На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Флотские священники. Глава I. § 2.

Направления деятельности духовенства Соловецкого монастыря в плане охраны и обороны своей обители северного побережья Руси.

На какие направления деятельности духовенства Соловецкого монастыря в плане охраны и обороны своей обители северного побережья Руси диссертант считает необходимым акцентировать внимание?

Во-первых, на его организационно-управленческую деятельность.

Находясь вблизи от шведско-датской границы, Соловецкий монастырь периодически подвергался агрессии со стороны «окружных языков» - северо-западных соседей Руси. Борьба с «каянскими немцами» (так в старину называли жителей современной Финляндии по имени города Каяна) была неизменным спутником соловецкой истории вплоть до начала XVIII в.

Впервые задуматься об обороноспособности обители монастырской братии пришлось в 1571 году, когда около Соловецких островов появились немецкие военные корабли, оказавшиеся объединенным флотом Швеции, Гамбурга и Голландии. Они провели лишь рекогнасцировку[1], но вызвали тем самым огромный переполох в монастыре, так как тогда он, как крепость, представлял собой беззащитное сооружение. Именно тогда, понимая, что обители, которая стала значительной силой на Русском Севере, нужна надлежащая защита, монастырские власти стали подумывать о создании своих войска и флота.

Игумен Варлаам донес царю Ивану IV просьбу о покровительстве и защите. Царь, проявив государственную мудрость, правильно оценил стратегическое положение Соловецкого монастыря и «прислал воеводу Михаила Озерова, а с ним четырех пушкарей, десять стрельцов и огнестрельное оружие..., да с Вологды прибыло четыре пушкаря, четыре пищали, а к ним четыреста ядер, да зелья 115 пудов»[2]. Так стало создаваться постоянное стрелецкое войско Соловков. Вооруженные стрельцы содержались на «отчете монастыря» и поступали под начальство игумена.

Кроме сухопутных войск, монастырское руководство создало свою флотилию, которая была предназначена для ведения боевых действий на прибрежных площадях.

Среди вооруженных формирований Соловков поддерживалась железная дисциплина и послушание, был составлен боевой порядок, при котором каждый знал свое место в бою. Диссертант отмечает, что крепкая дисциплина была не чужда и самой монастырской братии, которую руководство общины сурово карало за различные провинности. Не случайно в архиве сохранилось дело от 1727 года «о взыскании штрафных денег с... монахов Соловецкого монастыря за укрывательство беглых матросов»[3].

Непосредственно при ведении боевых действий стрельцами руководил воевода, а в остальном их начальником был игумен, который решал вопросы стратегии, материального обеспечения, строительства укреплений, обучения и воспитания служилых людей.

Следует отметить, что монастырские власти умело маневрировали численностью и дислокацией войска в зависимости от времени года и конкретной обстановки. Так, в теплые дни, когда вероятность нападения была велика, основные силы гарнизона обители занимали заранее отмеченные позиции вблизи монастыря, в непогоду же - выставлялись только дозорные, остальное войско находилось внутри монастырских стен.

Деятельность подобного рода быстро принесла свои плоды. Первая «знатная победа» была одержана в декабре 1580 года, когда воевода Киприян Оничков с малой дружиной стрельцов, пушкарей, охочих казаков и «тутошних людей» выдержал осаду трехтысячного отряда «свейских людей», продолжавшуюся трое суток. На приступе враг был разбит, деморализован и прогнан с острога, а во время вылазки - окончательно разгромлен.

Во-вторых, материально-техническое обеспечение обороны.

Монастырские власти, хорошо понимая, что без снабжения войска всем необходимым нельзя успешно противостоять врагам, делали все необходимое, чтобы стрельцы были хорошо вооружены, накормлены, одеты и обуты.

Служилые люди содержались на «отчете монастыря». Обитель брала стрельцов на полное иждивение - она их одевала, выплачивала из своей казны денежное и хлебное жалование, снабжала оружием. Так, по свидетельству исторических источников, «ежегодно монастырь платил стрельцам, как минимум 300 рублей (если отряд состоял из 100 человек) и 600 четвертей (2400 пудов) зерна, цена которого на вологодском рынке в 1600 году составляла 80 рублей за пуд»[4].

На вооружении у ратников имелась собственная артиллерия, которая метко обстреливала неприятеля. Защитники Соловецкой обители были вооружены ружьями, которые содержались и чистились монастырскими умельцами. при монастыре была своя кузница для ремонта и изготовления некоторых видов и частей оружия.

Имея свои земли, а также земли, дарованные правительством в качестве компенсации за расходы по вооруженной защите северных границ, монастырь стал крупным землевладельцем, имея в своем составе крестьянские хозяйства и села, поставлявшие продовольствие и товары.

