На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Флотские священники. Глава II. Создание института православного морского духовенства и его роль в развитии традиций российского флота.

§1. Образование института православного духовенства российского флота и основные этапы его развития.

Эпоха царствования на Руси Петра I - это эпоха великих преобразований во всех сферах жизнедеятельности российского общества - экономике, политике, социальном развитии, внутренней и внешней политике, науке и культуре, военном деле. Обладая широкомасштабным государственным кругозором, Петр I прекрасно осознавал, что несмотря на ряд успехов в социально-политическом и экономическом развитии, которых удалось достичь России к концу XVII века, противоречие между отживающими свой век феодальными отношениями и зарождающимися в их недрах капиталистическими отношениями приобретает все более непримиримый характер. Задав основное направление реформам, которое выражалось в устранении данного противоречия, Петр I стал перед решением сложных задач совершенствования устаревшего государственного аппарата, укрепления и преобразования феодального строя и политической власти дворян, преодоления культурной отсталости, роста военной мощи России, переноса на русскую почву всего того нового, что выработали в своем развитии страны Европы.

Известно, что необходимость данных преобразований понимали многие передовые деятели России того времени - А.Л. Ордин-Нащокин, А.С. Матвеев, В.В. Голицын.

Так, Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин, бывший в эпоху царствования царя Алексея Михайловича ближним боярином и воеводой, известным московским дипломатом, по свидетельству очевидцев “был боярином высоких достоинств, неутомимым исполнителем царской воли во всем, что касалось пользы отечественной”[1]. Именно ему принадлежит заслуга в вынашивании идеи о создании регулярного флота в России и постройки первого боевого корабля.

Будучи воеводой в Ливонии Афанасий Лаврентьевич завел флотилию на Западной Двине, но после мира в Кардисе эта флотилия вместе с Ливонией была потеряна для русских. Однако вскоре мысль о воссоздании флота вновь овладела Ординым-Нащокиным, так как было принято решение об открытии судоходства на Волге и на Каспии. Постройка кораблей велась на Оке в селе Дединово Коломенского уезда. Уже к сентябрю 1668 года был готов корабль, получивший имя “Орел”. Это был первый военный корабль, построенный в России[2]. К сожалению, и эта попытка оказалась неудачной, так как появившийся в 1670 году под Астраханью, где в то время стоял “Орел”, Степан Разин приказал его сжечь, “боясь, что царь Алексей Михайлович использует корабль против восставших”[3]. Однако, другая версия утверждает, что “восставшие загнали корабль в протоку Кутум, где он простоял в течение многих лет и пришел в полную негодность к плаванию”[4].

Но от понимания необходимости преобразований до реального воплощения их идей на практике лежала большая пропасть, так как для этого в те времена необходимы были ничем не ограниченная политическая власть и железная воля.

Данные обстоятельства были в полной мере учтены в плане проведения реформ великим государственным деятелем страны царем Петром I (1672-1725гг.), который наряду с осознанием безотлагательной необходимости реорганизации в стране с неустанной энергией осуществлял ее на практике, не останавливаясь ни перед какими внешними и внутренними препятствиями и трудностями.

Проведенные Петром I экономические, политические, социальные и культурные преобразования заложили солидную базу в дело укрепления авторитета и могущества России.

Именно в эпоху царя Петра Алексеевича, который из 35 лет царствования 25 лет провел в войсках, стали зарождаться и укрепляться регулярные войско и флот.

Необходимость иметь хорошо укомплектованное, вооруженное и обученное сухопутное войско диктовал сам ход исторического развития, так как основные столкновения русского воинства с неприятелем происходили на земле. Другое дело флот. Ранее уже отмечалась важность морской торговли для Руси, так как основные караванные и торговые пути с богатыми западными и восточными странами проходили по морю. Морская торговля приносила прибыль и способствовала процветанию государства, когда она была надежно защищена. Иностранцы поняли это раньше русских и такие государства, как Англия, Голландия, Испания стали создавать сильные флоты, которые наряду с охраной торгового судоходства недвусмысленно демонстрировали свою военную силу на море.

