На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Военное дело средневековой Руси X-XV вв.

По летописям и сказаниям. Глава 2

Некоторые тактические особенности боевых действий русских князей

в XI – XIV вв.

 

Письменные источники сохранили описание тактических действий русского войска, которые относились непосредственно к тактике нападения на противника. Отличие этих действий от рейдов и походов состояло в том, что они проводились на ограниченной территории, в отличие от рейдов и походов, которые совершались на больших пространствах и не всегда приводили к сражениям с неприятелем. 

Например, неожиданное нападение на войско противника впервые было отмечено в отечественных источниках под 1016 г., когда Ярослав Владимирович «стоял» против войска Святополка Владимировича у Любеча. По совету перебежчика, Ярослав принял решение неожиданно атаковать ночью противника «тои нощи поидоша на сечю», что принесло Ярославу победу «и бежа Святополкъ».[1] Неожиданное нападение в 1096 г. на войско половецкого хана Тугоркана, осаждавшего Переяславль, принесло победу войску Святополка Изяславича и Владимира Мономаха при поддержке осажденных горожан.[2]

Успех войска князей против половцев в 1096 г. достигнутый за счет неожиданного нападения, станет залогом многих побед русского войска против половцев на протяжении XII – начала XIII вв. Для достижения неожиданности русские князья использовали стремительность передвижения войска («вборзе»). Чтобы не уменьшать скорость движения войска князья часто прибегали к тому, что бросал свой обоз «возы пометаша». Помимо этого необходимо было поймать «сторожей» или «языка». Например, в 1193 г. князья Рюрик Ростиславич и Мстислав пошли в степь «ехаща изъездомъ». Русские поймали половецких «сторожей» и, «вземше оу нихъ весть», отправились ночью к расположению противника и на рассвете неожиданно напали на половецкие «вежи»,[3] что привело к успешному завершению рейда «ополонишася… скотомъ и коньми и челядью. и колодникъ много изимаша… и всякого полона и не бе числа».[4]

После допроса захваченных в плен «сторожей» князья практически всегда уничтожали пленных, чтобы сохранить преимущество неожиданности - 1103,[5] 1172,[6] 1173,[7] 1223[8] гг.

Вероятнее всего, для успешного использования неожиданного нападения было необходимо сообщение о противнике. Например, в 1187 г. князья дважды собирались против половцев и в обоих случаях сигналом было сообщение «Сдоумавъ… поити на Половце . в борзе изъездомъ . поведахоуть»,[9] «и тоу изъимаша сторожы Половецкые и поведаша вежа и стада Половецкая . оу Голоубого леса».[10] Если половцы могли получить сообщение о наступлении русского войска «и бысь весть Половцем от кощея от Гаврилкова . от Иславича . оже идуть на не князи Русьстии»,[11] то русские князья или ничего не добивались (1179,[12] 1187,[13] 1190,[14] 1191 гг.) или добивались утешительного успеха (1170 г.) или терпели поражение (1185 г.).

Неожиданное нападение на противника использовалось не только против половцев, но и в княжеских междоусобицах. Например, при осаде Владимира-Волынского в 1099 г. князем Давыдом Игоревичем на помощь горожанам пришли князь Святослав Давыдович и воевода Путята. Они воспользовались беспечностью Давыда, который не выставил охраны и не построил заградительных укреплений. Войско Давыда было атаковано с двух сторон «и побеже Давыдъ».[15] В 1160 г. Изяслав Давыдович пытался переправиться через Десну, чтобы захватить Чернигов, но Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславич не позволили противнику переправиться. Однако, отступив от Чернигова, Изяслав получил известие, что войско противника распущено, а черниговский князь Святослав заболел «Изяславъ же Двдавичь доиде Игорева броду и ту постиже и весть и Щернигова . от своих ему приятель . рекуче ему не езди княже никаможе . братъ ти Стяославъ боленъ . а сновець от него шелъ Новугороду . а дружину свою пустилъ . от себе прочь . бе бо тогда Стяославъ несдравуя». Сообщение стало сигналом для неожиданного нападения. Изяслав ночью беспрепятственно переправился через Десну в направлении Чернигова.[16] В 1162 г. к крепости Городец подошло войско Рогволда Полоцкого, но князь Володарь Глебович отказался выйти из города и дать бой «не да ему полку . въ дне», зато ночью Володарь с литовцами воспользовался неожиданностью и напал на противника, который был обращен в бегство «онехъ избиша а другыя руками изоимаша».[17] В 1240 г. князь Александр Ярославич воспользовался неожиданностью для нападения на шведское войско в устье Ижоры и одержал победу «Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня», «понеже ускоре князь поити… скоро Александръ».[18]

Примером неудачного неожиданного нападения на противника можно считать случай, который произошел на Юге Руси в 1172 г. Князь Василько Ярополчичь узнал о том, что войско половцев и поляка Володислава посланное князем Мстиславом Изяславичем отдыхало в Васильеве (под Киевом). Василько решил напасть на противника ночью, но в темноте заблудился,[19] а утром был разбит половцами «одва убежа Василко до города . о дружину около его избиша».

