На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Соловьева грустит переправа

25 сентября 2018 года – 75 лет со дня освобождения Смоленской области от немецко-фашистских оккупантов

НА СОЖЖЕНИЕ ЗАЖИВО НАСТЕНЬКИ

В. Н. Пронькиной, неизбывно помнившей об

огненных смертях неповинного люда Смоленщины

 

Ушла в духовный мир ты шестилетней,

Как в небо лебединый белый храм.

Иль Китеж под воду, отвергнув срам,

Ручонкой зажимала крест нательный.

 

Багровый вал видением последим

Неистово пронесся по глазам

Во исполненье демонских программ.

И, сверстница, ты стала межпланетной.

 

Из пепельной пустыни горний свет

Ты семьдесят несешь безмерно лет,

А с ним сердцебиенье несравненно.

 

Не счесть всех нитей меж тобой, живой,

И нами, в нежности к тебе покой.

Покой любой души в одном нетленном.

 

СТРАДАЮЩАЯ ГОСБЕЗОПАСНОСТЬ

 

О палачах-кострах

Строжайше засекречена святая правда. –

 

О, как ликует враг!

О, как госбезопасность этому не рада!

 

СОЛОВЬЕВА ГРУСТИТ ПЕРЕПРАВА

 

Соловьева переправа через Днепр на Смоленщине в июле 1941 года стала единственной артерией отступающих советских войск и беженцев. Потери здесь только красноармейцев составили около 100 тысяч.

 

Петухи ли горланят в рассвет,

Вознося дню грядущему славу;

Он ли счастьем идет по росе –

Соловьева грустит переправа.

 

В чудной жизни, избытке ее

Лепестки утопают купавы,

Песня звезд заливает жилье –

Соловьева грустит переправа.

 

Днем и ночью, и в стынь, и в жару,

Даже в час торжества величавый

Иль веселья страны на пиру –

Соловьева грустит переправа.

 

Воздух, недра, огонь и вода –

Помнит! – оргия смерти кровавой.

Траур в сердце ее навсегда…

Соловьева грустит переправа.

 

МЕМОРИАЛ ЖЕРТВ ФАШИСТСКОГО ГЕНОЦИДА

 

Действительному члену Международной Академии Архитектуры МААМ (Московское отделение) Ю. В. ОМЕЛЬЧЕНКО, автору проектного мемориала 19 миллионам жертв геноцида Великой Отечественной войны

 

На Поклонной горе явью вижу идею –

Всей земли поклонившийся мемориал.

Милых душ сонмы дивный святостью веют,

Архитектор Колумбом ее увидал.

 

Стихнет злое забве6нье, а светильники-люди

И в нацистских когтях победят свою сметь:

Мы же, завороженные, будем – да, идем! –

На планету, очистившись духом, смотреть.

 

На порядочность, честность – опоры от века;

Отправляя культ предков. Вновь станем сильны.

Как без памяти нет (знают все) члове6ка,

Точно так без истории нет и страны.

 

Манит знанием Музей жертв войны-геноцида,

Стариков, женщин, деток истреблявшей – «сорняк»,

Документов и ликов лучезарных забытых,

Лай «Хай Гитлер!» убийц – «посещенных» собак.

 

О, в честь светлых сиянье свечей поминальных! ,–

Чувств и мыслей взмывающих к Богу приют…

Первый я с этой праведностью мемориальной,

Но в грядущем людские века протекут.

 

***

Разбито столько песнопений

В моей изменчивой судьбе.

«Спасибо» за опор крушенье,

О время, – сдохнуть бы тебе!

 

Где свой – с Победой! – образ жизни

Вдоль берегов Угры-любви?

В окно поющая Отчизна

С весельем майским: «Со-о-ло-о-вьи!»

 

Умелец, удалой и храбрый,

А для подружки – атаман:

Ужели я, вот этот самый,

Разбою краем предков сдан?

 

Нет, я и ныне созидатель!

Пахать, косить, варить ли щи,

Светло ухаживать за садом –

Мои и Родины ключи.

 

Я дорожу счастливой песней –

Моим: «Ура! Ура! Ура!»

И нет мне ничего чудесней:

Жить в мире божьем – не ворья.

 

ПОЮ ЛЮБОВЬ

 

Пою любовь, что обаянье, прелесть,

Изящество и яркий жизни цвет.

Красавицы средь чувств подобной нет,

Как с ней чудесно пелось и летелось!