Нельзя категорично утверждать, будто бы отечественные государственные умы не вынашивали идею создания русского флота, которая была замешана на безграничной любви русских людей к морю, их бесстрашии, быстро превращавшим жителя равнины в отважного моряка[5].

История свидетельствует о многочисленных морских походах русичей, в результате которых были завоеваны города, крепости и целые побережья. Имел широкие планы в отношении создания флота еще Иван Грозный. Об этом свидетельствует его попытка завести после занятия Нарвы наемный каперский флот, который имел целью защиту нарвского морского пути от нападения немцев и шведов.

Не была чужда мысль о создании флота и царю Михаилу Федоровичу. В предисловии к воинскому уставу, напечатанному в России в 1647 году под заглавием “Учение и хитрость ратного строения пехотных людей”, “царем было обещано издание особой книги о корабельной ратной науке”[6].

Своеобразным признанием заслуг морского воинства Руси служат слова английского историка Джена: “Существует распространенное мнение, что русский флот основан сравнительно недавно Петром Великим, однако в действительности он по праву может считаться более древним, чем британский флот. За сто лет до того, как Альфред построил первые английские военные корабли, русские участвовали в ожесточенных морских сражениях, и тысячу лет тому назад именно русские были наиболее передовыми моряками своего времени”[7].

Однако, не подкрепленная политической волей, экономическим могуществом, внешнеполитической стабильностью идея создания сильного флота не смогла найти своего практического воплощения. К моменту прихода к власти Петра I Россия обладала всего двумя побережьями - на Белом море и на Каспии, да и там безраздельно хозяйничали шведы и турки.

Перед молодым царем стояла серьезная задача - прорубить окно в европейскую цивилизацию, которую можно было бы решить, построив сильный регулярный флот. Сейчас трудно судить о том, что непосредственно подтолкнуло Петра I на данное предприятие - то ли его посещение Соловков и Архангельска, то ли взятие Азова, то ли пример западных держав, то ли неожиданная находка английского парусного бота в одном из амбаров в селе Измайлове под Москвой. Однако известно, что в октябре 1696 года Петр направил послание Боярской Думе о том, что для продолжения войны с Турцией за черноморские берега нужен сильный флот. Высший государственный совещательный орган на своем заседании принял “Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фортеции от турок Азова”. Под этим скромным названием записано и постановление, имеющее большое историческое значение: “Морским судам быть, а скольким, о том справитца о числе крестьянских дворов, что за духовными и за всяких чинов людьми, о том выписать и доложить, не замотчав”[8].

“Морским судам быть”. Это принятое Думой предложение Петра Алексеевича и сделало дату 20 октября 1696 года днем рождения русского регулярного военно-морского флота, покрывшего себя боевой славой с первых лет своего существования.

4 ноября 1696 года Дума ввела новую (и, надо отметить, очень тяжелую) повинность с целью скорейшего осуществления своего принципиального решения - для выполнения судостроительной программы стали создаваться “кумпанства”, т.е. группы землевладельцев и торговых людей, которые в обязательном порядке должны были строить корабли.

“Все землевладельцы, имевшие более 100 крестьянских дворов, должны были соединяться таким способом, чтобы в каждом “кумпанстве” состояли землевладельцы, владевшие в общей сложности 10000 крестьянских дворов. Каждое такое “кумпанство” обязано было выстроить один корабль, а монастыри и церкви (тоже соединялись в “кумпанства”) - один корабль на каждые 8000 принадлежавших им крестьянских дворов.

Купечество, как особое сословие, должно было выстроить 20 кораблей. Мелкие землевладельцы (имевшие менее 100 крестьянских дворов) платили особую подать - по полтине со двора”[9].