Однако и сами обитатели Соловков были не чужды нелегкого крестьянского труда по обеспечению себя и своих защитников провиантом. Монахи расчищали лес, заводили пашни, обрабатывали землю, разводили огороды, занимались рыбной ловлей, различными ремеслами.

Обладая государственным мышлением, монастырское руководство прекрасно осознавало то, что в обители надо иметь необходимые запасы. Один из настоятелей монастыря говорил: «В нем должно быть непременно в запасе хлебных припасов годов на десять, а, по крайней мере, на пять»[5]. Помимо хлеба создавались запасы из рыбы, соли, муки, других продуктов, выменянных в результате торговли.

Данная политика по созданию запасов, налаживанию материально-технического снабжения войска привела к тому, что монастырь мог выдерживать длительные осады, что впоследствии подтвердили его исторические события.

В-третьих, инженерно-строительное обеспечение обороны.

Еще в 1578 году, учитывая важное стратегическое местоположение монастыря, которое не подкреплялось должной защитой, было принято решение о постройке вокруг него деревянного острога (стены) с башнями. Спустя четыре года за счет своего бюджета монастырь воздвиг деревянный острог в поморском селе Суме, которое прикрывало обитель с севера, и обнес его земляным валом. Писцовые книги свидетельствовали о том, что «ставил острог игумен со своими крестьянами. Помимо военных и жилых помещений был построен храм Николая Чудотворца»[6]. Береговая крепость не раз сдерживала неприятеля и служила убежищем для поморских жителей.

После того, как Дания объявила свои претензии на Кольский полуостров и угроза вооруженного вторжения возросла, монастырское руководство решило заменить деревянную стену на каменную ограду, а также построить в самом монастыре Кремль. Все материальные затраты духовенство взяло на себя, не запросив из государственной казны ни копейки, а инженерную работу по созданию данного колоссального сооружения взял на себя соловецкий постриженник Трифон, уроженец Ненокского посада. По чертежам и планам, разработанным монахом-зодчим чье имя не сохранилось, была сложена стена из местных диких камней разной величины. Неотесанные глыбы булыжника строители искусно подгоняли друг к другу. Неизбежные при такой кладке «пустоты заполнялись мелким камнем и кирпичным щебнем, связанными известковым раствором»[7].

Построенный монахами Соловецкий Кремль явился выдающимся памятником крепостной русской архитектуры, который сохранился, несмотря на влияние времени, до наших дней. Диссертант полагает, что следует отдать должное деятельности на этом поприще монастырской братии - они были приучены строить добротно, на долгие века, с учетом потребностей обороны.

Многочисленные боевые действия, осады, приступы, морские обстрелы Соловецкого монастыря показали, что инженерно-строительная мысль и деятельность духовенства по ее воплощению спасла множество жизней, духовных и материальных ценностей.

В-четвертых, военно-дипломатические действия по обороне.

Они выражались в искусстве ведения переговоров монастырского руководства с главами и представителями различных государств по вопросам поддержания добрососедских отношений и посредством их укрепления своего могущества на Русском Севере.

Мысль о том, что Соловки являются, по существу, единственным оплотом Российского государства на Севере, служа делу его вооруженной защиты, явилась определяющей в плане блестящей победы монастырской дипломатии, которая выразилась в решении царя Ивана IV о государственной поддержке Соловецкого монастыря.

В период Смутного времени духовенству Соловков, как и всем русским людям, любящим свою Родину, пришлось вести напряженную борьбу, в том числе в сфере дипломатии, против внутренних и внешних врагов, а также за то, чтобы российский престол возглавил человек, живущий интересами страны.

Так, отвечая на запрос шведского короля Карла IV от 20 января 1611 года по поводу позиции монастырского руководства относительно выборов великого князя, игумен Анатолий отвечал: «Не хотим никого иноверцев на Московское государство царем и московским князем, опроче своих прирожденных бояр Московского государства».

Это была смелая, патриотическая позиция, которая не могла не вызвать уважения и укрепления авторитета Соловецкого монастыря среди русского народа.

Анализируя организационно-управленческую, материально-техническую, инженерно-строительную, военно-дипломатическую деятельность Соловецкого монастыря диссертант считает необходимым отметить, что красной нитью через все направления проходила деятельность руководства обители по духовно-нравственному воспитанию своих членов. Эта деятельность включила в себя целый комплекс мероприятий по духовно-нравственной закалке обитателей монастыря, в том числе и воинства. Многочисленные молебны[9], литургии, крестные ходы[10], молитвы, проповеди[11], панихиды имели главным содержанием воспитать паству[12] в духе глубокой любви к Родине, готовности встать на ее защиту в любой момент и принести свою жизнь в жертву во благо Отечества.

