корпусу 17-й армии вермахта. Армия победоносно закончит войну штурмом Бреслау и будет расформирована. В 1952 году сформирована в четвертый раз, но уже другая история.

Без всякого сомнения, самым талантливым и способным военачальником фронта был командующий 6-й армией третьего формирования 43-летний генерал-майор Родион Яковлевич Малиновский, будущий полководец-победитель, дважды Герой Советского Союза,Маршал Советского Союза, министр обороны СССР.  Подробности его биографии хорошо известны. Я только напомню некоторые любопытные моменты. В 1-ю мировой войну он воевал в Русском легионе во Франции, пробирался домой через Владивосток и колчаковские тылы. Задержавшие его красноармейцы едва не расстреляли будущего маршала, обнаружив у него французские награды и книги на французском языке. До Отечественно войны прошел все служебные ступени от командира пулеметного взвода до начальника штаба корпуса. Успел закончить академию им. М.В. Фрунзе и два года повоевать в Испании, преподавать в академии, написать диссертацию. После известных событий  вернулся в строй командовать 46-м стрелковым корпусом, с которым и начнет войну. Один из немногих командиров, кто, умело отступая с боями, сумел сохранить главные силы корпуса. Это уже говорит о многом. Назначен командующим только что вновь сформированной 6-й армией закономерно, по делу.

Хочу сразу заметить, что даже талантливый военачальник генерал Малиновский в первые годы войны был далеко не безупречен, учился воевать на собственных ошибках, и у противника. Конечно, его личная заслуга в том, что, обороняясь на крайнем левом фланге Юго-Западного фронта, войска его армии отстояли северную часть Донбасса, и не пустили немцев к Ворошиловграду и Лисичанску. 1 декабря 1941 года Малиновский примет у проштрафившегося на Донбассе генерала Черевиченко Южный фронт, и весной 1942 года поведет свои войска в наступление под Харьковом, помогая главному удару соседа маршала Тимошенко. Чем все кончилось мы уже знаем. К сожалению, на этом беды Малиновского не закончились. В ходе летнего наступления его войска будут разбиты и отброшены за Дон. Сталин снимет Малиновского с фронта, понизит в должности до командующего армией, и только после Сталинграда, когда войска 2-й ударной армии Малиновского сумеют вовремя остановить почти прорвавшегося к Паулюсу Манштейна и разбить его, Верховный вновь доверит Малиновскому Южный фронт, с которым он вновь будет брать Ростов и освобождать Донбасс.

Основную тяжесть борьбы за Донбасс приняли на себя войска Южного фронта. В 1941 году они занимали полосу обороны от Новомосковска на Днепре, где соседствовали с 6-й армией Юго-Западного фронта, до озера Молочное по берегу Азовского моря. В войска фронта, начиная с правого фланга, входили 12,18-я и 9-я общевойсковые армии. Фронт с начала войны вел тяжелые оборонительные приграничные сражения, но по сравнению с остальными фронтами избежал тяжелейших поражений. Более того, в начале войны он даже наступал, форсировал Прут и захватил Перемышль. Наконец, героическая оборона Одессы, на месяцы сковавшая немецкие и румынские войска. Собственно, основную тяжесть войска фронта испытали после тяжелейшего поражения соседей Юго-Западного фронта под Уманью и потом под Киевом. В это время войска фронта организовали оборону по Южному Бугу и задержали там итальянцев и румын, а у Мелитополя немцев. Но к началу боев за Донбасс все-таки отошли с боями, вырываясь из окружения, сначала за Южный Буг, Ингулец, оставив Кировоград, Кривой Рог, Николаев, Херсон, и, наконец, ушли за Днепр в районе Днепропетровска и Запорожья. Гиганты советской тяжелой промышленности оказались в руках врага. К началу боев за Донбасс фронт насчитывал более 150 тысяч человек, 2000 орудий и минометов, 297 танков.

После ранения в штыковой атаке под Днепропетровском командующего фронтом бывшего буденовца генерала армии Тюленева, с начала войны «воевавшего с шашкой наголо», терпение Ставки и лично Сталина закончилось. Полководческие способности Тюленева не соответствовали уровню современной войны. 20 августа 1941 года Тюленева сменил командующий 38-й армией Юго-Западного фронта 47-летний генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Рябышев. На мой взгляд, ставка поменяла шило на мыло. Рябышев из донских казаков, в 1-ю мировую войну дослужился до урядника, в Гражданскую, не имея военного образования, от командира сабельного взвода до командира бригады 4-й кавдивизии Первой Конной Армии. Кстати, служил под началом того же Тюленева. В 30-х годах все-таки пришлось сесть за парту и закончить ускоренный, годичный курс академии им. М.В. Фрунзе. Получил в командование лучшую в кавалерии Донскую казачью дивизию. После известных событий 1937 года становится командиром 1-го кавалерийского корпуса, который через год, перед войной превратился в 8-й механизированный корпус. А это уже 32 тысячи человек, 900 танков, 200 броневиков, более 3000 автомобилей и тягачей.

Надо сказать, что командовал корпусом хорошо. Мы уже говорили об успехах корпуса под Луцком и Дубно. Казалось назначение его на 38-ю армию вполне закономерно. К сожалению, командование корпусом объективно было пределом полководческих способностей Рябышева. Армией он командовал меньше месяца, и, конечно, не успел даже сам оценить свои способности. А тут сразу фронт, на который опять же через месяц обрушился мощнейший удар группы армий «Юг». Где Рундштедт, Манштейн, Клейст, и где Рябышев. Как все было мы еще поговорим, но для Рябышева все  закончилось снятием с должности и тяжелым разговором в Москве с Берией и Сталиным. Попахивало расстрелом, но Сталина убедили аргументы Рябышева. Фронт ему больше никогда не доверят, но на армии будут ставить и снимать несколько раз. В 1943 году после окончания опять-таки краткосрочных курсов академии Генштаба генерал-лейтенант Рябышев будет-таки освобождать Донбасс в должности начальника штаба 3-й гвардейской армии. Сам попросится в войска командовать дивизией или корпусом. На большее не претендовал. Честный перед собой и людьми человек. Корпусом будет командовать отлично до конца войны. 3 ордена Ленина, 4 – Красного Знамени, ордена Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого и другие награды  тому подтверждение. Корпусом будет командовать и после войны до отставки в 1950 году. Поселится в родном Ростове, где проживет долгую жизнь и умрет 90-летним заслуженным ветераном.

На стыке с войсками Юго-Западного фронта стояла 12-я общевойсковая армия второго формирования. Армия первого формирования успешно освобождала Северную Буковину в 1940 году. В начале Отечественной войны отступала, терпела обидные, но вынужденные поражения, пока не попала в котел под Уманью, где и прекратила свое существование. Большая часть личного состава погибла или попала в плен вместе с командармом П.Г. Понеделиным, повторившим почти полностью судьбу своего коллеги И.Г. Музыченко. 25 августа была сформирована вновь на базе управления 17-го стрелкового корпуса в составе двух стрелковых и одной танковой дивизий, штатной и армейской артиллерией. Всего личного состава 50 тысяч человек, 170 танков и броневиков, 500 орудий и минометов. В боях за Донбасс не сумела удержать главный удар танков Клейста, но окружения избежит, и с тяжелыми оборонительными боями отступит на рубеж Краматорск, Горедка, вместе с 6-й армией останови немцев у Ворошиловграда.

 В 1942 году армия после тяжелейших поражений отступит из Донбасса  на Кавказ. После упорных оборонительных боев за Туапсе остатки армии вольются в 18-ю армию, а полевое управление штаба составит управление Туапсинского оборонительного района. В третий раз армий будет сформирована 20 апреля 1943 года на базе управления 5-й танковой армией и примет-таки участие в освобождении Донбасса и Запорожья. И опять армии не повезет. В конце сентября ее части  и соединения будут переданы 6-й армии.

Армией, сформированной на базе 17-го стрелкового корпуса, командовал командир корпуса 42-летний генерал-майор Иван Васильевич Галанин. Из крестьян, рядовой гражданской войны. После войны службу перемежал с постоянной упорной учебой. Кремлевский курсант, высшие курсы «Выстрел», академия им М.В. Фрунзе и несомненный военный талант позволили ему уверенно пройти путь от командира взвода до начальника штаба ЗабВО. Командуя 57-й стрелковой дивизией на Халхин-Голе, проявил себя самым лучшим образом и был назначен командиром 17-го стрелкового корпуса, с которым и начал Отечественную войну. Корпус более чем достойно провел оборонительные приграничные сражения на Правобережной Украине в составе 18-й армии, и только благодаря своему командиру избежал окружения в Уманском котле, после чего Галанин был назначен командармом как раз погибшей в котле и восстановленной 12-й армией. С этого момента и до конца войны генерал Галанин будет уверенно командовать различными армиями, сначала совершая досадные ошибки, учась и совершенствуясь в дальнейшем. В самые критические дни обороны Донбасса летом 1941 года Галанин опять спасет армию от окружения, и будет переведен на Волховский фронт командовать 59-й армией, с которой возьмет Тихвин. Потом будет командовать армиями под Сталинградом, на Курской дуге, освобождать Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию, блестяще командуя 4-й гвардейской армией. Об этом говорят ордена Ленина, Красного Знамени, Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого и множество других наград. После войны служба в ГСВГ и смерть в Москве в 1958 году. Галанин, начиная с 1941 года и до конца войны, был одним из немногих  надежных и умелых командармов.

Сменил его в октябре 1941 года 40-летний генерал-майор Константин Аполлонович Коротеев. Биография почти полностью совпадает с биографией предшественника, за исключением того, что уже в Гражданскую войну успел дослужиться до командира роты. Командиром 27-й стрелковой дивизии уверенно освобождал Западную Белоруссию и воевал в Финскую войну. Перед Отечественной войной назначен командиром 35-го стрелкового корпуса, с которым в начале войны отличился, особенно в боях на Днестре. С 12-й армией уверенно оборонял Донбасс, брал Ростов в 1941 году. В битве за Кавказ командовал 9, 18, 37-й армиями. В 1943 году получил в командование 52-ю армию, которая в составе различных фронтов прославилась вместе с командармом в битве за Днепр, освобождении Правобережной Украины, Молдавии, Польши, взятии Берлина и Праги. Герой Советского Союза генерал-полковник Коротеев тоже был одним из надежных, успешных командармов Отечественной войны. Полный набор всех полководческих орденов и преждевременная смерть в 1953 году.

Южнее Запорожья фронт держала 18-я общевойсковая армия – едва ли не самое сильное объединение Южного фронта. И это, несмотря на то, что, сформированная в первые дни войны, прошла весь тяжкий путь отступления от румынской границы. В конце июля оказалась на левом берегу Днепра, имея перед собой заповедные степи Аскания-Нова и 3-ю румынскую армию. В ее состав входили 8 стрелковых, 1 горная дивизия, 2 танковые бригады – более 70 тысяч человек, 200 танков, 700 орудий и минометов. Армия счастливо отбилась от нескольких попыток взять ее в клещи и окружить. Именно в боях за Донбасс она впервые попадет в окружение, но на удивление прорвутся из него пусть жалкими остатками все дивизии, некоторые не более 1000 человек. Во всяком случае, несмотря на все это, гибель в окружении командарма А.К. Смирнова, армию не расформируют.

Пополненная личным составом она еще сможет удержать фронт в районе Дьяково – Ровеньки, а позже примет участие в освобождении Ростова зимой 1941 года. В первый раз погонит отступающих немцев и будет остановлена на реке Миус, где уже тогда немцы начнут создавать знаменитый «Миус-фронт».

В кампанию 1942 года после поражения всей южной группировки войск Красной Армии окажется под Туапсе и на ее основе в 1943 году будет сформирована 18-я десантная армия. Десантная потому, что именно  ее бойцам предстояло десантироваться под Новороссийском и создать знаменитый плацдарм «Малая  земля». До осени более трети войск армии будут постоянно сражаться на плацдарме, который через много лет будет прославлен особенно, ибо там воевал будущий генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Потом армия будет десантироваться в Крым у Керчи, воевать на Украине под Киевом и Бердичевом, и закончит войну в Праге.

Перед началом боев за Донбасс армией командовал 46-летний генерал-лейтенант Андрей Кириллович Смирнов. Хочу сразу отметить – это был один из лучших командармов лета 1941 года. Коренной петербуржец, поручик императорской армии в 1-ю мировую войну. В Красной Армии командовал батальоном, полком, бригадой. Окончил высшие академические курсы и академию им. М.В. Фрунзе. Очень уверенно командовал дивизией, корпусом. После событий 1937 года командовал войсками Харьковского военного округа

Известно, что в первых же боях за Донбасс его армия попала в окружение. Часть сил из окружения вышла, а командарм погиб в бою во время прорыва из кольца. Известно, что у него была возможность вылететь из котла на присланным специально за ним самолете ПО-2, но Андрей Кириллович лететь отказался наотрез, надеясь выйти из окружения вместе со своими солдатами, считая невозможным, аморальным оставлять подчиненных в смертельной опасности. До этого во время летних боев Смирнов сумел удачным маневром избежать окружения, а под Николаевым вывести свою армию с боем из котла. Редкие для первых лет войны примеры.

Командующего откровенно жаль, но на войне многое решает и случай. Кто знает, имели бы мы к концу войны великого полководца маршала К.К. Рокоссовского, если бы в день начала немецкого наступления на Москву, в начале октября 1941 года он не передал потрепанные войска своей 16-й армии в состав 19-й армии, а сам с управлением убыл формировать новую 16-ю армию на Волоколамском направлении. Сдал тоже отличному командарму генерал-лейтенанту Михаилу Федоровичу Лукину, который не сможет вырваться с армией из Вяземского котла, тяжело раненым попадет в плен, где ему ампутируют ногу, и будет освобожден только в 1945 году. Это только один пример из многих трагических случаев в военных судьбах. А Смирнов погиб от осколка мины, как герой. Неизвестно, как бы сложилась его судьба в дальнейшем, но есть все предпосылки думать, что из него вырос бы настоящий полководец. Место его захоронения точно неизвестно, но до последнего времени в Запорожской области было село Смирново, названное так в честь памяти командарма. Сохранилось ли это название в «майданутой Украине»?

Армию, спешно пополненную личным составом, примет вышедший из окружения со штабом и остатками войск начальник штаба армии 42-летний генерал-майор Владимир Яковлевич Колпакчи. Этот крымчак (крымский еврей) будет одним из двух евреев командармов Красной Армии, умело воевавших за Донбасс и закончивших войну настоящими полководцами. Из семьи киевского служащего  он после гимназии и двух курсов университета добровольно уйдет на 1-ю мировую войну, которую закончит штурмом Зимнего дворца в 1917 году. В Гражданскую войну дослужится до командира полка. Потом борьба с басмачами, академия им. М.В. Фрунзе и командование дивизией. Во всех аттестациях характеризуется, как отличный строевик и штабист. Потом Испания и должность начальника штаба Харьковского военного округа у генерала А.К. Смирнова, с которым и примет  в войну 18-ю армию.

Важно отметить, что он, пополняя выведенные войска из окружения, практически без паузы, по ходу боевых действий сумеет не только достойно вести оборонительные бои в Донбассе, но и уверенно наступать на Ростов в 1941 году. Это будет сразу замечено в Ставке. После первых боев на «Миус-фронте» Колпакчи уйдет с повышением на Брянский фронт. Потом Калининский, Сталинградский, опять Брянский фронты. С Жуковым будет уверенно командовать армией в операции «Марс», с Рокоссовским – на Курской дуге и дойдет с этими полководцами до Берлина командармом прославленной 69-й армии. Герой Советского Союза, кавалер практически всех полководческих орденов генерал-полковник Колпакчи дослужится до начальника штаба ГлавУБП Сухопутных войск и погибнет в вертолетной катастрофе в 1961 году всего за сутки до присвоения звания генерала армии. В 1941 году это был один из немногих достойных соперников генералам вермахта.

На крайнем правом фланге Южного фронта, упираясь своим левым флангом в берег Азовского моря держала оборону 9-я общевойсковая армия. Армия боевая, воевавшая в Финскую войну, освобождавшая Северную Буковину. Сразу хочу отметить, что на протяжении всего своего боевого пути армия нередко терпела обидные, необязательные поражения. В Финскую войну на Карельском перешейке две ее дивизии будут полностью разбиты, потеряют все свое вооружение и десятки тысяч убитых и пленных солдат и командиров. По приговору военного трибунала командиры дивизий будут расстреляны, причем командир 44-й стрелковой дивизии комбриг А.И. Виноградов, начальник штаба полковник О.И. Волков и комиссар И.Т. Пахоменко – расстреляны перед строем. Так что о своей ответственности командиры знали задолго до Отечественной войны. Снятого с должности командарма комкора М.П. Духанова сменит будущий герой Сталинграда генерал В.И. Чуйков. Впрочем, и Духанов будет хорошо воевать с немцами, командуя корпусом, и закончит войну в Берлине у того же Чуйкова в 8-й гвардейской армии.

Поход на Буковину прошел без сучка и задоринки. Победный парад принимал командующий всей группировкой генерал армии Г.К. Жуков. А с началом Отечественной войны начались новые мытарства. Армия была сформирована 22 июня на базе Одесского военного округа, как Особая 9-я армия и имела весьма значительные силы – три стрелковых, два механизированных, один кавалерийский корпуса и несколько Укрепленных Районов. Но этих сил не хватило для успешной обороны. Отступая от Прута до Донбасса, армия растеряла все танки мехкорпусов, десятки тысяч бойцов, штабы, тяжелое вооружение, с большим трудом вырвалась из окружения у Николаева и отошла после боев за Каховку на восточный берег Ингульца и Днепра. В боевом составе осталось пять стрелковых дивизий не полного состава, две танковые бригады с 60 танками,300 орудий и минометов. И тем не менее, армия была по меркам осени 1941 года сильной. Бои за Донбасс начнет с наступления, но сама окажется в окружении, и с трудом выйдя из него, частью сил будет с боями отступать до Новочеркасска

Донбасс армия не удержит ни осенью 1941 года, ни летом 1942 года. Об этом еще поговорим. В 1942 году под Миллеров снова попадет в окружение, и из остатков возродится уже на Северном Кавказе. Будет доблестно оборонять Моздок и Орджоникидзе и гнать немцев в 1943 году до Новороссийска, но в октябре того же года будет расформирована окончательно. Такова судьба.

9-й армией с начала войны перед боями за Донбасс командовал генерал-полковник Яков  Тимофеевич Черевиченко, но о нем следует сказать несколько слов, поскольку в самый разгар боев он заменит на посту командующего Южным фронтом генерала Рябышева. Мы уже говорили, сколь мало дала эта замена. 47-летний Черевиченко – типичный представитель полководцев Гражданской войны Первой Конной Армии из унтер-офицеров. В ней дослужился до командира полка. После войны ускоренные кавалерийские курсы, политические курсы, ускоренный курс академии им. М.В. Фрунзе. Кстати Г.К.Жуков и К.К. Рокоссовский тоже из унтеров 1-й мировой войны и кавалеристов Гражданской, но после войны упорно и усердно постигали военную науку, где только можно, не смотря на данный Богом талант. У Черевиченко таланта не было, как и желания усердно учиться. В 1938 году бывший конармеец командир 3-го кавалерийского корпуса, а потом командует всей кавалерией во время Западных походов, и, наконец, командующий войсками Одесского военного округа, на базе которого сформирует и примет в командование 9-ю армию.

Армия отходила с боями, практически все время на грани полного разгрома, но после Каховки Тимошенко  поручит ему оборону Харькова во главе 21-й армии, а потом неожиданно назначит на Южный фронт. Харьков и Донбасс не удержит, но от опалы спасется победным контрнаступлением на Ростов. И опять его посчитают достойным повышения, отправят под Москву командовать Брянским фронтом. Напрасно. Уже через два месяца будет заменен настоящим талантом К.К. Рокоссовским и отправлен подальше от войны на Северный Кавказ. Война сама придет к нему туда и его командование Приморской и Черноморской группировками в оборонительных боях разочаровали и Ставку и Сталина, который ранее благоволили к конармейцам. Верховный даст Черевиченко еще одну возможность покомандовать армией на Западном фронте в начале 1943 года, но через три месяца окончательно освободит его от руководства войсками на фронте. Любопытно то, что в самом конце войны Черевиченко получит-таки 7-й стрелковый корпус, с которым войдет в Берлин. После войны почти сразу будет отправлен в отставку и проживет долгую жизнь заслуженным ветераном. В 1941 году он уступал во всем гитлеровским генералам.

Сменит его на 9-й армии 42-летний генерал-лейтенант Федор Михайлович Харитонов, тоже не Бог весть каких кровей – из работяг. Герой Гражданской войны, после которой уверенно командовал полком штабом дивизии и корпуса, окончив знаменитые курсы «Выстрел». Несомненные способности приведут его на скамью только что созданной академии Генштаба, после окончания которой получит в командование 2-й воздушно-десантный корпус и звание генерал-майора. Войну начнет начальником штаба Южного фронта. В тяжелейших оборонительных боях, отступлении проявил незаурядные способности. Достаточно сказать, что именно он руководил обороной Запорожья более месяца, позволив эвакуировать на Восток 22 завода стратегического назначения. Только для вывоза «Запорожстали» требовалось 8 тысяч вагонов. Именно он с 9-й армией брал Ростов. Даже после трагедии весны 1942 года под Харьковом попав под суд военного трибунала он будет оправдан, доказав свою правоту. Редчайший для того времени случай. После командования 6-й резервной армией достойно воевал на северо-западе Сталинграда. Это он в январе 1943 года будет крушить войска 2-й венгерской и 8-й итальянской армий и выйдет к Донбассу. Жаль, освобождать его не придется. В мае 1943 года на фронте умрет от острой сердечной недостаточности. Один из первых кавалеров ордена Кутузова 1-й степени. Кстати, ему будет установлен памятник в родном селе и городе Рыбинске, написана прекрасная книга М.Колосва «Товарищ генерал» и снят одноименный художественный кинофильм. Осенью 1941 года был одним из немногих достойных противников немецких генералов.

Итак, что же мы имеем к началу Донбасско-Ростовской стратегической операции 1941 года? Были ли у войск Юго-Западного и Южного фронтов шансы на победу. Оценивая ранее предложенный нами алгоритм анализа?

Атаковавшая Донбасс группа армий «Юг» имела в составе 12 пехотных, 2 горнострелковых, 3 танковые, 4 моторизованные дивизии, по 2 моторизованные и кавалерийские бригады, поддерживаемые авиацией 4-го воздушного флота. А это 301800 солдат и офицеров,5430 орудий и минометов, 303 танка, 400 боевых самолетов. Наши войска двух фронтов имели 24 стрелковые дивизии и 5 танковых бригад. Это 204 тыс. человек личного состава, 2355 орудий и минометов, 290 танков и 180 самолетов авиации Южного фронта. Количественное сравнение говорит о превосходстве противника по людям в 1,5 раза, артиллерии – в 2 раза, авиации – в  2,3 раза, что само по себе терпимо для обороняющейся стороны. Но обращают на себя внимание другие факторы

Параметры и качество оружия, вооружения и военной техники говорят о том, что даже в стрелковом оружии мы уступали, особенно немцам. Все воевали в основном винтовками и пулеметами, но в гитлеровских пехотных и моторизованных частях было примерно на 50 единиц больше пулеметов и на 100 единиц автоматов (пистолетов-пулеметов). К тому же немецкий пулемет MG-34, будучи единым на порядок превосходил наши станковые и ручные пулеметы «Максим» и «Дегтярева». Артиллерийские орудия и минометы имели примерно одинаковые характеристики. Немецкие Pz-III и Pz-IV, чешские, французские средние танки были лучше наших БТ-7 и Т-26. Они уступали знаменитым Т-34 и КВ, которых началу боев за Донбасс практически не было. Авиацию южного фронта представляли в основном истребители И-15 и И-16, бомбардировщики СБ-1, значительно уступающие немецким Ме-109, Ю-87 и Ю-88. В войсках, на боевой технике, самолетах практически не было не только сопоставимых с немецкими средств радиосвязи, но и каких-либо вообще.

Важно отметить и то, что к началу боев за Донбасс наши войска и вооружения значительно уступала даже румынским и итальянским войскам, не говоря уж о вермахте. Немецкие пехотные дивизии летом 1941 года соответствовали по своим возможностям к нашему стрелковому корпусу. Наши и немецкие дивизии были примерно одного штата, но разной насыщенности личным составом и вооружением. Как правило, они состояли из 3 – 4 пехотных полков, артполка, противотанкового дивизиона, зенитчиков, саперов, разведки, связи. В танковой дивизии имелся 1 танковый и 2 – 3 моторизованных полка. Но обратимся к скучным цифрам.

Даже по штатному расписанию в немецкой пехотной дивизии насчитывалось 16859 человек, в нашей – 10858; винтовок у немцев -10961, у нас – 8341; пулеметов и автоматов у немцев 1380, у нас – 468; минометов у немцев 138, у нас – 78; орудий полевой артиллерии у немцев 74, у нас – 36; орудий ПТА у немцев 75, у нас - 18; зенитных орудий у немцев 12, у нас – 10; автомобилей у немцев 902, у нас – 203. И, наконец, главное – суммарный вес одного залпа у немцев составлял 1670 кг, у нас – 548 кг. Соотношение в целом 2,5 к 1. То же самое в танковых войсках. По штату немецкая танковая дивизия насчитывала 17000 человек, наша – 11000; танков и САУ у немцев 200, у нас – 375(на 90% легкие и ни одной САУ); артиллерии у немцев 58 орудий, у нас – 28; минометов у немцев 84, у нас – 45; орудий ПТА у немцев 101, у нас – 12; зениток у немцев 63, у нас – 12, автомобилей у немцев 2147, у нас 1300.

Скучные, сухие, но очень впечатляющие цифры. К тому же, и это очень важно, они были далеки от реального соотношения сил и средств. Преимущество немцев перед началом боев за Донбасс было троекратное против того, что должно было быть по штатному расписанию. Наши стрелковые дивизии насчитывали не 11 тысяч, а 5 – 8 тысяч человек, с соответствующим вооружением. Танковых дивизий у нас не осталось вообще. Их заменяли танковые бригады, в которых не насчитывалось и 80 машин устаревших марок. Исчезли не только механизированные, но и стрелковые корпуса. Управление дивизии сразу замыкалось на управление армии. И это понятно. У немцев и из союзников боевой состав  практически соответствовала штатному расписанию, и имел четкую обязательную тенденцию к росту.

Наконец, на мой взгляд, несколько самых важных факторов, обеспечивающие успех вооруженной борьбы. Мы очень сильно отставали в уровне боевой готовности, боевой подготовленности рядового, младшего и среднего командного состава наших войск. К началу боев за Донбасс наши кадровые части и соединения понесли существенные потери убитыми, ранеными, пленными, а доукомплектовывались плохо или вообще необученными призывниками, по выражению начальника немецкого Генштаба генерала Франца Гальдера – «абсолютно сырой материал». Да и кадровый личный состав был далек от  совершенства. Из-за резкого с 1938 года роста численности Красной Армии с 500 тысяч до 5 млн. человек просто не хватало опытных командиров всех степеней, способных успешно обучить личный состав боевой работе, освоить оружие и боевую технику. Летчики люфтваффе вступали в бой после не мене 200 часов налета, из них 50 часов в боевой обстановке. Наши летчики вступали в бой с 12 часами налета. У немцев было  по два подготовленных экипажа на каждый танк. У нас 3 -5 часов вождения, не говоря уж о прицельной стрельбе и радиосвязи. Со связью вообще беда, У немцев радиостанции были на каждом танке самолете, в управлении до ротного звена. Мы этого не добьемся и к концу войны. Наш командный состав и к началу войны на 80% командовал подразделениями, частями соединениями менее 1 года, зачастую перепрыгивая через несколько должностных ступеней. Система подготовки в запасных полках, ускоренных командирских курсах, училищах и академиях  в условиях войны только начала создаваться. Тактика ведения боя,операции тоже не соответствовала требованиям современной войны и тоже перерабатывалась по ходу кровавой учебы в тяжелейших поражениях.

Войска вермахта и люфтваффе в 1941 году отличались высочайшей боевой готовностью, боевой способностью, реальным боевым опытом, управлением в реальном режиме времени. Тактика победоносного «Блицкрига» достигалась четким, отлаженным до мелочей взаимодействием танков и авиации, пехоты и авиации, танков и пехоты. Все это сопровождалось артиллерийским прикрытием опять же в реальном режиме времени радиосвязью. При малейшей остановке танковых и пехотных атак, немедленно подтягивалась артиллерия, вызывалась авиация, которая наносила уничтожающий удар по очагам сопротивления и войска двигались дальше. Господство в воздухе играло здесь важнейшее значение. Огромную роль в пробивной силе немецкой армии играли элитные войска горных егерей и ваффен СС, о которых мы уже говорили. Следует отметить, что состояли они в основном из добровольцев возрастом до 30 лет, ростом не менее 175 см. Кровь с молоком и убежденные нацисты, фанатики. Поначалу они уступали профессионалам вермахта, но к походу на СССР, набрались боевого опыта и буквально на глазах превратились в настоящую боевую элиту пехотных и танковых войск.

Сравнение профессионализма наших и гитлеровских высших военачальников в 1941 году вообще, и на Донбассе в частности, тоже не в нашу пользу. По уровню теоретической подготовки, умению, практическому опыту управления войсками в современной войне, современными средствами, наши полководцы пока уступали противнику. По-моему это наглядно видно даже из приведенных характеристик противоборствующих военачальников. На мой взгляд, только генералы Р.Я Малиновский, А.К. Смирнов, В.Я Колпакчи и Ф.М. Харитонов могли достойно противостоять противнику. Да и то не в полной мере. Им еще предстояло до конца пройти настоящую полководческую науку, замешанную на кровавом опыте, чтобы уверенно бить и побеждать прославленных гитлеровских полководцев. Вообще, о своей личной подготовке и ответственности за поражения наши военачальники предпочитали помалкивать не только в официальных сводках, но послевоенных мемуарах. Любопытно в этой связи мнение как раз одного из лучших Р.Я Малиновского из только что рассекреченных его фронтовых записок: « Все командование, на всех фронтах проходило этот этап, училось воевать через поражения, страдания и кровь получало опыт, необходимый для завоевания. Иного пути у нас просто не было». Тысячу раз прав прославленный полководец-победитель.

Таким образом, профессиональное, морально-психологические состояние гитлеровских вояк, возбужденных невероятными победами на Западе, и первыми приграничными сражениями в СССР, были на высочайшем уровне. Сразу оговорюсь, что летом 1941 года в Красную Армию пришли тоже самые боеспособные для войны мужики от 20 до 30 лет отроду. Тоже кровь с молоком. Тоже готовые биться с врагом насмерть, ибо они защищали свою землю, семью, будущее своих детей. Другое дело, что в бой они шли плохо подготовленными, попадали в сложнейшую обстановку, в такие передряги, в которых и опытные воины теряли самообладание. Конечно, сильно действовали на них и впечатляющие немецкие танковые прорывы, четкая организация боя, господство немецких самолетов, бесконечные окружения и растерянность собственных командиров. Неизбежная в таких случаях паника. Им тоже предстояло еще пройти кровавую науку побеждать. Но бежали не все, и не всегда. Такого сопротивления, как в России (СССР), гитлеровцы и их союзники еще не встречали, и что бы потом не говорили, именно солдаты 1941 года сорвали знаменитый гитлеровский «Блицкриг», без которого немецкая военная машина не имела шансов на победу. Длительную войну в силу объективных причин Германия просто не могла выиграть. Мы дождемся еще своих побед.

 

Боевые действия

 

Но только начиналась осень 1941 года, и надо было бить врага сейчас, остановить тем, что имелось в наличии, чем располагала страна, народ. Строго говоря, сражение за Донбасс в 1941 году состояло из Донбасско-Ростовской стратегической оборонительной и Ростовской стратегической наступательной операций. Но по сути это была одна битва за южный фланг советско-германского фронта, ибо переход от обороны к наступлению проходил без оперативной паузы, а зачастую и в одно и то же время войска противоборствующих сторон и наступали и оборонялись. Не вдаваясь в подробности, достаточно описанных и проанализированных боев, сражений, позволю себе очень кратко остановиться на ключевых моментах и любопытных случаях всей кампании, чтобы понять выполнили ли наши войска поставленные задачи.

План гитлеровского командования заключался в нанесении двух ударов по войскам Южного фронта, хорошо отработанным и проверенным способом – «Блицкригом». Только что вернувшаяся из-под Киева победоносная 1-я танковая группа Клейста, пополненная личным составом и танками, должна была 29 сентября нанести разящий удар с севера на юг по стыку наших 6-й армии Юго-Западного фронта и 12-й армии Южного фронта в общем направлении на Осипенко – берег Азовского моря. Вдоль побережья Азовского моря навстречу Клейсту наносила удар  частью сил (49-й горный корпус, 32-й армейский корпус)11-я армия Манштейна. На острие удара стояла мотобригада СС «Лейб-штандарт Адольф Гитлер». После окружения всех трех армий Южного фронта эта группировка поворачивала на восток и вдоль побережья Азовского моря, попутно занимая Таганрог и Ростов, прорывалась через Дон на Кубань. Через неделю переходила в наступление  17-я полевая армия Штюльпнагеля в направлении на Ворошиловград – Каменск-Шахтинский. Еще севернее 6-я армия Рейхенау атаковала Харьков.

Наши войска, как мы уже говорили, держали фронт на линии Гадяч – Красноград – Запорожье – Мелитополь. В центре фронта, против наших 12-й и 18-й армий готовились наступать, а пока стояли в обороне войска гитлеровских союзников – венгерские, итальянские корпуса и 3-я румынская армия. На направлениях главного удара, на узком участке фронта у Клейста немцы превосходили нас по силам и средствам в 5 раз, у Манштейна – в 3 раза.

Жизнь, как правило, а на войне особенно, всегда вносит свои коррективы уже в ходе боевых действий. К сожалению, для нас. Они еще сильнее ухудшили обстановку. Чаще всего, мы предпочитали помалкивать об этом долгое время. Строго говоря, битва за Донбасс началась не с немецкого, а нашего наступления 18-й и 9-й армий, в целях отбросить противника от Перекопа и деблокировать Крым. Цель благородная, объяснимая, основанная на объективной слабости румынских войск, по которым наносился удар. Но при этом почему-то забыли о 32-м армейском и 49-м горным корпусам 11-й немецкой армии, непосредственно прикрывающих Крым. А главное,  упустили из виду сосредоточение именно на флангах Южного фронта сильных наступательных группировок войск противника. Об агентурной разведке речи тогда вообще не шло, фронтовая работала плохо, как и авиационная, при полном господстве в воздухе люфтваффе. Существенно и то, что наша группировка войск развертывалась для наступления в соответствующий боевой порядок с соответствующей работой тыла и всего обеспечения операции. В таких случаях быстрый, эффективный  переход от наступления к обороне и отступлению практически невозможен. При этом в нашем тылу отсутствует не только много эшелонированный, но простой рубеж обороны. Кстати севернее 12-я армия как раз сидела на сравнительно неплохом рубеже обороны, который и спас ее от разгрома.

И, тем не менее, за двое суток до немецкого наступления мы начинаем свое. В Оперативной сводке Генштаба № 196 от 27 сентября 1941 года читаем: «Войска левого крыла (18-я и 9-я армии) готовились к переходу с утра 27.9 в наступление с целью разгрома противостоящей группировки противника. В 10.00 27.9 части этих армий перешли в наступление». Вот один из примеров полководческой деятельности нашего командования маршала Тимошенко и генерала Рябышева. А что же немцы?  Такое положение дел было им только на руку. Рундшетдт и Клейст вообще никак не отреагировали. Манштейн несколько озаботился отходом румынских войск, но в стойкости своих дивизий не сомневался. Он прекрасно понимал, как только танки Клейста и его «Лейб-штандарта» пойдут вперед, русским станет не до румын и Перекопа.

Так собственно и произошло. Манштейн ошибся только в одном. Русские среагировали не сразу. 29 сентября на узком фронте в 25 км. атаковала танковая группа Клейста, имея в авангарде эсэсовскую дивизию «Викинг». Одновременно на юге тоже на узком участке перешли в наступление егеря 49-го горного корпуса, имея в авангарде танки эсэсовцев «Лейб-штандарта».