Помимо неожиданного нападения князья иногда действовали на опережение действий противника. Например, в 1151 г. Изяслав Мстиславич стремительно двигался на Киев. Его стал преследовать Володимирко Галицкий. У реки Ушица противники остановились на ночлег и «сторожа» с обеих сторон могли видеть огни противника. Изяслав, чтобы оторваться от преследования, повелел воинам разжечь костры, а сам с войском ночью ушел и занял Миченск,[20] а затем также неожиданно захватил Киев. Аналогичные действия произошли в 1202 г., когда киевский князь Рюрик Ростиславич решил напасть на владения князя Романа Мстиславича. Для этого Рюрик пригласил к себе в союзники черниговских князей, вероятно Святослава Игоревича, женатого на дочери Рюрика. Пока Рюрик собирал войско, Роман «упереди»[21] противника. И когда Рюрик готовился в Киеве к походу, Роман с войском уже пришел к городу, а горожане открыли им ворота. Неожиданное нападение и предательство горожан позволили Роману, не вступая в сражение, захватить Киев.[22]

Неожиданное нападение, помимо ночных атак и нападения с двух сторон, удачно совершалось и с помощью «засад» (изънезапа).[23] Например, во время осады Владимира-Волынского в 1123 г. защитники города заметили, что князь Ярослав Святославич часто появлялся у стен города без надежной охраны. Этим обстоятельством воспользовался князь Андрей Владимирович и организовал у стен города засаду. Когда Ярослав проезжал вдоль города из засады на него напали поляки, и в коротком бою он был смертельно ранен,[24] после чего осада крепости прекратилась. В 1175 г. Ярополк Ростиславич сообщил брату Мстиславу о том, что войско противника Михалко Юрьевича было небольшим «а с нимъ дружинъı мало» и его можно легко разбить. Мстислав устроил засаду и когда войско Михалко вышло на Болхово поле оно было атаковано из засады «заоутра поеха изъ Суждаля борзо якоже и на заяць . дружине постигающи его . Михалку не доехавше Володимеря со братмъ Всеволодмъ за . 5 . верстъ . срете и Мстиславъ с своею дружиною изънезапа . и въıступи полкъ изъ загорья».[25] В 1246 г. князья Даниил и Василько Романовичи устроили засаду против литовского войска Аишвно Рушковича в крепости Пинск, и когда литовцы проходили по полю, напротив крепости, на них напали русские.[26] В 1284 г. князь Святослав Липовецкий устроил засаду против двух татарских баскаков и русских, и одержал победу.[27] Так же в 1284 году ладожский посадник Семен Михайлович разбил войско шведского воеводы Трунда, в устье Невы, устроив засаду, когда шведы возвращались после разорения русских земель «сташа на усть Невы, и дождавше избиша их».[28]

Междоусобные столкновения проводились преимущественно при сборе княжеских союзов.  В этих условиях некоторые князья стремились уничтожать силы противника по отдельности. Например, впервые эту тактику применил Изяслав Мстиславич в 1151 г., когда войско Юрия Долгорукого после неудачной осады Киева отступало для встречи с союзником Володимирко Галицким. Изяслав не стал отсиживаться в Киеве, а начал преследовать Юрия и после нескольких дней вынудил Юрия дать сражение, в котором Изяслав одержал победу, а Володимирко был вынужден вернуться в свои владения. В 1152 г. ситуация повторилась. Галицкий князь Володимирко узнал о наступлении на Киев Юрия Владимировича «слышавъ оже идеть свать его Дюрги в Русь . поиде из Галича Кыеву». Киевский князь Изяслав Мстиславич не стал дожидаться объединения противника и выступил на встречу Володимрко, который был вынужден вернуться обратно «възворотися в Галич».[29] Опережение противника и стремление разбить его по частям применил в 1167 г. Володарь Глебович, когда напал на Полоцк. В пути Володарь узнал, что против него выступило войско противника из разных крепостей. Чтобы не допустить объединения неприятельского войска Володарь Глебович решил напасть на противника «не да ему съвъкупитися»,[30] и обратил его в бегство. В 1317 г. против князя Михаила Ярославича Тверского выступил московский князь Юрий Данилович с войском богатыря Кавгадыя и ополчением Великого Новгорода. Новгородцы остановились в Торжке «съсылающеся съ Юриемъ княземъ, сърекаа срокъ, како поити Юрию князю отъ Волока, а Новгородцемъ отъ Торжьку».[31] Но после 6 недель ожидания новгородцы начали разорять тверские владения, не дожидаясь Юрия. Этим обстоятельством с успехом воспользовался князь Михаил, который «не дождавъ срока ихъ, поиде противу имъ». Михаил сначала разбил новгородцев, а затем и войско Юрия Московского.    

