На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Флотские священники. Глава II. §1

Вопросы комплектования флота морскими священнослужителями.

Решая вопросы комплектования флота морскими священнослужителями, внимание правительства было сосредоточено прежде всего на белом духовенстве[1]. Несколько лиц было привлечено из петербургского духовенства и проживающих в столице безвестных священников, но их оказалось недостаточно, ведь нужда даже в приходских священниках для самого Петербурга и его окрестностей была так велика, что время от времени сюда вызывались священники из Москвы, Новгорода, Пскова, Твери, Вологды и т.д.

Вследствие этого в начале 1718 года для замещения священнических должностей на флоте было вызвано несколько лиц из смежных епархий[2].

Однако несмотря на предпринятые меры в летнюю кампанию 1718 года “священников из белого духовенства оказалось на флоте только четыре человека”[3]. Это объяснялось и трудностями и лишениями морской службы, которая, кроме того, была сопряжена с риском для жизни, и с представлением Прибалтийского края большинством коренного русского населения чем-то неведомым, вроде Сибири, и с осторожным, а если точнее сказать настороженным отношением к самой идее создания флота Петром I.

Неудача с вызовом на флотскую службу священников из других епархий побудила правительство искать служителей для военного флота среди монашествующих лиц[4]. Очевидно, в этом был свой резон, так как инок, будучи связанным обетом послушания, не мог отказаться от начальствующего назначения. Данный опыт был настолько удачен, что начиная с 1719 года такая практика назначения утвердилась на долгое время и законодательно была оформлена именным Указом Петра I от 8 апреля 1719 года, в котором говорилось: “В корабельном флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху[5], которых брать из Александро-Невского монастыря”[6]. Решение о сосредоточении прав в деле назначения иеромонахов на флот в данном монастыре диктовалось временем. Во-первых, Балтийский флот базировался вблизи новоустроенной столицы - Санкт-Петербурга и священнослужителей удобнее было назначать из столичного монастыря, а во-вторых, это освободило правительство от розыска достойных лиц по другим монастырям.

В течение трех лет, начиная с 1719 года, определение иеромонахов на флот было всецело в руках архимандрита Александро-Невской Лавры Феодосия Яновского.

К сожалению, подробных биографических данных этой , безусловно, ключевой фигуры, которая много сделала для становления института флотских священнослужителей, исследователям до настоящего времени найти не удалось.

Однако, судя по тому, как Яновский обращался с другими епископами, как равными себе, так и с нижестоящими, можно сделать вывод о том, что он обладал сильным, властолюбивым характером и не терпел вмешательства в свои дела извне.

Нижегородский митрополит Иов, встретивший резкий протест со стороны архимандрита Феодосия, после того, как попытался вмешаться в церковные дела Петербургской губернии, которой заведовал последний, писал: “Где обретается то, чтоб нам, архиереям[7], ни в каких делах епархии нашей приписных его монастырей духовного чина и мирских людей, не описывая к нему, не ведать? Кто виде или кто слыша дабы пастырю овце подчиненну быти?”[8].

Незаурядные личные качества Яновского были подкреплены еще и тем, что Петр I сделал его доверенным лицом по всем вопросам, касающимся церковной жизни в новой столице, которая была объявлена государем независимой от власти Новгородского епископа и в последствии была подчинена непосредственно Святейшему Синоду. Из этого можно сделать вывод о том, что в отличие от армейского, флотское духовенство на начальном этапе существования не было подчинено местной епархиальной власти.

Укрепляя свое положение в вопросах назначения священнослужителей на флот из своей лавры, Яновский добился того, что поставил подчиненное себе заведение во главе всех монастырей, что было закреплено законодательно в 1717 году. Это привело к тому, что чины морского ведомства по делам о флотском духовенстве обращались прямо к архимандриту Феодосию, а тот сам от себя давал соответствующие распоряжения.

В 1721 году после учреждения Святейшего Синода формально право назначения священнослужителей во флот перешло к нему, но фактически оно осталось за Александро-Невской лаврой, так как Феодосий Яновский был назначен вице-президентом высшего церковного учреждения и все вопросы , касающиеся флотского духовенства, поручались ему.

Однако данная обязанность по распределению священнослужителей на военные корабли вызывала большие затруднения у лавры, так как наличного числа братии едва хватало для выполнения своих монастырских нужд, а добровольный наплыв в нее монахов был невелик.

Выход из создавшегося положения был найден следующий - руководство Александро-Невской лавры было вынуждено прибегнуть к насильственному вызову монахов именем государственного величества из других монастырей.

Но даже несмотря на экстренно принятые меры, как свидетельствуют исторические документы, лавра не справлялась со своими обязанностями - всегда количество лиц, явившихся по ее вызову, было меньше намеченного. Этому было несколько объяснений. Во-первых, нежелание самих монахов продолжать службу на флоте по причинам, указанным выше. Во-вторых, противодействие со стороны настоятелей московских и провинциальных монастырей, которые, по-видимому, не могли смириться с приоритетом Александро-Невской лавры под единоличным руководством Феодосия Яновского в данном вопросе. Кроме того, лавра намечала к вызову самых лучших и преимущественно учившихся в школе иноков, а подобными иеромонахами слишком все дорожили. В-третьих, постоянная задержка происходила с выплатой подъемных и прогонных денег даже тем, кто прибыл к месту назначения, так как Синод по этому вопросу обращался в морское ведомство, а там отвечали предложением - “ввиду отсутствия в казне средств собрать их с местных монастырей”[9], что не представлялось возможным. В-четвертых, и сам Синод осложнял дело, отзывая с флота некоторых иеромонахов для определения их на ту или иную духовную должность, что выглядело по меньшей мере странным, так как именно на этот духовный орган была возложена задача комплектования флота священнослужителями.