 

О, поцелуй – губ огненных веселье,

На холм груди руки скольженье вслед,

Желанья с ног сбивающий кастет,

Восторгов сразу двух осатанелость!

 

Все, что захочешь, то произойдет,

Рока любви работает завод,

Салют победный – жизненные силы.

 

Пока встречаешь ты приветный взор,

Стан стройный пьешь объятьем, до тех пор

Душа – не солнцу ль равное светило?

 

***

 

Утро было страстное,

Ноги в пышных цыпках,

Твердь небес прекрасною

От пчелиной сыпи.

 

Было счастье теплое

В ангельской сторонке.

Обнимала во поле

Рожь мечту ребенка.

 

Шли дожди смородины

В русских избах честных…

Милый облик Родины,

Жажда жить – как песня.

 

 

Москва – Большая деревня

Старинная поговорка.

 

Стучат у торжищ электрички

Вальками дедовской Руси.

Купаясь в громе, сердце ищет

Лицо в циклоне маск вблизи.

 

В какую пали бездну лица

Срединной искренней Москвы?..

Страна в столицу не глядится,

Ее трюмо кривит, увы!..

 

Душа гуляет по деревням:

Моей, Москве минувших лет,

Где мед отзывчивости древней,

Во всех очах сердечный свет;

 

Где даже в немощной хатенке

Всевышний в солнечном углу;

Ликуя,с благовестом звонким

Сливаются и снег и луг;

 

Где столько в чувствах единенья,

Душа народа – поцелуй;

С рожденья и до погребенья

Все льнут к Московскому Кремлю…

 

А ныне льдом сковало взоры,

Как пал безумия туман.

До званья Фарт Легальных Воров

Столицу Песней звал Иван.

 

Давно ль цвела ее лиричность?

Сегодня холодом разит.

Стучат у торжищ электрички

Вальками дедовской Руси.

27 апреля 2010

 

 

***

 

В годы русские рос я не с вами,

Антирусские русские – вы.

С одаренными мчался мечтами,

Сын Победы, пить шепот листвы.

 

Вольный чувством, тверд в чести высокой,

Как все взрослые, дети окрест,

К небесам я взлетал на уроках,

Помнил долг, в гурт сбивая овец.

 

Залечившая раны сторонка

Замирала от счастья со мной.

Все росинки, все звезды мальчонку

Чаровали, любя, красотой.

 

Ни свинцово-грабежных предательств,

Ни стандартов двойных топора.

И не снилось во сне, что когда-то

Мощных в плен вдруг возьмут маклера.

 

Маклера из «Страны негодяев»,

Что Есенина жизнь и что смерть.

Восхитительно он гениален:

Так позорный ваш торг смог узреть! –

 

«От еврея и до китайца,

Проходимец и джентльмен,

Все в единой графе считаются

Одинаково – bisinessmen».

 

Антирусские русские, правильно,

Вы – Америка, цепи, жулье,

Меч с оралом в барыш переплавили…

Русскость – детство и устье мое.

 

КОРЕЙСКИЕ ЛАСТОЧКИ

 

Щебечут корейские ласточки

О рае земном – о чучхе.

 

Любимой картиною здравствуют

В квартире, как мерность в стихе.

 

Они прилетели и с выставки

Художника КНДР,

И яркими чувствами, мыслями

Моими из юности сфер.

 

Когда, разгромивши Америку,

Путями прошедшие смелыми,

Учились корейцы со мной.

Мы жили сердечной семьей.

 

Едиными были советскими.

Общага во всем бессекретная,

Картошка и килька на всех,

И шутки, и песни, и смех.

 

О рае как дружбе устойчивой

Завет Ким Ир Сена храню.

Она, моя младость бессрочная,

Ласкающая седину.

 

***

 

Бело-синие стены домов

Марокканской отдушины духа,

Привечаете ныне как друга

В час попкорной Москвы, что свинцов.

 

Сердце счастливо, значимо, Храм

С рыбаками далекими силы;

С Аполлоном ревуще красивым –

Океаном, что спит без пижам.

 

Ты откуда явился ко мне,

Атлантической Африки космос, –

Зелень пальм на песчаном огне,

Беге его по Сахарище косной?

 

Дюны – вечная смертного часть:

В Гималаях ли ходит, под Вязьмой.

Вся земля – божество наше, власть;

Все на ней мы в таинственной связи.

Владимир Фрмичев, основатель и руководитель общества «Поле заживо сожженных» им. Э. А. Хлысталова, председатель Некрасовского комитета Союза писателей России


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"