Русские князья могли не только уничтожать силы противника по частям, но действовать наоборот. Например, сражаясь с войском половецких ханов русские князья стремились сосредоточить силы противника, чтобы в одном сражении уничтожить все половецкое войско. Сложность борьбы с кочевниками состояла в том, что войско половцев постоянно маневрировало и достаточно часто разделялось на несколько отрядов, преследовать которые было сложно. Перед князьями стояла задача каким-то образом сосредоточить все силы половцев в одном месте и атаковать тяжеловооруженной конницей. В качестве примера можно привести действия князей Южной Руси – Глеба Юрьевича (1172 г.), Святослава Всеволодовича (1183 г.) против половцев. Для успеха князья использовали «приманку» - небольшие отряды кочевников, которые враждовали с половцами (черные клобуки, берендеи, торки). Осторожность войска Глеба Юрьевича в 1172 г. заключалась в том, что небольшие отряды наемников (черных клобуков и берендеев) постепенно небольшими силами нападали на половецкие отряды, разбросанные по степи для определения основных сил противника «вьпрашаша же и техъ много ли васъ еще назаде»,[32] а как только было установлено, где находились главные силы половцев, наемники, дождавшись основных сил русского войска «дожьдаша же и того полку великого и поехеша противу собе . оуповающе на кресть честныи»,[33] нападали на неприятеля. Святослав Всеволодович в 1183 г. немного изменил действия и наоборот выслал небольшой отряд «отряди моложьшее князе . передъ своими полки… и Берендеевъ с нимь»,[34] который вступал в бой с половцами, а когда половцы начали сосредотачивать в небольшом сражении свои силы, то Святослав послал на помощь передовому полку основные силы «слышав же Святославъ . и Рюрикъ . и поустиста имъ болшие полкы . на помочь . а сама поидоста за ними поспевающа».[35] Ввязываясь в небольшое сражение, русские заставляли противника подтягивать все силы, после чего наносили сокрушительный удар. Особенность действий князей заключалась в том, что оба князя умело и эффективно разбивали половцев используя, постепенное сосредоточение сил, а не прямолинейное преследование противника по примеру князей Святополка Изяславича и Владимира Мономаха в 1103[36] и 1111 гг. Князья Глеб Юрьевич и Святослав Всеволодович с успехом реализовывали свои тактические действия.

Свидетельства источников дают все основания считать, что войско русских князей в конце XI в. - второй половине XIII в. успешно использовало тактическое разнообразие в действиях против противника. Например, неожиданное нападение, действия на опережение действий неприятеля, уничтожение войск по частям и сосредоточение войск противника в одном месте для генерального сражения, нападение из засады. Со второй половины XIII в. и до начала XV в. в источниках подобные действия не отражались. Это в свою очередь дает основания предположить, что тактическое разнообразие в деятельности русских князей после второй половины XIII в. прекращается.

Следовательно, нашествие хана Батыя остановило начавшийся в конце XI в. - начале XII в. процесс развития тактических действий в деятельности русских князей.

Однако тактическое разнообразие встречалось в деятельности младших, удельных князей, которые не являлись Старшими, великими князьями. Постоянное использование подобной тактики в деятельности одного князя было крайне редко. В итоге можно предположить, что боевая деятельность одного князя состояла из небольшого числа действий.



[1] ПСРЛ. Т. III. М., 2000, С. 175.

[2] «и не почютиша ихъ Половьце . Бог схранишю ихъ» (ПСРЛ. Т. II. М., 2001, стб. 221).

[3] Там же. С. 677.

[4] Там же. С. 677 – 678.

[5] «и объступиша Алтуноупу и въбиша и . и сущая с нимъ . ни единъ же избы от нихъ . но вся избиша» (Там же. С. 254).

[6] «и наидоша стороже Половецькеи . и бе же ихъ числомъ . 300 . и обьехавьше их и без вести избиша я . а другыя изоимаша . и почаша прашати живыхъ . изыиманыхъ. много ли вашихъ назаде и реша много ихъ есть . яко . 7 . тысячь . наши же слышавше думаша . оже мы дадимъ симъ животъ . а Половець много есть назаде . а насъ есть мало . оже ся с нима начнемь бити . то се намъ будуть первии ворози изьбиша я вся . не оупустивше ни мужа. и поидоша по дорозе ихъ» (Там же. С. 557).

[7] «се держимъ колодникы собе на смерть но повели княже ать посекуть и . и секоша е все» (ПСРЛ. Т. II. М., 2001, С. 563).