В период героической борьбы обитателей Соловецкого монастыря с врагами стали зарождаться военно-морские традиции, которые впоследствии нашли свое распространение на русском флоте. Одна из замечательных традиций моряков - мужество и героизм во славу Родины отчетливо проявила себя во время одной из малоизвестных страниц истории Крымской войны 1853-1856 гг. - обстреле Соловецкого монастыря англичанами 6 - 7 июля 1854 года. Несмотря на то, что факт этот относится уже к периоду функционирования института морских священнослужителей в составе регулярного русского флота, диссертант считает, что он заслуживает внимания, прежде всего, в плане преемственности всего того лучшего, что выработало предшествующее поколение Соловков и изучения его опыта.

Диверсия англичан против Соловецкого монастыря была лишь одним из эпизодов широкомасштабных акций союзных военно-морских сил в войне против России.

6 июля 1854 года два английских фрегата подошли к монастырю и в десяти верстах от берега стали на якоря. Хорошо налаженная дозорная служба донесла об этом сразу же настоятелю монастыря. Тот час был отслужен молебен Божьей Матери и Преподобным Соловецким, сделан крестный ход вокруг монастыря по стене. С чудотворными иконами настоятель обратился ко всем живущим в нем стоять храбро за веру и святую обитель.

Наряду с мероприятиями духовного характера были предприняты меры военного плана. Сам архимандрит[13] и начальник инвалидной команды прапорщик Никонович, в составе передвижной артиллерийской батареи, отправились на боевые позиции, которые были заранее замаскированы. Один из вражеских фрегатов предпринял попытку обстрела монастыря ядрами, однако после его третьего залпа монастырские пушки открыли такой меткий ответный огонь, что, получив ряд повреждений, вражеский корабль вынужден был прекратить стрельбу, отойти от берега на безопасное расстояние и производить ремонтные работы.

На другой день с фрегата «Бриск» парламентеры доставили депешу, в которой капитан фрегата Ее Королевского Величества и главнокомандующий эскадрой на Белом море Эразмус Омманей объявил, что своей пальбой по английскому флагу монастырь принял на себя характер военной крепости, а посему, дабы удовлетворить свои кондиции, он потребовал, чтобы комендант гарнизона сам отдал шпагу через три часа, а весь гарнизон был разоружен через шесть часов.

Несмотря на сложность своего положения, монастырские власти ответили решительным отказом.

Вражеская канонада началась в восемь утра и продолжалась до пяти часов по-полудни. Фрегаты били из более чем ста орудий крупного калибра, на что русские отвечали огнем своей малочисленной артиллерии.

Во время обстрела в монастырских церквах совершались богослужения, вторично был совершен крестный ход по крепостной стене.

Мужество, смекалка и героизм защитников обители, помноженные на святую православную веру и заступничество Бога от всех невзгод привели к тому, что на третий день своего пребывания у стен монастыря неприятель не решился продолжать бомбардировку. Удивительно то что, за два дня обстрела не было ни одного раненного или убитого среди людей монастыря, в нескольких местах лишь была пробита ядрами крепостная крыша, да одна бомба угодила в икону Казанской Божьей Матери, пробив ее насквозь. Архимандрит принял решение не чинить ее, оставить как есть - в память о случившемся и в назидание потомкам.

Из неприятельских ядер была сложена пирамида, которая хранилась многие годы.

Этим подвигом старая беломорская обитель вписала яркую страницу в героическую летопись воинской славы России. «Похоже, сами святые Зосима и Савватий, основатели Соловецкого монастыря, дали силу его защитникам и уберегли от смерти»[14].

Завершая анализ деятельности духовенства Соловецкого монастыря, как ярчайшего представителя пограничной морской крепости, по охране и обороне водных рубежей Севера, диссертант считает необходимым остановиться на одном примечательном факте, который впоследствии сыграл определенную роль в реальном воплощении идеи создания регулярного русского флота и, как следствие, института морских священнослужителей, - это посещение Соловков великим самодержцем Руси Петром I.

Петр I посещал Соловецкую обитель дважды - в июне 1694 года, когда из-за жесточайшей бури он чуть не погиб, но провидение в лице умелого лоцмана спасло его, и в августе 1702 года.

Летнее время посещения было выбрано не случайно, чтобы не иметь дела с суровой и холодной погодой Севера и со льдами в море. Во второй раз царь прибыл на Соловки с эскадрой из 13 судов. Это было очень символично, так как совсем еще недавно ботик Петра плавал по Переяславскому озеру, а тут уже целая флотилия военных судов привела великого создателя русского флота к священной обители, как бы для того, чтобы освятить начатки флота России. Характерен тот факт, что, причалив к берегу, и, будучи встреченным настоятелем со всей братией, Петр I, прежде чем войти под святые ворота в собор, обошел монастырскую стену, проверив ее на крепость, затем осмотрел оружейную и лишь затем вступил в собор.