Все дела по кораблестроению организационно сводились в особый приказ “которым управлял окольничий Протасьев, который по этому случаю получил звание адмиралтейца”[10].

Однако время показало, что постройка судов кумпанствами была очень тягостна и обременительна и что непосредственное руководство этим процессом государством гораздо целесообразнее. Поэтому постепенно, кумпанства уступили место адмиралтейству.

Постройку кораблей Петр I брал под личный контроль, ибо создание флота было делом государственным. Об этом свидетельствует его письмо Воронежскому губернатору Колычеву от 14 августа 1709 года о строении кораблей, где, в частности, государь отмечает: “...готовить лес к строению... кораблей осенью и сколько возможно...”[11].

В отличие от ведущих европейских стран (Испании, Голландии, Англии, Франции, Швеции, Дании), которые переходили от вооружения торговых судов к созданию специальных кораблей для защиты морских судов, русский флот строился сразу как боевой, и в этом немалая заслуга Петра I.

История не сохранила факты сколько кораблей было построено монастырями и церквями в рамках судостроительной программы, принятой Думой на указанном заседании, однако источники свидетельствуют о конкретной материальной помощи со стороны отдельных духовных лиц в этом важном начинании. Когда Петр I стал создавать в Воронеже флот, готовясь к Азовскому походу, блестящие результаты которого побудили Думу принять историческое решение о создании регулярного русского флота, епископ Воронежский Митрофан внес в фонд строительства кораблей все свои деньги в сумме 6000 рублей.

В Деянии Святейшего Синода от 19 июля 1832 года по вопросу канонизации святителя Митрофана говорится так:

“В турецкую войну его пожертвования, увещевания и наставления много способствовали к успешному сооружению в Воронеже первого русского флота, который с особенной пользой употреблен при покорении крепости Азова. В последствии сего завоевания Воронежскому Епископу повелено именоваться и Азовским”[12].

Усилиями всего русского народа русский флот строился и набирал силу. В октябре 1715 года на основе анализа сил возможных противников, которыми тогда являлись флоты шведов и датчан, Петр I установил численный состав Балтийского флота, который в силу своего геостратегического расположения становится основным, в 27 линейных кораблей[13], 6 фрегатов[14], 6 шняв[15], 3 бомбардирских корабля[16], 120 галер[17]. Главным ядром флота должны были стать линейные корабли. Молодой флот сразу показал свою силу в победных сражениях при Гангуте (1714 г.) и Гренгаме (1720 г.), которые состоялись в рамках длительной Северной войны 1700-1721 гг. со Швецией за право выхода России к побережью Балтийского моря.

Примечателен тот факт, что западные страны стали безоговорочно признавать выдающийся талант Петра I как организатора и руководителя строительством флота, его незаурядные полководческие качества.

Когда в 1716 году Петр I твердо решил произвести высадку войск в Швеции и продиктовать ей условия мира, русский флот подошел к Копенгагену. Сюда же подтянулись датская, голландская и английская эскадры. Четыре флота стояли вместе на рейде. Датский адмирал не желал подчиняться английскому, а голландцы не желали подчиняться ни тому, ни другому. Было принято решение - избрать верховным командиром всех четырех флотов русского царя, как единственного монарха, находившегося на месте.

Петр I всегда с тех пор с гордостью вспоминал, как ему между Копенгагеном и Борнгольмом в 1716 году привелось командовать в качестве первого флагмана четырьмя первоклассными флотами: русским, английским, датским и голландским. В честь этого события была выбита медаль, на одной стороне которой находилось изображение бюста государя, а на другой Нептун на колеснице, с русским штандартом и тремя союзными флагами. На медали была подпись: “Владычествует четырьмя. При Борнгольме.”[18].

Таким образом, сын “тишайшего” Алексея Михайловича, еще не столь давно лишь понаслышке знавший, что на свете есть море, стал командовать четырьмя флотами, а своим собственным держал в страхе врагов и оказывал могущественное давление на все прибрежные страны Балтики. Россия уверенно становилась в ряд великих европейских морских держав.