[8] «на сторожи Татарския, и победи ихъ, а останокъ ихъ въбеже въ курганъ Половецкий съ своимъ воеводою Гомебякомъ… и убиша его» (ПСРЛ. Т. XV. М., 2000, С. 340).

[9] ПСРЛ. Т. II. М., 2001, С. 652.

[10] Там же. С. 653.

[11] Там же. С. 539.

[12] «весть же приимше Половци яшася бегоу», «весть же приимше Половци яшася бегоу» (Там же. С. 613).

[13] «и-Щерныхъ же Клобоукъ Даша весть . сватомъ своимъ . в Половци . Половци же слышавшее оже идоуть на не князи Роустии . бежа за Днепръ» (Там же. С. 652).

[14] «яша языкъ… слышаша ожь Святославъ стоить совокоупився… и тако оуверноувшася побегоша . пометавшее стяги и копья» (Там же. С. 672).

[15] «и нападоша на не и начаша сещи . и горожане скочишася съ града . поча сеще вои Давыда» (Там же. С. 247).

[16] «Изяславъ же вборзе сгадавъ съ дружиною . поима ротьники свои . и поеха изъездомъ . к Чернигову . Стяославу же не ведущю о изъежденьи Изяславли . стоящю . передъ городомъ . в товарехъ . съ княгинею . и с детьми . бъвшю же тогда днии неделному . и преехавъ Изяславъ къ Десне . противу Свенковичемъ . и в зоое . переправи полци свои чересъ Десну . и пусти я воевать . переехалъ же бяше и самъ чересъ Десну» (Там же. С. 506 – 507).

[17] Там же. С. 519.

[18] ПСРЛ. Т. III. М., 2000, С. 77, С. 292.

[19] «ночь бе же тогда ночь темна . и осутупиаша инемъ путемъ изблудиша всю ночь» (ПСРЛ. Т. II. М., 2001, стб. 550).

[20] «Вололимеръ нерешедъ Оушю тү и ста . и тако стояху межи собою . ако аже Изяславлимъ сторожемъ . зрети бяшеть на Галичьскии огне . а Галичьскимъ сторожемъ зрети бяше на Изяславли огни . и оугада Изяславъ съ дружиною своею . поити чересъ ночь къ Мичьску . и нача велети . всимъ воимъ своимъ . огни великъı и тако накладъше огни . а сами поидоша черес ночь къ Мичьску» (Там же. С. 412-413).

[21] ПСРЛ. Т. XV. М., 2000, С. 291.

[22] «оупереди Романъ скопя полкъı . Галичьскъıя . и Володимерьскъıя . и въеха в Русскую землю . а Володимерци лишася Рюрика . ехаша к Роману. и Чернии Клобуци вси . совкупившеся ехаша к Роману. и что городовъ Русскыхъ и ис техъ людье ехаша к Романови . и еха наборзе со всеми полкъı . г Къıеву . Романъ . и отвориша ему Къıяне ворота Подольская в Копъıреве конци . и въеха в Подолье . и посла на Гору к Рюрикови . и ко Олговичемъ» (ПСРЛ. Т. I. М., 2000, С. 417).

[23] ПСРЛ. Т. I. М., 2000, С. 371.

[24] «бывшю ему въ оузе . идеже Ляха та ловяшета его . съсунувшася . въ оузе пободоста и . оскепомъ . и едва оумъчаша . и ле жива суща . и на ночь оумре» (ПСРЛ. Т. II. М., 2001, С. 287).

[25] ПСРЛ. Т. I. М., 2000, С. 375.

[26] «Даниил же и Василко ехаша. во Пинескъ. и предъвариста его . дондеже приходъ его. онемь же идоущимь . по полю Пиньскүмоу. изиидоста на не из града» (ПСРЛ. Т. II. М., 2001, С. 797).

[27] «два оны бесерменина, ихже остави Ахматъ, идоста исъ свободы въ свободоу в неделю Фомину, а Роуси с ними боле 30 человекъ. Слышав же то Липоведскый князь Святославъ, и ста на поути с моужи своими, стерега ихъ. Егда же поидоста она, и тогда оудари на нихъ разбоемъ и оуби тоу Роуси ихъ 25 да два бесерменина» (ПСРЛ. Т. XXIV. М., 2000, С. 104).

[28] ПСРЛ. Т. III. М., 2000, С. 325.

[29] ПСРЛ. Т. II. М., 2001, С. 455.

[30] Там же. С. 526.

[31] ПСРЛ. Т. XV. М., 2000, С. 37.

[32] ПСРЛ. Т. II. М., 2001, С. 557 – 558.

[33] Там же. С. 558.

[34] Там же. С. 631.

[35] Там же. С. 632.

[36] «вседоша на коне . и пешьци из лодеи выседавше . идоша в поле . 4 . дни… наши же погнаша секуще я» (Там же. С. 253 – 254).

Денис Моисеев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"