12-я армия стояла в обороне. Удар Клейста пришел по ее правому флангу. Генерал Галанин сумел продержаться трое суток. Клейст наращивал удар беспощадно работающей связкой танков и бомбардировщиков Ю-87 «Штука». К 4 октября эсэсовцы «Викинга» и танкисты 16-й танковой дивизии прорвали-таки фронт на стыке армии Галанина и армии Малиновского и в районе Ореховки вышли на тылы 12-й и 18-й армий. Прорыв был настолько мощным и стремительным, что генералу Галанину сразу же пришлось принимать решение о выводе войск из полу окружения, что он и проделал, конечно, не без потерь, особенно в тяжелом оружии и технике. Но вывел войска и, отойдя на юго-восток,  занял оборону на рубеже Павлоград – Гавриловка.

На юге эсэсовцы, как на параде проезжали по Мелитополю, в котором кипела мирная жизнь, работали кинотеатры, госпитали, магазины. 6 октября они вышли на тылы 9-й армии и в районе Осиповки соединились с танкистами Клейста. В окружении оказалась большая часть войск 18-й армии с командармом генералом Смирновым. Такая же участь постигла и 9-ю армию, за исключением того, что каким-то чудом осталась вне кольца окружения незначительная часть войск, управление штаба армии и командарм генерал Харитонов. Мы уже говорили, что это были одни из лучших командармов, и если бы не они, все кончилось бы новым «Уманским котлом». Войска армий с боями продолжали выходить из окружения.

Удивительно читать Оперативные сводки Генштаба, составляемые на основе докладов командования фронтами и армиями именно в эти дни. В сводке № 203 от 2 октября 1941 года говорится: «12-я армия вела сдерживающие бои в районе Новомосковск… 18-я армия отражала контратаки противника, ведя наступление. 9-я армия в течение дня продолжала развивать наступление на своем правом фланге, обороняясь на левом фланге». И только 4 октября, когда по нашим тылам уже гуляли немецкие танки, в сводке № 210 отмечается начавшийся отход наших войск. Новых оборонных рубежей не было. Отходили единственно в надежде не попасть в окружение. Только в сводке № 216 от 7 октября 1941 года читаем: «Мотомехчасти противника продолжили выдвигаться в образовавшийся разрыв между 12-й и 18-й армиями в вост.  юго-вост. направлениях, выходя на тылы частей 18-й и 9-й армий». В следующей сводке: «Данных о боевых действиях и положении частей 18-й и 9-й армий не поступало». Да и откуда им было взяться. Кольцо окружения замкнулось раньше.

Через трое суток после начала наступления на Донбасс севернее 6-я армия Рейхенау, имея троекратное превосходство, фронтально, без всяких стратегических, тактических уловок, охватов, обхватов всей мощью  пошла на Харьков. Но это был только частный случай. Они еще целый год будут использовать любимую тактику. А в Донбассе вроде бы после очевидного успеха пришлось остановиться для перегруппировки сил и средств. Началось все с не совсем удачного наступления 17-й армии Штюльпнагеля. 6-я армия генерала Малиновского, конечно,не могла долго сдерживать многократно превосходящего  противника, но отходила организованно, успешно контратакуя. Ставка Гитлера требовала от Рундшедта не забывать о Крыме. И он вынужден был вернуть Манштейну 30-й армейский корпус и 3-ю румынскую армию. Их место на левом фланге начала занимать 1-я танковая группа Клейста, усиленная «Лейб-штандартом» ив тот же день переименованная в 1-ю танковую армию. Отобрал он у Манштейна и 49-й горный корпус, которым усиливал 17-ю армию, растянувшую после ухода румын свой правый фланг. Рундштедт понял, что пополнения из центра не будет. Все силы Гитлер бросал на Москву.

 Перегруппировка, хоть и проходила прямо в ходе наступления, все-таки дала некоторую передышку нашим войскам, и они сумели-таки восстановить линию обороны, за счет выходящих из окружения остатков 18-й и 9-й армий, и из только что сформированных так называемых «донбасских дивизий». 18- армией теперь командовал вышедший из окружения генерал-майор В.Я. Колпакчи, о котором мы уже говорили. За командармом Смирновым  посылали самолет, но отказался покидать войска и погиб в ходе прорыва из окружения. Шахтерские дивизии были далеки по уровню подготовки от кадровых  дивизий, не имели никакого боевого опыта, да и численность их не превышала 8 тысяч человек. У М. Жирохова читаем: «согласно архивным материалам на 8 октября 1941 года в этих дивизиях не было ни  одного противотанкового средства, ни 45-мм пушек, ни ручных противотанковых ружей (первые 10 противотанковых пушек 383-я стрелковая шахтерская дивизия получила только 13 октября)». Что касается выходивших из окружения дивизий, то их численность не превышала 1 – 2 тысяч человек без тяжелого вооружения. По сути, ослабленные полки. Бои в окружении продолжались вплоть до 10 октября. Немцы насчитывали взятыми в плен 65 тысяч человек, 125 танков и 500 орудий. Глупости, хотя бы потому, что столько танков, орудий у нас не было и к началу боев. По нашим данным убитыми, ранеными и пленными мы потеряли 35 тысяч человек. Тоже цифра впечатляющая.

Но фронт восстановился и обрел некоторую устойчивость. Так что начавшееся немецкое наступление  строго на восток – на Барвенково, Ворошиловград, Горловку, Сталино, Волноваху, Мариуполь, перестало быть легкой прогулкой. Наши войска отступали, но враг нес чувствительные потери. Объективно не хватало сил, чтобы остановить врага. Мариуполь, оборонявшийся всего два дня полком 395-й стрелковой дивизии, был сдан практически без боя. Танковые колонны немцев шли через город, в котором продолжалась мирная жизнь. Ладно, хоть успели эвакуировать большую часть заводов. Клейст рвался к Ростову, а Штюльпнагель к Сталино и Ворошиловграду. Самые тяжелые бои происходили с 18 октября по 13 ноября.

И все-таки сопротивление возросло. На войне, помимо логических закономерностей, случаются совершенно непредсказуемые моменты, и, казалось бы, совсем разбитый противник, не просто огрызается, но и побеждает, пусть кратковременными, но чувствительными ударами. Чего только стоил рейд по боевым порядкам немецких войск созданной командованием фронта подвижной группы. В ее состав входили 2-я и 15-я танковые бригады с жалким остатком танков и броневиков два пограничных отряда численностью до 1 тысячи человек каждый, противотанковый артполк и дивизион «Катюш». Командовал группой командир 15-й танковой бригады полковник Колосов. Группа так и называлась в оперативных документах – «группа Колосова». 33 танка и два десятка грузовиков с пехотой, артиллерия и гвардейские минометы в течение двух недель навели такой шорох в немецких войсках, что вошли в сводки ОКВ вермахта. Били по флангам, тылам рвущихся вперед колонн немцев. 8 октября захватили в районе села Чубаровка штабную колонну самого Клейста. Клейста в ней не оказалось, остались сотни трупов, два десятка подбитых танков, более 50 машин с боеприпасами, продовольствием, теплым обмундированием, которого очень скоро будет так не хватать мерзнувшим в донецких степях немцам.

На подступах к Таганрогу удалось сформировать Таганрогскую группировку войск. Всего-то около 2 тысяч человек с 20 орудиями и 5 танками, но и она сильно потрепала ударами во фланг рвущегося вперед Клейста. В Оперативной сводке Генштаба № 231 от 15 октября читаем: «Войска Южного фронта в течение дня 14.10 на правом фланге и в центре продолжили отходить на основной оборонительный рубеж, на левом фланге перешли в наступление с целью разгрома мариупольско-таганрогской группировки противника» Сказано громко. На самом деле никакого оборонительного рубежа не существовало. Немцы, подтянув резервы, пошли вперед и 17 октября взяли Таганрог. В ночь на 17-е они не рискнули штурмовать город, а  утром неожиданно встретили упорное сопротивление всего-то одного истребительного батальона, который до вечера держал оборону, позволив уйти из-под удара основным частям наших войск. С эсэсовцами, суперпрофессионалами сражался усиленный батальон ополченцев под командованием всего-то старшего лейтенанта милиции Петра Федоровича Герасимова. Вот еще один из парадоксов современной войны. Герасимов выйдет из боя, когда закончатся все боеприпасы со 100 из 800 оставшимися бойцами. Герои! В Таганроге не осталось важных военных и промышленных объектов. Успели эвакуировать. Но для Клейста открылась прямая дорога на Ростов.

В центре в это время начались бои за Сталино. Главный шахтерский город Донбасса, да еще с таким названием обороняла «шахтерская» 383-я стрелковая дивизия. Командовал дивизией только перед войной окончивший академию им. М.В. Фрунзе герой Хасана, Герой Советского Союза полковник Константин Иванович Превалов (кстати, двоюродный брат будущего дважды Героя советского Союза знаменитого командарма А.П. Белобородова). Что представляли «шахтерские дивизии, мы уже говорили, а отбивался Превалов от элитных горных егерей и итальянских гвардейцев дивизии «Чезаре» (Цезарь). Целую неделю «шахтеры» били, да еще как, хваленых профессионалов. Достаточно сказать, что только за один день они в огневом мешке полностью уничтожили итальянский полк «Королевских мушкетеров». Дадим слово самому Превалову:

«19 октября 383-я дивизия заняла оборону на окраине города Сталино (Донецк). Весь день 19 октября дивизия ведет ожесточенный бой на окраине города, отбивая атаки противника. Поздно ночью отначштаба армии генерал-майора Леоновича пришел устный приказ в ночь с 19 на 20 октября оставить Сталино. В ответ Превалов отказывается выполнять этот устный приказ и требует письменного распоряжения. Спустя 20 минут с ним по телефону связывается командующий 18-й армией генерал-майор Колпакчи: « С чем ты не соглашаешься, Превалов?» «Необходимо дать бой за город! «А силы?» « Пока есть. Да не могу я оставлять город без боя!» Трубка долго молчала. Потом командующий согласился. После этого разговора 383-я дивизия весь день 20 октября 1941 года продолжала вести уличные бои в Сталино и покинула город в ночь с 20 на 21 октября и только потому, что отошли, подчиняясь приказам соседние дивизии».

 Все-таки силы были неравны. Кстати, под Сталино, как отмечает сам  Превалов, не было абсолютно недостатка в боеприпасах. Уже тогда там располагался большой склад вооружения и боеприпасов, который в наше время так помог ополченцам. В 1941 году Превалов Донбасс оставит. Его дивизия отойдет практически на границу края в район Красного Луча на реке Миус. Но он будет воевать до конца войны, которую закончит в Берлине и Праге. Едва не станет дважды Героем Советского Союза, заслужит 12 орденов самого высокого достоинства. Нам же важно отметить, что именно в этих октябрьских боях гитлеровская машина начала  получать чувствительные удары по всему донбасскому фронту. Только в боях за Сталино, Горловку немцы потеряли убитыми 3 тысячи человек. Итальянцы, потерявшие до этих боев всего 80 человек, здесь потеряли убитыми 8 тысяч. Также с боями отходили к Горловке войска 12-й армии и к Красному Лиману войска 6-й армии. Но Горловку все-таки не удержали, а вместе с ней и стратегическую железную дорогу Красноград – Горловка – Таганрог. Здесь мы потерпели самое чувствительно поражение. Хуже чем в окружении в начале операции – 67 тысяч человек, из них 44 тысячи безвозвратно. Потери немцев в три раз меньше. Горько, но факт.

К 1 ноября фронт полностью стабилизировался, и Рундштедт отдает приказ после перегруппировки и пополнения атаковать Изюм, Ворошиловград, Дебальцево, Ростов на Дону. Немецкие войска оставались на подъеме, в атакующей группировке, владея стратегической инициативой. Рундштедту только не хватало резервов для наращивания силы удара, что в дальнейшем и приведет к непредвиденным последствиям. Их просто неоткуда было взять. Именно в это время шла главная битва кампании – сражение за Москву. Все лучшее и необходимое шло туда. Не удивительно, что забуксовал и Манштейн в Крыму и под Севастополем.  К тому же началось жуткое бездорожье, грязь от осенних дождей остановила так нужный своевременный подвоз всего, что требовалось фронту. Так было под Москвой и в Донбассе, по всей России.

Наши войска тоже терпели те же неудобства, но Ставка получила возможность подтянуть из глубины страны, большей частью с Северного Кавказа, резервы и сформировать две ударные, тогда они назывались отдельными, армии. В Оперативной сводке Генштаба № 237 от 21 октября 1941 года впервые упоминается: «56-я отдельная армия в течение 20.10 вела сдерживающие бои, отражая атаки мотопехоты и танков противника на направлении Ростов на Дону».

56-я отдельная армия не входила в состав Южного фронта, была сформирована в самые тяжелые для Донбасса дни начала октября и имела задачу остановить немцев на подступах к Ростову с последующим контрударом и наступлением. Сразу отмечу, немцы об этом и подумать не могли. Армия формировалась, как особая, ударная на базе управления СевероКавказского округа и была, пожалуй, самой сильной по составу -  7 стрелковых, 1 горнострелковая, 4 кавалерийские дивизии, 2 стрелковые бригады, 2 танковые бригады, дивизион бронепоездов, Севастопольское ВМУ, 2 пехотных училища и весь гарнизон города Ростов – Ростовское политическое, артиллерийское, противотанковое училища. 2 стрелковых полка, отдельные дивизионы артиллерии и «Катюш». Армия насчитывала 90 тысяч человек, 100 танков и 800 стволов орудий и минометов. Мощная сила. Армия заняла оборону южнее 9-й армии в 25 км западнее Ростова.  После боев на Донбассе армия будет в 1942 году неудачно атаковать Таганрог, отступать до Туапсе и Новороссийска. В 1943 году начнет наступать, пройдя тяжелейшие бои на «Голубой линии» на Кубани, освобождать Тамань, десантироваться в Крым. Там под Керчью 20 ноября на ее базе будет сформирована Отдельная Приморская армия, которая будет освобождать Крым, брать Севастополь и потом охранять своими силами полуостров до конца войны.

Командовал армией 46-летний генерал-лейтенант Федор Никитич Ремезов. Из рабочих, в РККА с 1918 года. В 1919 году окончил Вятские командирские курсы, а в 1921 году политико-строевую школу комсостава. На этой базе дослужится до командира полка только к 1931 году. В академии им. М.В. Фрунзе осилит только первый курс и вернется в полк. Помог 1937 год. Ремезов сразу выдвигается в командиры дивизии, через год – командующий армейско группы, а еще через  год войсками ЗабВО и ОрлВО. Войну начал командующим 20-й армией, но уже через неделю получил ранение и отправлен в тыл. После выздоровления  командование тыловым Северо-Кавказским округом, ставшим очень скоро фронтовым и превратившимся в 56-ю армию. Думаю,не трудно оценить способности этого военачальника. Имея такую мощную армию, он не выдержит прямого, бесхитростного удара Клейста и сдаст Ростов. Вроде бы реабилитируется после его освобождения, но с должности будет справедливо снят и до конца войны воевать не будет, командуя тыловыми войсками на границе с Ираном. После войны  успешная служба, ордена – все-таки командарм, но не полководец. Проживет долгую жизнь и умрет  в Ленинграде 95 летним старцем.

15 ноября 1941 года в сводках появляется 37-я отдельная армия. Армия трагической и героической судьбы. Сформированная в начале боев за Киевский УР 8 августа 1941 года из отходивших к Киеву соединений и частей Юго-Западного фронта и резерва Ставки. Это тоже была одна из сильнейших армий по личному состав вооружению, к тому же, сидевшая на укреплениях Киевского Ура. 80 тысяч человек, 600 орудий и минометов. Почти два месяца армия стояла насмерть на своих рубежах и ушла с них только 19 сентября, когда уже все войска фронта оказались в окружении. Бойцы армии прорывались из окружения отдельными группами, без тяжелого вооружения, Вышло их немного, и армию приказом Ставки расформировали. Кстати, командовал армией, ставший вскоре всемирно известным генерал Андрей Власов. Он тогда вышел из окружения в гражданской одежде с адъютантом и любовницей. Тогда повезло. Власов приобретет большое доверие у Сталина, в битве под Москвой, командуя 20-й армией, станет вообще героем. Позже выяснится, что фактически командовал армией его заместитель генерал Л.М. Сандалов. Летом 1942 года Власову не повезет. Вторично выйти из окружения, с новой любовницей не удалось. Чем все закончилось хорошо известно. Добровольная сдача в плен, служба Гитлеру и закономерная виселица в конце.

15 ноября армия закончит новое формирования для контрудара под Ростовом, как отдельная ударная – 6 стрелковых дивизий, несколько танковых и артиллерийских частей, дивизионы «Катюш». Да еще получит в оперативное управление 654-й авиаполк ночных бомбардировщиков. Кстати, воевали на знаменитых «кукурузниках» в основном летчики-мужчины, а не исключительно «ночные ведьмы». Так было на всех фронтах. В армии насчитывалось 50 тысяч человек, 400 орудий и минометов, 80 танков, 40 самолетов. Армия блестяще проведет наступление под Ростовом, отбросит немцев на рубеж «Миус-фронта». А потом тяжесть и горечь отступлений 1942 года, котел под Харьковом и отступление остатками вырвавшихся из окружения войск до Нальчика и Моздока. Потом наступление с освобождением Кавказских Минеральных вод и очередное расформирование. Летом 1943 года новое формирование в составе Степного фронта и наступление с 3-м Украинским фронтом по Украине и Болгарии.

В боях на Донбассе армией командовал 44-летний генерал-лейтенант Антон Иванович Лопатин. Бывший конармеец, «буденновец до мозга костей», с  кавалерийскими курсами за плечами. Так же, как Ремизов на волне 1937 года  сразу дорастет до командира дивизии, инспектора кавалерии округа, командира стрелкового корпуса. Полководец прошедших войн. До определенного времени ему удивительно везло. Одному из немногих удалось избежать окружения вместе с 5-й армией. Потом счастливое наступление на Ростов уже командармом отдельной армии. Но уже летом 1942 года, командуя 9-й армией Юго-Западного фронта, будет разбит одним ударом и откатится до Миллерова. Окружения избежит, как и все наши войска летом 1942 года. Боялись, бежали, пока не появился приказ «Ни шагу назад!». Лопатин даже покомандует немного 62- армией на подступах к Сталинграду, но будет снят и отправлен на более спокойный Северо-Западный фронт. Он еще какое-то время будет пытаться командовать армиями, и все неудачно. К чести ему сам поймет, что армия не его уровень, и отпросится командовать 13-м гвардейским стрелковым корпусом, с которым пройдет всю Прибалтику, Восточную Пруссию и Манчжурию. За Кенигсберг получит Золотую звезду Героя, но зимой 1941 года уступал немецким генералам по всем параметрам, даже командуя мощной, ударной армией.

Итак, в середине ноября 1941 года начался второй этап наступления группы армий «Юг». В это же время началось второе, решительное наступление немцев на Москву. В обоих случаях наши войска остановили, перешли в контрнаступление и разбили врага. Сначала это произошло на Донбассе, с некоторыми особенностями, о которых и поговорим.

Прежде всего, отметим, что на северном участке фронта планомерное наступление немецкой 17-й полевой армии встретило такое же планомерное и хорошо организованное сопротивление частей 6-й армии Юго-Западного фронта и 12-й армии Южного фронта. Немцы рвались к последнему крупному городу Донбасса Ворошиловграду, но так и не смогли за месяц боев пробиться даже на левый берег Северского Донца. Фронт там от Красного Луча до Ровенек остановился и стабилизировался на долгие месяцы. Существенной потерей здесь стал захват немцами важной железнодорожной станции Дебальцево. Мы несколько раз пытались отбить станцию и 22 декабря сумели это сделать, но только на три дня.

Все-таки бои на севере, несмотря на всю важность Ворошиловграда, были отвлекающими сдерживающими. Основные резервы мы и немцы направляли на юг, где Клейст стремился к Каменец-Шахтинскому и приближался к Новочеркасску.

Во-вторых, в это время 15 ноября, и именно из района сосредоточения у Каменец-Шахтинского перешла в наступление37-я отдельная армия, нанося удар в стыке 18-й и 9-й армий в общем направлении на Таганрог. Через двое суток вперед пошла 9-я армия, а с юга из-под Ростова самая мощная 56-я армия. Мы повторяли любимый гитлеровскими полководцами маневр – бить во фланг наступающему противнику, совершенно не готовому к обороне.

В третьих, Клейст не обратил на это внимание. Поразительно! Думаю, он просто не верил в возможности наших войск, тем более способности наших военачальников, что-то противопоставить ему. Он разворачивает передовые части с востока на юг, впереди, как водится, эсэсовские дивизии «Лейб-штандарт» и «Викинг», и буквально сметает во встречном сражении мощную, но плохо обученную, практически не обстрелянную и слабо управляемую 56- отдельную армию.  На третьи сутки боев 21 ноября он врывается в Ростов. Части 56-й армии уходят за Дон. Сложилась удивительная ситуация – на одном участке фронта наступали мы и немцы. Поражает удивительная близорукость Клейста, его самоуверенность и презрительная недооценка противника. В Оперативной сводке Генштаба № 270 от 23 ноября читаем:

«12-я армия на правом фланге и в центре вела бои с противником в районе Лисичанск и Первомайск, на левом фланге продолжала оборонять ранее занимаемые рубежи.

 18-я армия на правом фланге и в центре удерживала прежний рубеж обороны, левым флангом вела бои с противником, упорно обороняющимся в районе высот западнее Голубой Балки и в районе Дьяково.

37-я армия продолжала успешное наступление в общем направлении на Большекрепинскую, преследуя отходящие части дивизии СС «Викинг» и 16-й тд противника. Мотопехота противника отходила, прикрываясь минометным и артиллерийским огнем. Противник при отходе бросал оружие и местами отходил в беспорядке.

9-я армия продолжала развивать наступление в юго-западном направлении.

56-я армия вела бой с противником, пытавшимся овладеть переправами через р. Дон в районе Аксайская».

К этому времени натиск армии Клейста значительно ослабел. У него просто не оставалось резервов для наращивания сил, отстали тылы, прекратилась планомерная поставка боеприпасов, продовольствия, а главное топлива для танков. В тылу уже слышался гул русской артиллерии. Еще раньше понял опасность Рундштедт, и приказывает прекратить наступательные действия. Остатки резервов армии Клейста срочно отправляются на спешно создаваемый по реке Миус рубеж обороны по правому высокому берегу. О своем решении он немедленно доложил Гитлеру. Тот рассвирепел, метал гром и молнии», приказал продолжать наступление и, тем более не уходить из Ростова. Как раз в это время войска группы армий «Центр» практически добрались до окраин Москвы. Разведчики на мотоциклах проскочили в Химки, где и были расстреляны из пулеметов. Артиллерийские наблюдатели рассматривали кварталы города в цейсовскую оптику, готовили данные для дальнобойных орудий. А тут какие-то русские контрудары на юге.

Но у войны свои законы. Как только ослабло немецкое наступление, наши атаки на Ростов и всю группировку Клейста пошли по нарастающей. Наконец в сводке Генштаба № 277 от 30 ноября 1941 года читаем: «Войска Южного фронта, своим левым крылом совместно с 56-й армией, нанеся поражение бронегруппе Клейста, овладели Ростовом на Дону и организовали преследование беспорядочно отходящих на запад и юго-запад частей противника. На правом крыле фронта продолжали наносить контрудары по группировке Шведлера (4-й армейский корпус 17-й армии – С.К.).

 В обороне и освобождении Ростова огромную роль сыграли сводные полки курсантов военных училищ. Приведу только два примера из официальных донесений. По оборонительным боям: «Первый батальон курсантов удерживал две господствующие высоты – курганы Пять братьев и Бабий – до последнего. Из 354 человек в живых осталось лишь 8. В бою отличились И.П. Петренко и А.В. Русейкин, впоследствии – Герои Советского Союза. В течении 20 ноября остаткам 3-го сводного курсантского полка пришлось прорываться сквозь заслоны мотоциклистов с пулеметными колясками и танки противника. На следующий день курсанты 1-го РАУ, переправившись через Дон в станице Старочеркасской, сосредоточились в хуторах Верхнеподпольный и Красный Ловец. В строю осталось всего 80 курсантов из 1427». Вот что значит стоять насмерть!

При освобождении Ростова: «29 ноября курсанты 13-й и 16-й отдельных бригад, остатки 2-го и 4-го сводных курсантских полков освободили восточные, северные и западные районы Ростова. 30 ноября курсантов и преподавателей пехотного и военно-политического училищ вывели из боя и направили на учебу. В боях за освобождение города 13-я отдельная курсантская стрелковая бригада потеряла за 28 – 29 ноября убитыми 115, ранеными 421, пропавшими без вести 167 бойцов и командиров».

Это были наши самые лучшие, стойкие и подготовленные бойцы 1941 года. Курсанты прославили себя под Москвой, прославили и под Ростовом. Еще несколько сухих, кровавых цифр. Безвозвратные потери наших войск в битве за Ростов составил 15264 человека, санитарные потери – 17847 человек. По нашим данным немцы потеряли  30000 только убитыми и пленными, 154 танка, 245 орудий и минометов, более 1000 автомобилей. Столько насчитали наши трофейные команды, а учет там велся очень строгий.

Как бы то ни было, а немцы удержались в Ростове только девять суток. Уходили с боями, огрызаясь, контратакуя, но уходили. Потом побежали, стараясь оторваться от заходивших в тылы частей  37-й и 9- армий. Рундштедт первым их гитлеровских генералов не выполнил прямой приказ фюрера и спешно отводил войска Клейста на рубеж Таганрог – Красный Луч, спасая 1-ю танковую армию от окружения и возможного уничтожения. Гитлер немедленно снял фельдмаршала с должности, заменил любимчиком Рейхенау, но и тот вынужден был согласиться с Рундшетдтом. Группа армий «Юг» переходила к обороне. Собранная Гилером специальная комиссия расследует поступок генерал-фельдмаршала Рундштедта и признает его действия правомерными. Фельдмаршал уедет на Запад. В высших военных кругах вермахта это произведет впечатление, но гораздо большее сами события на Донбассе и в Ростове, как предчувствие будущих поражений. Сидевший в Ясной Поляне генерал Гудериан, как в воду глядел, когда заявил: «Это первый тревожный сигнал». Через двое суток начнется крушение его танковой армии и начало заката карьеры, как и десятка других победоносных полководцев «блицкрига». Но маневр Рундштедта позволил войскам Клейста оторваться от наступающего противника и прочно оседлать так называемый «Миус-фронт». Бои за Донбасс будут продолжаться с разной степенью интенсивности практически до конца года.

Битва за Донбасс кампании 1941 года кончилась. Фронт стабилизировался до весны 1942 года. Подведем итоги кампании. Сразу оговорюсь, внимательный, заинтересованный читатель и сам без труда может заметить сходство битвы за Донбасс с битвой за Москву. Проходили они фактически в одно время, начинались крупными поражениями наших войск, окруженных после фланговых ударов немецких танковых группировок. Конечно, разница в масштабах. Под Москвой в вяземский котел к 15 октября попало сразу 4 армии Западного и Резервного фронтов, а это почти 40 стрелковых дивизий, 10 танковых бригад, 30 артиллерийских полков, сотни тысяч убитых и раненых, около 600 тысяч пленных. Самый ужасный и тяжелый котел за все время Отечественной войны. Дорога на Москву оказалась открытой. В Донбассе в результате похожих ударов в котел попали 2 наших армии, значительно меньшего состава. Мы потеряли примерно 67 тысяч убитыми и ранеными и 44 тысячи пропавшими без вести. Еще одно отличие состояло в том, что в Донбассе вырвалось из окружения значительно больше войск и оба штаба окруженных армий.

Второй этап обоих сражений тоже характеризуется одинаковым напряжением последних сил в обороне, упорным сопротивлением до самопожертвования. Это с надвинувшейся осенней непогодой, распутицей, диким бездорожьем остановили-таки на некоторое время немецкое наступление под Москвой и в Донбассе.

После оперативной паузы, позволившей нам подтянуть резервы, средства борьбы, даже провести парад на Красной площади, второе наступление немцев встретило просто яростное сопротивление наших войск. Пружина сжалась до отказа, и, несмотря на выход немецких войск к пригородам Москвы и сдачу Ростова, готова была разжаться в любой момент. Важно отметить, что первой она разжалась на юге, в Донбассе. Мы отбили Ростов и отогнали врага на десятки километров. Под Москвой все вылилось вообще в стратегическое наступление, повлиявшее на ход и исход войны. Это что касается сравнительной характеристики.

Основной же итог кампании 1941 года на юге страны, конечно, отрицательный. Мы практически полностью потеряли Донецкий промышленно-сырьевой бассейн с сотнями шахт, заводов, портов, кораблей, миллионы жителей. Оборонительная операция продолжалась с 20 сентября по 16 ноября 1941 года составляла 49 суток на фронте от 400 до 670 км, и отошли наши войска в глубину территории Донбасса на расстояние от 150 до 300 км. При этом мы потеряли 541600 человек, из них 143313 безвозвратно и около 180000 санитарные потери. Ежесуточно мы теряли 3227 человек. Потери германских войск по их данным примерно в десять раз меньше. Пусть эти цифра, скорее всего, занижена. Но даже в пять раз, в два раза и то она говорит о многом. В наступательной операции в течение 16 суток на фронте от 140 до 180 км мы продвинулись на 60 – 80 км, теряя ежесуточно по 2069 человек, а всего 33111 человек, из них 15264 безвозвратно. Немецкие потери в 1,5 раза меньше. Это уже сопоставимо, но общий итог от сложения удручает. Так было в 1941 году практически всегда и везде. Тяжелейшие и вполне закономерные поражения.

Мы уже сравнивали соотношение сил перед началом операции. Полуторное превосходство в живой силе, двойное в артиллерии, авиации – первый фактор. С точки зрения классического военного искусства такое преимущество для обороняющихся войск не смертельно. Но если только качественная составляющая этих войск - боевая подготовка, боевая готовность, боевая способность, боевой опыт, четкое и умелое управление во всех звеньях, морально-психологическое состояние бойцов соответствует наступающему противнику. Большое значение имеет и  качественное состояние  рубежа (рубежей) обороны. Тогда и с меньшими силами можно успешно отразить наступление врага.

К сожалению, почти по всем этим показателям мы уступали вермахту и люфтваффе образца 1941 года. Мы уже говорили, что наши дивизии были меньше немецких на треть, а то и в два раза, что немецкий корпус соответствовал нашей армии, а немецкая армия фронту. Казалось бы, какая разница. Но дело в том, что в каждой дивизии имелось управление, штаб, тыловые, медицинские и пр. службы. Вот и выходило, что на одно и то же количество боевых единиц на передовой, у нас приходилось в два раза больше тыловиков. А управление от этого только страдало из-за увеличения звеньев передачи команд. Мы уже говорили, что к началу боев за Донбасс в Красной Армии не было не только танковых, механизированных корпусов, но и дивизий. Только танковые бригады далекие от штатного состава. Катастрофически не доукомплектованы были саперные, связные подразделения, автотранспорт. Значительное структурное преимущество немецких войск.

С вооружением тоже образовалась большая диспропорция. Не хватало артиллерии, особенно большого калибра, минометов и боеприпасов к ним. Чего только стоила потеря крупнейшего нашего арсенала в районе Сталино. В нашей армии не было ни одного образца самоходной артиллерии, а в танковых и моторизованных частях вермахта и СС это были САУ различного типа – штурмовые и полевые орудия на бронированных самоходных шасси, истребители танков, зенитные пушки германского, чешского, французского производства. Наши танки Т-34 и КВ абсолютно превосходили все типы танков врага в 1941 году, но на Донбассе осенью их можно было сосчитать по пальцам.  Все потеряли в предыдущих боях, а тыл еще не мог в должной мере обеспечить пополнение. Все немецкие танки имели радиостанции и запасные экипажи. У нас не было ни того, ни другого. В качестве полевых орудий немцы начали применять 88-мм зенитные пушки,  которые с высочайшей эффективностью боролись с нашей бронетехникой, ДОТами, ДЗОТами, живой силой. Немецкий единый пулемет MG-38, используемый в ручном и станковом режиме, оказался непревзойденным по эффективности ни одним пулеметом Красной Армии и союзников до конца войны. Авиация люфтваффе, особенно основным самолетам поля боя бомбардировщикам Ю-87 и истребителям Ме-109 мы могли противопоставить наши устаревшие бомбардировщики СБ-3 и истребители И-16, И-15(бипланы). Истребителей Як, МиГ, штурмовиков Ил-2 было очень мало. Их тоже в основном потеряли в начале войны. Значит, мы значительно уступали врагу и в вооружении.

Наконец, на мой взгляд, самое главное, мы просто катастрофически уступали врагу во всех элементах подготовки и боевого опыта, управления боем, сражением лучшей на то время армии мира. Уже первые пограничные сражения наших кадровых, подчеркиваю кадровых, войск показали значительное отставание по всем компонентам. Да и как можно было должным образом подготовить, бойцов, командиров, если с 1938 года по 1941 год Красная Армия увеличилась с 500 тысяч до 5 миллионов. Неоткуда было взять тысячи и тысячи опытных командиров, руководителей. Учителей для подготовки не только рядового, но и командирского состава всех степеней. Спешно создаваемые  полковые школы, училища, академии просто не справлялись с таким запросом в короткие сроки. В войсках красноармейцы не успевали освоить даже вождение танков, не говоря уж о стрельбе и управлению в ходе боя. Немецкие же танкисты работали, как единый организм в контакте с авиацией, артиллерией, пехотой управлением по радио. А главное обладали бесценным опытом работы под огнем противника. Наши молодые летчики (опытных побили в первые месяцы войны) имели  от 12 до 50 часов налета, немецкие не менее 200. Проводная связь в вермахте была только дублирующей радиосвязи, а в авиации, танковых войсках только радио, чего у нас не было и в помине. И опять же все это в боевых условиях  под огнем противника.

К началу боев за Донбасс в наших войсках оставалось не более трети бойцов и командиров, прошедших пока еще первые классы кровавой науки побеждать, переставших кланяться первой же пулеметной очереди, налету авиации и артиллерии. Ставка ВГК, Наркомат обороны, Генштаб только осенью 1941 года поняли, что необходимо в самый кратчайший срок разработать новые полевые боевые уставы по всем родам войск. Новые уставы появятся только в конце 1942 года. Наша артиллерия не всегда успевала реагировать и маневрировать по ходу боя. Наши летчики начали войну звеньями в 3 самолета, по ходу боев перестраиваясь в более эффективные пары. Наш будущий ас из асов трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин воевал в это время как раз на Донбассе. Лучший летчик по пилотажу, снайпер, он к тому времени десятки раз стоял на краю гибели, воюя на современном самолете Миг-3. Сам же, сделав 190 вылетов, сбил только 3 самолета и только потому, что основная часть его боевых вылетов приходилась на штурмовку наземных войск и разведку. Но через много лет Александр Иванович постоянно повторял: «Тот, кто не воевал в 1941-1942 годах, не знает настоящей войны». Золотые слова, о которых мы должны помнить всегда, анализируя боевые действия того времени, в том числе и на Донбассе. Если охарактеризовать одной фразой положение дел, то можно  сказать - просто не умели воевать.  Не умели именно в условиях современной войны с первоклассным противником.

Важно отметить, что такое умение требовалось, прежде всего, от командиров всех степеней. Но к началу боев за Донбасс у нас только начала путем проб и ошибок создаваться система запасных полков, полковых школ для подготовки рядового и сержантского состава, ускоренных курсов и военных училищ для командиров среднего звена, в глубоком тылу, на новом месте начали функционировать военные академии. Все по ускоренной программе, на все было нужно время, время, время. Фронт такого времени не давал и зачастую, особенно в 1941 году, мы бросали в бой последний резерв – курсантов военных училищ, о которых говорили выше.