В последующие дни государь посетил соседний Заяцкий остров и повелел соорудить на нем деревянную церковь во имя просветителя России апостола Андрея Первозванного, под чьим флагом впервые вышла в море его флотилия.

В день отплытия высокого гостя домой настоятель монастыря подарил Петру I икону преподобных Савватия и Зосимы, а также снабдил государя обильными запасами пищи, так как с ними в обители было все в порядке. В благодарность за это Государь «велел отпустить Соловкам 200 пудов пороха из Архангельска»[15].

Из фактов посещения Великим Государем Соловецкого монастыря можно сделать два вывода.

Во-первых, всеми своими действиями Петр I демонстрировал заинтересованность в необходимости иметь форпост на Беломорье, который должен был быть соответствующим образом укреплен и вооружен, снабжен необходимыми припасами.

Во-вторых, учитывая духовную значимость Соловков для морского воинства, их традиции, заложенные в ходе героической борьбы против внутренних и внешних врагов, Государь, как полагает диссертант, хотел в его стенах освятить важное государственное начинание - создание регулярного флота России, производной от которого явилось создание института морских священнослужителей.

Таким образом, процесс исторического развития любого государства, в том числе и России, свидетельствует о том, что каждое государственное и общественное явление или образование вызревают и создаются на основе определенных предпосылок.

В период развития России, предшествующий эпохе Петра I стали складываться экономические, внешнеполитические, историко-духовные предпосылки, которые диктовали государственному руководству необходимость создания сильного морского флота, способного отстаивать интересы России на море и имевшего в своем составе людей, закаленных духом и верой.

Реальным проявлением вышеуказанных предпосылок в жизни Российского государства стала деятельность приморских монастырей Русской Православной Церкви, на примере Соловецкого монастыря, по охране и обороне водных рубежей Отчизны. Анализ диссертантом направлений деятельности показал: идея создания института флотских священников во многом уходит корнями в историю данных монастырей, а также то, что история доказывала необходимость создания определенного института духовного воздействия на воинов будущего флота России.

Выводы:

  1. История создания и развития Русского государства свидетельствует о том, что Русская Православная Церковь не стояла в стороне от этого процесса. Особенно это проявилось в годы трудных испытаний, когда духовенство делало все от него зависящее, чтобы духовно, а порою и материально помочь русскому народу в борьбе за его независимость.
  2. Наряду с влиянием на многие стороны жизни Руси, церковь оказывала воздействие, как непосредственное, так и опосредованное, на такой важный составной элемент любого государства или общества, как военная организация. Учитывая особенности отношения христианского вероисповедания к войне и армии, а также конкретные исторические условия, духовенство делало основной упор на духовно-нравственную закалку воинов, воспитание их на лучших традициях предков.
  3. В период, предшествовавший эпохе радикальных преобразований на Руси осуществлявшихся Петром I, складывались предпосылки к созданию института священнослужителей русского флота, который был составной частью военной организации государства. Свое реальное воплощение в практике жизни предпосылки находили в деятельности приморских монастырей Русской Православной Церкви по охране и обороне водных рубежей России.

[1] Рекогнасцировка - визуальное изучение противника и местности. - Примеч. автора.

[2] См. Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь... - С.18.

[3] ЦГАДА, ф. 1201, оп. 4, д. 341, л. 15.

[4] См. Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь... - С.24.

[5] См. Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь... - С. 7.

[6] См. Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь. С.20.

[7] См. Фруменков Г.Г. Там же. - С.32.

[8] См. Фруменков Г.Г. Там же. - С.38.

[9] Молебен - одно из церковных Богослужений, содержание которого составляло моление по поводу событий и нужд жизни, как церковной, так и общественной. - Примеч. автора.

[10] Крестный ход - христианский обряд, торжественное шествие священнослужителей и прихожан, совершавшееся во время церковных праздников от одного храма к другому или к назначенному месту со святынями храма и с большим крестом. - Примеч. автора.

[11] Проповедь - публичная речь священнослужителя к прихожанам и содержащая разъяснения положений вероучения, комментарии к Священному писанию, рекомендации к соответствующему поведению людей. - Примеч. автора.

[12] Паства - рядовые верующие (миряне). - Примеч. автора.

[13] Архимандрит - почетный титул настоятеля крупного мужского монастыря. - Примеч. автора.

[14] См.: Дукельский В.А. Помнят Соловецкие камни. // Памятники Отечества. - М.: Красный пролетарий, 1996. - С.53-54.

[15] См. Подвиги Соловецкой обители. - С-Пб., 1855. - С. 40-42.

Оглавление - След. стр. - Пред. стр.

Диссертационная работа капитана 2 ранга Кузнецова А.М., сотрудника Военного университета


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"