Петровский флот стал одним из могущественных флотов мира. К концу царствования Петра Алексеевича он имел в своем составе “34 линейных корабля, 9 фрегатов, 77 галер, 26 кораблей других типов и насчитывал до 27 тысяч человек личного состава. Бюджет флота исчислялся в 1 млн. 500 тыс. рублей. Главным портом русского флота стал город Санкт-Петербург, прикрытый с моря крепостью Кронштадт”[19].

Увеличение численного состава флота, экипажей его кораблей поставило перед государем очень важную задачу духовного воспитания личного состава. Необходимо отметить, что деятельность Петра I в данном направлении носит весьма неоднозначный характер и оценивается историками по-разному.

Одни, такие как В.С. Соловьев, И.А. Ильин считали, что петровские преобразования в рамках церковной реформы (а церковное, православное в те времена было синонимом духовному) носили прогрессивный характер, способствовали просвещению народа, преодолению его отсталости, а, к примеру, отмену патриаршества Соловьев считал “мудрым решением”[20].

Другие, такие как Флоровский Г.П., архиепископ[21] Серафим (Соболев), протоиерей[22] И. Экономцев полагали, что “в силу неглубокого православного воспитания Петр I привнес в реальность церковной жизни ее огосударствление, когда государство стало брать на себя безраздельную заботу о религиозном и духовном благополучии народа, регламентируя объем и пределы допустимого даже в вероучении, а также дал зеленую улицу протестантизму, лютеранству, вольтерьянству, масонству, кальвинистскому сектантству, а также разрушительному нигилизму и социализму”[23]. Такое положение дел не могло устраивать православное духовенство, которое с болью смотрело как еретиков назначали на начальственные должности в русскую армию. “Какая от них польза православному воинству?” - спрашивало оно. “Только гнев Божий навлекают. Когда православные молятся у заутрени - еретики спят, когда христиане постятся - еретики едят мясо и пируют... Где волкам начальствовать над овцами? Благодатию Божию в русском царстве есть много людей благочестивых, способных к ратному делу”.

Перед смертью патриарх Иоаким написал завещание, в котором высказал эти мнения и умолял Петра I не обольщаться иностранными обычаями, “не вводить их в Россию, не позволять строить лютеранские кирхи и римские костелы, так как русских церквей нигде нет в других государствах”[24].

Помимо ослабления позиций православия духовенство стало терять и статус гражданский. Исторические документы свидетельствуют, что среди русского общества конца XVII - начала XVIII столетия замечалось двойственное отношение к духовенству. С одной стороны, по духовным законам личность священника ставилась высоко, то по гражданским об удовлетворении за личное оскорбление, она ставилась необыкновенно низко. Так, “поколотивший священника не подвергался никакой ответственности перед законом, никакому покаранию или отлучению от церкви, если только после драки с должным почтением вновь наденет на попа снятую с него прежде шапочку”.

Однако при всей неоднозначности оценок деятельности Петра I в рассматриваемом направлении, по мнению диссертанта, следует отметить, что он сделал огромный шаг вперед, придя к выводу о том, что для духовного воспитания воинства< необходимо было учредить особый институт, который формировал бы нравственные качества и воспитывал воинский дух.

Таким образом, рост морского могущества российского государства, который подкреплялся численным ростом его флота и экипажей, обусловили необходимость возникновения вопроса о назначении священнослужителей на корабли.

Исторические источники не дают точной даты того события, когда священников стали приглашать в военный флот. Известно, что при первом плавании Петра I в 1693 году в Архангельск “его сопровождали священник и певчие, а при посещении Архангельска в следующем году на седьмом корабле плыл крестовый священник дворцовой церкви “Святого Спаса на Верху” Петр Васильев с певчими”[26].