 А уж, какие требования предъявляла современная война к военачальникам высокого ранга, и говорить не приходится. Мы не случайно так подробно остановились на биографиях полководцев противоборствующих сторон. И здесь результаты оказались для нас неутешительными. Итоги боевых действий неумолимо подтверждали  неспособность большей части наших командиров дивизий, корпусов, командующих армий и фронтов умело, а, главное, эффективно руководить войсками в условиях современной войны, требующей фундаментальных профессиональных знаний и практических навыков управления, согласования и взаимодействия всех родов войск – пехоты с авиацией, артиллерией и танковыми войсками, смелых,неожиданных маневров в самые кратчайшие промежутки времени под огневым воздействием противника. А это и устойчивая оборона, и прорывы из окружения, и эффективные контрудары. Следует отметить, что все без исключения наши военачальники на Донбассе имели практический боевой опыт, знали, как свистят пули, но это был опыт Гражданской войны, боев с басмачами, на КВЖД, озере Хасан и реке Халхин-Гол, Финской кампании. Но по сравнению с мировой войной это почти ничто. О фундаментальном военно образовании и говорить не приходится. Они так и остались «полководцами прошедших войн». Большая часть из них будет уже по ходу войны сняты с должностей, назначены с понижением, или вообще отозваны с фронта до конца войны. К редкому исключению можно отнести командующего армией и фронтом генерала Р.Я. Малиновского, командующих армиями генералов А.К Смирнова, В.Я Колпакчи, Ф.М. Харитонова. Да и те будут только-только набираться практического опыта, знаний в тяжелейшей, кровавой науке войны 1941-1942 годов, все еще уступая гитлеровским стратегам Рундштедту, Рейхенау, Клейсту, Манштейну, даже Штюльпнагелю. Об этом как раз и говорил в записках Р.Я Малиновский. Мы же имеем еще один не выбиваемый фактор не в нашу пользу.

Единственно в чем мы не уступали врагу в 1941 году, в том числе и на Донбассе, это в морально-психологическом состоянии, которое давало сбой только в особых условиях полного отсутствия управления, должного командования со стороны «отцов-командиров», ставивших своих бойцов в безвыходное положение. Мы уже говорили, что на нас шли отборные войска, опытные вояки с ярко выраженным комплексом победителя, расового, генетического превосходства. Особенно сильны были эсэсовцы и горные стрелки. Элита элит, мужчины не старше 35 лет, рослые, откормленные, взлелеянные пропагандой абсолютного превосходства над любым противником. Они воевали уже два года и не знали поражений. Даже уступающие им во всем союзники румыны, итальянцы, венгры, словаки были более чем уверенными в победе. Так и было.

Мы в приграничных сражениях потеряли большую часть кадровой армии самого первого образца, но и на смену им приходили тоже самые боеспособные возраста – «кровь с молоком». Другое дело, что у них не было должной боевой подготовки, боевого опыта, простого умения вести себя под огнем противника, умения воевать. К сожалению, эти самые боеспособные возраста буду у нас выбиты именно в 1941 – 1942 годах. Трагедия, но они шли защищать свою землю, дома, родных и близких не просто от поражения,а от уничтожения, и очень скоро поняли это на фронте. Да, отступали, попадали в плен, но воевали отчаянно, совершая порой невероятные поступки, подвиги, удивлявшие даже все повидавших гитлеровских вояк. Несколько примеров по Донбассу мы привели, их было значительно больше. Жаль, что многие из них до сих пор неизвестны.

К сожалению, нельзя не отметить и имевшую в начале войны психологическую неустойчивость многих бойцов и командиров. Все-таки впечатляющие победы германских войск в Европе и на нашей территорииудручающе действовали на обывателей и  личный состав действующей армии. Были и паникеры, и трусы, предатели по обстоятельствам, и предатели по убеждению – настоящие враги не только Советской власти, но вообще России, ибо весь Советский Союз воспринимался, впрочем, как и сейчас, Россией, а все татары, кавказцы, азиаты – русскими. Коль скоро мы говорим о Донбассе, да еще в свете противостояния с «майданутыми нацистами», следует отметить, что «герои-бандеровцы» появились на Донбассе уже летом 1941 года. Именно появились и исчезли, хотя нынешние их последыши рассказывают сказки о борьбе ОУН в Донбассе вплоть до 1958 года. Брехня! В работе М.Жерохова сказано об этом довольно подробно. Мы же отметим, что с 1941 года до конца оккупации в Донбассе действовали только так называемые «походные группы ОУН», задачей которых было занятие руководящих должностей на оккупированной территории и содействие германским войскам и оккупационным силам. И содействовали в основном участием в пытках и казнях патриотов. Вроде бы насаждали украинский язык, но на нем и так все говорили. По данным донбасского историка В. Никольского из 27582 ОУНовцев, арестованных в УССР, на долю Донбасса пришлось всего 150 человек. Маловато будет для нынешних радетелей бандеровцев. Не принимала их исторически донецкая земля, хотя и этих головорезов хватило с лихвой.

Итак, подводя итог сражений за Донбасс в 1941 году, можно сделать определенный вывод – сражение проиграно, и, прежде всего, по объективным причинам, о которых мы говорили выше. И все-таки следует отметить, что могло быть и хуже. Конечно, потеря огромной территории крупнейшего в стране индустриального района,  потери личного состава советских войск и обывателей, значительно превышающие вражеские, удручают. Но уже осенью 1941 года наше сопротивление многократно возросло, потери врага увеличились, и он был остановлен, перешел к обороне. В наших руках остался практически весь северо-восточный  Донбасс с главным промышленным центром Ворошиловградом. На крайнем юге немцы были вообще выбиты из Ростова на Дону, и, теряя вооружение, технику, людей, с трудом избежав окружения, откатились на удачно созданные природой и людьми позиции «Миус-фронта». Мы ни в коем случае не должны забывать, что Ростов на Дону стал первым областным  центром Советского Союза, освобожденным в 1941 году нашими войсками. Это как бы послужило толчком к общему контрнаступлению Красной Армии зимой 1941 – 1942 годов, победе под Москвой, освобождению Тихвина, Калинина, Калуги, Керчи и Феодосии в Крыму. Донбасс, пусть и только частью стал непроходимыми рубежом, как, кстати, остается и сейчас для нацистов незалэжной. Конечно, это не Московская битва, повлиявшая на весь ход войны.

 

1942 год

В 1942 году боевые действия на Донбассе имели краткосрочный характер. В начале года это были неудачные попытки наступления на отдельных участках фронта – на юге под Таганрогом, на севере - под Дыбальцево. Попытались мы наступать и в конце года, когда отбросили гитлеровцев от Сталинграда, проводя операции «Большой Сатурн» и «Малый Сатурн», но до Донбасса так и не дошли. Операции начала 1942 года входили в грандиозный план Общего наступления Красной Армии. Уж как хотелось многим военачальникам, самому И.В. Сталину повторить подвиг русской армии, которая зимой 1812 года «повернула колесо фортуны» и погнала непобедимую французскую Великую армию Наполеона с земли русской. Да еще как погнала. Успехи под Москвой вскружили голову нашему командованию, и принимается решение о начале Общего наступления войск Красной Армии. Первоначальными целями стали: на севере прорыв блокады Ленинграда, в центре – освобождение Ржева и Смоленска с выходом на границу Белоруссии, на Юго-Западе – освобождение Харькова и Донбасса, на юге – освобождение Крыма. Ни одну из этих задач выполнить не удалось. Первоначальные локальные успехи прорыва немецкой обороны на всех направлениях привели только к захвату части территории без ключевых населенных пунктов и потерям в личном составе более 1,5 млн. человек. Блокаду не провали, Ржев, не говоря уж о Смоленске, не взяли. На юго-западе перебрались на правый берег Северского Донца, только образовав балкон для наступления на Харьков и Донбасс. Наступление в Крыму остановилось после первых же плохо подготовленных атак.

А весной немецкие войска перешли в контрнаступление с тяжелейшими, порой катастрофическими последствиями для наших застрявших в неудачных наступлениях войск. Трагедия 2-й ударной армии, всего Юго-Западного фронта в котлах под Демьянском и Харьковом, настоящая бойня под Ржевом и полный разгром в Крыму, предопределивший потерю Севастополя. Но самое важное, упустили стратегическое наступление главных сил гитлеровских войск летом, в целях прорыва на Кавказ к грозненской и бакинской нефти, выхода вермахта на Волгу.

Мы не смогли определить направление главного удара, подготовить там стойкую стратегическую оборону, вместо, конечно, нужных, но недостаточно подготовленных, неумелых наступлений на почти всех участках советско-германского фронта. Кто же был против того, чтобы вызволить из блокады голодный, умирающий Ленинград, освободить Крым, Харьков, Донбасс. Желание было огромное, войска вроде бы усилены резервами, но одного желания и сосредоточения значительных сил не войне явно маловато для победы. Необходимо, на мой взгляд, главное – умение воевать. Зимой, весной, летом 1942 года мы еще не умели. Эта наука начала постигаться нами только к концу года.Как же разворачивалась битва за Донбасс в 1942 году? В сущности никакой битвы, за исключением зимних и осенних робких наступлений не было. Летом 1942 года Донбасс был оставлен практически без боя. Гитлеровский план  стратегического наступления «Блау» не оставлял войскам, оборонявшим Донбасс, ни малейшего шанса.

Для решения главной задачи летней кампании 1942 года вместо группы армий «Юг» Гитлер сформировал две группы армий, в каждой из которых было, помимо пехоты по  одной танковой армии и воздушному флоту. Прорываться на Кавказ и далее к нефтяным запасам, без которых вермахту и люфтваффе просто невозможно было вести наступательную войну, должна была группа армий «А». Выходить на Волгу и перекрывать связь центральной России с Югом должна была группа армий «Б». Противостоявшие им войска  Южного и Юго-Западного фронтов Красной Армии были сильно ослаблены после неудачных весенних наступлений большими потерями, и немцы рассчитывали мощными фланговыми ударами взять их кольцо, уничтожить и дальше вперед, вперед по донским степям к Волге, по кубанским просторам на Кавказ. Сразу оговоримся, окружить наши фронты противнику не удалось, их изрядно потрепанные, а то и разбитые армии все-таки отойдут на Волгу и Кавказ, но не пустят Гитлера к нефти, и не позволят перекрыть Волгу. Но кампания  1942 года закончиться для Донбасса летом в самое короткое время. Но все же проанализируем эти события по ранее принятому алгоритму, ибо и о них до сих пор можно услышать невероятные небылицы.

 

Гитлеровские  войска

Совокупно две группы армий насчитывали 1млн. 200 тысяч человек, 17000 орудий и минометов, 1600танков и 1620 самолетов. Перед северной группировкой группой армий «Б»  под командованием старого, проверенного боями генерал-фельдмаршала Теодора фон Бока стояла задача, сломив сопротивление наших войск, выйти на р. Дон к Воронежу, и, повернув на юг, вдоль реки прорваться в Большую излучину Дона и далее на Волгу брать Сталинград. В состав группы армий входила 4-я танковая армия генерал-полковника Германа Гота, 6-я полевая армия генерал-полковника Фридриха Паулюса, 2-я полевая армия генерал-полковника Максимилиана фон Вейхса, 2-я венгерская армия генерал-полковника Густава Яни и 8-я итальянская армия генерала армии Итало Гарибольди. Мощная группировка. Поскольку она лишь краем своих сил примет участие в наступлении на Донбасс, позволю себе очень кратко остановиться на соединениях и командирах, ибо без них не было бы столь трагического нашего отступления из Донбасса.

В начале наступления группой армий «Б» командовал 62-летний Мориц АльбрехтФранц Фридрих Теодор фон Бок. Прусский аристократ, кавалер всех мыслимых орденов кайзеровской Германии и третьего рейха, герой победоносных сражений в Польше, Нидерландах, Бельгии, Франции, приграничных сражений в СССР, он опростоволосился под Москвой и будет немедленно снят с должности. Но после неожиданной гибели Вальтера Рейхенау Гитлер поставил его командующим группы армий «Юг». Все бы хорошо, но фон Бок оказался решительным противником деления группы армий на две части, и Гитлер очень скоро отправит его в отставку до конца войны. В своем прусском имении он будет критиковать все и вся, пока 3 мая 1945 года его машина не попадет под бомбежку английских самолетов. Раненый фон Бок умрет на следующий день.

Его сменит намного уступающий в возрасте генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс. Полное имя его даже не пытаюсь привести – трудно перечислить, не только запомнить. Аристократ из аристократов, барон Священной Римской империи, блестящий военный профессионал, кавалер всех наград и также герой всех победных походов Гитлера, начиная с Польши. Воевать будет до конца войны, пойдет в плен к американцам, но не будет даже осужден. Умрет в 1954 году от инфаркта. В 1942 году это был генерал-победитель, умный и опасный враг.

О 2-й и 6-й полевых  армиях говорить не стоит по их отдаленности от театра военных действий на Донбассе. Как и об их командующих генерале от инфантерии Гансе фон Гельмуте и генерал-полковнике Фридрихе Паулюсе. Слишком известные персонажи, вояки отличные. Это касается и союзников. К лету 1942 года Венгерская Карпатская группа развернулась в полноценную 2-ю венгерскую армию генерал-полковника Густава Яни, а это более 100 тысяч человек с полным вооружением. Венгры особенно «отличились» под Воронежем невероятными садистскими зверствами. Почти все они там и погибнут или попадут в плен после нашего наступления в конце года. Как и тоже развернутая из упоминаемого нами корпуса 8-я итальянская армия генерала армии Итало Гарибольди.

 А о 4-й танковой армии поговорим подробнее, ибо именно она, прорвав наши позиции на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, неукротимо устремится на юг к Миллерово, чтобы в районе Каменск-Шахтинский, соединившись с танкистами Клейста, замкнуть окружение войск Южного фронта. Армия включала в себя 5, 7, 9-й армейские корпуса, в каждом из которых имелось по три – четыре пехотных и одна танковая дивизия и 46-й моторизованный корпус в составе 5, 10, 11-й танковых дивизий и танковой дивизии СС «Дас Райх» группенфюрера СС Георга Кеплера. Мощнейшая дивизия – около 500 танков и САУ, около 20 тысяч личного состава, полевая и самоходная артиллерия. Правда, далеко на юг дивизия не пойдет, будет переброшена под Ржев, но успеет нам попортить крови.

 Командовал армией с 31 мая 1942 года генерал-полковник Герман Гот, о котором мы уже говорили, как о командующем 17-й полевой армии, воевавшей в 1941 году как раз на Донбассе. Умный и опасный враг.

Основной силой, против которой предстояло обороняться Донбассу, была только что образованная группа армий «А».  Это были те же войска, штурмовавшие Донбасс летом и осенью 1941 года, основу которых составляли 1-я танковая и 17-я полевая армии. Итальянцы ушли на север в группу армий «Б», но их заменила прибывшая из Крыма 3-я румынская армия. Именно этим войскам и надлежало через Донбасс и Ростов прорваться на Кубань и Донбасс к нефтяным районам Моздока, Грозного, Баку.

Группой армий «А» командовал 62-летний генерал-фельдмаршал Зигмунд Вильгельм Вальтер фон Лист. Аристократ по крови, но единственный из гитлеровских фельдмаршалов не пруссак, да еще не из военной фамилии, а из семьи врача, да еще из Баварии. Гитлеру он был симпатичен уже тем, что начинал службу  и воевал в 1-ю мировую войнув штабе Баварского корпуса, которому подчинялся 1-й Баварский полк, прославивший ефрейтора Гитлера. Лист прошел все карьерные ступеньки немецкого военачальника – юнкер, офицер,академия Генштаба, война. В вермахте боевую работу начал вторжением в Чехословакию, но до этого сумел мирно включить австрийские дивизии в состав войск рейха. Фон Бок этого не смог, а Лист смог, и Гитлер оценил это по достоинству. Именно поэтому Лист также мирно вошел в Чехословакию. В Польше и Франции блестяще командовал 14-й и 12-й армиями. За Францию вместе с высокими наградами получил чин фельдмаршала. Победоносно прошел со своими войсками по Балканам, Греции и после фиаско с «Блицкригом» в России был отправлен на юг покорять Кавказ. Горную войну знал по Югославии и Греции. Начал прекрасно, дошел до Эльбруса, Орджоникидзе, Грозного, по берегу Черного моря до Новороссийска и Туапсе. Но до Баку не дошел, и Гитлер заменит его Клейстом. На этом «любовь» закончилась, и «любимчик» до конца войны окажется в резерве ОКВ. Попадет в плен. Судом за зверства его войск на Балканах приговорен к пожизненному заключению, но по болезни выйдет из тюрьмы уже в 1952 году. Больным проживет более 20 лет и умрет глубоким 92-летним стариком. Но летом 1942 года это был очень опасный враг. Кстати, он был единственным фельдмаршалом, который открыто не соглашался с Гитлером уже в 1942 году, считая весь поход наКавказ за нефтью «чистой авантюрой». Был и единственным гитлеровским фельдмаршалом, не потерпевшим ни одного поражения. Но это скорее всего потому,что был вовремя снят с должности.

Основной пробивной силой, конечно, была 1-я танковая армия, о которой, как и об ее командирах, мы подробно рассказывали раньше. В ее состав теперь входили ставший танковым 3-й моторизованный корпус, 40-й танковый корпус и 30-й моторизованный корпус. В танковых корпусах было по две танковых, одной пехотной или моторизованной дивизий. Из элитных дивизий осталась в составе 3-го танкового корпуса панцергренадерская (танковая) дивизия СС «Викинг», но танков у Клейста стало на треть больше и  лучших характеристик. Армией по-прежнему командовал генерал-полковник фон Клейст, а лучшим теперь 3-м танковым корпусом генерал-полковник Эберхард фон Макензен. О них мы тоже уже говорили.

В мае 1942 года 17-я полевая армия будет, как и 1-я танковая армия, значительно усилена по сравнению с прошлым годом. Теперь в ее состав входило 4 корпуса. К знакомым нам 4, 52-му и 49-му горному корпусам добавили 44-й армейский корпус. Силы армии увеличились чуть ли в два раза, с учетом новых образцов вооружения и военной  техники. Более 200 тысяч человек 300 танков и САУ, 15000 орудий и минометов.

Командовал армией вместо ушедшего на 4-ю танковую армию Германа Гота 59-летний генерал-полковник Рихард Роуфф. Личность, на мой взгляд, довольно загадочная, хотя прошел все ступени типичной карьерной лестницы. В 1-ю мировую войну несомненный герой, получивший 4 железных креста, но войну окончивший только майором и в рейхсвере за 13 лет дослужившийся только до командира полка. Данных о приверженности к нацистам нет, но после 1933 года  за пять лет стремительный рост до командира 5-го армейского корпуса генерала пехоты. За войну на Западе получит только Рыцарский Железный крест, командую все тем же корпусом. С этим корпусом в 1941 году дойдет до Москвы, но после поражения избежит отставки и неожиданно примет у опального Гепнера 4-ю танковую армию., а через полгода поменяется местами с Германом Готом. Странные, не типичные для вермахта передвижения. Удивительно и то, что, будучи не на слуху, во главе 17- армии он воевал лучше всех гитлеровских командиров 1942 года, все-таки покорит Эльбрус и немного не дотянет до нефтяных промыслов. А когда в вермахте начался пост сталинградский синдром, отступал с Кавказа уверенно и достойно. Он не только сумеет сохранить армию со всем тяжелым вооружением, но и долго держать фронт на знаменитой кубанской «Голубой линии» и у Новороссийска. Не получит за это никаких наград, а опять же неожиданно снят Гитлером и до конца войны останется в резерве ОКВ. Больше никаких сведений о нем нет, кроме того, что умрет в 84 года заслуженным ветераном.

Поскольку немецкий корпус соответствовал нашей армии, кратко «пробежимся» по каждому из корпусов 17-й полевой армии – «Покорительнице Кавказа»

4-й армейский корпус состоял из трех пехотных дивизий другого состава. К старой 94-й дивизии прибавились новые полностью укомплектованные и хорошо вооруженные 9-я и 76-я дивизии. А это полноценные 40 тысяч человек. Командовал корпусом все тот же генерал пехоты Виктор фон Шведлер, о котором мы уже говорили. Опытный и опасный враг

52-й армейский корпус имел в своем составе 101-ю и 111-ю пехотные дивизии штатного состава с усиленным вооружением. Командовал корпусом 50-летний генерал пехоты Ойген Отт, заменивший убитого в боях под Ростовом генерала пехоты Курта фон Бризена. Отт прошел обычную школу немецких военачальников. В рейхсвере и вермахте служил в основном в штабах и дослужился до инспектора пехоты при штабе ОКВ. Но с началом гитлеровских авантюр устремился в войска за лаврами полководца и добился их, успешно командуя дивизиями и корпусами. С 52-м корпусом дойдет до Кавказа, отбивался до последнего на «Голубой линии». Потом Курская дуга и неожиданное откомандирование в главный штаб сухопутных войск, а оттуда в итальянскую армию инспектором резервных формирований. Полководческая карьера кончилась, зато не попадет под суд и проживет до 76 лет. В 1942 году наступал умело, победоносно.

44-й армейский корпус, появившийся в армии в 1942 году, состоял из 46-й пехотной и 101-й егерской дивизий, полнокровных, хорошо вооруженных, укомплектованных молодыми, еще не битыми солдатами и офицерами из бывшей австрийской армии. 35 тысяч человек в едином порыве рвались в бой. Командовал корпусом австрийский аристократ 52-летний генерал артиллерии Максимилиан де Ангелис. Начинал службу в Австро-Венгерской армии артиллерийским офицером, окончил знаменитую Терезинскую военную академию в Чехии, геройствовал на итальянском фронте, пока не попал там в плен. После войны успешно служил в австрийской армии до аншлюса, и перешел в вермахт начальником артиллерии округа. С началом военных походов, как и Отт, устремился в войска и сначала полностью повторил его карьеру. Но воевать будет до конца войны, командуя воскресшей 6-й армией на Украине и 2-й танковой армией на Балканах. С ней и сдастся в плен американцам. Югославия выйдет ему боком. За военные преступления в 1948 году получит 20 лет,  будет передан в СССР, где срок увеличится до 25 лет. В 1955 году, как и все военнопленные вермахта, вернется домой в Австрию и проживет еще заслуженным ветераном 20 лет. Военачальник очень умелый и решительный.

По-прежнему самым элитным в армии оставался 49-й горный корпус, о котором, как и об его командире, генерале горных войск Рудольфе Конраде мы уже говорили довольно подробно. Корпус был усилен пополнением из молодых, рвущихся в бой альпинистов. К тому же под его крыло пришла горная румынская дивизия. Вояки не Бог весть какие. Но все-таки дополнительные 13 тысяч человек.

Наконец, после взятия Севастополя в состав 17-й армии вошла оперативным подчинением 3-я румынская армия, состоявшая из 5 корпусов по 2 дивизии в каждом, 8 отдельных пехотных дивизий и 2 кавалерийские дивизии со штатным вооружением. А это более 150 тысяч человек. После боев на Донбассе армия окажется на фланге немецких войск под Сталинградом, где большая часть личного состава погибнет, а остатки уйдут в плен на долгие 12 лет. Неизменным командующим армией оставался армейский генерал Петре Думетреску, о котором мы уже говорили.

Итак, крупнейшая группировка сил вермахта и люфтваффе, после окончательной зачистки наших неудачных наступлений под Харьковом и в Крыму, изготовилась к главному удару кампании 1942 года – операции «Блау». Все лучшее, что тогда имел Гитлер, было сосредоточено здесь. В том числе все армии основных союзников.

 

Войска  Красной Армии

 

Противостояли всей этой армаде часть войск Брянского фронта, войска наших Юго-Западного и Южного фронтов под командованием Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко и генерал-лейтенанта Р.Я. Малиновского. Каждый фронт имел в своем составе по четыре общевойсковые  и по одной воздушной армии. Прежде чем приступить к анализу летней кампании 1942 года, позволю себе сказать несколько слов о наших неудачных операциях зимы и начала весны, при попытке взять Таганрог, и наступлении на севере Донбасса.

В официальной историографии о Таганрого-Покровской операции марта 1942 года говорится очень мало. 56-й армии была поставлена задача ударами по двум направлениям на Матвеев Курган и на Покровское прорвать вражескую оборону и освободить в течение недели Таганрог. Для наступления армия усиливалась 4-мя стрелковыми дивизиями. 4-мя бригадами морской пехоты и батальоном танков Т-34 (22 машины). Планировали операцию командующий фронтом генерал Малиновский и командующий армией генерал Цыганов. Лучшие наши военачальники на этом участке фронта. Но даже лучшие допустили грубейшие ошибки в планировании, организации и проведении операции. Стоявший против нас 3-й моторизованный корпус с дивизией СС «Викинг» опирался на мощную, насыщенную ДОТами, ДЗОТами, минными полями, оборону, построенную на господствующих высотах правого берега реки Миус. Немецкая артиллерия заранее хорошо пристреляла все предполье возможного нашего наступления. Мы же  не выполнили ни одного необходимого правила для обеспечения успеха операции. Не было создано требуемое превосходство сил на направлении главного удара, не были выявлены многие огневые точки, не отработана система подавления огня артиллерии и пулеметов, не проработана система сопровождения атаки огнем артиллерии не организовано в должной мере взаимодействие пехоты и танков, не говоря уж об авиации.

8 марта после часовой артподготовки, не дождавшись застрявших в грязи танков, по проделанным в минных полях проходам двинулась вперед морская пехота 68-й и 76-й бригад. В бушлатах, бескозырках на белом снегу, они попали под прицельный, шквальный, истребительны огонь минометов и пулеметов. Артиллерийские огневые точки немцев оказались не подавленными и заградительным огнем они отсекли нашу пехоту от тяжелого вооружения и началось огневое истребление моряков. Они винтовками и гранатами, бросая бушлаты на колючую проволоку, все-таки прорвались к немецким траншеям и в рукопашной выбили оттуда немцев, но навстречу им вышли немецкие резервы – 20 танков и 2 роты автоматчиков, которые и отбросили наших героев назад за реку Миус.

В исследованиях местных краеведов читаем: «Началось уничтожение наших частей, потери были огромные. Почти все командиры погибли, управления не было. Батальоны отстреливались последними патронами, отходили назад через более чем километровую полосу предполья, сплошь покрытую телами их павших и раненых товарищей. Атака необстрелянных, необученных ближнему пехотному бою моряков  завершилась истреблением двух стрелковых бригад. В каждой бригаде было по три батальона, в батальонах по 700 человек. После окончания боя в батальонах в строю оставалось по 100, или чуть больше человек. Остальные погибли, или были ранены».

Южнее под Покровским 46 танков 63-й танковой бригады, с пехотой на санях, буксируемых танками, сразу нарвались на плотный прицельный огонь немецкой артиллерии. Танки горели, сани разваливались. До Покровского прорвались только 4 танка с комбатом майором М.И. Юдиным, да и те встали перед противотанковым рвом. «А бой закончился. Наши отошли на исходные позиции. Немцы предложили танкистам Юдина сдаться. Майор Юдин – командир батальона, орденоносец, Герой Советского Союза за успешные бои в Испании в 1937 году! Танкисты отказались сдаваться. Немцы стали устанавливать мин под танком. Экипаж, поняв, что их последние минуты запел: «это есть наш последний и решительный бой…». Прогремел взрыв, башню танка отбросило. Экипаж весь погиб».

Это только два эпизода трагической неудачной наступательной операции. В бой еще будут брошена морская пехота 812-й бригады и 13-я курсантская бригада героев Ростова. Бои будут идти почти месяц до 2 апреля, но кроме тяжелых потерь ничего не принесут.

Более удачной оказалась наступательная операция на севере Донбасса против славянско-краматорской группировки противника силами 9-й и 57-й армий. В течение двух с лишним месяцев, начиная с середины января 1942 года войска армий наступали. В Оперативной сводке Генштаба № 19 от 19 января 1942 года читаем: « Войска Южного фронта на правом крыле с 5.00 18.01 перешли в наступление на павлоградском направлении…». Через две недели в Оперативной сводке № 31 от 31 января появилось и первое сообщение о боях 9-й армии на славянско-артемовском направлении: 29-я армия вела наступательные бои с противником частью сил к исходу 29.01 заняла опорный пункт Хрестище (10 км сев.-зап. Славянск)  и вела бои за овладение Красноармейск, Черкасская, Былбасовка (6 – 12 км зап. Славянск)»

Все это входило в Общий план наступления войск КраснойАрмии  зимой 1942 года, и все имело практически схожие результаты на всех фронтах от Ленинграда до Таганрога. В нашем случае войска продвинулись с тяжелейшими потерями на несколько десятков километров до Изюма, Краматорска, Дебальцева и остановились, исчерпав резервы живой силы, вооружения и боеприпасов. Наступать будем до весны с переменным успехом. В Оперативных сводках звучали победные реляции о наступлении на Донбассе, решительные действия оперативных групп генералов Гречко и Камкова, рвущихся к Славянску. Наконец. В Ставку пришло сообщение № 99 «Войска Южного фронта в течение 8.04 на флангах производили частную перегруппировку сил. Наступление остановлено…». Безвозвратные потери этой битвы составили у нас более 100 тысяч человек, сотни танков и 150 самолетов. Потери в артиллерии незначительны, ибо она даже не успела выдвинуться вперед Противник потерял по разным данным в два, а то и в три раза меньше сил и средств. Оборонялись немцы также уверенно, умело, как наступали.

Зимняя кампания боев в Донбассе закончилась неудачно, мы освободили важнейшие районы, но не перехватили стратегической инициативы, как было под Москвой. Существует мнение, что эти потери  как раз и помешали нам удержать фронт летом 1942 года во время операции «Блау». Мнение ошибочное, ибо к лету войска фронта полностью восстановились, зарылись в землю и чувствовали себя даже лучше, чем зимой. Дело в другом. Но пока вернемся к началу операции «Блау».

 

Юго-Западный фронт только-только приходил в себя после тяжелейшего поражения под Харьковом и по сути формировался заново, на основе избежавших окружения армий и срочно вновь сформированных соединений. Основная часть сил 6-й и 57-й армий так и осталась в окружении, а оставшиеся, изрядно потрепанные дивизии 28,38 и 9-й армий, держали фронт на стыке с Брянским и Южным фронтами. Командовал фронтом хорошо нам известный маршал Тимошенко.

 В центре обороны после неудач под Харьковом держала фронт 38-я армия по реке Оскол от Купянска до Боровой. Перед весенним наступлением на Харьков это было хорошо укомплектованное и вооруженное  объединение. Мы с армией познакомились по осенним боям за Донбасс, где армия сумела остановить-таки врага на левом берегу Северского Донца, удерживая выступ в сторону врага в районе Змиево. После же Харькова в ее составе осталось всего 4 стрелковые дивизии, танковая бригада, стрелковая бригада и штатная артиллерия. Все штатного состава. Правда, в дивизиях было не более 8 тысяч человек, в танковой бригаде 53 танка, более половины их них Т-70.

 Теперь армией командовал одни из наших лучших командармов, генерал-лейтенант артиллерии 40-летний Кирилл Семенович Москаленко. Будущий дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза, начинал службу рядовым кавалеристом у Махно, Буденного, а после Гражданской войны и окончания артиллерийско академии им. Ф.Э. Дзержинского превратится в отличного артиллериста. Отечественную войну начнет командиром 1-й противотанковой бригады РГК, единственной в Красной Армии. Бригада пройдет весь скорбный путь оборонительных боев отступления по Украине, уничтожив только за месяц боев около 300 танков. Результат для 1941 года ошеломляющий, как и награждение Москаленко орденом Ленина и назначение командиром 15-го стрелкового корпуса, с которым он уйдет на север в самое пекло сражений за Москву. Оттуда вернется на юг командармом для наступления на Харьков. Умение, боевой опыт позволят ему с армией чудом избежать окружения у станции Лозовая. Чудовищны по силе удар примет его армия с началом немецкого наступления летом 1942 года Москаленко и в этих боях проявит себя достойно, хотя придется несколько раз вырываться из окружения рвущихся к Сталинграду немецких дивизий. Именно под Сталинградом он начнет обороняться практически  безошибочно во главе 1-й танковой и 1-й гвардейской армии. Закончит оборонительную науку побеждать на отлично под Курском, а на Днепре настанет время и наступательной науке, которую тоже постигнет уверенно и будет до конца войны бить врага в различных ситуациях в реальном времени все с той же 38- армией. В нее он вернется в октябре 1943 года освобождать Киев. Но уже летом 1942 года это был один из лучших наших командармов, достойный противник генералов вермахта. Не хватало чуть-чуть, чтобы побеждать их уверенно и всегда. Чуть-чуть.

9-я армия, с которой мы познакомились в осенних боях за Донбасс 1941 года, оказалась теперь вместо крайнего левого фланга Южного фронта на крайнем  левом фланге Юго-Западного фронта, переброшенная с «Миус-фронта» под Изюм. Она тоже участвовала в неудачном наступлении на Харьков и с трудом ушла от полного поражения. Боевой состав к лету 1942 года оставался практически такой же, как и у 38-й армии – примерно 40 тысяч человек, до 80 танков и 150 орудий и минометов. В ходе летних боев  вместе с 38-й армией 14 – 16 июля попадет в котел, образованный танковыми клиньями армий Клейста и Гота западнее Миллерова и с большим трудом прорвется из него.

Начиная с весенних боев 1942 года, в армии началась настоящая свистопляска с командованием.  Генерала Харитонова сменил 48-летний генерал-майор Петр Михайлович Козлов. Судьба его во многом повторяет судьбу тоже командовавшего этой армией генерала Лопатина, за исключением того, что до войны Козлов окончит и академию им. М.В. Фрунзе и Высшие академические курсы. Войну начнет начальником курса академии Генштаба и на фронт отпросится только в ноябре 1941 года заместителем командующего знакомой нам 56-й отдельной армии, бравшей Ростов. Казалось, командовать армией может. Но академического образования оказалось недостаточно. Бои лета 1942 года «укатали» не одного такого академика. Его будут перебрасывать с армии на армию, пока в 1943 году не снимут «за слабое руководство войсками армии и незнание обстановки, состояния подчиненных соединений  и отсутствии с ними непрерывной связи, что привело в ходе боевых действий к значительным потерям личного состава». Дело было на печально известной «Голубой линии» на Кубани, которую мы безуспешно долбили все лето 1943 года. Неся огромные потери. Козлов, как и Лопатин, выпросит-таки в командование 77-й стрелковый корпус и там окажется на своем месте. Проявит себя выше всяких похвал, станет Героем Советского Союза, будет тяжело ранен и умрет в госпитале в Москве. Но летом 1942 года он не справился с командованием армией, принявшей на себя один из главных ударов.

Его сменит тоже на очень короткое время 43-летний       генерал-майор Дмитрий Никитич Никишев, биография и профессиональные способности которого были, на мой взгляд, даже ниже, чем у Козлова. Гражданскую войну закончил младшим командиром, и с 1922 по 1937 год дорос с должности помощника командира роты до начальника штаба Северо-Кавказского округа. Были в его биографии и академия им. М.В. Фрунзе, и один курс академии Генштаба, но, как говорится «не в коня корм». На Халхин-Голе Г.К. Жуков  снял его с должности командира 57-го стрелкового корпуса после первого же боя. Но в мирной жизни продолжал оставаться на плаву, считался грамотным профессионалом, руководил штабами СКВО, ВВС Красной Армии и ЛенВО. Отечественную войну начнет начальником штаба Северного фронта, командующим Карельским направлением. Бои там с самого начала были незначительными и в 1942 году добьется перевода на Юго-Западный фронт в 9-ю армию заместителем к тому же генералу Козлову, которого и сменит, как не справившегося с командованием армией. Но сам будет снят через две недели по той же причине и заменен на генерала Лопатина. Он еще успеет меньше месяца покомандовать 57-й армией Южного фронта и даже штабом Сталинградского фронта. Спрашивается, за какие заслуги. В дальнейшем война все-таки провела самый объективный отбор и уже в сентябре 1942 года опять Г.К. Жуков окончательно прикроет боевую карьеру Никишева и отправит его в тыл преподавать в академии им. М.В. Фрунзе. В запас уйдет в 1954 году и проживет до конца 1973 года. О сменившем Никишева буденовце генерал-лейтенанте А.И. Лопатине мы уже говорили. Остается констатировать, что 9-й армии просто фатально не везло на толковых командующих, а значит,не везло войскам, как в обороне, так и в наступлении.