Учитывая данные обстоятельства, а также недостаточную действенность насильственного метода вызова на службу, руководство Александро-Невской лавры стало прибегать к не всегда законным методам комплектования флотскими священнослужителями. Бывали также случаи, когда иеромонах являлся в столицу по личным делам или для выполнения монастырских поручений, а его забирали здесь в число братии лавры, а затем назначали на военное судно.

Особенно большие затруднения стала испытывать лавра, начиная с 1722 года, когда она не сочла нужным сделать вызов иеромонахов из других монастырей, а в самой лавре осталось так мало священников, что о посылке кого-либо на флот и речи идти не могло. Данное безвыходное положение в комплектовании заставило Феодосия Яновского принять решение об отказе от привилегии, предоставленной лавре при назначении священнослужителей на флот и предоставить это дело полностью Святейшему Синоду.

Однако не смотря на это высший церковный орган управления продолжил поручать вопросы набора и назначения морского духовенства Александро-Невской лавре и практика эта сохранилась до конца царствования Петра I (28 января 1725 года).

Следует отметить, что выше речь шла о Балтийском флоте, которому при Петре I было уделено очень много внимания, так как он создавался для решения стратегической задачи выхода России в Европу. Однако помимо него существовали еще Азовский и Каспийский флоты.

О том, как обстояло дело с назначением священнослужителей, их правами и материальным положением в Азовском флоте определенных документальных сведений не сохранилось. По всей видимости, пастырские обязанности выполнялись здесь ограниченным числом священнослужителей, которые подобно армейскому духовенству, назначались местными епархиальными властями.

Несколько больше сохранилось сведений о службе духовенства в Каспийском флоте, что стало возможным благодаря предпринятому в 1722 году Низовому походу в Персию. В этом походе участвовали как сухопутные войска, так и флот - “здесь было 45 ластовых судов и около двухсот островских лодок, каждая из которых поднимала до сорока человек”[10].

Во главе всего духовенства, участвовавшего в походе, был поставлен обер-иеромонах, архимандрит Лаврентий Горка. Примечателен тот факт, что Горка был назначен с использованием тех приемов, которые применялись руководством Александро-Невской лавры при назначении священнослужителей на флот. “Безвинно пострадав в 1721 году в Выдубицком монастыре, Лаврентий Горка стал искать защиты у Святейшего Синода. Так как в это время требовались кандидаты для замещения архиерейских кафедр, высший церковный орган отнесся благосклонно к делу Горки и предложил выслать его для посвящения в архиереи. В Москву инок прибыл с опозданием и вместо архиерейства он получил Воскресенскую, что на Истре, архимандрию, и 7 мая 1722 года был назначен обер-иеромонахом в Низовой поход”[11].

Лаврентию Горке было положено “20 рублей в месяц жалования и 3 казенных служителя. Особая инструкция предписывала - не властительствовать, а дела духовные править. Перед походом он принял специальную присягу, в которой обязался “врученное ему стадо словесных овец пасти и управлять со всяким усердным тщанием...””[12].

Отсутствие четкого руководства и регламентации деятельности священнослужителей флота в Низовом походе, которые выразились в том, что подчиненное Лаврентию Горке духовенство назначалось из числа московских священников, а также из армейских и местных служителей, которые зачастую возвращались к своим приходским заведениям, привело к тому, что иногда на флоте не оставалось ни одного священника, кроме самого обер-иеромонаха, что налагало на него дополнительные обязанности. Не случайно, что, как свидетельствуют документы, Лаврентий Горка не выдержал тяжестей службы и попросил себе замену. Просьба была удовлетворена, и он был отпущен в свой монастырь. Примечателен тот факт, что в отсутствии характера Горке отказать было нельзя; он, как и Феодосий Яновский, обладал крутым нравом. Так, современники говорили о нем, что “...человек он нравный и легко бьет безвинно. А в Синодальном архиве сохранились дела по жалобам на него клириков и певчих, что в Рязани одному он проломил голову палкой, а другому каблуком”[13].

[1] Белое духовенство - духовенство, не принявшее монашества. - Примеч. автора.

[2] Епархия - церковно-административный округ, управляющийся архиереем (епископом). - Примеч. автора.

[3] См. История флотского духовенства... - с.6.

[4] Монашество (от греч. - один, одинокий) - часть духовенства, вступившая на путь праведничества (определенный образ жизни по вере, различные запреты, строгое соблюдение обрядов, послушание и т.д.). - Примеч. автора.

[5] Иеромонах (от греч. иеро - над) - старший из монахов. - Примеч. автора.

[6] Ласкеев Ф. Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800-1900 гг.). - С-Пб., 1900. - С.151.

[7] Архиерей - общее название для священнослужителей высшей (третьей) степени христианской церковной иерархии. -Примеч. автора.

[8] См. История флотского духовенства... - С.9.

[9] См. История флотского духовенства... - С.12.

[10] См. История флотского духовенства... - С.15.

[11] См.: Рункевич С.Г. Архиереи петровской эпохи в их переписке с Петром Великим. - С-Пб.: тип. Монтвида. 1906. - С.31.

[12] См.: Рункевич С.Г. Там же. - С.31.

[13] См.: Рункевич С.Г. Там же. - С.34.

Оглавление - След. стр. - Пред. стр.

Диссертационная работа капитана 2 ранга Кузнецова А.М., сотрудника Военного университета


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"