Известно также, что в Московском архиве Министерства иностранных дел сохранилось письмо адмирала Крюйса от 1704 года, где была приведена “Роспись офицерам, матросам... и других чинов людям; которым следует быть для совершенного вооружения семи галер, ста бригантин” и т.д. По этой росписи “на семь галер требуется семь попов, на сто бригантин - три попа, а налицо состоят только два”[27].

24 августа 1710 года по распоряжению митрополита Рязанского Стефана был определен в Санкт-Петербург к адмиралу Федору Матвеевичу Апраксину, главному начальнику Адмиралтейского приказа, вдовый священник Иван Антонов. Можно предположить, что он был определен в домовую церковь, которую имел граф Апраксин, однако, судя по тому, что священнику было “выдано подъемных денег 30 рублей”[28] заставляет думать, что он был назначен не на частную службу, а по адмиралтейскому ведомству, то есть во флот, или, вернее всего, в корабельный двор.

В. Новиков и В. Осташкин утверждают, что “Иван Антонов стал первым военном священником в России”[29]. Эта мысль не соответствует действительности, так как еще в “Учении и хитрости ратного строя пехотных людей”, изданном в 1647 году, “впервые упоминаются сведения о полковом священнике. В одной из глав устава определялось жалование воинским чинам и наряду с ними - полковому попу”[30]. На основании этого факта можно сказать, что первые военные священники полкового звена стали появляться во времена царствования Алексея Михайловича (1645 - 1676 гг.).

Первая попытка законодательно внедрить религиозную службу на кораблях флота была предпринята в апреле 1710 года, когда были высочайше утверждены “Инструкция, или Артикулы военные, российскому флоту”, которая действовала вплоть до издания Морского устава в 1720 году. Однако в этом документе речь идет только о ежедневном совершении молитв на корабле, о взысканиях, которым должны подвергаться те лица, которые уклоняются от их совершения, причем контроль за исполнением вышеназванного возлагался на офицеров, а о существовании флотских священников не говорится ничего. В 1715 году Петр I утвердил штатное положение о численности экипажей галерного флота. При комплектовании галер за образец брался венецианский флот. Согласно росписи на каждой галере полагалось иметь иностранцев и русских, которыми комплектовались определенные должности. Из числа русских в числе прочих были “поп и подьячий”[31].

В апреле 1717 года Петр I издал высочайшее повеление, которое явилось поворотным моментом в создании института флотского духовенства, “В российском флоте содержать на кораблях и других военных судах 39 священников”[32].

Прежде чем продолжить исследование, необходимо определить основные этапы, в рамках которых проходило дальнейшее становление и развитие вышеназванного института.

При анализе данного вопроса можно прибегнуть к двум основаниям: по степени управления, что подразумевает собой последовательное подчинение и переподчинение флотских священников то епархиальному руководству, то органам военного и духовного управления и согласно периодам развития самого военного флота России - парусного и броненосного.

Второе основание представляется диссертанту более предпочтительным, так как история создания и функционирования флота является приматом по отношению к истории института морских священнослужителей и во многом определяла условия, задачи и пути развития последнего. Кроме этого, в рамках подобного подхода можно рассмотреть и вопросы управленческого характера.

Продолжая анализ, следует отметить два момента. Во-первых, историческое решение Петра I об учреждении института морских священнослужителей состоялось в эпоху парусного флота, следовательно далее речь пойдет о парусном периоде в развитии данной структуры. Во-вторых, так как заложенные при Петре I основы управления, комплектования, подчиненности, материального и правового положения флотских священнослужителей явились основополагающими и весь дальнейший ход их существования был периодом преобразований указанных основ, то на петровском этапе создания и развития института морского духовенства следует остановиться более подробно.

[1] См Висковатов А. Краткий исторический обзор... - С.30.

[2] См. Русский биографический словарь, С-Пб., 1905, с.294.

[3] Веселало Ф. Краткая история русского флота. - М.-Л.: Военмориздат, 1939.