На самом дальнем от Донбасса участке фронта оборонялась 28-я армия, которая попала под удар 6-й армии Паулюса и 4-й танковой армии Гота. Армия достойно проявила себя год назад в сражении под Смоленском, запомнилась  блестящим контрударом, организованным генерал-лейтенантом Владимиром Яковлевичем Качаловым. Прекрасный военачальник с трагической судьбой. Герой Смоленского сражения, он погибнет там же в окружение в танковой атаке своего последнего резерва. Но будет по докладу известного Л.З. Мехлиса объявлен предателем, сдавшимся в плен. Реабилитирован будет уже после смерти И.В. Сталина. Трагическая судьба, как и всей 28-й армии. Осенью 1941 года она будет заново сформирована и потерпит через год второе поражение уже в Донских степях. Армия пройдет и третье формирование, которое, наконец, станет счастливым и победоносным, начиная со Сталинграда и кончая Восточной Пруссией, Берлином, Прагой. Она будет еще раз воевать в Донбассе в 1943 году, освобождать его, но об этом потом. Летом 1942 в состав армии входили 4 стрелковые дивизии, стрелковая и противотанковая бригады и штатная артиллерия, сильно поредевшие после боев за Харьков.

            Командовал армией 47-летний генерал майор Василий Дмитриевич Крюченкин. Сразу отметим, что пройдя типичный карьерный путь командира-кавалериста, он, как и большинство наших военачальников, будет в первые годы войны проходить суровую командирскую школу, в то числе и в тяжелейших приграничных боях 1941 года и лета 1942 года. На мой взгляд, пройдет науку достойно. Во всяком случае, после окончания ускоренного курса высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова будет уверенно командовать армиями на Курской дуге, на Днепре, в Белоруссии, Польше, Прибалтике, Германии. Но летом 1942 это был еще прилежный ученик у гитлеровских стратегов.

 

Южный фронт, которым командовал генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский, несомненно, самый талантливый из наших военачальников на юге страны, но все еще не достигший нужного уровня, включал в себя 37, 12, 18 и 56-ю армии, противостоящие 17-й немецкой армии на «Миус-фронте» от Красного Лимана дол Таганрога. Сразу оговорюсь – армии Южного фронта не участвовали в Общем наступлении Красной Армии, за исключением 56-й армии, безуспешно штурмовавшей весной 1942 года Таганрог и 9-й армии также безуспешно атаковавшей Краматорск.

12-я и 18-я армии хорошо знакомы нам по боям 1941 года за Донбасс. Они и сейчас держали оборону на центральном участке фронта от Артемовска до Куйбышева. По личному составу, боевой технике и вооружению практически не отличались от стоявших севернее армий Юго-Западного фронта. А это значит, в каждой армии не более 4-х стрелковых дивизий, 1-й или 2-х кавалерийских дивизий, 1-й стрелковой, танковой или противотанковой бригады. В стрелковых дивизиях насчитывалось не более 8 тысяч человек, в кавалерийских – не более 5 тысяч, от 50 до 80 танков, примерно 100 орудий и минометов. Прямо скажем, не  густо. Любопытно, что обе эти армии, после поражений лета 1942 года, будут расформированы и снова сформированы уже в 1943 году для ведения наступательных действий по освобождению того же Донбасса. Об этом позже, а летом 1942 года они мало чем отличались от всех дивизий Красной Армии по боевому потенциалу. А вот командующие армиями еще как отличались даже друг от друга.

После успешного наступления под Ростовом 12-ю армию принял от ушедшего на повышение генерал-лейтенанта К.А. Коротеева молодой 38-летний генерал-майор Андрей Антонович Гречко, будущий дважды Герой советского Союза, Маршал Советского Союза, министр обороны СССР, член Политбюро ЦК КПСС. Все, как у Р.Я. Малиновского, но, оцениваемый всеми не так однозначно. Он де и звезды Героя получил в  1958 и 1970 года по совокупности, как и его непосредственный начальник Л.И. Брежнев, и таланты его под стать «брежневскому застою». Может быть, но летом 1942 года, без всякого сомнения, это был одиниз блестяще подготовленных (академия им. М.В. Фрунзе и академия Генштаба) к современной войне, с Богом данным талантом военачальником новой формации. Достаточно сказать, что Отечественную войну он начал подполковником Генштаба, а уже через месяц полковником командовал дивизией. Через полгода по заслугам командир корпуса. Один из немногих командиров, не раз, с честью выводивший своих подчиненных из критических ситуаций. Летом 1942 он генерал-майор, командующий 12-й армией, которую тоже сумеет достойно вывести из-под ударов при отступлении из Донбасса. Отступал всегда только с боем, чувствительными контрударами. Войну закончит командующим знаменитой 1-й гвардейской армии в Праге. Достойный оппонент гитлеровским стратегам уже летом 1942 года.

18-й армией командовал тоже сравнительно молодой 43-летний генерал-лейтенант Федор Васильевич Камков. Но полная противоположность Гречко. Из командиров эскадрона Гражданской войны. К началу Отечественной войны имел за душой только кавалерийские курсы, командовал кавалерийскими полками и дивизиями. Войну начал, командуя кавкорпусом в 6-й и 26 армиях, и в осенних боях за Донбасс и Ростов командовал довольно успешно. Поэтому и пошел на повышение на 18-ю армию. С ней и, познав всю горечь поражений лета 1942 года, очутится на Кавказе, под Туапсе. Уже тогда было ясно, что предел его способностей кавалерийский корпус. Это поймут и Ставке. Камкова снимут с должности, отправят учиться на ускоренный курс академии Генштаба, после окончания которого с января 1944 года и до конца войны он будет уверенно командовать знаменитым 4-м Казачьим гвардейскими кавкорпусом. Умрет скоропостижно в 1954 году в Ростове В 1942 году командование армией было для него непосильной ношей.

Стоявшие на крайнем правом фланге фронта 37-я армия и на крайнем левом фланге фронта 56-я армии нам уже хорошо знакомы по боям за Донбасс в 1941 году и в начале 1942 года. Тогда это были усиленные, ударные формирования. Летом 1942 они тоже были прилично укомплектованы – до 6-и стрелковых дивизий, каждая с танковой бригадой, штатной артиллерией и дивизионами «Катюш». И все же потерпят  закономерные поражения, особенно 37-я армия, которая попадет под главный удар 1-й танковой армии Клейста. Танки Клейста с прошлогодней уверенностью и удвоенной силой рванутся в обход Ворошиловграда на Каменск-Шахтинский, стараясь охватить с фланга все войска Южного фронта. 56-я армия, уйдет от удара и, и, уходя от этого окружения, будет просто отходить вдоль Таганрогского залива на Ростов и дальше на Кавказ, где будет оборонять, а потом штурмовать Новороссийск. Обе армии покроют себя славой в битве за Кавказ. 37-я остановит врага под Орджоникидзе и победно закончит войну в Болгарии. А 56-я армия после освобождения Новороссийска и Тамани, будет преобразована в Отдельную Приморскую армию, десантом ворвется в Крым, который и освободит.

56-й армией командовал бывший реалист, прапорщик 1-й мировой войны 47-летний генерал-лейтенант Александр Иванович Рыжов. Гражданскую войну закончил командиром батальона Красной Армии и после войны быстро дорос до командира Одесского УРа. Не Бог весть, какая карьера, но успел закончить академию им. М.В. Фрунзе и курсы при академии Генштаба. Отечественную войну начнет командиром УРа, который больше месяца успешно держал оборону, а в сентябре будет также уверенно оборонять Донбасс командиром 3-го стрелкового корпуса. После ранения и госпиталя вернется на Донбасс уже командующим 56-й армией взамен опростоволосившегося в наступлении на Таганрог генерала Цыганова. Летом 1942 года предстояло держать фронт под тем же Таганрогом. Держать не пришлось, а пришлось быстрым темпом выводить армию из танковых клещей Клейста и отступать до самого Кавказа. Генерал Рыжов будет долго командовать различными армиями,  обороняя и освобождая Кавказ – 56, 18. 46, 47-й, и все время с какой-то неуверенностью. Во главе 37-й, 70-й и 4-й гвардейской армий воевал на Днепре и в Польше, пока сам, как и генерал Лопатин, не понял – армия ему не по плечу. Поняли это и в Ставке, и Рыжов с удовольствием летом 1944 года принял 28-й гвардейский стрелковый корпус в знаменитой 8-й гвардейской армии Чуйкова и дойдет с ним до Берлина, Героем Советского Союза, оказавшись на том самом, предназначенном именно ему. Но летом 1942 года в Донбассе он все-таки армию тянул с большим трудом, уступая во многих компонентах гитлеровским стратегам.

37-й армией командовал его ровесник генерал-майор Петр Михайлович Козлов. Выходец из народа, унтер-офицер 1-й мировой войны и комбриг Гражданской. После войны, как и Рыжов, окончил академию им. М.В. Фрунзе и академические курсы Генерального штаба. В 1937 году попадет под каток репрессий, но через год выйдет из заключения полностью реабилитированным сразу в начальники штаба армии, потом на курсы академии Генштаба. Не все арестованные командиры погибали в лагерях. Об этом тоже надо помнить. На фронт с большим трудом вырвется только в ноябре 1941 года сразу в наступающую 56-ю армию заместителем командующего. Повезло. Повезет и весной 1942 года, когда будет назначен командующим 37-й армией.  На этом везение закончилось. Именно его армия примет главный удар танкового кулака Клейста. Но именно с этой армией, пусть дважды переформированной, он остановит немцев под Орджоникидзе и погонит их с Кавказа, освобождая Пятигорск, Ессентуки, Краснодар. Но, как и Рыжову, армия ему все-таки оказалась не по плечу. Особенно в наступательных операциях второго этапа Отечественной войны, когда наши войска будут насыщены танками, самоходками, авиацией, всеми новинками, требующими особый подход в управлении крупными соединениями войск. Уйдет, как Лопатин и Рыжов на корпус и во главе 77-го стрелкового корпуса генерал Козлов проявит себя настоящим профессионалом. За Днепр получит Золотую звезду Героя, но и тяжелейшее ранение. Эвакуирован в Москву, где и умрет через год и два месяца. Герой Кавказа, Кубани, Днепра. В Пятигорске и Нальчике есть улицы в его честь, а летом 1942 года выстоять против Клейста не смог. Объективно не мог.

Итак, что мы имеем перед началом боев за Донбасс летом 1942 года. Во-первых, самую мощную группировку немецких войск на Восточном фронте. Год назад Гитлер наступал одновременно на трех направлениях. Теперь только на одном, но силами, если не утроенными, то уж точно удвоенными. А именно – без малого 1 млн. солдат и офицеров, 17000 орудий и минометов, 1260 танков и 1640 самолетов. Противостояли им, включая часть сил Брянского фронта, войска Юго-Западного и Южного фронтов. А это 715 тысяч человек личного состава, 16500 орудий и минометов, 2300 танков и 758 самолетов. На первый взгляд совсем неплохо. Мы уступал противнику только в самолетах в 2 раз, в остальном имели равные, а то и превосходящие силы. К тому же находились в  достаточно подготовленной оборонительной позиции. По всем законам военного искусства, немцы даже не создали абсолютного превосходства в силах и средствах для успешного наступления. По теории они должны были превосходить нас в 3 раза, хотя бы в 2 раза. Мы уже говорили, что год назад он превосходили нас в живой силе в 1,5 раза, в орудиях и минометах в 2,3 раза, в самолетах и танках  в 2 раза. Сейчас силы были почти равны. К тому же, впервые в 1942 году мы сформировали и держали в ближнем резерве Брянского фронта целую 5-ю танковую армию. А это более 600 танков, сведенных сначала в два, а потом в три танковых корпуса с артиллерией и силами усиления под командованием героя боев за Москву Героя Советского Союза генерал-майора Александр Ильича Лизюкова. У Ставки были все  основания надеяться, такими силами удержать фронт.

 

Боевые  действия

О подробностях сражения за Донбасс, вошедших в общую Воронежско-Ворошиловградскую стратегическую оборонительную операцию, говорить не будем. Они достаточно хорошо освещены и проанализированы. Да и длилась эта операция, закончившаяся тяжелым поражением наших войск на юге страны,  меньше месяца с 28 июня по 24 июля 1942 года, а бои за Донбасс – чуть больше двух недель. В двух словах, буквально абзацами, дадим хронологию этих трагических событий, сражений, боев, в результате которых мы очутились сразу в Большой излучине Дона перед Сталинградом и на левом берегу Дона от Ростова до станицы Нижнечирской.

28 июня 1942 года. Армейская группа «Вейхс» группы армий «Б» силами 4-й танковой армии начала наступление на войска Брянского фронта, в общем направлении на Воронеж. Обеспечивала удар танков пехота 2-й полевой армии вермахта и 2-й Венгерской армии.

30 июня.  6-я армия Паулюса атакует в полосе Юго-Западного фронта из района Волчанска и прорывает оборону фронта. Только в Оперативной сводке Генштаба № 182 от 1 июля 1942 года мы впервые встречаем запись о начале «упорных оборонительных боев с противником, и частью сил нанесением контрударов по прорвавшимся его частям». А дальше Оперативные сводки просто не будут успевать за стремительно развивающимися событиями.

2 июля. Германские войска с союзниками продвинулись в полосе обороны Брянского и Юго-Западного фронтов на глубину до 80 км, и окружили часть сил наших 40-й и 21-й армий. Дорога на Воронеж открылась. Туда срочно для контрудара выдвигаются дивизии 60-й, 6-й и корпуса главного резерва – 5-й танковой армии, усиленной 7-м танковым корпусом. Знаменитая телеграмма И.В. Сталина командованию фронта от 30 июня еще сильнее очерчивает трагедию всего происходящего: «Запомните хорошенько. У вас теперь на фронте более 1000 танков. У противника нет и 500 танков… Все зависит теперь от вашего умения использовать эти силы и управлять ими». Контрудар провалился, командарм 5-й танковой армии Герой Советского Союза генерал-лейтенант Лизюков сгорел в танке, как простой командир танкового взвода.

6 июля. Войска гитлеровцев форсировали Дон и захватили большую часть Воронежа. Взяли бы весь город, если бы не неудачный, но все-таки контрудар танков Лизюкова. 26-й танковый корпус и три пехотные дивизии вермахта были сняты из-под Воронежа для отражения этого удара, и с этого времени борьба за Воронеж (второй Сталинград) будет продолжаться непрерывно более полугода.

7 июля. Глубина прорыва гитлеровских войск в полосе Юго-Западного фронта достигла 300 км. 6-я армия Паулюса и 4-я танковая армия Гота рванули вдоль правого берега Дона на юг. 6-я армия разворачивалась на Сталинград, а 4-я танковая армия на Миллерово и Каменск-Шахтинский. Навстречу ей из района Артемовска атаковала 1-я танковая армия Клейста. Под угрозой окружения оказались войска Юго-Западного, а затем и Южного фронтов. Надвигалась настоящая катастрофа, и Ставка ВГК приказывает отвести войска двух фронтов на новые рубежи. Это и решило судьбу Донбасса. Мы просто ушли из него, ведя только арьергардные сдерживающие операции. Большая часть армий Южного фронта на юг к Ростову, а Юго-Западного фронта под Кантемировку и Миллерово. Войска отходили организованно, с контрударами. В полу окружении отбивались в районе Кантемировки и Миллерова 28, 38, 9-я армии, которые вырвались в Большую излучину Дона лишь частью сил и уходили к правому берегу реки. Немецкие 1-я и 4-я танковые армии соединились в районе Каменск-Шахтинского, но котла не получилось, наши армии ушли.

15 июля.  4-я танковая армия была включена в состав группы армий «А», и теперь две танковые армии повернули на Ростов. С запада из района Таганрога начали наступление 17-я армия вермахта и 3-я Румынская армия. Ставка ВГК в тот же день приказала отвести войска фронтов за Дон и организовать по левому берегу от станицы Верхнекурмоярской и далее до Азова плотную оборону. Войска 57, 28 и 38-й армий Юго-Западного фронта передавались в только что созданный Сталинградский фронт.

19 июля.  Главные силы Южного фронта начали отход на рубеж Синегорский – Дьяково, но времени катастрофически не хватало.

20 июля.  1-я танковая армия Клейста нанесла разящий удар из района Каменск-Шахтинского на Новочеркасск. Одновременно, восточнее, 4-я танковая армия Гота устремилась к Дону из района Глубокой.

24 июля.  1-я танковая армия второй раз берет Ростов на Дону, а 4-я танковая армия форсирует Дон в районе станицы Николаевской и прорывается к реке Сал.

25 июля.  Войска южного фронта отошли за Дон и закрепились на его левом берегу у Азова, Батайска. На Сале немцев остановили у Большой Орловки.

К сожалению, не надолго! Немцы наращивали силы, и отступление продолжилось. Начиналась битва за Кавказ, а битва за Донбасс окончилась потерей всего Донбасса, Ростова на Дону и появлением у немцев ряда плацдармов на левом берегу Дона. Войска Юго-Западного Южного фронтов, хотя и избежали окружения, понесли тяжелые потери. За 27 суток боев мы потеряли только безвозвратно 370 тысяч человек, и отошли на 150 – 400 км. Потери противника по его данным в десять раз меньше и это похоже на правду. Командующие фронтами маршал Тимошенко и генерал Малиновский отстранены от должности вполне справедливо.

 В Оперативной сводке Генштаба № 209 от 28 июля в последний раз упоминается Южный фронт. Юго-Западный фронт не упоминается с 12 июля 1942 года. Характерная фраза из сводки от 28 июля: «18-я армия в результате тяжелых боев понесла большие потери и под давлением превосходящих сил противника отходила на юг из района Батайска. Остатки частей 9-й армии к исходу 26.7 закончили сосредоточение в районе Нов.Путь, Богородицкое (35 км зап. Сальск). Остатки 24-й армии заканчивали сосредоточение в районе Нов. Егорлык».

И это только официальные сводки высокой инстанции. Что происходило в реальности, может себе представить только тот, кто сам в изнуряющую жару, в донских степях, пропитанных полынью, порохом, дымом пожарищ, под смертоносным шквалом пуль, осколков держа оборону, отходил, порой бежал, и опять держал оборону, и опять отходил. Тяжелейшая участь бойцов и командиров лета 1942 года, большая часть которых так и осталась лежать в этих степях Большой излучины Дона. Именно об этом говорит книга нашего великого писателя Михаила Шолохова «Они сражались за Родину», а потом и фильм Сергея Бондарчука.

Итак, закончилась летняя кампания битвы за Донбасс 1942 года. Справедливы ли ее итоги. Думаю, справедливы, ибо в сражениях 1941 года мы все-таки остановили врага, отстояли, пусть и малую часть, Донбасса. Летом 1942 года это был полный разгром, и, конечно, совершенно не случайно в это время вышел знаменитый приказ народного комиссара обороны от 28 июля № 227 «Ни шагу назад!». Подробно на нем останавливаться не имеет смысла, а провести краткий анализ случившегося по образцу прошлогодней кампании попробуем.

Мы уже говорили, что соотношение сил сторон перед началом немецкого наступления не должно было вызывать беспокойства у Ставки ВГК и фронтового командования. Действительно, мы уступали врагу почти в два раз только по самолетам, а в остальном имели равные или превосходящие показатели. К тому же, находились в обороне. По всем закона военной науки у противника для гарантированного успеха требовалось хотя бы тройное превосходство в силах и средствах, как было в 1941 году, а на направлении главных ударов еще большее. Ничего подобного летом 1942 года не наблюдалось, а танков у нас было, как и в 1941 году в два раза больше

К тому же, начал постепенно выравниваться, а то и превосходить врага боевой потенциал нашего вооружения и военной техники. В сущности, в 1942 году мы имели оружие, военную технику, орудия, минометы, самолеты ничем не уступающие по характеристикам вооружению вермахта и люфтваффе, не говоря уж о союзниках гитлеровцев. За исключением современных средств связи, с которыми будем мучиться до конца войны. Другое дело, что оборонные заводы еще не заработали в нужную силу на новых местах после эвакуации, ограничивая покрытие потребностей фронта в вооружении и боеприпасах. Но для ведения оборонительных операций сил было достаточно, и они будут с каждым месяцем наращиваться без задержек. Что и будет подтверждено победными операциями конца года.

Начала повышаться и боевая готовность, и боевая подготовка войск Красной Армии, так как по всей стране заработала четкая система подготовки новобранцев в запасных полках. С командирами всех уровней, от сержантского до генеральского состава, дело обстояло хуже. Полковые школы, краткосрочные курсы младших командиров и ускоренные выпуски военных училищ, академий не позволяли пока выпускать в войска достаточно хорошо подготовленных командиров, да еще сразу идущих в бой. Особенно это касалось летного состава, командиров танковых, артиллерийских войск, саперов и связистов. В бой по-прежнему вступали недоученные, не нюхавшие пороху командиры, терявшиеся даже в обычной фронтовой обстановке, не говоря уж об управлении боем, против очень опытного, хорошо обученного противника. Об уровне подготовки и боевого мастерства наши военачальников мы уже говорили, давая сравнительные характеристики нашим и гитлеровским полководцам. К сожалению,  сравнение, за редким исключением, все еще оставалось не в нашу пользу. Даже такие талантливые военачальники, как Р.Я. Малиновский, А.А. Гречко, К.С. Москаленко и др. все еще не успевали в условиях быстро меняющейся обстановки принимать правильные решения, а, главное, доводить их во время до подчиненных с требованием безусловного выполнения.

Все эти факторы остались основными в причинах наших катастроф 1942 года, и не только на юге советско-германского  фронта. Долгое время в нашей официальной историографии все поражения 1941 года связывали с фактором внезапности нападения Гитлера, невозможностью  нашим войскам  занять оборонительные позиции УРы, рассредоточить авиацию, развернуть артиллерию, танковые дивизии и корпуса, изготовиться к отражению врага. Во всем винили высшее руководство и прежде всего И.В. Сталина. Политическую составляющую ставили впереди военной. Любопытно, но практически во всех мемуарах военачальников, командиров разного ранга, нигде не говорится о фактическом состоянии подчиненных им войск, сил и средств вооруженной борьбы. Этим грешили и в будущем наши прославленные полководцы и рядовые участники сражений. Разве наши военачальники  в наркомате обороны, в округах, армиях, авиационных и танковых частях не знали, что у них на 80% личный состав прослужил менее года, что младших командиров, обучающих эти 80%, нужно было еще самих учить и учить? А старшие командиры, прямо из капитанов  шагнувшие в командиры полков и дивизий, в том числе в авиации и у танкистов. Не знали, что имея десятки тысяч танков и самолетов, мы имели для них только десятую часть хорошо подготовленных  летчиков и танковых экипажей. Мы уже говорили о причинах этого. Прежде всего, нехватка времени на подготовку с 1938 года, а не только репрессии большого террора. Гитлер его не дал. Мы начали войну сырыми войсками, и те военачальники, командиры, которые не уповали на высшие сферы, сумели и в таких условиях подготовиться к боям. К сожалению, таковых оказалось очень мало. Вот и пришлось встречать блестяще отлаженную, обстрелянную во многих боях и сражениях, опирающуюся на весь военно-промышленный потенциал Европы, боевую машину гитлеровских войск и их союзников. А нашим полководцам и после войны стыдливо умалчивать о собственных  просчетах.

Уверен, что если бы мы перед началом гитлеровского «Блицкрига» сумели развернуть все свои силы, занять правильную оборону, тои тогда, на мой взгляд, все равно потерпели бы тяжелейшие поражения в 1941 году. Да, в конце года, ценой нечеловеческих усилий, миллионных жертв, невероятного героизма бойцов и командиров, всего народа на фронте и в тылу мы остановили врага, нанесли ему поражения под Ростовом, Тихвином, в Крыму, наконец – под Москвой. Но надо помнить, что этими победами мы решили только политическую составляющую Великой Отечественной войны. Сорвав победный «Блицкриг», мы поставил Гитлера перед фактом неминуемого окончательного поражения в войне. Добиться победы в длительной, многолетней войне Германия, даже со всеми своими союзниками и всеми ресурсами Европы, не могла объективно. Этих ресурсов у нее, после вступления в войну США, было в разы меньше, чем у образовавшейся в результате наших побед «Антигитлеровской коалиции».

В военной составляющей нам было далеко не только до победной, но равной вооруженной борьбы с все еще могущественным именно в военном отношении противником. Это и доказывают события 1942 года, особенно летняя кампания на всем советско-германском фронте, особенно на Юге. Мы уступали в тактике. Наши войска в обороне имели одноэшелонное построение. Рубежи обороны и позиции в инженерном отношении оборудованы слабо, и представляли хорошо просматриваемые для авиации и артиллерийских разведчиков цели. Особенно страдало управление боевыми действиями, руководство войсками на всех уровнях, от младших командиров до командиров соединениями и объединениями. Очень наглядно это просматривалось в слабом знании (плохая разведка) и оценки сил противника. Помимо оценки численности войск и вооружения, необходимо было четко представлять боевые возможности и способности противостоящего врага. Зачастую, меньшим по всем боевым показателям подразделениям вермахта, удавалось расправляться с нашими превосходящими силами. Гитлеровские военачальники умело маневрировали силами и средствами, собирали на направлении главных ударов и контрударов превосходящие войска, тем самым компенсируя наше общее превосходство, сводя его на нет.

Наши командиры еще не научились оперативно и правильно оценивать быстро меняющуюся обстановку, а значит, во время уходить от ударов и наносить эффективные контрудары, умело маневрировать своими силами и средствами. На втором году войны у нас по-прежнему оставалась отвратительной связь – этот нерв управления современным боем, сражением. Радиосвязь так и осталась в зачаточном состоянии из-за отсутствия современных радиостанций и умеющих работать на них радистов. У противника же радиосвязь осуществлялась сразу по нескольким каналам от армейского до ротного звена, в закодированном виде, в реальном режиме времени. Взаимная радиосвязь осуществлялась с авиацией, артиллерий, танкистами. Мы же все уповали на неподъемные телефонные катушки, которые пешие связисты таскали под губительным огнем по полю боя, постоянно исправляя обрывы проводов. Все эти наши «огурцы», «макароны», «коробочки»», которыми мы зашифровывали орудия, танки были давно известны врагу.

К сожалению, летние бои 1942 года, особенно после весенних операций под Волховом, Харьковом, в Крыму привели к  снижению морально-боевых качеств бойцов и командиров Красной Армии, которые просто панически стали бояться фланговых ударов, даже намеков на окружение. Все это было отмечено в знаменитом приказе «Ни шагу назад!», который, по мнению практически всех фронтовиков, буквально «отрезвил запаниковавший личный состав». И дело тут не только в штрафных батальонах, ротах, заградительных отрядах. Дело в понимании невозможности дальнейшего бегства. Куда? За Волгу? За Кавказские горы? На Урал? В Сибирь? Наступил-таки предел растерянности, слабости, трусости, в конце концов. Смерть на своей личной точке обороны стала «красна», лучше позорного бегства. Конечно, жесточайшие меры подействовали существенно, но заградительные отряды и штрафбаты были у вермахта введены еще зимой 1941 года.

Наконец, было бы совсем несправедливо, стыдно перед памятью воевавших, выживших и погибших в тех боях отцов и дедов все свести к нашей полной беспомощности, неумению воевать, одному безропотному отступлению. Война давала нам уроки, которые мы усваивали, усваивали твердо и начали применять на практике. Все-таки радиостанции стояли теперь на танках командиров взводов и выше, практически на всех самолетах. Все-таки артиллерия научилась уверенно взаимодействовать с пехотой, мгновенно готовить данные для стрельбы, умело маневрировать огнем и подразделениями. Уже в летних боях 1942 года наши артиллерийские удары при ведении операций наводили ужас на врага. У штурмовиков «Ил-2» появился сзади пилота стрелок-радист, что в разы увеличило эффективность и значительно снизило потери этих «ангелов смерти», как их называли гитлеровцы. Все больше и больше оставалось в строю опытных пилотов, которые уже не просто огрызались, а били непобедимых асов люфтваффе. Именно в этих боях Герой Советского Союза майор И.И. Клещев завел счет сбитым самолетам врага, а будущий дважды Герой Советского Союза сержант В.Д. Лавриненков сбил своего 16-го аса люфтваффе. Набирал свой счет и неповторимый А.И. Покрышкин.

Сведения о массовых, отнюдь не отдельных случаях героизма поступали с полей сражений ежедневно. Их было тысячи, несмотря на наше отступление. Позволю себе напомнить только об одном из самых невероятных. Отставший от главных сил для ремонта танк КВ-1 20 летнего командира взвода 15-й танковой бригады 9-й армии Семена Васильевича Коновалова 13 июля 1942 года у хутора Нижнеметяшки Ростовской области в одном скоротечном бою уничтожил сразу 16 танков, 2 бронетранспортера и 8 машин с пехотой немецкой 24-й танковой дивизии. Коновалов спрятал танк в засаде и бил немцев с дистанции 300 – 500 метров, постоянно меняя позицию. У немцев не было под рукой так нужных сейчас 88-мм зенитных орудий, единственно способных пробивать броню КВ. После третьей неудачной атаки, они подтянули по оврагу 105мм полевое орудие и сумели-таки подбить танк Коновалова. Но уже подбитый, он последними снарядами добил оставшиеся у немцев 4 танка.

С двумя оставшимися в живых членами экипажа и танковым пулеметом Коновалов покинул избитую машину и двинулся из окружения к своим. По пути ночью наткнулись на отдыхавшую на хуторе колонну немецких танков, захватили один из них и на нем с боем прорвались к своим. Кстати, Коновалов еще месяц воевал на трофейном танке, перекрасив кресты на звезды. У себя в части его будут считать погибшим, родные получат похоронку, и только через полгода Коновалова обнаружат живым и здоровым в другой части. 31 марта 1943 года Коновалов получит заслуженную Золотую звезду Героя Советского Союза и будет освобождать Донбасс. Провоюет до конца войны, заслужив еще несколько орденов и медалей. Удивительная и завидная судьба.

Так что не просто с песнями и улыбками веселыми победителями шагали и мчались на мотоциклах, танках по Донбассу, донским и приволжским степям солдаты вермахта, как это показывала на редчайших тогда цветных пленках гитлеровская кинохроника. Обильной кровушкой врага мы полили этот его победный,  а наш скорбный путь. Половина центральной Росси, Северный Кавказ были в руках врага. Немец пил воду из Волги. Донбасс оказался в глубоком тылу, но и там, в невозможных условиях продолжал бороться. Донбасс был занят, но не покорен.

Здесь, как и на всей оккупированной территории страныразвернулось сопротивление. Не вдаваясь в подробности, хочу лишь остановиться на специфике этой борьбы, характерной для Донбасса. Донбасс, конечно, готовился к подпольной, партизанской  войне. С первых месяцев формировались истребительные и партизанские отряды, по линии НКВД  готовились резидентуры и диверсионные группы. Формально на территории Донбасса были подготовлены подпольный обком ВКП(б) и комитет ЛКСМУ, 15 подпольных райкомов партии и 23 комсомола. Все эти силы насчитывали до 500 коммунистов и столько же комсомольцев. Создали и партизанские отряды. Другое дело, что сама местность – голая степьне позволяла организовать правильной партизанской борьбы, как в Белоруссии. Это же касалось и диверсионных групп. Поэтому на Донбассе практически все партизанские отряды и диверсионные группы при подходе противника отступали вместе с частями Красной Армии, сражались вместе с ними в окружении, и вошли в состав регулярных частей. К февралю 1942 года связь с Большой землей поддерживали только 19 отрядов на не оккупированной территории около Ворошиловграда. А к лету 1942 года остатки всего двух отрядов были окружены немцами на небольшом лесном островке в Краснолиманском районе и существенного противодействия врагу оказать не могли, вплоть до весны 1943 года. Да и тогда основную роль взяли на себя заброшенные в тыл врага  ДРГ контрразведки «Смерш» Южного фронта. 17 групп в общей сложности из 78 человек. Многого они сделать не смогли, но врага громили умело, о чем подробно говорится сейчас в раскрытых архивных документах и работах краеведов.

Второй особенностью борьбы на Донбассе в период оккупации стало серьезное подпольное движение, которое развернулось во многих городах и  райцентрах Донбасса. Удивительна сама стихийность этого движения, в котором участвовали, и которое возглавили в основном не профессиональные разведчики, а местные жители патриоты. Самым ярким примером может служить знаменитая теперь на весь мир «Молодая гвардия». О подвигах и мученической смерти молодых комсомольцев, по сути детей, сказано так много, что не требуется никаких комментариев. Я лишь хочу сказать, что все-таки Господня воля оставила Краснодон и его героев в составе борющейся народной республики, противостоящей майданутым фашистам незалежной Украины. И, без всякого сомнения, их подвиг придает силы не только бойцам на передовой, но всему населению Донбасса. А ведь были еще подпольные молодежные организации и группы в селе Степано-Крынка. В селе Петропавловка – группа «Мыкола», комсомольско-молодежное подполье в городах Сталино, Красноармейск, Новоэкономическое. Почти все эти герои попали  в руки врага и были замучены, убиты, сброшены еще живыми в стволы шахт. Вечная им память и вечная слава обороняющемуся Донбассу 1941 – 1942 годов

Люди сражались в безнадежной ситуации, но верили, что «будет и на нашей улицы праздник» освобождения Донбасса.  Праздник разгрома врага в победоносном 1943 году.

 

1943 год

Сразу отметим, что, как и на всех фронтах от Заполярья до Кавказа, битва за Донбасс состояла из двух кампаний – зимней и летней, которые хоть и были обе наступательными, но существенно отличались друг от друга почти во всех компонентах, а главное в результатах

 

Зимняя кампания

 

Зимой 1943 года, как и год назад, мы опять наступали. Наступали более уверенно, с большими результатами, порой перехватывая стратегическую инициативу. Но только порой. Хотелось, ох, как хотелось большего. Мы, наконец, прорвали блокаду Ленинграда, открыли важный железнодорожный путь, связывающий Ленинградский оборонительный район с Большой землей. Прорывали блокаду тяжело, несмотря на 5-кратное превосходство в силах и средствах, и ширина пробитого коридора не превышала 10км. Железная дорога простреливалась немецкой артиллерией, но это был уже второстепенный вопрос. Полностью отбросить врага от Ленинграда удалось только через год. Все это говорит об умении немцев также успешно и умело обороняться, как и наступать, и нашем отставании в проведении наступательных операций.

            Мы так и не сумели перекрыть так называемый Рамушевский коридор и запереть в окружении, сидящих уже полтора года в аппендиксе Демьянского плацдарма часть сил 16-й армии вермахта, имея и здесь значительное превосходство в силах. Только к началу весны, когда гитлеровцы ушли по Рамушевскому коридору, мы выпрямили линию фронта по реке Ловать и взяли город Великие Луки. А сколько сил было потрачено на ликвидацию Ржевско-Вяземского выступа в 1941, 1942 годах. Одна операция «Марс» чего стоила. И в 1943 году пришлось бы пролить не меньше крови, если бы после взятия Великих Лук вся группировка немецких войск 9-й и 3-й танковой армий не оказал под угрозой полного окружения, и гитлеровский «гений обороны» генерал Вальтер Модель начал операцию «Бюффель» (Буйвол) по планомерному очищению Ржевского выступа. И здесь мы снова ставили цель уже зимой прорваться к Смоленску, но до середины весны не дошли даже до Ярцева. Не хватало сил, умения наступать силами целых армий, фронтов. Потери были большие, а Ржев до сих пор остается в нашей памяти ужасной, кровавой раной. И мы, и немцы потеряли там по 1млн. человек. Только сейчас готовимся воздвигнуть там  величественный монумент.

Наиболее удачно зимой 1943 года складывалась ситуация на юге советско-германского фронта. Катастрофа 6-й армии вермахта под Сталинградом обрушила весь южный фланг гитлеровских войск. На крайнем левом фланге были разбиты дивизии 2-й немецкой армии и фактически полностью уничтожены войска 2-й венгерской и 8-й итальянской армий. Уже к началу февраля мы вышли на рубеж Ливны, Валуйки, Ворошиловград по рекам Оскол и Северский Донец. Остатки группы армий «Б» с трудом отбивались от нашего неудержимого броска на запад. На Кавказе некогда непобедимая группа армий «А» в составе 1-й танковой и 17-й полевой армий стремительно откатывалась от кавказских гор по кубанским и ставропольским просторам. Откатывалась также быстро, как и наступала всего несколько месяцев назад. Но здесь мы наступали либо весьма осторожно, либо безоглядно, принимая хорошо спланированный отвод немецких армий за паническое бегство. Наступило время постигать более трудную, чем оборона, науку наступать. Ошибки командования, разброс, а не сосредоточение  сил на направлениях главных ударов, повальное и критическое отставание танков из-за отставания тыловых баз снабжения и пополнения войск. Именно поэтому, мы так и не сумели запереть и уничтожить на Северном Кавказе всю группу армий «А». 1-я танковая армия основными силами прорвалась через Дон у Ростова, а 17-я армия осела на Тамани на  прекрасно оборудованной в кратчайший срок  так называемой «Голубой линии» обороны. Эту линию нам придется брать с большим трудом и большими потерями. А могли бы на плечах врага освободить Тамань, и не допустить впоследствии планомерной эвакуации 17-й армии в Крым.  Но все же мы наступали, освобождали свою землю, и это уже было замечательно.

Думаю, к февралю 1943 года, даже Гитлер, не говоря уж о его генералах и экономистах, понял – война приобретает совершенно другой, затяжной характер с потерей стратегической инициативы за счет все возрастающей мощи Красной Армии и несравнимых экономических ресурсов стран антигитлеровской коалиции. Он еще не сомневался в своем пророческом даре, гениальности, возможности перехватить инициативу, но уже начал надеяться на затягивание войны вдали от своих границ, которое позволило бы истощить противника, поссорить союзников. Наконец,наделся на чудо-оружие и просто чудо.

В этих условиях началась зимняя кампания сражения за Орел, Курск, Белгород, Харьков, Донбасс войск возродившегося из Сталинградского Южного фронта, Юго-Западного, Воронежского и Брянского фронтов. Именно войска этих фронтов, окрыленные сталинградской победой, сразу после окончания операции «Уран» по ликвидации 6-й армии вермахта, устремились вперед добивать врага в Большой излучине Дона на юго-западе России, в Донбассе.

 Сразу оговорюсь. К сожалению, в этих боях и сражениях, мы недооценили противника и переоценили свои силы. Командующие Воронежского фронта Ф.И. Голиков, Юго-Западного фронта Н.Ф. Ватутин и Южного фронта Р.Я. Малиновский рвались сразу на Днепр, по меньшей мере, на Ворсклу и Десну. Характерной особенностью этих операций было то, что их подготовка и проведение происходили без оперативной паузы последовательно по всей линии фронта, начиная с северного фланга. Воронежско-Харьковская стратегическая наступательная операция против основных сил группы армий «Б» в первой фазе оказалась самой удачной. Боевые действия велись на глубину 360 – 520 км со средним темпом наступления 7 км в сутки. Были разгромлены 26 дивизий противника, взяты в плен до 100 тысяч солдат и офицеров, большей частью венгров и итальянцев. Именно тогда Гитлер заявил: « Я больше не хочу видеть союзных солдат на Восточном фронте». Именно тогда мы полностью освободили Воронеж, Курск, Белгород, Харьков и наши войска вышли на реки Ворскла и Десна. Командующий Воронежским фронтом генерал-лейтенант Ф.И. Голиков ликовал, но недолго. Его передовые части ушли так далеко от тылов, баз снабжения, что не смогли далее продвигаться. Да и враг еще не был окончательно разбит. Вышедшие в полном порядке из Ржевско-Вяземского выступа танкисты 3-й немецкой танковой армии ударили по флангу наших зарвавшихся войск, отбросили их с Десны и в районе южнее Орла образовался северный выступ Курской дуги. На южном фланге Воронежского фронта сложилась более трагическая обстановка. Вновь образованная группа армий «Юг» во главе с новым командующим фельдмаршалом Манштейном, получив значительные подкрепления из Западной Европы, в том числе лучшие эсэсовские танковые и моторизованные дивизии, мощным контрнаступлением отбросили войска Голикова с Ворсклы, и, наращивая удары, отбила только взятые Харьков и Белгород. Образовался южный фас Курской дуги.

А что же Донбасс. Операция зимней кампании 1943 года по освобождению Донбасса началась практически одновременно с операциями на севере, и результат ее тоже повлиял на конфигурацию южного фланга Курской дуги. Манштейн в своем наступлении бил не только по Воронежскому фронту, но и наступавшим на Донбасс войскам Юго-Западногофронта генерала Н.Ф Ватутина и Южного фронта генерала Р.Я. Малиновского проводившимсоответственно Ворошиловоградскую наступательную операцию «Скачок», и Донбасскую наступательную операцию. Какова же была диспозиция противоборствующих сторон и насколько справедливыми оказались итоги зимней кампании на Донбассе рассмотрим по ране отработанному алгоритму.

 

Гитлеровские войска

 

Весной 1943 года от малой родины Ватутина города Валуйки до Азова нам противостояли сформированные сразу после сталинградской катастрофы войска группы армий «Дон», уже в ходе операции, вернувшие себе наименование группы армий «Юг». Дон был уже за сотни километров от фронта, за исключением небольшого участка на самом юге. В группу армий входили наши старые знакомые соединения 4-й и 1-й танковых армий и армейская группа «Холлидт». Командовал группой армий «Дон», потом «Юг» хорошо знакомый нам фельдмаршал Эрих фон Манштейн. Совсем недавно он потерпел первое фиаско, не сумев прорваться к окруженной группировке Паулюса, но считал это просто неприятным эпизодом. Он уверенно собрал из отступавших немецких войск и оперативно подходивших тыловых резервов мощную группу армий. В обороне он оказался столь же уверен, как и в наступлении. Опытный полководец, он по-прежнему оставался невысокого мнения о командном составе Красной Армии, что и подтверждал его успех в зимнем контрнаступлении.

4-я танковая армия сразу после тяжелого поражения под Сталинградом, с трудом оторвалась от наступающих советских войск, но быстро приходила в себя, переформировавшись и пополнившись на основе 57-го танкового корпуса.Корпус состоял из 26-й и 6-й танковых дивизий, и быстро наращивал силы, доведя количество исправных танков в дивизиях до 300 единиц. Позже в армию вольется и 2-й танковый корпус СС под командованием обер-группенфюрера СС Пауля Хаусера. Основу корпуса составляли полнокровные, лучшие на тот момент эсэсовские дивизии «Лейб-штандарт Адольф Гитлер» и «Дас Райх». Обе только что прибыли из Франции, хорошо отдохнувшими, с лучшими экипажами, лучшими танками, лучшими командирами. В каждой дивизии по 300 танков, в том числе батальоны тогда еще экзотических «Тигров» и «Пантер».

Командовал 4-й танковой армией хорошо нам знакомый генерал-полковник Герман Гот, о котором мы уже говорили. За короткое время последних боев он сумел полностью перестроить свой наступательный порыв на вынужденную сдержанность командования крепкой обороной, но с обязательными острыми контрударами.

            57-м танковым корпусом командовал ветеран 68-летний генерал танковых войск Фридрих Кихнер. Прошел все карьерные ступени гитлеровских военачальников, начиная с фанен-юнкера (кандидата в офицеры) с 1906 года. Любопытно, что, получив в 1907 году чин лейтенанта кавалерии, он только в 1913 году станет старшим лейтенантом, а 1-ю мировую войну закончит лишь командиром уланского эскадрона ротмистром. Хотя с двумя Железными крестами и  кучей других наград. Лично очень храбрый офицер, один из первых танкистов, он и в рейхсвере дослужится только до командира кавалерийского полка, и только с приходом Гитлера его карьера  устремится вверх. Кихнер переходит в пехоту, потом в танковые войска и в начале новой мировой войны он уже командир танковой дивизии с новыми и справедливыми наградами.  За Францию – Рыцарский крест. Войну с СССР начал командиром 1-й танковой дивизии, потом командиром 41-го моторизованного корпуса, и, наконец, 57-й моторизованный корпус. С ним он дойдет до Кавказа, получит Дубовые листья, Золотой крест, но очутится опять на Донбассе. Зимой 1943 года это будет один из лучших танковых командиров, несмотря на возраст. Провоюет до конца войны, прибавив Мечи к Рыцарскому кресту, пока 8 мая не попадет в плен к американцам. Видимо воевал сравнительно чисто, ибо избежал суда, и уже в 1947 году отпущен из плена. Доживет заслуженным ветераном до 85 лет.

2-м танковым корпусом СС командовал герой из героев гитлеровской армии 63-летний обер-группенфюрер СС и генерал танковых войск Пауль Хаусер. В СС он придет еще в 1932 году в чине генерал-лейтенанта рейхсвера со всеми полагающимися немецкому генералу характеристиками, включая академию Генштаба, службу в Генштабе и войсках с набором Железных крестов за 1-ю мировую войну. Кстати, войну он начал капитаном Баварского кронпринца Рупперта полка, в котором воевал сам будущий фюрер. Этот пруссак до мозга костей, бывший генерал будет с  энтузиазмом создавать войска СС, как таковые. Идейный нацист, любимец фюрера, первый командир дивизии СС «Дас Райх». В боях под Москвой на Бородинском поле потеряет глаз, но вернется в строй как раз зимой 1943 года во главе сформированного полгода назад во Франции 2-го танкового корпуса СС.

В зимних боях за Харьков в феврале 1943 года он ослушается самого  фюрера, выведя из города танки корпуса, лишится Дубовых листьев к Железному кресту, но уже в марте именно этими сохраненными танкам корпус вновь возьмет Харьков и отбросит наши войска за Белгород. Гитлер все вернет любимчику сполна. И именно его корпус будет сражаться с танками Ротмистрова под Прохоровкой, а потом, потрепанным, но еще сильным безуспешно попытается спасти «Миус-фронт».  Не спасет. Но Гитлер все же его назначит командующим 7-й армией, когда союзники высадятся в Нормандии. Потом Хаусер будет командовать группой армий «Верхний Рейн», группой армий «G», с которой и сдастся в плен американцам. На Нюрнбергском процессе он только свидетель, в военных преступлениях, как не странно не обвинен и отделается 2 годами трудовых лагерей. После освобождения и до конца дней своих в 92 года, будет, по сути открыто, возглавлять Общество взаимопомощи ветеранам войск СС, писать книги, доказывая невинность военнослужащих ваффен СС. Хоронить его в 1972 году соберутся тысячи почитателей. Удивительная метаморфоза, но на Донбассе это был очень опасный враг.

Плечом к плечу с 4-й танковой армией на фронте от Азова до Старобельска стояли войска успешно вырвавшейся с Кавказа, хорошо знакомой нам 1-й танковой армии и сформированной под Сталинградом группы армий «Холлидт», которую скоро переименуют в новую 6-ю армию.

Основу 1-й танковой армии составляли войска 40-го и 48-го танковых корпусов. Войска, потрепанные на Северном Кавказе, и во время деблокады армии Паулюса, но вполне боеготовые. В общей сложности в 3-й и 23-й танковых дивизиях 40-го корпуса, 11-й и 24-й танковых дивизиях 48-го корпуса насчитывалось около 400 танков. Если прибавить к этому находившуюся на крайнем правом фланге бывшую моторизованную, а теперь танковую дивизию СС «Викинг», то станет понятно, с кем должны были столкнуться войска Южного фронта в боях за Донбасс.

1-й танковой армией командовал теперь генерал-полковник Эберхард фон Макензен, сменивший Клейста еще на Кавказе. О нем мы уже говорили. Опытный, прошедший в прямом смысле огонь и воду военачальник.

40-м танковым корпусом командовал 54-летний генерал танковых войск Зигфрид Хенрици. Типичный гитлеровский генерал со всеми перипетиями службы и набором наград за 1-ю мировую войну. Вообще-то он был артиллеристом и в рейхсвере дослужился до начальника артиллерии армейского корпуса. Но с началом 2-й мировой войны уйдет на командные должности в танковые войска и неожиданно быстро превратится в отличного танкового командира. Войну с Россией начнет командиром 16-й моторизованной дивизии, но уже после Сталинграда примет 40-й танковый корпус, которым будет командовать с перерывами на болезнь до конца войны. Опытный, умелый военачальник. В 1945 году попадет к нам в плен. Тут уж никаких поблажек. В Германию вернется только в 1955 году, когда отпустят всех пленных.

 На три года старше, с таким же послужным списком, только в пехоте, был командир 48-го танкового корпуса генерал танковых войск Отто фон Кнобельсдорф. Пехотинцем был до тех пор, пока после Польши и Франции его 19-ю пехотную дивизию не переформировали в танковую. Буквально в несколько месяцев сумел превратиться в одного из самых способных танковых командиров. Войну с СССР начнет победными боями в Белоруссии, под Смоленском и в Подмосковье. Воевал очень хорошо и уже весной 1942 года примет армейский корпус, сражавшийся в окружении под Демьянском. Здесь он раньше многих гитлеровских генералов превратится в мастера оборонительных боев с нестандартным мышлением. Именно это поможет ему вывести корпус из окружения в безнадежной ситуации. Корпус получит именное наименование «Кнобельсдорф». Редкая честь в вермахте. Потом получил 24-й танковый корпус, с которым тоже сумел вырваться из клещей наших танковых корпусов, и в Донбасс отступил уже с 48-м танковым корпусом. Этим корпусом, он, как и Хенрици, будет командовать до 1945 года, пока не примет 1-ю армию на Западном фронте. В плен попадет к американцам, и в отличие от коллеги освободится уже в 1947 году. Опять повезло. Зимой 1943 года это был опытнейший враг, военачальник, умевший обороняться лучше всех в группе армий «Юг».

Пехоты у фельдмаршала Манштейна оставалось не густо, в основном потрепанные под Сталинградом дивизии армейской группы «Холлидт». Группа «Холлидт» входила в группировку Манштейна для прорыва к армии Паулюса и к началу боев за Донбасс состояла из 17-го и 29-го армейских корпусов, по 3 пехотных дивизии в каждом. Зимой 1943 года они держали оборону по Северскому Донцу, Ростову, Азову вместе со знаменитой теперь танковой дивизией «Викинг». А это в общей сложности 50 тысяч человек и до 100 танков и самоходок.

Командующий группировкой 52-летний генерал-полковник Карл Адольф Холлидт – типичный продукт кайзеровской армии, рейхсвера и вермахта, со всеми причитающимися карьерными ступенями и наградами. Войну против СССР начнет командиром 50-й пехотной дивизии, с которой победно пройдет по Украине и Крыму. Именно там его дарование «генерала прорыва» раскроется полностью.В 1942 году он уже командир 17-го армейского корпуса, генерал пехоты, и «завоеватель Крыма» Манштейн немедленно востребует его для прорыва к Паулюсу, с присвоением группировки именного наименования «Холлидт». Прорыв не удался, но на Донбассе Холлидт неожиданно быстро превратится в «генерала защиты». Именно он будет и зимой и летом держать большую часть «Миус-фронта» уже с  возрожденной из группы «Холлидт» 6-й полевой армией. Получит Дубовые листья к Рыцарскому кресту и чин генерал-полковника. Тяжелая болезнь неожиданно прервет его военную карьеру, но после кратковременного американского плена проживет до 93 лет. Всем бы так болеть.

17-й армейский корпус, как раз после Сталинграда, примет у Холлидта его ровесник генерал-лейтенант Дитрих фон Хольц. Биография типичная, но есть удивительный момент. Генерал пехоты Хольц будет последним комендантом и даже «спасителем Парижа», отказавшимся выполнять приказ Гитлера уничтожить город. Но на Восточном фронте воевал от души. Начинал плечом к плечу с Холлидтом и едва не погиб под Севастополем, практически угробив там свою дивизию. Но весной 1943 года на Донбассе окажется крепким орешком, удерживая позиции на «Миус-фронте». Позже на Курской дуге будет тяжело ранен и после выздоровления окажется в Париже. Париж полюбил, а Гитлера разочаровал, отказавшись взрывать город, и сдался в плен американцам. До конца войны находился в Англии, потом в США и уже в 1947 году освободился. Как и большинство гитлеровских генералов, писал мемуары, прожил долгую жизнь. На его похоронах в 1966 году присутствовали даже французские офицеры и генералы. Как же, спаситель Парижа. Но на нашей земле лютовал без меры.

29-м армейским корпусом командовал с 1940 года генерал пехоты Ханс фон Обстфельдер, о котором мы уже говорили, анализируя кампанию 1941 года. Остается добавить, что именно за бои на Донбассе в 1943 году он прибавит к Рыцарскому Золотой крест и Дубовые листья. В конце войны окажется в Баварии, где попадет в плен к американцам на короткое время и проживет до 90 лет заслуженным ветераном в родном Висбадене. Мемуаров не писал, но Восточный фронт вспоминал до конца дней своих.

Итак, гитлеровские войска, даже после поражений под Сталинградом и на Кавказе, сумели уже зимой 1943 года перегруппировать силы, подтянуть резервы и остановить наше казалось несокрушимое наступление. Перед боями за Донбасс группа армий «Юг» насчитывало более 300 тысяч человек, 3000 орудий и минометов, более 400 танков, число которых быстро увеличивалось с подходом танковых дивизий с Запада и из группы армий «Центр». 500 самолетов в основном истребителей  Ме-109 и бомбардировщиков Ю-87 «Штука» надежно прикрывали воздушное пространство над войсками.

Много тяжелого вооружения было потеряно под Сталинградом и на Северном Кавказе, но танков и самолетов удалось сохранить не малое число.  К тому же, часть танков 17-й армии не переправилась в Крым, а ушла вместе с 1-й танковой армией на Донбасс. К тому же, изменились и характеристики танков. Самый ходовой легкий танк Т-3 (Pz-III) получил вместо 30мм 50мм пушку с удлиненным стволом 60 калибров, а самый массовой средний танк Т-4 (Pz-IY) получил 75мм пушку с удлиненным стволом в 40 калибров. Толщина брони обоих танков увеличилась на 10%, на бортах установили дополнительные броневые экраны. Это позволяло почти на равных сражаться с нашими танками Т-34. Наконец, в очень малых количествах, в эсэсовских дивизиях появились и новейшие танки Т-5 (Pz-V) «Пантера»  и Т-6 (Pz-VI)»Тигр», с которым наши танки уже не справлялись. О них мы поговорим позже, но и зимой их уже было примерно по роте в каждой дивизии. И они существенно помогут немцам в зимних боях.

С зимы 1943 года в состав артиллерийских полков пехотных дивизий стали поступать шестиствольные реактивные минометы «Nebelwerfer 42», по нашему «Ванюша». У нас «Катюша», у них « Ванюша» или «Ишак», из-за характерного рева стрельбы. Установки стреляли на 6 км. и уступали даже нашим первым БМ-13 по всем параметрам, но в обороне действовали эффективно. В полной мере, как отличное противотанковое средство, артиллеристы вермахта стали использовать 88мм зенитное орудие «FlaK 37», ставшего до конца войны грозой для всех наших танков. Стрелкового автоматического оружия и современных радиостанций в вермахте всегда было много.

            К зиме 1943 года гитлеровские войска (офицерский и рядовой состав) по-прежнему оставались хорошо подготовленными в тактическом и огневом компонентах, и эти качества они будут наращивать до конца войны. Другое дело, что именно зимой 1943 года и личный состав Красной Армии начал, наконец, по боевым характеристикам приближать к противнику. Повторяю, немцы были еще очень сильны. К тому же, он перестали доверять ответственные участки фронта союзникам венграм и румынам. Итальянцы вообще потерялись, как боевая единица. Моральный дух немецких солдат и офицеров оставался чрезвычайно высоким. В основной массе они продолжали верить фюреру, как Богу, его способности выходить из самых невероятных ситуаций с победой. И воевали они еще за тысячи километров от родной земли, по-прежнему в глубине России.

 

Войска Красной Армии

 

В зимних боях на Донбассе участвовали войска Юго-Западного фронта генерал-полковника Н.Ф. Ватутина и Южного фронта генерал-лейтенанта Р.Я Малиновского. К концу кампании Ватутин уйдет на север на Воронежский фронт, его сменит Малиновский, а Южный фронт примет в командование будущий маршал генерал-лейтенант Ф.И. Толбухин.

От Юго-Западногофронта в кампании участвовали войска 1-й и 3-й гвардейских, 6-й, 5-й танковой и 17-й воздушной армий.

Самый молодой на то время командующий фронтом 40-летний генерал-полковник Николай Федорович Ватутин в конце этих боев получит звание генерала армии, но это скорее продолжение заслуженных наград за Сталинград, «Малый Сатурн». На мой взгляд, Ватутин один из первых способнейших сталинских полководцев, талант которого проявлялся уже с первых месяцев войны. Это он еще летом 1941 года нанес поражение зарвавшемуся со своим корпусом Манштейну на Северо-Западном фронте. Будучи заместителем начальника Генштаба, убедил тяжелейшим летом 1942 года самого Сталина доверить ему командование фронтом. В дальнейшем именно его фронт прорвет оборону и окружит с севера группировку Паулюса. Его фронт выдержит самый мощный удар на южном фасе Курской дуги и погонит Манштейна уже в третий раз за Днепр. После летних боев за Белгород, Харьков, Донбасс первым форсирует Днепр и возьмет Киев, организует еще один немецкий котел под Корсунь-Шевченковским. Без всякого сомнения, к концу войны он вошел бы в пятерку лучших полководцев-командующих фронтами, стал бы Маршалом Советского Союза. К сожалению, погиб, умер от последствий не тяжелого ранения, полученного в ходе нелепого боестолкновения с бандеровцами в тылу своих войск. Это его памятник освободителю Киева нынешние неблагодарные майданутые украинцы пытаются смести с лица земли. Действительно, не может же быть на Украине одновременно двух таких народных героев, как Бандера и Ватутин. Дурь,какая-то! Мы же отметим, что зимой 1943 года это был один из самых образованных и опытных полководцев современной войны. Безусловный талант. Достаточно сказать, что, будучи выходцем из крестьянской семьи, он еще до войны успеет закончить военное училище, академию им. М.В. Фрунзе и академию Генштаба первого выпуска. Пожалуй, в Красной Армии времен войны было только два полководца удивительно сочетавших в себе блестящего генштабиста и строевого военачальника – А.М. Василевский и Н.Ф. Ватутин. Еще раз повторяю, уже зимой 1943 года Ватутин на равных воевал с Манштейном.

Стоявшая на крайнем правом фланге 6-я армия, нам хорошо знакома и достаточно характеризована по боям за Донбасс в 1941 и 1942 годах. Зимой 1943 года после наступательных боев за Острогожск, Валуйки армия состояла из 15-го стрелкового корпуса в три дивизии, двух отдельных стрелковых дивизий и стрелковой бригады, 115-й танковой бригады, двух отдельных танковых полков, 8-й артиллерийской дивизии прорыва, 9 отдельных артиллерийских полков, трех полков ИПТАП и трех полков «Катюш». К сожалению, после только что прошедших боев  в стрелковых дивизиях насчитывалось от 3 до 4 тысяч бойцов, исправных танков не более 80 на всю армию. К тому же отстали тылы на десятки километров при полном отсутствии железных дорог.

Командовал армией уже около года один из толковых наших командармов генерал-лейтенант Федор Михайлович Харитонов, которого мы достаточно представили, когда он командующим 9-й армией защищал Донбасс в 1941 и 1942 годах, и умрет от тяжелой болезни в 1943 году.

Мы уже говорили о первом формировании в составе Сталинградского фронта 1-й гвардейской армии, и ее командующем генерал-лейтенанте артиллерии К.С.Москаленко. Во втором формировании уже в составе Юго-Западного фронта она наносила вместе с 5-й танковой армией главный охватывающий удар с севера для окружения армии Паулюса и потом держала весь внешний фронт кольца. В это же время она будет переформирована в 3-ю гвардейскую армию того же Юго-Западного фронта. А 1-я гвардейская армия возродится в третий раз в декабре 1942 года на базе полевого управления 4-й резервной армии. После боев «Малого Сатурна», сокрушительного разгрома итальянцев и румын армия,как полагается гвардейской, включала в себя 4-й и 6-й гвардейские корпуса по три дивизии в каждом, 17-й и 18-й танковые корпуса, штатную артиллерию, как и в 6-й армии. В стрелковых дивизиях тоже был половинный недокомплект, а всего 50 тысяч бойцов, 150 танков и 1000 орудий и минометов. Армия будет воевать до конца войны, как одно из мощных, элитных объединений. После летних боев за Донбасс летом будет наступать севернее, освобождать Киев, Украину и закончит войну в Чехословакии под командованием генерал-полковника А.А. Гречко, о котором мы тоже говорили.

В Донбассе 1-й гвардейской армией командовал 47-летний генерал-полковник Василий Иванович Кузнецов из подпоручиков императорской армии. Гражданскую войну закончил командиром полка. В послевоенное время быстро вырос до командарма. При этом с отличием окончил курсы «Выстрел» и академию им. М.В. Фрунзе. В 1937 году избежал репрессий, видимо не всех все-таки сажали, и останется одним из лучших командармов Красной Армии с начала войны. В  1941 году в Белоруссии вырвался с боями из окружения во главе 3-й армии; под Москвой громил врага с 1-й ударной армией; под Сталинградом – с 63-й армией; в Донбассе – с 1-й гвардейской армией. Наконец. В 1945 году его 3-я ударная армия первой ворвется в Берлин и водрузит Знамя Победы над  Рейхстагом. Герой Советского Союза, вечный командарм В.И. Кузнецов проживет до 70 лет и будет похоронен на Новодевичьем кладбище, а памятник ему установят на улице его имени. Герой! Зимой 1943 года, он, на мой взгляд, уже превосходил гитлеровских командиров корпусов, ему противостоящих.

3-я гвардейская армия, переименованная из 1-й гвардейской в ходе сталинградских боев, в декабре 1942 года, под командованием генерал-лейтенанта Д.Д. Лелюшенко будет сражаться за Донбасс зимой и летом  1943 года освобождать Украину, Польшу, брать Берлин, освобождать Прагу. Зимой 1943 года после боев на Дону опять же недоукомплектованная, будет все же самой сильной армией Юго-Западного фронта. В ее состав входили: 2-й гвардейский и 14-й стрелковые корпуса; одна гвардейская и две стрелковые отдельные дивизии; знаменитый по Сталинграду 2-й гвардейский танковый корпус генерала В.М Баданова и 2-й танковый корпус генерала А.Ф Попова; 1-й гвардейский механизированный корпус генерала С.И. Денисова и 7-й гвардейский кавалерийский корпус генерала М.Д. Борисова. В общей сложности 60 тысяч человек, более 200 танков и 1500 орудий и минометов.

Командовал армией 41-летний генерал-лейтенант Дмитрий Данилович Лелюшенко. Еще одна легенда Красной Армии. Еще один конармеец. Но начинал еще до Буденного у незаслуженно забытого Б.М. Думенко. И конармеец не типичный, багажа Гражданской войны ему явно не хватало. После войны упорно старался повышать теоретические знания и практический опыт, применительно к современной будущей, а не прошедшей войны. Одним из первых оценил роль и значение механизированных и танковых войск, прикипел к ним всей душой. Окончил академию им. М.В. Фрунзе и прошел все ступени командования батальоном, полком, бригадой, корпусом. В первых же сражениях проявил себя самым лучшим образом. За беспримерный подвиг его 39-й танковой бригады при  прорыве «Линии Маннергейма» станет Героем Советского Союза. Войну с Гитлером начнет командиром 21-го мехкорпуса, с которым будет отходить из Прибалтики, нанося разящие контрудары, пока не потеряет последний танк. Танкисту до мозга костей осенью 1941 года Сталин поручит сформировать 1-й гвардейский стрелковый корпус, который вместе со знаменитой танковой бригадой полковника М.Е Катукова остановит прорвавшегося под Орлом Гудериана. Сразу же получит в командование 5-ю армию, оборонявшую Можайск и неприятное ранение. Уже через две недели вернется в строй, и во главе 30-й армии начнет громит врага в Московском контрнаступлении. Долее тяжелейшие бои под Ржевом и Сталинградом. Там он прославится, командуя 1-й гвардейской армией, скоро ставшей 3-й гвардейской. С ней будет освобождать Донбасс, Запорожье. И только тогда вернется к своей мечте. После очередного ранения в марте 1944 года примет в командование 4-ю танковую армию, вскоре ставшую гвардейской. С ней он будет нещадно бить врага  под Львовом, в Карпатах, на Сандомире, в Силезии и, наконец, в Берлине и Праге. Вторая Золотая звезда Героя Советского Союза и звание Героя Чехословакии. После войны этот неутомимый, стремящийся к всему новому полководец, окончит академию Генштаба и будет успешно командовать армиями и округами. Генерал армии Д.Д. Лелюшенко проживет 86 лет, похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, а во время боев за Донбасс уже будет достойным противником гитлеровским генералам.

5-я танковая армия имела трудную, даже в какой-то степени трагическую судьбу. Первая из сформированных у нас танковых армий, весной 1942 года полностью укомплектованная техникой и личным составом, да еще усиленная 7-м танковым корпусом генерала П.М. Ротмистрова, была на то время самым мощным нашим объединением. Более 700 танков, около 1000 орудий и минометов, 60 тысяч человек под командованием героя-танкиста Героя Советского Союза генерала А.И. Лизюкова. Армия должна была мощным контрударом остановить немцев под Воронежем. Чем все кончилось, мы уже говорили. Лизюков сгорел в танке, как и большинство машин в бригадах и корпусах, а армия расформирована. Через два месяца армия возродится, практически с прежней мощью и прославит себя в прорыве немецкой обороны и окружении войск Паулюса. Во главе ее сменялись командармы один лучше другого - генералы П.С Рыбалко, П.А Романенко, М.М. Попов. Но армия теряла людей, технику и в очередной раз пострадает именно в зимних боях 1943 года на Донбассе. Армия сделает все возможное и невозможное в тех условиях, но задачу не выполнит и будет в очередной раз расформирована навсегда. Как раз в это время 23 февраля 1943 года в глубоком тылу под Миллерово начнется формирование знаменитой в будущем  5-й гвардейской армии. Но это уже другая история.

В боях за Донбасс армией командовал 44-летний генерал-лейтенант Иван Тимофеевич Шлемин. Интересна и загадочна судьба этого незаурядного военачальника. Хотя бы потому, что, получив в январе 1943 года звание генерал-лейтенанта и армию в командование, он так и останется до конца войны генерал-лейтенантом. При этом станет Героем Советского Союза, кавалером двух степеней орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого. Будучи крестьянским сыном, он еще до революции получит среднее образование, доброволец 1-й мировой войны и Гражданской, воюя против Юденича. Удивительна тяга к знаниям этого командира. Уже в 20-е года он окончит высшие курсы комсостава, академию им. М.В. Фрунзе и станет одним из лучших наших генштабистов, после окончания Оперативного факультета академии. Войну начнет начальником штаба 11-й армии Северо-Западного фронта, потом Сталинград и руководство штабами 1-й гвардейской и 5-й танковой армий. Наконец, командование той же 5-й армией. Любопытно, но и после расформирования армии он сразу получит в командование 12-ю армию, с которой освободит-таки Донбасс. Потом командование 6-й, 46-й армиями, с которыми будет освобождать Украину, Венгрию. Югославию, получит почти все полководческие ордена, звание Героя, но не звание генерал-полковника. После войны  уйдет опять на штабную работу начальником штаба групп войск в Румынии, Болгарии, Австрии, будет преподавать в академии Генштаба, но так и умрет генерал-лейтенантом в 70 лет. Он ни разу не понижался в должности, не уходил по собственному желанию на корпус, командовал армиями не хуже других командармов, но так и умрет генерал-лейтенантом. Удивительно?!

Наконец, в 1943 году на каждом нашем фронте появились полноценные воздушные армии. 17-я ВА была сформирована на базе ВВС Юго-Западного фронта и включала  в себя 1-й и 3-й смешанные авиационные  корпуса, каждый из истребительных, штурмовых, бомбардировочных  дивизий. Всего 230 боевых самолетов различного типа. К сожалению, к зиме 1943 года число их уменьшилось вдвое, да и погодные условия, отсутствие, в отличие от немцев,  аэродромов с твердым покрытием, не позволят этим силам действовать успешно и эффективно.

Командовал армией будущий маршал авиации и Герой Советского Союза, лучший штурмовик 45-летний генерал-лейтенант авиации Степан Акимович Красовский. В авиацию он пришел еще в 1-ю мировую войну и навсегда. После Гражданской войны окончил ВВА им. Н.Е. Жуковского, командир авиабригады и авиакорпуса. В Финскую войну командовал авиацией 14-й армии. Боевой, воздушный командарм и Отечественную войну пройдет с честью. Только орденов Ленина – 6, 4 – Красного Знамени, по 2 Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого. Проживет почти до 90 лет заслуженным героем. В Донбассе зимой 1943 года его летчики только начинали выходить на уровень немецких асов по боевому мастерству.

Южный фронт первого формирования, как мы помним, закончил свое существования после фактического разгрома летом 1942 года и возник вновь на базе знаменитого Сталинградского фронта. Часть героев 62-й и 64-й армий остались вместе с Донским фронтом уничтожать окруженную группировку Паулюса, а обиженный командующий Сталинградским фронтом генерал-полковник А.И. Еременко принял в командование вновь сформированный Южный фронт. В состав фронта вошли 5-я ударная армия, 2-я гвардейская армия, 51-я, 28-я и 8-я воздушная армии. Фронт занимал полосу по левому берегу Северского Донца и Дону до самого Азова, где и образовался в нашу сторону так называемый Донбасский балкон. Еременко, к сожалению, не удалось перехватить на переправах через Дон уходившие с Кубани войска 1-й танковой армии генерала Макензена, и «повиснуть на плечах» отходивших из-под Сталинграда остатков 4-й танковой армии генерал Гота. Как раз эти войска теперь и стояли против фронта. Особенно обидно было то, что немцам удалось переправить через Дон большое количество исправных танков и самоходок.

Еременко это понимал, и, не успев толком начать командовать армией, убыл в Ставку по болезни. Открылись старые раны. Фронт принял хорошо нам знакомый, уже командовавший этим фронтом генерал-лейтенант Р.Я. Малиновский. После летних неудач 1942 года и понижения в должности он во главе 2-й ударной армии под Сталинградом проявил себя выше всяких похвал и в обороне, и в наступлении, остановив и разгромив рвущегося к Паулюсу Манштейна. Отвоевал доверие и авторитет у Ставки и лично И.В. Сталина, которые будет подтверждать до конца войны, командуя фронтами против гитлеровских войск и японских самураев. Как и Ватутин, это будет достойный противник Манштейну, Макензену, Готу.

На крайнем правом фланге в стык с войсками Юго-Западного фронта готовилась наступать 5-я ударная армия. Армия была сформирована в конце 1942 года на базе 10-й резервной армии, в составе войск Сталинградского, потом Юго-Западного фронтов и успешно била немцев под Тормосиным в Большой излучине Дона. Тогда в ее состав входили четыре стрелковых дивизии, знаменитый 4-й мехкорпус генерала В.Т. Вольского и 7-й танковый корпус более знаменитого генерала П.М. Ротмистрова. Ко времени наступления на Донбасс после ощутимых потерь в предыдущих боях в армии остался 4-й мехкорпус, ставший 3-м гвардейским Сталинградским и два стрелковых корпуса не полного состава. В общей сложности 50 тысяч человек и около 60 исправных танков. Начиная наступление на Донбассе, армия будет и дальше наступать до конца войны – на Украине, в Молдавии, и закончит боевой путь в Берлине, ведомая первым комендантом города генералом Н.Э. Берзариным.