[4] Дычало В.А. Откуда и что на флоте пошло. - М.: Прогресс, 1993 - с.12.

[5] См Висковатов А. Обзор морских походов... - С.14.

[6] См. Висковатов А. Там же. - с.75.

[7] См. Fred T. Jane. The Imperial Russian Navy its past, present and future. London, 1899.

[8] См. Предложение Боярской Думы, касающееся завоеванной крепости Азова (1696, октября 20) письма и бумаги императора Петра Великого, т.1. С-Пб., 1887, с.111.

[9] См. Тарле Е.В. Русский флот и внешняя политика Петра, С-Пб., 1994. - с.22.

[10] См. Чистяков С.А. История Петра Великого.: 1992, изд. “Буклет”, с.140.

[11] РГВИА, ВУА, д.23, л.46.

[12] Журнал Московской патриархии. - 1903, N11.- с.73.

[13] Линейный корабль - крупный трехмачтовый боевой корабль с двумя-тремя палубами, на которых в одну линию размещались по бортам от 60 до130 орудий. Имели до 800 человек экипажа. - Примеч. автора.

[14] Фрегат - трехмачтовый боевой корабль, второй по величине после линейного корабля. Имел две батарейные палубы - закрытую и открытую. Артиллерийское вооружение доходило до 60 пушек. По скорости хода превосходили линейные корабли. - Примеч. автора.

[15] Шнява - купеческое или военное двухмачтовое парусное судно с прямыми парусами и бушпритом. Предназначалось для разведки и посыльной службы. На вооружении состояло 12-18 пушек малого калибра. - Примеч. автора.

[16] Бомбардирский корабль - предназначался для бомбардировки крепостей и береговых укреплений. Имели усиленную конструкцию корпуса. Вооружение - 2 мортиры, которые устанавливались на поворачивающихся платформах, и 10-12 орудий. - Примеч. автора.

[17] Галера - гребное судно длиной 40-50 метров, шириной до 5 метров. На каждой галере располагалось от 60-90 гребцов. Имела две мачты с косыми латинскими парусами. Предназначалась для действий на мелководье и шхерах. - Примеч. автора.

[18] См. Тарле Е.В. Русский флот... С.88.

[19] См. Басов А.В., Московенко М.В. К силе земной присовокупить и морскую//Отечественная история. - 1996. - N5. - С.78.

[20] Соловьев В.С. Национальный вопрос в России. // Соч.: в 2т. - т.1 - Вып.2 - С.630.

[21] Архиепископ - священнослужитель высшей (третьей) степени христианской церковной иерархии. - Примеч. автора.

[22] Протоиерей - священнослужитель средней (второй) степени христианской церковной иерархии выполняющий обязанности старшего священника (настоятеля) храма. - Примеч. автора.

[23] См. Гидиринский В.И. Русская идея и армия (философско - исторический анализ). - М.: Военный университет, 1997. - С.104.

[24] См. Чистяков С.А. История Петра I Великого... С.117-118.

[25] См. Соловьев В.С. Религиозно-нравственное состояние русского общества перед реформой Петра Великого.//Странник. - N12. - С.376.

[26] В.Д. Доценко, В.В. Клавинг. Морские храмы России. - С-Пб.: Изд. “Logos”, 1995. - С.31.

История флотского духовенства: Сборник / Сост. А.Б. Григорьев. - М.: Андреевский флаг, 1993. - С.5.

[28] См. там же.

[29] Новиков В., Осташкин В. Жизнь свою за други своя//Страж Балтики. - 1997. - 4 февраля.

[30] См.: Вестник военного духовенства. - 1890. - N1. - С.49.

[31] См.: Доценко В.Д. История Российского флота // Морской альманах. - 1992. - N1. - С.48.

[32] См. История флотского духовенства... - С.5.

Оглавление - След. стр. - Пред. стр.

Диссертационная работа капитана 2 ранга Кузнецова А.М., сотрудника Военного университета


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"