В боях за Донбасс армией командовал будущий Герой Советского Союза, один из лучших командармов войны 50-летний генерал-лейтенант Вячеслав Дмитриевич Цветаев. Он был из редкой породы «военачальников-интеллигентов». Всегда вежлив и корректен с начальниками и подчиненными. При этом командир твердый, принципиальный, решительный, уверенный в себе. В его характере  и биографии было много общего с К.К. Рокоссовским и  А.М. Василевским. Из семьи железнодорожного служащего еще при царе окончил гимназию и железнодорожное училище. В 1-ю мировую войну после окончания Тифлисской школы прапорщиков воевал на победоносном Кавказском фронте подпоручиком. Доброволец Красной Армии. В Гражданскую войну и после командовал ротой, батальоном, полком, бригадой, 54-й стрелковой дивизией. И все время при первой же возможности учился на Академических курсах высшего комсостава, в академии им. М.В. Фрунзе.  Командовал дивизией в боях с басмачами, преподавал в академии, откуда и попадет под каток репрессий 1937 года. Арест, пытки, но держался стойко и в 1939 году комдив Цветаев освобожден, реабилитирован и вернулся в академию.

 Войну начал командующим Отдельной оперативной группой  в Карелии, где его войска не пропустят финнов дальше тактической полосы обороны. Потом командовал резервными армиями, в том числе 10-й, которая и превратится в 5-ю ударную. С этой армией Цветаев будет воевать за Донбасс зимой и летом 1943 года, освобождать Украину, Одессу и уйдет с повышением на 1-й Белорусский фронт. Кстати в ВКП(б) вступит только в 1943 году. Большая редкость для наших полководцев того времени. Всегда был профессионалом высокого класса, которого ценил сам И.В. Сталин. Войну закончит в Берлине Героем Советского Союза. К сожалению, это блестящий полководец, после войны главком Южной группы войск (Румыния, Болгария) тяжело заболеет, вернется в Москву начальником своей академии и умрет в 1950 году сравнительно молодым. В боях за Донбасс генерал-лейтенант Цветаев, пусть и ошибаясь, на равных воевал с гитлеровскими полководцами.

Левый фланг армии Цветаева контактировал со 2-й гвардейской армией, остановившей и разбившей Манштейна под Сталинградом. Перед боями за Донбасс это была одна из лучших, мощных армий в Красной Армии, правда,потерявшей в предыдущих боях довольно значительную часть личного состава и боевой техники. И, тем не менее, она была самой мощной в Южном фронте. Судите сами. В ее состав входили: 1-й и 13-й гвардейские стрелковые корпуса по три дивизии в каждом, 2-й гвардейский и 6-й механизированные корпуса, 3-й танковый корпус, 4-й кавалерийский корпус, 6 отдельных артполков, 4 полка ИПТАП и 4 полка «Катюш». Всего более 60 тысяч человек личного состава более 100 исправных танков, 1200 орудий и минометов. В дивизиях насчитывалось не более 5 тысяч человек, но сила все-таки мощная.

Армию принял от Малиновского один из удивительных командармов РККА, о котором можно писать книги, 37-летний генерал-лейтенант Яков Григорьевич Крейзер, будущий генерал армии и Герой Советского Союза. Сам Гитлер особо следил за этим командармом только потому, что тот был сыном мелкого еврейского торговца, что было для фюрера просто невыносимо. К тому же этот недочеловек превратился в блестящего полководца современной войны, бил немцев с начала войны до победного часа. В Красную Армию Крейзер вступил добровольцем в 16 лет, через год курсант пехотной школы, через полтора года командир роты. Оканчивает знаменитые курсы «Выстрел», и в 1936 году на маневрах майор Крейзер поражает действиями своего батальона сразу двух новоиспеченных маршалов – М.Н. Тухачевского и А.И. Егорова. Награждается орденом Ленина. – невероятно для тех лет. Через три года после окончания Высших курсов при академии М.В. Фрунзе командует знаменитой 1-й Московской Пролетарской дивизией.

Войну начал со своей дивизией в тяжелейших боях на реке Березине, у Бобруйска против танков Гудериана. Позже Г.К. Жуков писал, что для того чтобы хоть как-то стабилизовать фронт Крейзеру приказывалось продержаться хотя бы двое суток. Дивизии были преданы два десятка неуязвимых тогда танков Т-34, с которыми немцы еще не умели бороться. Крейзер, умело маневрируя ими, подвижной обороной сдерживал удар целого танкового корпуса десять суток. Об этом невероятном случае докладывал в Берлин сам Гудериан. Вот тогда о Крейзере в первый раз узнал Гитлер, и просто взбесился. Сталин узнал о нем раньше. Тяжело раненому комдиву было присвоено звание генерал-майора и Героя Советского Союза. Он и стал первым генералом Героем Советского Союза в Отечественной войне. Едва оправившись от ран, принимает в командование 3-ю армию, с которой обороняет Смоленск, Москву, начнет наступление  и опять попадет в госпиталь. Времени там не теряет и оканчивает ускоренный курс академии Генштаба. И новое назначение на фронт. Летом 1942 года заместителем командующего 57-й армией под Харьковом попадет в окружение. После того, как командующий армией генерал К.П. Подлас застрелится, чтобы не попасть в плен, соберет из остатков армии мобильное боевое ядро,  и одним из немногих прорвется с ним из окружения. Везунчик. Возможно. Но скорее грамотный и решительный командир.

Это он сформировал 2-ю гвардейскую армию из 1-й резервной армии и передал ее осенью 1942 года Р.Я. Малиновскому для свершения великих дел под Сталинградом. Сам остался у него заместителем, что не спасет его от очередного ранения. После выздоровления и примет армию у Р.Я. Малиновского. Судьба этого незаурядного человека удивительна. Он будет освобождать Донбасс зимой неудачно и удачно летом. Правда, летом же из-за разногласий с командующим фронтом генералом Ф.И. Толбухиным будет снят с должности и арестован. Спасет его представитель Ставки маршал А.М. Василевский и поставит во главе 51- армии, с которой он продолжит громить врага на Донбассе, в Крыму, в Прибалтике, и закончит войну последним, добивая со своей армией уже после 9 мая остатки группы армий «Север» в Курляндии. После войны будет командовать армиями, округами. Едва не попадет под каток послевоенных репрессий, отказавшись подписать письмо против врачей отравителей. Смерть Сталина спасет его, но в военной карьере опустится до командования курсами «Выстрел». Умрет в Москве в 1966 году, едва перешагнув 60-летний рубеж. В 1943 году, особенно летом, это был, пожалуй,лучший наш командарм, уже тогда превосходивший гитлеровских генералов по всем статьям.

51-я армия как раз соседствовала со 2-й ударной армией. Армия была сформирована еще в августе 1941 года для защиты Крыма и обороняла его, прямо скажем, не лучшим образом. Не смогла удержать Манштейна в 1941 году на Перекопе  и на Керченском полуострове. Слава Богу, успела переправиться на Тамань. Зимой довольно успешно десантировалась обратно, даже наступала, но весной пережила всю трагедию Крымского фронта, потеряв во время бомбежки командующего генерал-лейтенанта В.Н. Львова. После пополнения войсками и вооружением, оставшихся после очередной переправы на Тамань войск,переброшена под Сталинград, где в составе Сталинградского фронта довольно успешно оборонялась и наступала. Потом Донбасс и далее вместе с командармом Крейзером до Курляндии. В боях за Донбасс армия состояла из 3-го механизированного корпуса и пяти стрелковых дивизий со штатной артиллерией, отдельными артполками, полками ПТАП и дивизионом «Катюш». Силы  не Бог весть какие – до 40 тысяч человек, всего 70 танков и 800  орудий и минометов.

Армией в разное время командовали разные командующие. Были отличные военачальники, как генерала П.И. Батов и Я.Г. Крейзер, были и так и не раскрывшие своих возможностей, несмотря на попытки командования фронтами, генералы Ф.И. Кузнецов и Г.Ф. Захаров. На мой взгляд, где-то посредине между ними стоял командовавший армией в ходе первых зимних боев за Донбасс 43-летний генерал-лейтенант Николай Иванович Труфанов. Очень скупая биография. Из крестьян, в Гражданскую войну кавалерист–котовец. После войны кремлевский курсант, командир и слушатель академии им. М.В. Фрунзе. В Финскую войну начальник штаба 4-й стрелковой дивизии. Отечественную войну начал вместе с нашими войсками в Иране. И, наконец, 51-я армия. Звезд с неба не хватал, и потому будет не один раз сниматься и назначаться командармом, пока окончательно не утвердится командиром 25-го стрелкового корпуса, с которым и войдет в Берлин. После войны дослужится до командования ДВО, проживет долгую жизнь и умрет в 1982 году. В зимних сражениях за Донбасс ничем не выделялся.

На крайней левый фланг фронта выдвигалась из калмыцких степей 28-я армия. Об этой многострадальной, пережившей три формирования армии, мы уже подробно рассказывали  в кампаниях 1941 и 1942 годов. В 1941 году разгром и гибель командарма В.Я. Качалова, весной 1942 года окружение под Харьковом и разгром в летних боях в излучине Дона. По состоянию на 17 июля 1942 года армия насчитывала всего 1500 человек, включая тыловиков. В третий раз армия формировалась на базе трех стрелковых дивизий, Астраханского пехотного училища и отдельной бригады бронепоездов в составе Сталинградского фронта оборонять дальние подступы к Астрахани.  После успешного наступления с декабря 1942 года вдоль северного берега реки Маныч, освобождения практически без боев Элисты и Сальска армия будет брать Ростов. С боев в Донбассе откроется ее славная страница победных боев на 4-м и 3-м Украинских, 1-м и 3-м Белорусских фронтах. А это Мелитополь, Херсон, Николаев, Бобруйск, Гумбиен, Кенигсберг, Берлин и Прага. К началу зимних боев за Донбасс это будет уже полноценная,хотя и самая слабая армия фронта в составе двух стрелковых корпусов по три  дивизии в каждом, отдельной механизированной бригады и главной пробивной силы – 6-й гвардейской танковой бригады, все со штатной артиллерией. Всего около 40 тысяч человек и до 50 исправных танков.

В боях за Донбасс армией командовал 42-летний генерал-лейтенант Василий Филиппович Герасименко. Скажем сразу. Этот украинский хлопец с роскошными запорожскими усами, несмотря на быстрое после Гражданской войны продвижение по службе от командира взвода до командующего войсками ПриВО и окончания академии, с первых же боев против гитлеровцев с трудом справлялся с командованием армиями Южного и Западного фронтов. Уже в июле 1941 года после  Смоленска будет отправлен в резерв Ставки заместителем начальником тыла РККА, а потом командующим тогда тыловым Сталинградским военным округом. Осенью 1942 года война сама его догонит. Приняв в командование 28-ю армию, он пройдет с ней  Элисту, Сальск, Ростов, «Миус-фронт». Мелитополь. Но все же в январе 1944 года будет опять отозван с фронта командовать тыловым Харьковским военным округом. После войны примет Киевский военный округ. Одним словом, администратор толковый, а полководец весьма средних возможностей. Умрет в Киеве в 1961 году.

8-я воздушная армия Южного фронта будет сформирована, как и остальные воздушные армии к концу 1942 года. Состояла из 2-го смешанного авиакорпуса (истребительные и штурмовые дивизии), 2-х отдельных штурмовых дивизий, 5-и отдельных истребительных дивизий, 3-х бомбардировочных дивизий. А это 350 исправных самолетов различного типа.

Командовал армией совсем молодой 32-летний ас генерал-лейтенант авиации Тимофей Тимофеевич Хрюкин. Первую Золотую звезду Героя этот летчик-бомбардировщик заслужил за бои в Испании, Китае, на Халхин-Голе, и, как многие из его коллег, сразу взлетит на высокую командную должность. В Финскую войну весьма успешно командовал авиацией 14-й армии. С 1941 года командовал ВВС армий на Юге и в Карелии, но прославился  особенно в боях за Сталинград и на «Миус-фронте». Это по его инициативе будет сформирован «полк – асов» - 9-й гвардейский ИАП, в который будут собраны лучшие асы армии. Это он разработает и успешно применит тактику штурмовки со средних высот. После Донбасса будет командовать армиями ВВС, освобождая Белоруссию, Прибалтику, штурмуя Восточную Пруссию, станет дважды Героем Советского Союза, кавалером полководческих орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого. После войны окончит академию Генштаба, дослужится до заместителя главкома ВВС страны. Генерал-полковник Т.Т. Хрюкин  во время нелепой авиакатастрофы, уводя самолет от убегающих на земле людей, получит тяжелейшие травмы, от которых умрет 43-летним героем. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Судьба!

С чем же подошли войска Красной Армии к зимней кампании на Донбассе. На первый взгляд одно перечисление армий Юго-Западного и Южного фронтов должно бы говорить о полном превосходстве наших войск перед немецкими в силах и средствах. На самом деле нам не удалось создать даже двойного превосходства, не говоря уж о превосходстве, гарантировавшем возможный успех, для  претворения наших планов в жизнь. Мы уже говорили о сложившейся в ходе войны диспропорции соотношения сил немецких и наших пехотных и танковых дивизий.У нас до конца войны танковых дивизий вообще не будет. Наши соединения даже по штату уступали немецким практически в два раза. Эта диспропорция усугублялась еще потерями в предыдущих боях, которые мы просто не успевали восполнять из-за непрерывности боев под Сталинградом и на Кавказе. В дивизиях насчитывалось по 3 – 4 тысячи человек, где-то по 5 – 7 тысяч человек вместо 8 тысяч по штату. Тоже самое касалось танков, большая часть которых либо была уничтожена, либо находилась в ремонте  за десятки,сотни километров от передовой. Да, у нас большую часть танкового парка составляли Т-34(76), но у немцев теперь были в основном модернизированные танки Т-III и Т-IV. Наша артиллерия только начала применять новые наступательные приемы поддержки пехоты. Улучшилось дело с авиацией. Теперь в воздухе большей частью наши летчики воевали на современных истребителях Як и Ла, штурмовиках Ил-2, бомбардировщиках Пе-2. Но эффективность действий авиации еще желала лучшего.Важнейшим моментом стало возвращение к корпусной системе формирования армий, и появление на фронтах полноценных танковых армий. В 1943 году мы могли, наконец, себе это позволить. В общей сложности мы превосходили немецкие войска по пехоте в 1,2 раза, артиллерии – в 1,5 раза, авиации – в 2 раза. По танкам наблюдался паритет.

Боевая готовность и боевая способность личного состава войск Красной Армии была на голову выше полугодового летнего уровня 1942 года. Каждый день на войне учит многому бойцов и командиров, штабистов, специалистов и тыловиков. Многие погибли в этой учебе, но многие остались живыми, возвращались из госпиталей, запасных полков, где боевая учеба приобрела, наконец, основательный характер. Трудности оставались с комплектованием авиационных, танковых, артиллерийских частей, особенно связистов, но и здесь наблюдались сдвиги в лучшую сторону. Войска жили, учились и воевали по новому Полевому уставу РККА, уставам родов войск, включивших в себя бесценный фронтовой опыт.

Морально-боевой дух всех бойцов – от солдата до маршала после побед под Ленинградом, Сталинградом, на Кавказе был довольно высок. Наступать, бить отступающего врага, брать его в плен, освобождать родную землю, города, села – высочайший допинг для любой армии. Для нашей, после тяжелейших поражений первых лет войны, действовал с удвоенной силой. Другое дело, что не все еще получалось, но эти неудачи уже не так удручали и подрывали моральный дух. Вкус окончательной победы в войне почувствовали все бойцы Красной Армии. И это очень важно, несмотря на то, что гитлеровские войска нисколько не снизили уровень своей готовности, подготовки, морального настроя победителей и устойчивости в бою.

Наконец, впервые с начала войны почти половина наших военачальников, полководцев могла воевать на равных с гитлеровскими стратегами и тактиками. У них тоже еще не все получалось, но война учит всему не по дням, а по часам, минутам.

 

Боевые действия

 

Не вдаваясь в хорошо известные подробности и факты, кратко проанализируем ход и исход зимней кампании 1943 года на Донбассе. В сущности, все свелось к Ворошиловоградской наступательной операции «Скачок» войск Юго-Западного фронта с одновременной попыткой прорыва войск Южного фронта на Донбасс через Ростов и Шахты. Командующий Юго-Западным фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин вместе со Ставкой разработали отличный по замыслу план, основанный на нанесении двух ударов. Главный, на правом крыле фронта силами 6-й, 1-й гвардейской армий прямо на запад через Дон, Северский Донец, с конечной целью выхода к Днепру, или, хотя бы к Ворскле. Специально созданная фронтовая подвижная группа войск генерал-лейтенанта М.М. Попова в составе 3-го, 4-го гвардейских, 10-го и 18-го танковых корпусов должна была после прорыва к Изюму повернуть налево и разящим ударом прорваться в район Мариуполь – Осипенко к Азовскому морю, отрезав всю германскую группировку на юге Донбасса. На севере Донбасса, на левом фланге наносился вспомогательный удар силами 3-й гвардейской и 5-й танковой армий в общем направлении на Изюм, Артемовск, Ворошиловград.

Одновременно войска Южного фронта двумя ударами в направлении Шахты, Ростов пробивались вместе с войсками 3-йгвардейской армией Юго-Западного фронта строго на запад, освобождая Донбасс и дальше до Днепра.

Задумка была очень эффектная и перспективная, но весь расчет строился на том, что германские войска еще не от отошли от поражений под Сталинградом, деморализованы и безропотно готовы уйти за Днепр. Это была первая и самая главная ошибка Ватутина, Ставки на всю зимнюю кампанию на Донбассе. Из нее вытекали и остальные ошибки уже невольно совершаемые нашим командованием. Началось с того, что все армии Юго-Западного и Южного фронтов продолжали действовать в прежних полосах наступления, в том же оперативном построении, преследования отступающих, без вторых эшелонов. Достаточно отметить, что в резерве у Ватутина на весь фронт оставались только 1-й гвардейский и 25-й танковые корпуса. Достаточно сказать, что главная ударная сила фронта – подвижная группа генерала Попова, обязанная прорваться к Мариуполю через Изюм, Артемовск, Сталино и окружить всю 1-ю немецкую танковую армию, во всех четырех танковых корпусах имела всего 137 танков, обеспеченных одной заправкой и одним боекомплектом. 17-я воздушная армия имела только 274 самолета, да и те находились на отдаленных аэродромах базирования за сотню километров. Какая уж тут авиационная поддержка.

И все-таки 29 января 6-я армия начала наступление на Балаклею. Через сутки ударила по Красному Лиману 1-я гвардейская армия, а 3-я гвардейская армия ударила на Дебальцево с плацдарма севернее Краснодона в обход Ворошиловграда с юга. В стык между ними вошли танки подвижной группы Попова, и рванули прямо на юг к Артемовску и Сталино. Наступление не шло, а бежало. 6-я армия уже через две недели овладела Балаклеей и Изюмом, прошла до 180 км и вышла к Краснограду. Впереди были Полтава и Днепр. 1-я гвардейская армия взяла станцию Лозовая, до Днепропетровска оставалось всего ничего. Подвижная группа обходила Артемовск и Сталино, выходила 4-м гвардейским танковым корпусом к Краматорску. Победа

Но именно в это время на базе группы армий «Дон», оперативных групп «Кемпф» и «Холлидт» окончилось формирование новой группы армий «Юг». Манштейн сразу добился у Гитлера приказа  об отходе группы «Холлидт» на рубеж «Миус-фронта», а 4-ю танковую армию с нижнего течения Дона перевел на левой крыло фронта. 7 февраля немцы стали уходить с плацдарма у Батайска за Дон, оставляли рубеж Новочеркасск, Каменск. Здесь любопытны два момента. Во-первых, разведка Южного фронта не сразу обнаружила отход немцев. Во-вторых, командование фронтом не удивилось легкому освобождению Новочеркасска и Ростова, а спокойно двигала войска  за отходившим противником, не пытаясь его догнать, пока 17 февраля они не наткнулась на всю мощь обороны «Миус-фронта». Шедшие не спеша передовые части войск Южного фронта сразу попали под пристрелянный, сосредоточенный огонь артиллерии и бомбовые удары и остановились на долгие месяцы. Зимняя кампаниядля них кончилась, едва начавшись.

 А Ватутин продолжал двигаться к Днепру, стремясь захватить переправы у Днепропетровска и Запорожья, продвинувшись к 18 февраля еще на 60 – 80 км силами 6-й и 1-й гвардейской армий. 3-я гвардейская армия, введя в прорыв 8-й кавкорпус на фланге 5-й танковой армии, 14 февраля освободила Ворошиловград.  И тут у Ватутина начались проблемы. Войска, прорвавшиеся почти к Днепру, образовали от Купянска до Ворошиловграда огромный выступ в сторону немецкой обороны. Но если войска 6-й и 1-й гвардейской армий почти выполнили свою задачу, то подвижная группа Попова, части 3-й гвардейской и 5-й танковой армий забуксовали в районе Красноармейска и Дебальцева, так как ждать помощи от Южного фронта не приходилось. Совсем не трудно найти две основные причины сложившейся обстановки.

Во-первых, у наступающих войск Юго-Западного и Южного фронтов заканчивались силы, а резервов для их наращивания просто не было во вторых эшелонах. В принципе не было и вторых эшелонов. Войска несли большие потери, без пополнения личным составом, вооружением, боеприпасами, продовольствием, горючим. Тылы отстали почти на 300 км, железнодорожных путей подвоза не было, автомобильный и гужевой транспорт застряли в непролазной грязи. Авиация не могла взлететь даже с дальних аэродромов. В танковых корпусах группы генерала Попова насчитывалось в обще сложности всего 25 исправных танка. Чуть больше осталось в танковых бригадах других армий. В батальонах оставалось от 0,3 до 0,5 личного состава. Обеспеченность войск горючим составляла от 0,5 до 0,7 заправки, а боеприпасами к артиллерии и минометам – 0,3 – 0,5 БК.

Во-вторых, Манштейн не бежал за Днепр, а проводил перегруппировку и пополнение войск, готовя основной удар по нашему зарвавшемуся правому флангу только что взявшему Курск, Белгород, Харьков, часть северного Донбасса. Именно тогда на левом фланге группы армий «Юг» появились танки 4-й танковой армии, ушедшей с Дона. Именно тогда подошли резервы из Западной Европы – 8 пехотных дивизий, знаменитый 2-й танковый корпус СС.  Вместе с 48-м танковым корпусом 1-й танковой армии танковые дивизии группы армии «Юг»  пополнились до полного штата людьми и материальной частью, включая танки «Тигр» и «Пантера». К 18 февраля у Манштейна было 30 полнокровных дивизий, из них 13 танковых и моторизованных. Это ведь больше, чем у Паулюса под Сталинградом. И, конечно, они без труда остановили наши ослабленные войска.

К сожалению, не только остановили. Манштейн подготовил контрудар двумя ударными группировками. 4-я танковая армия силами танкового корпуса СС нанесла удар с севера из района Краснограда на Лозовую. С юга навстречу ему ударили танки 48-го танкового корпуса из района Красноармейское. На правом фланге 48-го корпуса наступал 40 танковый корпус 1-й танковой армии. В клещи сразу брались войска 6-й и 1-й гвардейской армий, и вся подвижная группа генерала Попова. Старая, хорошо знакомая по прошлому году картина. Всего Манштейн привлек к наступлению 7 танковых, 2 моторизованные и 3 пехотные дивизии, обеспеченные огневой поддержкой артиллерии и бомбовыми ударами 750 самолетов люфтваффе. На направлениях главных ударов действовало сразу более 800 танков. Превосходство над нашими войсками составляло в пехоте и артиллерии в 1.2 раза, в танках и самолетах – в 2,4 раза. Сам Гитлер прибыл в штаб группы армий «Юг» в Запорожье и обратился к войскам с помпезным приказом.

19 февраля Манштейн начинает контрнаступление и сразу же наши войска попадают в тяжелейшее положение, которое усугублялось тем, что Ставка продолжала гнать войска Воронежского и Юго-Западного фронтов вперед. А немцы уже били по флангам. Первой досталось подвижной группе генерала Попова, которую с востока и запада под непрерывной бомбежкой стали охватывать танки целого 40-го танкового корпуса 1-й танковой армии. Попов отбивался маневром и огнем, засадами  своих оставшихся 25 танков, отходя от Красноармейского. 22 февраля в тяжелом положении оказались части 6-й и 1-й гвардейской армий. На их тылы выходили рвавшиеся навстречу другу-другу 2-й танковый корпус СС и 48 танковый корпус.

 Любопытна оперативная сводка Генштаба № 723 от 20 февраля 1943 г.:

«6-я армия продолжает развивать наступление на правом фланге, овладела Рябухино, Ефремовка, Пар-Шляховская (36 км вост. Красноград).

Группа войск Попова вела напряженные бои с мотопехотой и танками противника. Части группы овладели Михайловка, Лавровка (оба пункта 18 км зап. Краматорска) и вели бои за Криворожье. Продвижение 4 – 6 км

1-я гвардейская армия закреплялась на достигнутых рубежах и продолжала перегруппировку.

3-я гвардейская армия, преодолевая упорное сопротивление противника, продолжала развивать наступление в юго-западном направлении, продвинувшись до 10 км

5-я танковая армия, сломив сопротивление противника, вышла на рубеж Верх. и Ниж. Нагольчик. Части армии продвинулись  от 10 до 15 км.

Погода: облачность 10 баллов, туман, температура от 0 до 5 град С».

Немцы наступали, наращивая силы. Мы наступали, теряя последние резервы и запасы. 23 февраля части 6-й и 1-й гвардейской армий сначала остановили наступление и фактически сразу, отбиваясь от танковых и пехотных атак, начали отход на восток. Как раз в это время танки 2-го танкового корпуса СС и 48-го танкового корпуса соединились в районе Павлограда, и частям наших 267-й, 106-й стрелковых дивизий,  двум танковым бригадам 25-го танкового корпуса пришлось пробиваться из окружения. Точнее остатками этих соединений. И все-таки это был уже не 1941 и не 1942 год. Появился  бесценный боевой опыт, уверенность в своих силах, решительность. Остатки окруженных соединений с командованием, штабами, знаменами, даже с частью исправных танков и тяжелой артиллерии вырвались из окружения, пробились к своим войскам. 25 февраля Ватутин согласовал со Ставкой ВГК решение  по отходу армий фронта на рубеж реки Северский Донец, а к 3 марта и остановил там Манштейна. Южный фронт оставался на «Миус-фронте» по реке Миус. Тогда Манштейн повернул танковый корпус СС на север, вместе с войсками 4-й танковой армии одним коротким ударом вернул только что потерянный Харьков и погнал войска нашего Воронежского фронта дальше на Белгород и Купянск.

К сожалению, командующий Воронежским фронтом генерал-полковник Ф.И. Голиков, имея несравнимо большие силы, чем у Ватутина, никак не мог остановить отступление, потерял управление. Надвигалась прошлогодняя катастрофа. Ставка немедленно заменяет его Ватутиным, и тот ровно через  трое суток уже в третий раз, начиная с 1941 года, останавливает Манштейна, образуя  южный фас Курской дуги. На место Ватутина сместился на севере генерал-лейтенант Р.Я Малиновский, а его сменил генерал-лейтенант Ф.И. Толбухин. На этом по сути дела и закончилась зимняя кампания битвы за Донбасс.

Как же следует оценить кампанию? На первый взгляд, как неудачную. Действительно, войска Юго-Западного и Южного фронтов свои задачи не выполнили после уверенно начатого наступления и прорыва почти к Днепру и к Миусу, грубо говоря, зарвались, попали под хорошо подготовленное контрнаступление вновь  сформированной группы армий «Юг», и с большим трудом, вырываясь из окружения. Отошли назад, оставив большую часть отвоеванной территории Донбасса и Украины. Причины очевидны. Мы о них уже говорили. Это, прежде всего, недооценка противника из-за слабо организованной разведки, как фронтовой, так и зафронтовой. Наши командующие слишком увлеклись,казалось, очевидным бегством немцев, не получили сведений о подходе к ним значительных резервов из Западной Европы. Упустили передвижение целой 4-й танковой армии с одного фланга фронта на другой, приняв его опять же отступление. Оставались в полной уверенности в том, что враг на Донбассе деморализован, и путь к Днепру и Азовскому морю открыт. Отсюда и построение наступающих армий в один эшелон. Отсюда, при увеличивающихся потерях и отсутствия резервов, неизбежное ослабление ударной мощи наступающих войск. При этом отставание тылов более чем на 300 км и невозможность оперативно пополнять войска людьми, вооружением, боеприпасам, эвакуировать раненых.  При этом  отсутствие практической возможности боевого применения авиации для поддержки сухопутных войск.

И все-таки это наступление не было таким уж провальным, как это случалось еще год назад. На сей раз, мы все-таки разгромили  значительные силы группы армий «Юг», продвинулись в конечном итоге на 120 – 200 км вперед, освободили часть оккупированной территории, Северный Донбасс, даже подошли к днепровским переправам в районе Запорожья и Днепропетровска. Освободили крупнейшие областные центры Ростов на Дону и Ворошиловград, города Новочеркасск, Шахты, Изюм, Купянск. Все-таки наши командующие фронтами и армиями не растерялись в тяжелейшей обстановке неожиданных контрударов Манштейна, не испугались клиньев танковых корпусов СС и панцергренадеров, впервые не испугались окружения, как такового, и довольно умело и уверенно выводили войска из окружения. Это касалось всего личного состава от рядового солдата до командующего фронтом. От людей ушел панический страх. Страх на войне никогда и никуда не исчезает, но он стал уже не паническим, а разумным. Мы все еще учились наступать, но учились быстро, с достаточным результатом

Наши полководцы еще не всегда правильно оценивали свои возможности и силы противника, правила эшелонирования наступающих войск, артиллерийского наступления и тылового обеспечения. Но уже находили выход из тяжелейших ситуаций. Наши командиры только-только осваивали на практике  боя уже не арифметику, а высшую математику управления  боем в условиях тесного взаимодействия различных родов войск под мощным огневым противодействием противника. Наши солдаты учились прятаться от бомб, снарядов, пуль, не теряя боевой способности. Что бы там не говорила статистика, а уже зимой 1943 года мы научились почти на равных воевать с все еще умелым, очень опасным, беспощадным врагом. Оставалось только чуть-чуть, чтобы превзойти его, и в этом уже не сомневались на фронте и втылу. Кстати, и по статистике, именно зимой 1943 года потери врага на Восточном фронте стали сопоставимы с нашими потерями, а где-то и превышали их. Тоже оставалось чуть-чуть.

Еще несколько слов о редких для войны совпадениях и не совпадениях. В ту зимнюю кампанию в один день 14 февраля 1943 года были освобождены два важнейших города юга России Ростов на Дону и Ворошиловград. Но, если за Ростов бои начались 7 февраля, в день, когда Манштейн получил  Гитлера разрешение на отвод войск с Дона, и бои за город шли целую неделю, Ворошиловград был взят с боем за одни сутки. И там, и там никто из немецких солдат, оборонявши х города, конечно, не знал о планах высшего командования, и, конечно, не собирался без боя оставлять позиции, но на войне и небольшой нюанс решает подчас судьбу целого сражения. Уверен, что и в Ворошиловграде нам  пришлось долго возиться с насыщенной обороной города, если бы не блестящий прорыв южнее города в тыл всей группировки немцев нашего 8-го кавалерийского корпуса. Теперь немцы испугались окружения и начали спешно отходить вдоль единственной железной дороги на Сталино. Это навстречу кавалеристам 8-го корпуса и пехотинцам 3-й гвардейской         армии всего месяц назад пробивался юноша-герой комиссар «Молодой гвардии» Олег Кошевой. Не дошел и ушел в бессмертие. Как же радостно  на душе от того, что и сейчас на этой земле, опять поливаемой кровью, осталась наша власть, наша память, не задушенная майдановским туманом. Слава молодогвардейцам!

 

Летняя кампания

Наконец, наступил и на нашей улице праздник начало освобождения Донбасса от немецко-фашистских захватчиков. Хорошо известно, что после зимней кампании 1943 года все внимание противоборствующих сторон сосредоточилось на предстоящих боях на Курской дуге. Здесь должна была решиться судьба не только всей кампании 1943 года, но всей войны. Гитлер понимал, что победа под Курском является его последним шансом перехватить стратегическую инициативу на Восточном фронте, опять погнать русские армии на восток, возможно открыть дорогу на Москву, оставался последний шанс не на полную победу в войне, но хотя бы на достойный ее исход, затягивание боевых действий вдали от собственных границ, а значит, надежда на неминуемую ссору, разлад в рядах союзников. Он до конца своих дней не мог поверить в прочность союза коммунистической авторитарной России с капиталистическим либеральным Западом. Этот союз действительно мгновенно разрушиться, но только после того, как будет уничтожен в пыль созданный им «третий рейх» - большее, абсолютное зло и для коммунистов и для либералов. Победа Красной Армии под Курском лишило его этих шансов и надежд. Стратегическую инициативу он утратит навсегда, и его совсем недавно непобедимые армии будут впредь только отступать до самого Берлина, до самого конца. Будут еще огрызаться, цепляться за отдельные участки фронта, но не больше.

Огрызаться и цепляться он будет и на Донбассе. А, что оставалось делать. Левый фланг группы армий «Юг» после Курской битвы стремительно откатывался к Днепру. Стратегическая наступательная операция Воронежского и Степного фронтов «Полководец Румянцев» находилась в самом разгаре. Взят Белгород, на очереди стояли Харьков, Полтава. Манштейн перебрасывал последние резервы  в основном из глубокого тыла и еще не атакованного правого фланга группы армий. Фронт группы армий «Центр» тоже трещал по швам и сам требовал резервов. Он вынужден был перебросить из Донбасса до десятка дивизий, в том числе четыре танковые, и впервые довел Гитлера до бешенства. Тот, казалось, забыл про Курскую дугу, Орел, Харьков и не переставал твердить, что его генералы ничего не понимают в экономике, что Донбасс – это ресурсы, без которых германская промышленность не выживет. Его поддерживал неизменный до смерти любимчик архитектор и министр вооружений Альберт Шпеер. Кстати отличный организатор и администратор. Без него «третий рейх» наверняка рухнул бы раньше весны 1945 года. Манштейна не надо было убеждать. Он прекрасно понимал значение донбасского угля, стали, никопольского никеля и марганца. Он прекрасно понимал. Что уход с Донбасса ставит под смертельную опасность полумиллионную  17-ю армию, окопавшуюся в Крыму и на клочке Таманского полуострова. Но  другого выхода, кроме отхода, у него просто не было. Без переброски пехоты и танков на север отступлением там неминуемо превратилось бы в бегство. А он все-таки надеялся активной обороной привести большую часть группы армий «Юг» за Днепр, где надолго окопаться в прочной обороне. Она там, кстати, стала создаваться сразу, как только операция «Цитадель» начала давать сбои. На Донбассе он надеялся на сильнейшую, совершенствующуюся уже несколько месяцев,  оборонительную систему по рекам Северский Донец и Миус до сих пор успешно сдерживающую русские войска.

 

Германские войска

 

Сил для прочной, устойчивой обороны у Манштейна оставалось достаточно. Оборону по «Миус-фронту» и Северскому Донцу держали от Азовского моря до Изюма возрожденная 6-я полевая армия, 1-я танковая армия и часть сил оперативной группы «Кемпф», с 6 августа  - 8-й полевой армии. О самом Манштейне мы уже говорили много. Следует добавить только то, что и после поражения на Курской дуге он все еще оставался невысокого мнения о способностях высшего командного состава Красной Армии, в отличие от простых бойцов и командиров.

Начиная с крайнего правого фланга от Азовского моря, фронт держала новая 6-я полевая армия, сформированная в марте 1943 года на базе и управлении оперативной группы «Холлидт». Армия по составу и боевым возможностям была значительно слабее армии Паулюса в ее наивысшей точке борьбы за Сталинград, но за короткое время уже успела обрести все черты полноценного штатного объединения вермахта, со всеми элементами усиления в артиллерии, танковых войсках, в том числе за счет новых образцов вооружения и военной техники. В ее состав входили 24-й танковый корпус, 17-й и 29-й армейские корпуса и отдельный корпус «Мит» (у Паулюса было четыре армейских и один танковый корпус). Командовал армией хорошо нам знакомый генерал пехоты Карл Адольф Холлидт – опытный, умелый и решительный военачальник.

24-й танковый корпус, как и все корпуса группы армий «Юг», был сформирован летом 1942 года на базе 24-го моторизованного корпуса и вместо двух моторизованных дивизий имел две панцергренадерские  и две пехотные дивизии. Корпус провоюет до конца войны и закончит свое существование в Чехословакии. Летом в Донбассе корпус имел более 100 исправных танков, из которых одна треть «Тигры» и «Пантеры».

Командовал корпусом 50-летний генерал танковых войск Вальтер Неринг. Все та же типичная биография гитлеровского вояки, начиная с участия в 1-й мировой войне, Железные кресты, рейхсвер. 2-ю мировую войну начал начальником штаба у самого Гудериана и после поражения Франции командир 18-й танковой дивизии. С Гудерианом дойдет почти до Тулы, но в отставку вместе с ним не отправят. Наоборот, будет послан в Африку командовать всем Африканским корпусом, пока его не сменит знаменитый «Лис пустыни» фельдмаршал Эрвин Роммель. После ранения и излечения вернется в Африку командующим войсками в Тунисе и уже оттуда вновь попадет на Восточный фронт в Донбассе командовать танковым корпусом. Вояка во всех отношениях отменный. Несмотря на ряд поражений, в конце войны примет 1-ю танковую армию, с которой попадет в плен к американцам.  Как водится, отсидит после войны недолго и умрет 90-летним заслуженным ветераном.

17-й армейских корпус был одним из старожилов вермахта, сформированным еще для нападения на Польшу. Всю войну с СССР проведет на Украине, юге России и в Молдавии. Закончит свое существование в Силезии. Все время, за исключением того, когда входил в оперативную группу «Холлидт» состоял из трех пехотных дивизий. К нему были приписаны и остатки 1-го и 2-го румынских корпусов. В самом конце войны будет состоять из двух танковых дивизий, но танковым так и не успеет стать. Корпусом командовал последний комендант Парижа генерал Дитрих фон Хольтиц, о котором мы уже говорили.

29-й армейский корпус с командиром генералом танковых войск Эрихом Брандером тоже наши старые знакомые, и к летней кампании только что пополнился до полного штатного состава.

Корпусная группа «Мит» перед боями в Донбассе была развернута во вновь созданный, взамен погибшего в Сталинграде, 4-й армейский корпус. Имел в своем составе две пехотные и одну горную дивизии. Командовал ими престарелый 59-летний генерал пехоты Фридрих Мит. Вояка еще тот. 1-ю мировую войну закончил с полным набором Железных крестов и тяжелым ранением. Во 2-ю Мировую войну командовал в Польше и Франции дивизиями. Войну с СССР начал командиром корпуса, потом заведовал всем тылом группы армий «Юг», потом опять 4-м армейским корпусом, счастливо избежит пленения под Сталинградом, но не избежит под Яссами, где и погибнет.

Далее на север стояли войска 1-й танковой армии. Армия состояла из 40-го, 57-го танковых и 30-го армейского корпусов. Командовал ей по-прежнему генерал-полковник Эберхард фон Макензен. Старый знакомый, один из лучших командующих танковыми армиями.

После зимней кампании  на Курскую дугу из 40-го танкового корпуса уйдут 3-я и 23-я танковые дивизии, и теперь танковый корпус состоял из 46-й фельдгренадерской пехотной и двух пехотных дивизий. Командовал корпусом все тот же генерал танковых войск Зигфрид Хенрици, которого мы уже подробно характеризовали. Опытный, умелый военачальник.

В армию из 4-й танковой армии, после ее передислокации на Курскую дугу, вошел 57-й танковый корпус. С ним произошли те же метаморфозы, что и с 40-м танковым корпусом. У него тоже вместо двух танковых дивизий были теперь 15-я гренадерская и две пехотные дивизии. Командовал корпусом по-прежнему нам хорошо известный генерал танковых войск Фридрих Кихнер.

Новый 30-й армейский корпус начал свою боевую историю со 2-й мировой войны. Воевал во Франции, завоевывал Грецию. Манштейну он был хорошо знаком, ибо с ним он завоевывал Крым, воевал под Керчью, брал Севастополь, сражался под Ленинградом. В 1943 году встретились вновь на Северском Донце в Донбассе. В состав корпуса входили 2-я фельдгренадерская и две пехотные дивизии. Командовал корпусом 52-летний генерал артиллерии Максимилиан Фреттер-Пико. Корпус он примет в 1941 году и будет командовать им до лета 1944 года, пока не получит в подчинение злополучную, восставшую после очередного поражения 6-ю полевую армию, с которой тоже попадет в окружение, но сумеет вырваться и до конца войны останется прозябать в резерве. В плен попадет к американцам и по уже известной схеме скоро освободится. Проживет до 94 лет записным счастливчиком. Судьба.

Возникает вопрос – остались ли вообще у Манштейна в Донбассе танковые дивизии?  Прежде всего, следует сказать, что часть из них вернутсяиз-под Курска. Вернутся изрядно потрепанными, со значительными потерями в танках и самоходках, но еще достаточно мощными, чтобы нанести нам чувствительные контрудары, о которых мы еще поговорим.

Прежде всего, это танки армейской группы «Кемпф». На ее базе для прорыва на южном фасе Курской дуги создавалась специальная группа танкового прорыва в составе 3-го танкового  и двух армейских корпусов. Нам важно отметить, что, несмотря на поражение, на Донбасс ушло все-таки до 300 исправных танков, из них несколько десятков «Тигров» и «Пантер», самоходок «Фердинанд».

Генерал танковых войск 57-летний Вальтер Кемпф до операции «Цитадель» считался генералом–победителем. Но после Белгорода и Донбасса будет беспощадно смещен с должности и направлен в резерв до конца войны. После перенесенного инфаркта уволится из армии в 1944 году, но зато избежит плена и доживет до 1984 года, Везунчик, или нет?

Его заменит во главе уже не группы, а 8-й полевой армии 49-летний генерал пехоты Отто Велер. Это был один из немногих в вермахте выходцев из простой бюргерской семьи, ставшим офицером только в ходе 1-й мировой войны. Но заслужил множество наград и в рейхсвере ничем не уступал прусским аристократам. Войну с СССР начал начальником штаба 11-й армии, брал с Манштейном Крым, и совсем не случайно фельдмаршал взял его к себе летом 1943 года на 8-ю полевую армию. Любопытно, что именно он станет последним командующим группы армий «Юг», с которой и попадет в плен к американцам. Как не странно, но получит от них полноценных 8 лет тюрьмы за сотрудничество с эсэсовскими эйнзацкомандами.  На этом странности закончатся. Отсидит только 3 года и проживет в родном городке Бургведеле до 92 лет. Удивительное долгожительство почти для всех гитлеровских полководцев. На Донбассе ничем не удивит противника в лице генерала Р.Я. Малиновского

И, конечно, танки 2-го танкового корпуса СС, во главе с хорошо нам знакомой легендой эсэсовских командиров Паулем Хаусером. На Донбасс он вернется практически сразу после неудачного сражения под Прохоровкой и оставления Белгорода теперь с тремя танковыми дивизиями СС – «Лейб-штандарт Адольф Гитлер», «Дас Райх» и «Мертвая голова», с лучшими танками «Тиграми», «Пантерами» и САУ «Фердинанд». Перед Курской битвой их у Хаусера было больше всего. К августу 1943 года осталось меньше трети, причем большая часть потеряна из-за неисправностей. Впрочем, эсэсовский корпус долго на Донбассе не провоюет. Манштейн хотел спасти элитными танкистами «Миус-фронт», а Гитлер хотел вообще спасти лучших танкистов и очень скоро убрал корпус СС с Донбасса на Запад.

Довольно серьезные силы остались у Манштейна в авиации. Тоже хорошо знакомы нам 4-й воздушный флот люфтваффе - более 1000 самолетов различных типов. Именно в этом флоте воевали лучшие гитлеровские асы Эрих Хартман (352 победы) и Герхард Баркхорн (301 победа). По поводу цифр этих побед до сих пор, не без основания, идут споры, но летчики эти были, безусловно, отличные. Как и их командир генерал-фельдмаршал Вольфрам фон Ритгофен, герой 1-й мировой войны, боев в Испании, Польше, Франции, воздушной битвы за Англию и, конечно, в сражениях за Ленинград, Сталинград, Курск, Донбасс. После Донбасса он отправится командовать 2-м воздушным флотом, но уже в 1944 году уволится из авиации по болезни и умрет от рака мозга в Австрии через два месяца после капитуляции Германии. Кстати, двоюродный брат легендарного аса 1-й мировой войны «Красного барона» Манфреда фон Ритгофена.

            В общей сложности, даже после поражения на Курской дуге, Манштейн собрал на Донбассе внушительную группировку, на сравнительном небольшом участке фронта – 540 тысяч человек, 900 танков и штурмовых орудий, 5400 орудий и минометов и 1100 самолетов. К этому следует добавить готовящуюся не один месяц стратегическую оборонительную систему. Передний край главной полосы обороны проходил по высокому берегу рек Северский Донец  и Миус. В глубине были оборудованы в полный профиль дополнительные рубежи по рекам Крынка, Кальмиус, Самара. Во всех городах и населенных пунктах на командных высотах – узлы обороны и опорные пункты. Все это насыщено ДОТами, ДЗОТами, минными полями, колючей проволокой, с пристрелянным  всеми видами огня предпольем. Особенно сильна была полоса обороны по реке Миус, которую, как мы помним, немцы начали создавать еще в 1941 году.

Состояние вооружения и военной техники этой группировки также было вполне удовлетворительно. Мы уже говорили об изменении  в лучшую сторону танкового корпуса за счет модернизации средних танковPz-III и Pz-IV, способных на равных воевать с нашими танками Т-34(76) и КВ-1. Летом 1943 года во всех танковых дивизиях вермахта и СС главной ударной силой стали средний танк Pz-V «Пантера», с усиленной броней, 75мм удлиненной танковой пушкой способной пробивать наши танки Т-34 на расстоянии 1 км. Еще опасней стал тяжелый танк Pz-VI «Тигр» с мощной 100 мм непробиваемой броней и 88 мм длинноствольной пушкой, способной поражать все наши танки на дальности 2,5 км. Мы же могли поражать «Тигры» и «Пантеры» с расстояния 300 и 500 метров соответственно. Спасала наших танкистов только быстрая маневренность наших танков и частые поломки немецких новинок.  Появился и так называемый танк-истребитель «Элнфант» более известный, как САУ «Фердинанд» с 88 мм орудием на базе  танка «Тигр» в помощь к «Ягдпанценр IV» на базе «Пантеры». Улучшили свои характеристики старые самоходки – 105мм «Веспе» и 150мм «Хуммель». Летом 1943 года в немецкой артиллерии появился шестиствольный миномет с 210мм 113 кг снарядами большой мощности. В авиации появились новые истребители «Фоке-Вульф-190» и штурмовики «Хеншель-129». Все это значительно повышало боевую мощь вермахта, ваффенСС и люфтваффе.

В кадровом составе гитлеровские дивизии по-прежнему оставались штатного состава, более 10 тысяч человек в каждой, усиленные артиллерией, минометами, САУ и штурмовыми орудиями. В морально-психологическом плане это были все еще фанатично преданные фюреру и Германии бойцы. Не будем забывать, что большая часть призывников 1943 года выросли из фанатичного «Гитлерюгенда». Младший и старший командный состав оставался хорошо подготовленным, обстрелянным, укомплектованным опытными офицерами и унтер-офицерами, прошедшими огонь и воду, умеющими хорошо не только наступать, но и обороняться. То же можно сказать и о генералитете. Вообще, на мой взгляд, личный состав всех родов гитлеровских войск, всех категорий до конца войны оставался боеготовым, боеспособным, стойким и упорным в боях противником. Хотя почему-то сложилось неправильное мнение, что мы после Сталинграда воевали уже с деморализованными, слабо подготовленными войсками. Тактические действия германских войск, управление войсками в бою, взаимодействие родов войск, особенно бесперебойная радиосвязь, оставались на очень высоком уровне.

Так что Манштейн и Гитлер имели все основания верить тому, что он сумеют остановить, или хотя бы задержать надолго продвижение наших войск на Донбассе. Имели, если бы летом 1943 года им не противостояли разительно меняющиеся на глазах, набирающие невиданную мощь войска Красной Армии. Это был уже далеко не тот, знакомый им противник.

 

Войска Красной Армии

 

Летом 1943 года группировка наших войск на Донбассе состояла из войск Юго-Западного и Южного фронтов.

Юго-Западный фронт к лету значительно усилился. К 1-й и 3-й гвардейским армиям присоединилась знаменитая бывшая 62-я, теперь 8-я гвардейская Сталинградская армия, 6-я и 12-я армии. Ушла 5-я танковая армия, но остались 23-й танковый корпус, 1-й гвардейский механизированный  и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса, 17-я воздушная армия. Фронт держал оборону от Изюма до северной излучины Северского Донца севернее Ворошиловграда. Фронтом командовал генерал-полковник Р.Я. Малиновский.

8-я гвардейская армия располагалась в центре обороны. В армию входили два гвардейских стрелковых корпуса по три дивизии в каждом, три отдельных танковых полка, полк САУ, два полка «Катюш» и штатная артиллерия. Всего в армии насчитывалось 50 тысяч человек, до 100 танков и САУ, до 1000 стволов артиллерии и минометов. Армия поистине героическая, обессмертившая себя обороной Сталинграда и взятием Берлина. Громила врага на Донбассе, на Днепре, под Одессой, в Польше и в самой Германии. Сводная рота гвардейцев армии будет заслуженно участвовать в Параде Победы.

Не менее легендарен и ее бессменный от Сталинграда до Берлина командующий 43-летний генерал-лейтенант, будущий Маршал Советского Союза дважды Герой Советского Союза Василий Иванович Чуйков. Этот крестьянский паренек начал службу на флоте юнгой   отряда минеров, а в Гражданскую войну в 19 лет командовал полком. После войны окончил Восточный факультет академии им. М.В. Фрунзе, советник в Китае. После окончания академии механизации и моторизации РККА командовал механизированной бригадой и корпусом. В Финскую войну блестяще проявил себя, командуя 9-й армией. Но Восточный факультет не отпускал, и трижды орденоносец Чуйков прямо перед войной опять очутился в Китае советником самого Чан-Кай-Ши. Почти два года будет прорываться на фронт и прорвется. Сначала получит 1-ю Резервную армию, потом 64-ю и 62-ю  в самом пекле сталинградской битвы, после которой станет известен всей Красной Армии, союзникам и врагам до конца дней своих.

После войны в 1949 году главком ГСВГ, командовал округами, главком Сухопутных войск. Прожил долгую жизнь и Почетным гражданином Сталинграда и Берлина будет похоронен на легендарном Мамаевом кургане города-героя. Летом 1943 года он был одним из лучших командармов оборонительного боя. Победоносно наступать только учился – быстро и весьма успешно.

Справа от 8-й гвардейской армии развернулась новая для фронта 6-я армия, о которой мы уже рассказывали по боям 1941 и 1942 годов. Армия после боев под Воронежем сформировалась в третий раз и попала в Донбасс. Состояла из трех гвардейских стрелковых корпусов, 125-й Отдельной танковой бригады, полка САУ, полка «Катюш» и штатной артиллерии. Всего 40 тысяч человек, до 80 танков и САУ, более 500 орудий и минометов. Командовал армией с апреля 1943 года 45-летний генерал-лейтенант, будущий Герой советского Союза Иван Тимофеевич Шлемин. О нем мы уже говорили, так как в зимнюю кампанию он командовал 5-й танковой армией.

Слева от 8-й гвардейской армии стояла 12-я армия. О ней мы тоже говорили, когда анализировали бои за Донбасс в 1941 и 1942 годах. Весной 1943 года она была сформирована на базе управления 5-й танковой армии. Армия была, пожалуй, самая слабая во фронте. Состояла из пяти стрелковых дивизий, полка САУ, полка «Катюш» и штатной артиллерии. Она долгое время находилась в резерве фронта и была введена в первый эшелон только в начале августа, потеснив 8-ю гвардейскую армию северо-восточнее города Барвенково перед самым наступлением.

Армию у Шлемина принял 46-летний генерал-майор Алексей Ильич Данилов. Из прапорщиков, в Гражданскую войну командир батальона РККА, после окончил курсы «Выстрел», академию им. М.В. Фрунзе, курсы высшего комсостава при академии Генштаба и быстро дослужился до командующего войсками ПВО Киевского округа, потом Юго-Западного фронта, с которым и попадет в котел осенью 1941 года. В котле примет командование над остатками 21-й армии и выведет их из котла. Невероятный случай в Киевской трагедии. Пройдет во главе этой армии все мытарства лета 1942 года, включая начало битвы за Сталинград. Окажется под Серафимовичами, где начальником штаба 5-й танковой армии будет наступать и окружать Паулюса. Весной 1943 года примет сформированную на базе его штаба 12-ю армию. В Донбассе будет бить фон Макензена, загонит его за Днепр, возьмет с армией Запорожье. Как же ему будет обидно, когда 20 октября 1943 года, получив звание генерал-лейтенант и орден Богдана Хмельницкого 1-й степени получит приказ о расформировании армии и назначении командую щим 17-й армией в далекой Монголии. Но в армии службу не выбирают. А Данилов получит-таки лавры победителя. Это его армия в августе 1945 года без артиллерийской и авиационной подготовки, сбивая все японские заслоны, на третьи сутки наступления выйдет к Большому Хингану, за две недели пройдет всю Манчжурию до побережья Ляодунского полуострова и Порт-Артура. Героем не станет, но все полководческие ордена, и не в едином числе, украсят грудь, без всякого сомнения, талантливого военачальника. Летом 1943 года он будет тоже на своем месте.

На флангах фронта справа стояла 1-я гвардейская армия генерала Лелюшенко, а слева 3-я гвардейская генерала Кузнецова. Армии после пополнились личным составом до штатного расписания, но вместо танковых корпусов в 1-й гвардейской армии остались Отдельный танковый полк и полк САУ, а в 3-й гвардейской танковая и механизированная бригады. Зато, в составе фронта, некоторых армий появились артиллерийские дивизии прорыва РВГК, полки САУ и «Катюш»

17-я воздушная армия после Курской дуги значительно усилилась, получив в дополнение к 1-му и 3-му Смешанным авиакорпусам еще и 9-й Смешанный авиакорпус. Все корпуса состояли из дивизий истребительной, штурмовой и бомбардировочной авиации. К этому следует добавить отдельные дивизии всех типов самолетов. Всего в армии насчитывалось более 700 самолетов. Внушительная сила.

В марте 1943 года на посту командующего армией генерала Красовского сменит 39-летний генерал-лейтенант, будущий маршал авиации, Герой Советского Союза Владимир Александрович Судец. Он, как и Красовский, сразу начал службу в авиации техником. Потом летная школа, академия. К 1933 году это был один из лучших летчиков-бомбардировщиков, командиров Дальней авиации. До войны успел покомандовать авиационной бригадой в армии МНР и авиационной дивизией в Финскую войну. С 1941 года командир авиационного корпуса и командующий армией. Герой Советского Союза, 4 ордена Ленина, 5 орденов Красного Знамени и все остальные ордена, включая полководческие. После войны проживет до 77 лет и упокоится на Новодевичьем кладбище.

Южный фронт летом 1943 года находился там, где остановился зимой на реке Миус практически в том же составе, усиленный 44-й армией. Два гвардейских механизированных корпуса, 1-й гвардейский кавалерийский корпус, артиллерийские дивизии прорыва РВГК, отдельные полки САУ и «Катюш» составляли главную прорывную силу фронта. В оперативном подчинении командования фронта находилась Азовская военная флотилия и 8-я воздушная армия. Полоса обороны фронта протянулась от Лисичанска до Азовского моря у Таганрога

Командовал фронтом еще один полководец-победитель Великой Отечественной войны 49-летний генерал-лейтенант, будущий Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, республик Югославии и Болгарии Федор Иванович Толбухин. Федор Иванович был единственным в Красной Армии полководцем из купеческого сословия, куда крестьянского паренька затянул родной дядя. До 1-й мировой войны успел окончить Коммерческое училище, поработать бухгалтером. Этот счетовод окончил школу прапорщиков и в войну дослужился до командира батальона, кавалера многих орденов. Гражданскую войну в РККА закончил начальником штаба стрелковой дивизии. Несомненный военный талант позволил ему после войны, окончания академии им. М.В. Фрунзе быстро дослужиться до начальника штаба ЗакВО. В Отечественную войну уже начальником штаба фронта именно он разработал десантную операцию в Крым в 1941 году, успешно осуществлял ее и хорошо запомнился И.В. Сталину. Будучи начальником штаба Крымского фронта, пытался в 1942 году организовать эшелонированную оборону Керченского полуострова, за что, вопреки очевидной необходимости этого, совершенно безответственно, был снят «великим стратегом» представителем Ставки Л.З. Мехлисом с должности. Но Верховный не забыл Толбухина и направил его под Сталинград, командовать 57-й армией на фронте А.И. Еременко. Потом, командуя армией на Северо-Западном фронте, блестяще проведет наступательную операцию под Старой Русой, и вернется на Юг, в Донбасс, командовать Южным фронтом.

В Донбассе он будет оттачивать свое наступательное мастерство, порой совершая непредвиденные ошибки, но в целом ничем не уступая гитлеровским полководцам. Зато после Донбасса – одни победы. Да еще какие – Мелитополь, Крым, Кишинев, Бухарест, Будапешт, Вена, Грац, София. Бывший бухгалтер станет одним из выдающихся полководцев-победителей, со всеми мыслимыми наградами. По возрасту самый пожилой из первой десятки, но умрет самым молодым из них от последствий сахарного диабета всего-то в 53 года в 1947 году.

Новая 44-я армия фронта заняла рубеж на крайнем левом фланге, сдвинув остальные войска от Азовского моря на север вдоль «Миус-фронта». Армия начинала свой боевой путь в 1941 году знаменитым походом в Иран вместе с английским экспедиционным корпусом. В конце года будет оттуда отозвана и примет участие в Керченско-Феодосийской десантной операции. Начнет с удачного десантирования, закончит тяжелейшим поражением весной 1942 года. Восстановилась в составе Закавказского и Северо-Кавказского фронтов,  и уже в составе Южного фронта будет в 1943 году наступать на Ростов. В ходе тех боев армия возьмет Азов и к весне закрывала левый фланг фронта, готовясь ударить на Таганрог, Мариуполь. Армия во многом напоминала уже воевавшую здесь 6-ю армию по составу и боевым возможностям. Самая слабая во фронте, она состояла из двух стрелковых корпусов, отдельных танковых полков, полков САУ и «Катюш». Всего 40 тысяч человек, до 70 исправных танков и до 300 артиллерийских и минометных стволов.

Провоевала армия недолго. Осенью 1943 года, уже после взятия Мариуполя и Мелитополя ее расформируют. Одной из причин этого станет гибель командующего армией 43-летнего генерал-лейтенанта Василия Афанасьевича Хоменко. Впрочем, до сих пор толком неизвестно – погиб Хоменко или попал в плен. Армия к тому времени вышла из боев и передислоцировалась на север для удара по Никополю. Хоменко решил лично посоветоваться с командирами корпусов и начал их объезд. По пути в 63-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта П.К. Кулешова сам сел за руль, взяв с собой командующего артиллерией армии генерала С.А. Бобкова и в пути заблудился. Сплошного фронта не было, и Хоменко выехал прямо на немецкую батарею, которая в упор расстреляла «неожиданный подарок». Спастись удалось только последней машине с документами. Судьба генералов до сих пор неизвестна. Немцы заявили на весь мир, что генералы сдались в плен. Как бы то ни было, но закончилось все приказом Верховного главнокомандующего И.В. Сталина и расформированием армии. А Хоменко был неплохим командармом, хотя вышел из пограничников. Неплохо командовал армиями под Смоленском, Калинином, Москвой, на Кавказе и, конечно, в Донбассе летом 1943 года.

Какие же изменения после зимней кампании произошли в остальных армиях фронта. Соседом справа у 44-й армии стояла 28-я армия. В ней никаких изменений не произошло, за исключением пополнения личным составом до штатного расписания и появления Отдельного дивизиона САУ. Командовал армией по-прежнему генерал-лейтенант В.О. Герасименко.

Далее стояла, пожалуй, самая сильная 2-я гвардейская армия. Летом 1943 года в ее составе было два гвардейских стрелковых корпуса, два гвардейских танковых корпуса, механизированный и кавалерийский корпуса, два полка САУ, три полка «Катюш» и артиллерийские дивизии РВГК. Мощная сила – более 70 тысяч человек, до 150 танков и САУ. Командовал армией хорошо нам знакомый генерал-лейтенант Я.Г. Крейзер, но в силу ряда событий, о которых мы еще скажем, он очутился во главе 51-й армии на правом фланге фронта.

Сменит Крейзера 46-летний генерал-лейтенант, в будущем генерал армии Георгий Федорович Захаров. Захаров во время я войны заслужил неоднозначную репутацию. Безусловно, талантлив, хотя бы потому, что бедняк из бедняков, имея за плечами только церковно-приходскую школу, уже 1-ю мировую войну закончил подпоручиком. В Гражданскую войну вырос до командира батальона. После войны и окончания курсов «Выстрел» командовал батальоном кремлевских курсантов, где имел личную беседу с В.И. Лениным. Об этом узнали все и вся, а сама встреча наложила особый отпечаток на всю его службу и характер. Он просто заскачет по карьерной лестнице, а после окончания академии Генштаба первого выпуска сразу станет начальником штаба УрВО. Все, казалось бы, при нем, но скверный характер, самолюбие с высоким самомнением, откровенная грубость, особенно с подчиненными, отталкивали от него людей, чувства уважения. К тому же, несмотря на академическое образование, штабную работу не любил.

Войну с гитлеровцами начнет начальником штаба 22-й армии, будет периодически назначаться на должность и сниматься с должности командующего армиями. В РККА было много грубиянов, сам Г.К. Жуков не сахар, но ему все прощалось за великий талант и великие победы. Захаров зарывал свой талант в землю, а больших побед так и не было. Сталин его ценил только за способность взяться решать любые невыполнимые задачи без рассуждений. И, начиная с 1941 года, Захаров ставил задачи подчиненным и требовал их выполнения « с матом и под пистолетом», в буквальном смысле слова. В Белорусской операции он даже покомандует фронтом, но недолго, и войну закончит командующим 4-й гвардейской армией, зам командующим 4-го Украинского фронта. Кстати, Героем Советского Союза так и не станет. В 1943 году, если исключить самодурство и грубость, генерал Г.Ф. Захаров командовал войсками уверенно, ничем не уступая гитлеровским стратегам.

Сосед справа  по «Миус-фронту» 5-я ударная армия доукомплектовалась личным составом до штатного состава и имела теперь два стрелковых, танковый корпуса отдельные полки САУ. «Катюш», артиллерии РВГК. Командовал армией по-прежнему генерал-лейтенант В.Д. Цветаев, опытный командарм уже получивший первые уроки наступательной войны.

На крайнем правом фланге соседствовала с Юго-Западным фронтом 51-я армия, тоже стоявшая на «Миус-фронте» с зимы 1943 года. Армия тоже пополнилась личным составом и военной техникой. В ее состав входили 63-й и 54-й стрелковые корпуса, две гвардейские танковые бригады и бригада ИПТАП, полк САУ и полк «Катюш». Всего 40 тысяч человек и более 70 исправных танков и САУ. К августу армия усилится 10-м стрелковым корпусом и артиллерией РВГК. Армией к началу боев командовал генерал Захаров, но в июле месяце произойдет его рокировка с генералом Я.Г. Крейзером.

8-я воздушная армия к лету значительно изменилась. Вместо 2-го Смешанного авиакорпуса был сформирован 7-й штурмовой авиакорпус (2 штурмовые и 1 истребительная дивизии). Уменьшилось число отдельных дивизий. Стало по одной истребительной, штурмовой и бомбардировочной. После Курской дуги к 7-му штурмовому корпусу  добавится 3-й истребительный корпус, две отдельные истребительные дивизии и дивизия ночных бомбардировщиков ПО-2. В армии увеличивалось число истребителей, без которых невозможно было обеспечить господство в воздухе и эффективную поддержкуназемных войск. Всего в армии имелось 600 самолетов различных типов. Командующий прежний – генерал-лейтенант авиации Т.Т. Хрюкин.

Азовская военная флотилия имела историю еще со времен Петра I, но нас интересует флотилия второго после 1941 года формирования. В 1943 году флотилия состояла из трех дивизионов бронекатеров, сторожевых кораблей, катеров-тральщиков (от 3-х до 6 единиц в каждом дивизионе) и отряда торпедных катеров. Также в нее входили батальон морской пехоты, стрелковый батальон, два штурмовых полка Ил-2 и эскадрилья морской разведывательной авиации МБР-2. Во время боев за Донбасс флотилия будет участвовать в Таганрогской и Мариупольской десантных операциях. После освобождения нашего черноморского побережья флотилия переформируется в Дунайскую флотилию, будет воевать за Будапешт, Белград, Вену. Командовал флотилией 38-летний контр-адмирал, будущий дважды Герой Советского Союза, Адмирал флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков. Уже в то время прекрасно образованный, толковый флотоводец.

Итак, к началу  летней кампании Ставка ВГК сосредоточила на Донбассе, в отличие от  зимы, превосходящие силы. По личному составу у нас было 1млн.100 тысяч человек, у Манштейна 540 тысяч. У нас орудий и минометов 21000, у Манштейна – 5400; танков и САУ -1257, у немцев – 900; самолетов 1400 против 1100. И это были уже войска не 1941, 1942 годов, и не даже зимы 1943 года. Во-первых, они были полностью укомплектованы, вооружены, снабжены по штатному расписанию. Во-вторых, готовящиеся к наступлению на знакомом участке фронта несколько месяцев.

 Существенно улучшилось оснащение войск новыми образцами вооружения и военной техники. Насыщенность стрелковых дивизий автоматическим оружием достигла 30-40%, против 15% еще зимой 1943 года. Особенно усилилась артиллерия. Главной, массовой ударной силой артиллерийских батарей стала самая эффективная 76мм пушка ЗИС-3, которую использовали и как противотанковую. Летом 1943 года у нас не было танков равных «Тиграм» и «Пантерам», но мы создали и поставили в войска пусть пока в ограниченном количестве самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-85 и мощнейшие СУ-152. Эти так называемые «зверобои» и помогали нашим танкистам управляться с гитлеровским «зверинцем». Основными самолетами истребительной авиации стали превосходящие немецких «мессеров» и «фоккеров» Як-3 и Ла-5 и их модернизации. Бомбардировщики Пе-2, Ту-2 и штурмовики Ил-2 до конца войны будут лучшими во фронтовой авиации.

Летом 1943 года стратегическая и тактическая подготовка, боевое мастерство командиров Красной Армии вышла на уровень командиров вермахта и люфтваффе. На полную мощность заработала система подготовки кадров в запасных полках, военных училищах и академиях по новым боевым уставам, с учетом практического опыта боевых действий. Мы впервые летом 1943 года могли себе позволить снимать с фронта и отправлять на учебу в тыл в академии наиболее подготовленных и успешных боевых командиров. Особенно это касалось артиллерии, авиации и танковых войск. На передовой бойцы научились слушать и видеть войну, понимать, где и когда можно погибнуть в первую очередь. Появилась  та самая уверенность в себе, которая исключала безумную панику в сложных ситуациях. Блестяще работала на всех участках недавно созданная гроза диверсантов и шпионов контрразведка СМЕРШ.

 Морально-психологическое состояние личного состава всех без исключения категорий было очень высокое. Солдаты,офицеры, генералы – все знали о победах зимы 1943 года, о прорыве блокады Ленинграда, уничтожении 6-й армии в Сталинграде и разгроме гитлеровцев с союзниками на Дону и Кавказе, на Курской дуге. Теперь мы наступали, и это было главным. Так что, оценивая соотношение сил и возможностей сторон перед летней битвой за Донбасс, мы впервые с начала войны можем сказать, что здесь Красная Армия ни в чем не уступала врагу. А последующие боевые действия показали – мы научились воевать, научились наступать, и в конце непростой Донбасской наступательной операции превзошли противника по всем параметрам.

 

Боевые действия

 

Официально Донбасская стратегическая наступательная операция проходила чуть больше месяца с 13 августа по 22 сентября 1943 года. О ней рассказано, пожалуй, больше всего и довольно подробно, в отличие от предыдущих боев на Донбассе,начиная с 1941 года. Желающие узнать подробности могут познакомиться хотя бы с книгой Михаила Жорохова «Битва за Донбасс». Я же, как и в предыдущем анализе, постараюсь остановиться на краткой хронологии битвы и некоторых, на мой взгляд, основных и любопытных моментах.

Начать следует с того, что реальное сражение за освобождение Донбасса началось уже 17 июля в разгар сражения на Курской дуге, операциями, которые должны были сковать резервы немцев, так необходимые им для наращивания мощи курского наступления. По указанию Ставки на вторые сутки наступления немцев на Курской дуге войска Юго-Западного и Южного фронтов приступили к подготовке наступательных операций. Перед фронтами ставилась задача концентрированными ударами от Изюма на Краматорск  Юго-Западного фронта (Изюм-Барвенковская операция) и от Куйбышева на Сталино Южного фронт вместе с фронтальным ударом на Таганрог, Мариуполь (Миусская  операция) разгромить вражескую группировку и освободить Донбасс. Через восемь суток 15 июля штабы фронтов доложили о планах операций, своей готовности и получили приказ начать наступление 17 июля. Для координации действий фронтов  с Кубани был срочно вызван представитель Ставки  маршал С.К. Тимошенко. Бои начались строго по приказу. Что здесь особенного и любопытного.

Во-первых, в приказе Ставки была существенная оговорка. В случае необходимости, Ставка может перебросить часть сил из Донбасса на южный фас Курской дуги. А это означало, что главным было все-таки не полное освобождение Донбасса, а  исключение возможности противнику перебрасывать резервы из Донбасса в район Белгорода. Ставилась задача не рваться безудержно вперед, а уничтожить на Донбассе, как можно больше сил и средств врага. У фронтов просто не хватало для мощного быстрого прорыва к Днепру достаточного количества мобильных войск и авиации. Все танки и самолеты были на Курской дуге.

Во-вторых,  все-таки требовалось вести постоянное наступление с нарастающим характером до тех пор, пока не начнется решающее контрнаступление  на Курской дуге. В случае его успеха войскам Юго-Западного и Южного фронтов разрешалось приостановить наступление, перегруппировать силы, пополниться танками и начать уже решительное наступление, полностью освободить Донбасс и выйти на Днепр, побережье Азовского моря и Перекоп.

В-третьих, важно отметить, что к июлю месяцу 1943 года немецкая оборона на Донбассе, состоящая из трех полос,  была, пожалуй, самой сильной на всем Восточном фронте. Первая(основная) полоса имела глубину от 6 до 12 км, вторая примерно с такими же параметрами. Третья располагалась в 40-50 км западнее Северского Донца и Миуса. Одним словом, очень напоминала знаменитую «Линию Маннергейма». Общая глубина обороны в некоторых местах достигала 90 км. И на всю глубину в каждой полосе сплошные линии траншей, с колючей проволокой, волчьими ямами, ДОТами и ДЗОТами. Противотанковые рвы и минные поля глубиной до 200 м каждое. На 1 км фронта ставилось от 1500 до 1800 мин. Напомним, что вся оборона по Северскому Донцу и Миусу строилась на правом высоком берегу. Так на Северском Донце на 1 км фронта приходилось 2000 погонных метров траншей и ходов сообщений, 2 ДОТа и 4 ДЗОТа, 9 блиндажей и 151 пулеметная ячейка. На «Миус фронте» были еще три свои полосы. Первая глубиной 21 км от реки Миус, вторая на реках Еланчик и Крынка глубиной 11 км и третья по рекам Кальмиус и Грузской – 7 км. Всего на миусском фронте было отрыто 18000 погонных метров траншей. Здесь на 1 км фронта установили 1800 мин, от 12  железобетонных ДОТов и  15 ДЗОТов. Скучные цифры, но они лучше всего показывают – такую оборону с наскоку преодолеть просто невозможно. Для победы нужна основательная подготовка и не стандартные решения.

Итак, 17 июля через неделю после знаменитого Прохоровского танкового сражения, на Юго-Западном фронте в районе Изюма перешли в наступление 1-я и 8-я гвардейские армии, нанося главный удар на юго-запад на Краматорск и Сталино. Армии были построены в два эшелона. 12-я и 6-я армии находились во втором эшелоне, для наращивания удара, 3-я ударная армия в резерве. На 1 км. фронта сосредоточилось до 100 орудий и минометов всех калибров. Вроде бы все, как надо, и началось все неплохо. Стрелковые дивизии форсировали Северский Донец, захватили плацдармы, но нарастить силы не удавалось несколько суток, из-за невозможности построить мосты для переправы тяжелого оружия и танков. Немцы группами по 20 – 50 «Юнкерсов» непрерывно били по переправам и выдвигающимся к ним войскам. К тому же, через неделю Манштейн подтянул сюда из группы «Кемпф» 17-ю и 23-ю танковые дивизии и дивизию СС «Викинг». Началась изнурительная борьба с атаками, контратаками, которые, в конце концов, остановили наши войска 27 июля. За 10 суток боев мы пробились недалеко, но сохранили на правом берегу Северского Донца в районе Изюма очень важный плацдарм шириной 36 км и глубиной до 10 км. Войска, конечно же, не пробились к Сталино, но сковали значительные силы врага, в том числе танковые, которые так нужны были Манштейну на Курской дуге.

Одним из печальных эпизодов этих боев стала неожиданная смерть героя Сталинграда командира 79-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Николая Филипповича Батюка от глубокого инфаркта. Почувствовал жжение в груди и умер мгновенно. В войну, на передовой очень обидная смерть. Похоронили 30 июля на высоком берегу Северского Донца в городе Святогорске. Мы потеряли около 40 тысяч человек, из них 10 тысяч безвозвратно. Но и немцы потеряли не меньше, и это уже симптоматично.

Одновременно с Юго-Западным фронтом начал наступать и Южный фронт, нанося удары силами 5-й ударной армии в направлении на Сталино и 28-й армии на юг на Таганрог. 51-я и 44-я армии обеспечивали фланги, а 2-я гвардейская армия  находилась во втором эшелоне для развития наступления после прорыва тактической полосы обороны немцев. Здесь положение дел сложилось хуже, чем в полосе Юго-Западного фронта. Во-первых, первым ударом удалось захватить только один небольшой плацдарм в районе Степановка Мариновка. Штаб 5-й ударной армии расположился как раз на ныне ставшей легендарной высоте Саур-Могила. Плацдарм был настолько мал, что по нему и переправам работали постоянно не только авиация, но и артиллерия, особенно шестиствольные минометы «Ванюша». К тому же командующий немецкой 6-й армии генерал Холлидт успел практически сразу подтянуть из резерва армии четыре дивизии, в том числе 16-ю. танко-гренадерскую, а на следующий день стал подтягиваться из 1-й танковой армии 24-й танковый корпус. 28 июля к плацдарму подошел выводимый из-под Прохоровки 2-й танковый корпус СС пока двумя дивизиями «Мертвая голова» и «Дас Райх».Корпус был, конечно, ослаблен после Курской дуги, но все равно был лучшей танковой группой с лучшими танками и лучшими танкистами. 5-я ударная армия остановилась и завязла в оборонительных боях с немецкими танкистами.

Командующий фронтом генерал Толбухин решил ввести в бой 2-ю гвардейскую армию. Здесь произошел любопытный случай, о котором долгое время помалкивала официальная историография. Командарм 2-й гвардейской армии генерал Крейзер осмелился возразить командующему фронтом, считая, что ввод армии на небольшой плацдарм создаст только ненужную скученность войск и неразбериху на переправах под постоянным огнем противника. И предложил осуществить прорыв на фланге. 30 июля Толбухин снимает Крейзера с должности (по некоторым данным арестовывает и отдает под суд – С.К.). На его место прибывает командующий 51-й армией генерал Захаров, и матюгами гонит войска вперед. Представитель Ставки маршал Тимошенко одобрил такой шаг, может  быть посоветовал. Без решения Ставки Толбухин не имел права снимать командармов. Но в тот же день Холлидт наносит мощнейший удар сразу 258 танками и 100 самоходками и наши5-я ударная и 2-я гвардейская армии не устояли. Через сутки боев начали отход, едва не попав в окружение.

Верховный И.В. Сталин был просто взбешен и приказал немедленно отвести войска за реку Миус.  Войска уходили  с большим трудом из-за отсутствия должных переправ и все  той же скученности  на маленьком плацдарме. Наши потери оказались значительными. Манштейн и Типпельскрих в своих мемуарах, как всегда увеличили их до десятков тысяч убитыми и пленными, более 700 танков и столько же орудий в «разбитых русских армиях». Ложь. У нас и перед началом наступления не было здесь такого количества войск и техники. К тому же ровно через две недели эти «разбитые русские армии» нанесут им такой удар, от которого они очутятся сразу за Днепром. Сталин немедленно отзывает Тимошенко и отправляет к Толбухину маршала А.М. Василевского наводить на Донбассе порядок и готовить полноценную стратегическую наступательную операцию по освобождению Донбасса. Именно о ней мы и говорили в самом начале. Василевский спас Крейзера, отменив распоряжения Толбухина, и назначил опального командарма командовать 51-й армией.Сам приступил вместе со штабами фронтов к разработке и согласованию со Ставкой плана  операции.

8 августа план был составлен, а 10 августа Ставка его утвердила. Василевский, прежде всего, обратил внимание на переправы, доукомплектование войск людьми, вооружением и техникой. Воздушные армии усилились сразу несколькими истребительными дивизиями, о которых мы уже говорили. Они были нужны для завоевания господства в воздухе, недопущения бомбежек переправ. Усиливалась штурмовая авиация для штурмовки немецких позиций, артиллерийских батарей. Согласно плану Юго-Западный фронт наносил главный удар со своего Изюмского плацдарма в направлениях на Барвенково, Павлоград, Орехово с конечной целью река Днепр у Запорожья, отрезая пути отхода всей Донецкой группировке немцев. Южный фронт, прорвав оборону на реке Миус, должен был уничтожить немцев в районах Таганрога, Горловки, Сталино, и далее наступать в направлении Крыма и низовья Днепра. Каждый фронт на направлении главного удара ставил три армии, имея во втором эшелоне танковые, механизированные и кавалерийские корпуса. Василевский добился того, чтобы на направлении главных ударов фронтов было создано превосходство в живой силе – в 4 раза, орудий и минометов – в 5 раз, танков – в 3 раза. И все это предопределило успех операции.Не вдаваясь в подробности, приведу лишь краткую хронологию событий.

Операция началась 13 августа наступлением не с плацдарма, а из района Змиева 1-й гвардейской армии. В Оперативной сводке Генштаба № 226 от 14.08.43г. читаем: «1-я гвардейская армия силами 152 сд и одним полком 6 сд форсировала р. Северский Донец и, преодолевая упорное сопротивление противника овладела Эсхар (8км юго-зап. Чугуева) и перерезала дорогу Эсхар – Мохначи».

16 августа из района Изюма с плацдарма пошли вперед 6-я и 12-я армии, которые сразу продвинулись до 5 км. Захвачено в плен сотни солдат и офицеров, 3 исправных танка, 8 сожжено

18 августа пошли в наступление главные силы Южного фронта 5-я ударная  и 2-я гвардейская армии. В Оперативной сводке Генштаба № 231 от 19.08.43г. сообщается: «5-я ударная армия, сломав сопротивление противника частями 31 и 3 гв. ск овладела Мариновка (Саур-Могила – С.К.) – Елизаветинский, продвинувшись вперед до 8 км. К 20.00 18.8 бои шли на рубеже Лиман, западнее Мариновка. 4 гв. мк к 21.50 18.8 введен в прорыв. 2-я гвардейская армия атаковала на рубеже южной окраины Куйбышева»

19 августа войска 5-й ударной армии продвинулись на 20 км, форсировали реку Крынка, захватив плацдарм на другом берегу, а значит, прорвала вторую линию обороны «Миус-фронта». В это же время введенная в прорыв подвижная группа 4-го гвардейского механизированного и 4-го кавалерийского корпусов разорвала оборону 6-й немецкой армии на две части и повернула на юг к Таганрогу, отрезая пути отхода таганрогской группировки немцев.

22 августа Малиновский вводит в сражение из второго эшелона 8-ю гвардейскую армию с 23-м танковым и 1-м гвардейским механизированным корпусами.

23 августа войска Воронежского и Степного фронтов освободили Харьков и на следующий день в Винницу в свою штаб-квартиру прибыл Гитлер. Манштейн настаивал на усилении группировки 2-м танковым корпусом СС, но Гитлер отправил своих любимцев на Запад, пообещав войска из групп армий «Центр» и «Север». Ничего не дал. Там тоже было не сладко.

28 августа на Юго-Западном фронте из второго эшелона вводится в бой 46-я армия, которая продвинулась вперед сразу на 10 км. И наступлению наших войск в Донбассе пошло по нарастающей.

30 августа бойцы 130 сд и 461 сд 44-й армии при содействии Азовской военной флотилии освободили город Таганрог и устремились вдоль побережья к Мариуполю. Там был полностью окружен и уничтожен весь немецкий 29-й армейский корпус. Над всей группой армий «Юг» нависла угроза расчленения и уничтожения. Позже в свих мемуарах Манштейн писал: «Мы любой ценой должны были избежать опасности, выражавшейся в том, что наши части в результате глубоких вражеских прорывов могли быть отрезаны и могли разделить судьбу 6-й армии у Сталинграда».

31 августа вечером Гитлер разрешил-таки Манштейну отводить 6-ю армию и правый фланг 1-й танковой армии «если того настоятельно требует обстановка и нет никакой другой возможности…». Обстановка требовала, ибо все наступавшие армии советских фронтов на втором дыхании просто рванули вперед

3 сентября части 51-й армии Южного фронта освободили Дебальцево.

4 сентября за тысячу километров от Донбасса началось движение по так называемому плану «Кримхильда». Гитлер по этому поводу заявил: «Чтобы высвободить соединения для решения других задач, я решил сдать кубанский плацдарм и отвести 17-ю армию через Керченский пролив в Крым».

5 сентября Дивизии 5-й ударной армии Юго-Западного фронта освободили Горловку. В тот же день 3-я гвардейская армия освободила Артемовск.

8 сентября войска 5-й ударной армии наконец освободили столицу Донбасса город Сталино. В тот же день в Запорожье к Манштейну прилетел Гитлер, и Манштейн попросил разрешения об отводе войск за Днепр. Фюрер не согласился.

Манштейн делал все возможное и невозможное. Отдает приказ 6-й полевой и 1-й танковой армиям «перейти к подвижной обороне, которую армии должны были организовать так, чтобы обеспечить стойкость войск и выиграть как можно больше времени для осуществления отхода». Ему очень хотелось вывезти за Днепр более 200 тысяч раненых, трехмесячный запас материальных средств, прежде всего боеприпасов и ремонтных танковых баз.

Для группы армий «Юг» начался настоящий ад. Вот выдержка из телеграммы Ставки ВГК Красной Армии фронтам в Донбассе по данным разведки: « В результате нашего успешного наступления противник вынужден производить отвод своих частей в дневное время. В отдельных случаях противник отходит крупными колоннами в 1000  – 2000 машин, в 2 – ряда по одной дороге. На ж\д узлах и станциях противники, производя погрузку, допускает иногда скопление 50 и большего числа эшелонов…»  Вся наша бомбардировочная, штурмовая и даже прочно завоевавшая господство в воздухе истребительная авиация била врага нещадно и очень эффективно, работая по этим целям. А вот выдержка из Манштейна: «Начатый в соответствии с этим приказом отход на линию Мелитополь – Днепр под натиском превосходящих сил противника является, пожалуй, самой тяжелой операцией, проведенной группой армий во время кампании 1943 – 1944 годов». Это признание дорогого стоит. Это после Курской дуги, битвы за Днепр, Корсунь-Шевченковского котла. Вот как отомстил Донбасс за все свои унижения 1941 и 1942 годов!

Но звериное лицо нацизма гитлеровская военщина показала в полной мере и во время этих драматических для себя событиях. Тактика выжженной земли, которую объявил Гитлер, разрешая отвод войск, создание « зон пустыни» ужаснула наших уже все повидавших бойцов. Манштейн вывез-таки более 2500 составов имущества группы армий «Юг» и награбленного добра с оккупированных территорий, угнал в Германию сотни тысяч людей, в основном молодежь. Остальное сжег, взорвал. Затопил и отчитался: «В зоне 20 – 30 км перед Днепром было разрушено, уничтожено или вывезено в тыл все, что могло помочь противнику немедленно продолжить наступление…». Но и эти зверства не помогали.

10 сентября войска Южного фронта совместно с десантом Азовской военной флотилии освободили Мариуполь, а войска Юго-Западного фронта взяли Барвенково

15 сентября войска двух фронтов вышли на линию Лозовая, Гуляй-Поле, Урзезер. Азовская военная флотилия способствовала наступлению Южного фронта вдоль побережья Азовского моря и высаженные морские десанты западнее Мариуполя в районе Осипенко не позволили противнику эвакуировать отходящие войска морским путем.

22 сентября войска Юго-Западного фронта отбросили Манштейна за Днепр на участке Днепропетровск – Запорожье, а войска Южного фронта в тот же день вышли на рубеж западнее Орехово – река Молочная, Мелитополь.

Гитлер в последний момент помог Манштейну уцепиться за рубеж реки Молочная, направив туда 5 дивизий с Тамани и 2 дивизии из группы армий «Север». Уж очень нужны были ему никелевая руда Никополя и Крым, куда уходили последние части 17-й армии. Но к 24 декабря 1943 года Южный фронт все-таки прорвется к Перекопу и Очакову. Но это уже другая песня. А Донбасс стал свободным именно 22 сентября.

Сознательно уходя от подробностей это блестящей стратегической операции, хочу привести лишь несколько любопытных эпизодов

Первый связан с представителем Ставки ВГК на Донбассе Маршалом Советского Союза Александром Михайловичем Василевским. Хорошо известно, и сейчас никем не оспаривается, что из всех наших полководцев И.В. Сталин более всего ценил и уважал Г.К. Жукова, К.К. Рокоссовского и А.М. Василевского, и присматривался к ним до конца войны. Не случайно именно Жуков брал Берлин и подписывал акт капитуляции Германии, Рокоссовский весь север Польши и Германии, Василевский Кенигсберг и разгромил японцев в Манчжурии. Так вот, единственный раз в своей жизни именно на Донбассе в совсем не критичной обстановке летнего наступления 17 августа Василевский получает от Сталина р разгромную шифрограмму из-за отсутствия ежесуточного доклада в Ставку, ходе операции:

«Маршалу Василевскому.

Сейчас уже 3 часа 30 минут 17 августа, а Вы все еще не изволили прислать в Ставку донесение об итогах операции за 16 августа и Вашей оценке обстановки… Последний раз предупреждаю Вас, что в случае, если Вы хоть раз еще изволите забыть о своем долге перед Ставкой, Вы будете отстранены от должности начальника Генерального штаба и будете отозваны с фронта…

И. СТАЛИН».

Василевский был более чем удивлен, ибо такое донесение послал. Не внес ясности и разговор со своим заместителем генералом Антоновым, который подтвердил получение донесения: «Мы его получили уже после отправки, и сразу доложил об этом. Да вы не волнуйтесь. Верховный приказал никого с этой шифрограммой не знакомить и хранить у себя, а когда получил-таки донесение совсем успокоился. Здесь Ватутину, Коневу достается по первое число, даже Жукова сия чаша не миновала».

Версий на этот счет существует до сих пор много. Я думаю, недовольство Сталина было связано с все еще большими потерями, которые мы несли в наступление после вроде бы такой победоносной победы на Курской дуге. Об этом позже.

Другой любопытный момент связан опять с генералом Крейзером. На сей раз он начал наступление своей 51-й армии без согласования сроков с командованием фронта. Наступать начал раньше. Общая задача армии выполнялась хорошо. Керейзер же боялся больше всего упустить момент начала отхода немецких войск, чтобы они не успели оторваться от наших передовых соединений. «Сидеть на плечах противника» - означало начисто лишить его возможности организовывать чувствительные контрудары. 1 сентября его разведчики доложили, что немцы начинают отход, оставляя в траншеях лишь небольшие заслоны. Заранее подготовленная Крейзером мобильная пробивная группировка немедленно перешла в наступление и «села на плечи врага». За трое суток войска Крейзера продвинулись вперед сразу на 60 км (самый высокий темп наступления за всю операцию обоих фронтов –С.К.) взяли города Красный Луг, Ворошиловск, Штеровку, Дебальцево. Крейзер, конечно, доложил в штаб фронта о начале наступления, но с небольшим опозданием и опять навлек на себя гнев комфронта генерала Толбухина и его начальника штаба генерала Бирюзова. И опять дело спас Василевский. В Ставке утвердили его формулировку, что победителей не судят

 Не могу не сказать несколько слов о боях за символ Донбасса высоту 277,9,  «Саур-Могилу».Этот бывший казачий сторожевой пост на кургане с легендарных времен господствовал над местностью в междуречье Миуса и Крынка. Летом 1943 года эту высоту бойцам 5-й ударной армии всего в течении полутора месяцев пришлось отбивать у гитлеровцев, потом оборонять, оставлять на короткое время и снова брать. Первый раз взяли ее первым же ударом 17 июля после стремительного форсирования реки  и захвата плацдарма у села Мариновка силами 31-го гвардейского стрелкового корпуса, механизированного и танкового корпусов. Мы уже говорили, что через десять суток наше наступление приостановилось. «Саур-Могилу» в течение двух суток непрерывно обстреливала артиллерия, бомбила авиация, но она держалась. Кконцу месяца на нее вышли эсэсовские дивизии «Дас Райх» и «Мертвая голова» 2-го танкового корпуса СС, переброшенного из-под Прохоровки. Начиная с 29 июля по высоте трое суток непрерывно били шестиствольные реактивные минометы «Ванюша», самоходки «Фердианд», «Веспе», «Хуммель», волнами по 30 машин налетали Ю-87 «Штука». В промежутке между налетами на «Саур-Могилу» лезли панцергренадеры в эсэсовском камуфляже, и раз за разом откатывались назад.Кстати, за этим боем с КП обер-группенфюрера СС Хаусесера наблюдал сам фельдмаршал  Манштейн. Дело дошло до рукопашной, так как у защитников кончились боеприпасы. В ночь на 1 августа нам пришлось все-таки отойти и по приказу Ставки оставить плацдарм

К началу основной операции по освобождению Донбасса, к 13 августа, теперь уже немцы превратили высоту в неприступную крепость, и брать ее пришлось после обстоятельной подготовки. Брала высоту 96-я гвардейская Иловайская стрелковая дивизия полковника С.С. Левина. Штурму предшествовала получасовая артподготовка всей дивизионной артиллерии и полка «Катюш». Прямо перед началом атаки высоту  изрядно «проутюжили» две эскадрильи штурмовиков Ил-2. Высоту атаковал с трех сторон сразу все три полка дивизии. Главным застрельщиком стал 295-й стрелковый полк будущего Героя Советского Союза 37-летнего майора Андрея Максимовича Волошина. Первая атака не удалась. Атаки будут повторяться с прежней подготовкой и настойчивостью до тех пор, пока 30 августа группа роты дивизионной разведки младшего лейтенанта Шевченко не прорвалась к вершине, где установила Красное знамя. Немцы сутки будут пытаться отбить вершину высоты, но 31 августа вся высота будет взята окончательно. Шевченко погибнет, посмертно получит орден Красного Знамени, как и командир дивизии полковник Левин.

Приведу только одну цитату: « Одно из самых страшных впечатлений штурма у бойцов – как они ползли по скатам, вверх к ДЗОТам – а немцы выбрасывали из амбразур гранаты. Вид катящейся сверху навстречу, подпрыгивающей гранаты, ожидание, когда она взорвется – у твое головы, на спине ли, или на соседе – остались кошмаром у многих выживших участников тех боев… Для защиты от пуль и осколков залегшие на склонах бойцы использовали тела своих убитых товарищей… Кто хоть однажды видел это – тот не забудет никогда».

Неизвестно сколь бы еще продолжались эти кровавые бои, если бы не первый приказ Манштейна о начале отвода войск с Донбасса. Об этом мы как-то не любим вспоминать, как и о том, что в штурме высоты принимала участие и соседняя 271-я стрелковая дивизия полковника И.П. Говорова. На фронте так часто было, кого то всегда обходили в наградах.

На месте тех боев сразу после войны был поставлен памятник героям «Саур-Могилы». В 1967 году памятник обновили, в 1975 году, еще раз и зажгли вечный огонь. Кто бы мог подумать, что ровно через 71 год артиллерия новоявленных бандеровцев разрушит этот символ памяти, но не разрушит памяти защитников русского мира на Донбассе. Только в страшном сне можно было представить гражданскую войну, кровь и смерть на этой земле. До сих пор это кажется какой-то фантастикой. Новые защитники Донбасса в такие же летние дни снова отбили «Саур-Могилу», отогнали бандеровцев и петлюровцев и восстановили мемориал. Нет, никогда над «Саур-Могилой», над Донбассом не будут развиваться бандеровские знамена и петлюровские бунчуки.

 Еще один любопытный момент летних боев 1943 года о справедливости наград. Как раз в это время многие части и соединения стали получать за освобождение город и населенных пунктов их наименование. Кто же не мечтал получить наименование Сталинская за освобождение города Сталино. Сталино брала 5-я ударная армия генерала Цветаева и взяла, как известно, 8 сентября. Но еще раньше 5 сентября Сталино находилось в полосе наступления 2-й гвардейской армии, и командарм генерал Захаров рассчитывал успеть взять город первым. Но после взятия Макеевки именно Цветаев оказался ближе к столице Донбасса, и штаб фронта разрешил ему тоже атаковать Сталино. Захаров понял, что не сможет опередить Цветаева и своим приказом сформировал подвижный отряд в 200 человек из состава 87-й гвардейской стрелковой дивизии и на автомобилях «студобекер» направил его в Сталино. В 19.00 7 августа небольшая группа отряда подошла к окраине города, спешилась и просочилась в центр, где на здании театра оперы и балета водрузила Красное знамя. Отрядом командовал капитан Ратников. Знамя водрузили сержант Герасименко и рядовой Жуйков. Капитан немедленно отправил в штаб армии радиограмму, что они первыми ворвались в город, хотя на другой окраине уже более суток вела бой 301-я стрелковая дивизия 5-й ударной армии. Захаров так же немедленно ходатайствовал перед Военным советом фронта о присвоении 87-й гвардейской дивизии почетного наименования «Сталинская». Военному совету пришлось проводить целое расследование, в результате которого, было установлено, что первой в город ворвалась 301-я дивизия 5-й ударной армии. Справедливость восторжествовала, но так было не всегда. А кто посмеет бросить камень в сторону капитана Ратникова, сержанта Герасименко, рядового Жуйкова и их товарищей. Безусловные герои.

Итак, настало время подвести итоги победного праздника жизни на донбасской земле, и выяснить, были ли у Манштейна шансы удержать Донбасс. Сразу ответим – не было, если исходить из общей обстановки, сложившейся на Восточно фронте после сражения на Курской дуге. Главным итогом битвы за Донбасс стало, во-первых, его полное освобождение в результате разгрома 13 дивизий врага, продвижение наших войск на запад до 300 км и создания условия для освобождения Северной Таврии, Правобережной Украины и Крыма. Уже осенью  этого же года был форсирован практически на всем протяжении Днепр, освобождены Смоленск, Гомель, Чернигов, Черкассы, столица Украины Киев. Добившиеся этого фронты получили наименование 1,2,3,4-го Украинских, с которыми победно закончили войну. Во-вторых, это заставило Гитлера вывести с Кубани всю 17-армию, которая будучи заблокированная в Крыму, полностью оказалась исключена из осенне-зимней кампании 1943 – 1944 годов. Наконец, в третьих, был нанесен существенный урон и без того слабеющей гитлеровской экономики и усилился экономический потенциал СССР. Уцелевшие угольные шахты Донбасса заработали практически сразу после освобождения. Уже в 1944 году страна получила дополнительно 21 млн.тонн угля и заработало три четверти всех шахт бассейна. Уже через месяц после освобождения дали ток Зуевская ТЭЦ и Рудченская ГЭС, а к концу года восстановил полный металлургический цикл Енакиевский металлургический завод, и выпуск продукции машиностроения достиг трети довоенного. Наконец, мы вернули стране миллионы местных жителей и миллионы гектаров плодородной земли.

            Мы потеряли в эту кампанию 273522 человека, из них безвозвратно (убитых, умерших от ран, пропавших без вести) – 66166 человек. Гитлеровская пропаганда устами Геббельса озвучило число своих потерь в 114744 человека, то есть в два раза меньше. Но мы уже хорошо знаем цену этой пропаганды.  Современные немецкие исследователи оценивают потери германской группы армий «Юг» в борьбе за Донбасс сопоставимыми с потерями Красной Армии. И это важная,существенная примета начала полного перелома в ходе войны. Действительно, в наступательных операциях лета 1943 года мы практически сравнялись по боевым потерям с гитлеровскими войсками.  Наши потери просто несопоставимы с потерями 1941 и 1942 годов. А. начиная с 1944 года, картина полностью поменяется. Наши потери будут стремительно уменьшаться, а потери гитлеровских войск также стремительно расти. Еще одна деталь. В конкретной Донбасской наступательной операции мы понесли безвозвратных потерь меньше, чем в других наступательных операциях лета 1943 года. Это же касается и потерь боевой техники. К примеру, мы потеряли в боях за Донбасс 886 танков, в операции «Полководец Румянцев – 1864 танка, в операции «Кутузов» - 2586 танков.

Все это говорит об одном. Наконец, Красная Армия научилась воевать лучше вермахта, наконец,наши ВВС окончательно завоевали господство в воздухе и не отдадут его до конца войны. И это признают даже наши враги. Впервые фельдмаршал Манштейн признал не только стойкость русского солдата, но и его умение побеждать в современном бою. Признал и высокий профессионализм командиров и полководцев Красной Армии.

Мы уже говорили об отсутствии нашего общего подавляющего превосходства в силах и средствах над врагом. В личном составе и артиллерии  в два раз, по самолетам и танкам – на одну треть. По всем законам военного искусства Манштейн, сидя в глубоко эшелонированной обороне на крутых берегах рек, должен был без проблем сдерживать наши войска. Но планирование операций нашими штабами, военачальниками вышло на новый уровень, несопоставимый даже с зимним периодом. Не имея значительного превосходства, наши полководцы добивались значительного преимущества на главных участках прорыва, смело ослабляя второстепенные участки фронта. На участках прорыва, направлениях главного удара командование фронтов создавало перевес над противником: по личному составу – в 4 раза, по артиллерии – в 5 раз; танкам – в 6,4 раза. На фронте в 215 км сосредотачивалось до 23 стрелковых дивизий, 2000 орудий и минометов, включая большой мощности РВГК. На 1 км Южного фронта на участке прорыва приходилось до 93 орудий.

Особое внимание стало уделяться всем видам разведки войсковой, глубинной для выявления координат штабов, опорных пунктов, позиций артиллерии, линий связи и тыловых коммуникаций врага. Блестяще работала контрразведка «Смерш», практически идеально зачистившая ближние тылы от вражеских агентов

На более высокий уровень боевой готовности и способности вышла артиллерия, авторитет которой был достаточно высок с самого начала войны. Именно в этих боях она отрабатывали принципы наступательной стратегии и тактики, сосредоточения, рассредоточения, маневра огня, батарей, частей и соединений. Для стрельбы прямой наводкой в боевые порядки пехоты выдвигались все орудия и минометы батальонной и полковой артиллерии, которые усиливались орудиями больших калибров 122мм и 152 мм. Вот пример артиллерийского наступления 2-й гвардейской армии Южного фронта. Перед началом атаки артподготовка в течение 80 минут. Сначала 5-минутный налет всеми огневыми средствами по переднему краю, потом 45-минутный огонь на разрушение и подавления средств обороны, затем 20-минутная пауза и новый огневой налет с переносом огня в глубину вражеских позиций, завершающийся новым 10-минутным огнем из всех орудий и минометов армии. Атака пехоты и танков сопровождалась последовательным огневым валом на глубину до 2 км и продолжалась еще 90 минут. Такого гитлеровская оборона еще не претерпевала. А то ли еще будет в 1944 и 1945 годах.

 Само наступление состояло: из фронтальных ударов, с последующим развитием успеха в сторону флангов, охватов и обходов узлов сопротивления противника; немедленным вводом в прорыв подвижных войск, танков, мотопехоты и кавалерии для маневра в оперативной глубине обороны врага. И это гитлеровские войска почувствовали в полной мере. То, что они делали с нашими войсками два первых года войны.  Тогда мы тоже нередко наступали, но они не боялись наших обходов, даже окружений и практически всегда выходили из них успешно. Теперь стали бояться, и при первой же возможности отходили, якобы спрямляя, сокращая линию фронта. Это совершенно не значит, что победы давались нам очень легко. Немцы упорно и умело оборонялись, цеплялись за каждый опорный пункт и при первой возможности контратаковали – все по боевому уставу германской армии. Отходили только с боем. Так они оборонялись до конца войны. И все-таки мы их били и гнали с нашей земли, не смотря ни на что.

Достаточно прочитать хотя бы одну Оперативную  сводку Генерального штаба Красной Армии, скажем, за № 236 от 24 августа 1943 года:

«Южный фронт.

5-я ударная армия под давлением противника оставила на три часа Криничка, Артемовка (12 – 16 км сев. - вост. Донецко-Амвросиевка) и снова отбила их

4 гв.мк к рассвету 23.8 овладел городом Донецко-Амвросиевка. Его передовые части заняли Николаевка (4 км сев.- вост. Кутейниково)

2-я гвардейская армия, продолжая наступление, имела незначительное продвижение вперед

28-я армия правофланговыми частями вела бои за овладение Екатеринославской (4 км юго-вост. Успенская), но успеха не добилась.

Остальные армии фронта занимали  прежние позиции

Наземными частями уничтожено до 28 танков и штурмовых орудий противника. Захвачено 100 пленных

Авиация фронта произвела 1046 самолето-вылетов. Штурмовики и бомбардировщики уничтожили и повредили 43 танка, 73 автомашины, 4 склада  боеприпасов, склад горючего, батарею ЗА. 5 батарей полевой артиллерии, уничтожено до 2-х рот пехоты и сбито 7 самолетов противника.

Авиация противника произвела 600 самолето-вылетов».

Очень характерные цифры, говорящие о том, что побеждали мы очень опасного, умелого врага, и победа давалась большим трудом и кровью. А вот двойное превосходство самолето-вылетов нашей авиации над люфтваффе говорит о полном превосходстве в воздухе. Наши летчики воевали на лучших самолетах, и так получилось, что именно на Донбассе собрались наши лучшие летчики, как раз перехватившие это превосходство недавно в воздушных боях над Кубанью. В 17-й воздушной армии Юго-Западного фронта воевали асы из асов, Герои и дважды Герои В.А. Зайцев, А.И. Колдунов, М.В. Кузев, В.И. Попков, Н.М. Скоморохов и др. В 8-й воздушной армии Южного фронта громили врага тоже Герои, дважды и трижды Герои А.И. Покрышкин, А.В. Алелюхин, Султан-Ахмет-Хан, В.С. Ефремов, В.Д. Лавриненков и др.

 Это они и их товарищи отгоняли гитлеровских бомберов от переправ через Миус, Кальмиус, Крынка. Это они добили резервы Манштейна, узлы сопротивления. Это они насшибали десятки гитлеровских асов, в том числе самого знаменитого лейтенанта Эриха Хартмана, того, кто по немецкой статистике совершил 1404 боевых вылета, сбил 352 (в т.ч.347 советских) самолета в 800 воздушных боях. Лукавая фашистская статистика не учитывает того, что почти половину их он сбил в групповых боях, когда победа при писывалась каждому самолету группы, или в свободной охоте. Что четырехмоторный самолет засчитывался у них за четыре одномоторных. Хартман забирался на большую высоту, выбирал самого слабого противника (для профессионала это не сложно – С.К.), заходил со стороны солнца, пикировал,  сбивал самолет противника одним ударом и уходил из боя. Многие сбитые летчики даже не успевали понять, что произошло и нередко списывали все на огонь зениток или неисправность машины. Наши летчики-асы большую часть боевых вылетов совершали не на свободную охоту, а в суровых конкретных боях по защите  своих штурмовиков и бомбардировщиков. Не думаю, что в таких боях Хартман смог бы добиться такого невероятного числа побед. Да и вообще дожил бы до конца войны. А он дожил майором люфтваффе и после войны до 70 лет полковником бундесвера. 19 августа 1943 года его сбили в воздушном бою. Он с трудом приземлился на нашей территории и невероятным чудом, избежав плена, перешел линию фронта. Это к слову о том, почему же наши Покрышкин и Кожедуб так проигрывали гитлеровским асам.

Следует отметить, что в битве за Донбасс у нас все командующие фронтами и армиями были на своем месте и уже выше по способностям и практическим действиям, чем командующие группы армий «Юг», включая самого Манштейна. В среднем и низшем звене такие сравнения провести труднее, но то, что наши командиры ничем не уступали немецким – истинная правда. То же самое можно сказать и о рядовом и сержантском составе. К лету 1943 года ни один призывник или доброволец не попадал на фронт без основательной подготовки в запасных полках запасных бригад, которые в 1944 году будут развернуты в дивизии. До мая 1942 года обучение рядового состава не превышало 1 месяца, сержантов – 1,5 – 2 месяца. С 1943 года в программе обучения основное внимание уделялось боевому опыту, освоению новых образцов оружия. Проводилась обязательная обкатка танками, ведение тактических действий под реальным огнем поверх голов. Сроки обучения доходили до 3-х месяцев у рядового и 6 месяцев у сержантского состава. Более полугода готовили теперь артиллеристов, танкистов, связистов, саперов. Только потом маршевые роты и спец. команды. Только потом фронт, где до попадания на передовую нередко приходилось еще поползать в ближнем тылу.

К тому же в маршевых ротах было большое число опытных фронтовиков после ранений. Стала практиковаться для некоторых военнослужащих отправка после госпиталей в свои  старые части. Так поступали с летчиками и обязательно с артиллеристами ПТА. А значит и в боевой подготовки резервов мы стали  опережать немецкие запасные  полки.

Наконец,  и морально-психологическое состояние наших бойцов и командиров начинает впитывать в себя дух победителя. И здесь у Манштейна не было шансов. Мы уже говорили, что к 1943 году вермахт и люфтваффе были более чем на 80% укомплектованы из «бывших волчат «Гитлерюгенда», фанатичных нацистов, преданных фюреру. Подошел их год призыва. В Донбассе, как и на всем Восточном фронте, они все еще свято верили в свое физическое, моральное, биологическое превосходств над «этими недочеловеками». Но  и наша армия по тем же призывным признакам и системе советского воспитания состояла в основном из молодых ребят, комсомольцев, преданных народу, Сталину посильнее «волчат гитлерюгенда». Не случайно в одном из своих последних интервью первый маршал Победы Г.К. Жуков говорил, что войну выиграла наша советская молодежь, вся вставшая на защиту Родины. Конечно, мы знаем, что в семье не без урода. Помимо Зои Космодемьянской и Лизы Чайкиной была и «Тонька-пулеметчица». Но к чести нашего народа, таких уродов было очень мало.

Морально-боевой дух каждого нашего бойца поднимало уже то, что он видел собственными глазами. Все зверства, разрушения, мерзость запустения, оставляемые отступавшими гитлеровцами. «Пусть ярость благородная вскипает, как волна…». Ярость, месть за поруганные святыни, загубленные жизни матерей, жен, сестер, детей не просто вскипала, но удваивала, утраивала героический, самоотверженный порыв наших бойцов на земле, в небе, на воде. И, конечно, дух победителя – уверенность в себе, своих товарищах, «настроение с улыбочкой». То настроение, о котором гениальный поэт-воин за 30 лет до донбасских сражений писал:

И так сладко рядить Победу

Словно девушку, в жемчуга,

Проходя по пыльному следу

Отступающего врага.

Верю, не могу не верить, что и нынешнее противостояние добра и зла на Донбассе, русского мира и майданутых бандеровцев, Бога и сатаны закончится нашей Победой. И уже навсегда.

Полковник Сергей Куличкин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"