На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

На той войне не знаменитой...

Очерк

БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Война пришла на белгородчину еще осенью сорок первого. Может быть, потому, что не было знаковых сражений, а те, что были, шли по категории "бои местного значения". Может быть, потому, что это было горькое время отступления и потерь. Во всяком случае первые два года боев оказались у историков и краеведов войной незнаменитой, как бы в тени Курской битвы. Говорят и пишут об этом периоде мало, сведения порой отрывочны и неточны, а архивы скудны. К тому же много, ой как много домыслов и просто легенд. Впрочем, разве так важно, что не было танкового тарана Вальдемара Шаландина, зато была дюжина других. Что вовсе не девять самолетов сбил Горовец, но даже если бы он вовсе не сбил ни одного, то разве не заслуживает низкого поклона его самопожертвование, когда он, без связи, в одиночку ринулся в атаку на два десятка "юнкерсов". Пусть это легенды, но они нужны не погибшим, они нужны живым, ибо за ними стоят подвиги порой безымянных героев, "ибо нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя". Ещё не написана история боев за Белгород на ближних подступах. Дюжину верст от Томаровки до Болховца фашисты шли трое суток, сдерживаемые первой отдельной танковой бригадой. Трое! А потом ещё столько же держался Болховец, вновь ставший крепостью, как когда-то в старину на пути крымчаков.

22 октября на окраине села в контратаке погиб заместитель политрука роты Федор Самохвалов[1]. На следующее утро в подбитом КВ сгорели лейтенант Николай Лисенков[2]  и воентехник 2 ранга Соломон Горелик, не покинувшие пылавшую машину и продолжавшиеся сражаться до последнего. 27 декабря 1941 года Самохвалову и Горелику было присвоено звание Героя Советского Союза. И это в сорок первом, когда немцы еще у стен Москвы.

В жесточайших схватках сорок первого рождалась победа сорок пятого, в том числе и на полях белгородчины. В этих сгоревших танках, в безымянных солдатских могилах, в отчаянных рукопашных. "...От героев былых времён Не осталось порой имён, Те, кто приняли смертный бой, Стали просто землёй, травой...". Да, порой не осталось ни имён, ни могил, но память-то должна жить. Нельзя нам без памяти.

А кто знает, как сражалась 226-й стрелковая дивизия, так и не отступившая с рубежей Северского Донца? Первого октября командование ею принял освобожденный из колымских лагерей за три месяца до начала войны бывший враг народа комбриг Горбатов. Ни полковник, ни генерал – по-прежнему, как до ареста, комбриг, хотя уж давно в Красной Армии иные звания. Вся дивизия – только номер да 940 человек из 15 тысяч списочного состава почти на три десятка километров по фронту. Взводные и ротные – сержанты, комбаты – лейтенанты и старлеи, комполка – капитаны и майоры. Но дивизия стоит насмерть в полуокружении до февраля сорок второго, совершая дерзкие рейды в прифронтовом тылу немцев – горбатовская тактика активной обороны. Бои местного значения, как писали в сводках, но за ними каждодневный героизм, кровь, потери...            

На рассвете двадцать восьмого ноября батальоны без артподготовки и заполошного "ура" захватывают Севрюково, Ястребово, Беловскую и Ближнюю Игуменку. И хотя к вечеру села пришлось оставить – с винтовкой против танков не очень-то повоюешь, зато взяли трофеи: оружие, боеприпасы и так необходимые продукты. Ночью вновь рейд по тылам немцев, взяты Коровино и Графовка, захвачены провиант и даже артбатарея. И вёл сводные батальоны комбриг Александр Горбатов с винтовкой наперевес, своим примером уча солдат азам воинской науки, а рядом с ним шёл наш земляк волоконовец Головин Николай Иванович.

Незнаменитая война под уездным городком Белгородом, который и не на каждой карте тогда значился. А поди ж ты, это в его честь два года спустя салютовала столица первым артиллерийским салютом. И почти полвека спустя снова го- 4 5 род стал первым в России городом воинской славы, которая добывалась в кровопролитных боях сорок первого, сорок второго, сорок третьего годов.

Мало кто знает, что Залман Эфроимович Храпинович, он же Зиновий Герд, старший лейтенант, начальник инженерной службы 81-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии, после тяжелого ранения 12 февраля 1943 года находился в госпитале в Белгороде. Чтобы спасти ему ногу одиннадцать (!) сложнейших операций сделала военный хирург Ксения Винсентини, в то время жена Сергея Павловича Королева.

Впрочем, об этих неизвестных или малоизвестных историях рассказ впереди, а пока коротко о первом освобождении Белгорода в февраля сорок третьего. В основе только документы, в том числе немецкие. Говорят, что в феврале сорок третьего Белгород был взят за несколько часов чуть ли не одним танком и малой кровью. Для кого-то, может быть, и невелика потеря – с десяток-другой бойцов, только жизнь человеческая не в ладах с арифметикой, не считалочка, как не крути, а цена ей большая. Обрывается нить связующая и не просто умирает человек, а целый мир исчезает, безвозвратно, навсегда.

Жил человек маленький...

А когда он упал — некрасиво, неправильно,                      

в атакующем крике вывернув рот,

то на всей земле не хватило мрамора,       

чтобы вырубить парня в полный рост! [3]   

А если этих маленьких людей миллионы? Какой там мрамор – память бы сохранить, не стереть, не заболтать выспренними фразами. А что до памятника сложившим голову в феврале сорок третьего в боях за город, так не сподобилось ещё. То ли потому, что освобождение было недолгим, то ли ещё по какой причине. Недаром говорят, что у победы тысяча отцов, а поражение всегда сирота. Так получилось и с первым освобождением Белгорода. Тогда некоторые спешили объявить исключительно себя освободителями города, а вот месяц спустя виновников его оставления не нашлось. Впрочем, и не искали – были они рангом повыше, чем комдивы и комполка.

***

Итак, фронтовая операция "Звезда", харьковское направление. Чтобы взять город, надо прежде овладеть Белгородом. Штаб 40-й армии докладывал, что к 7 февраля 1943 года4 части 40-й армии Воронежского фронта прорвались к западной окраине Белгорода, а к утру 9-го город был освобождён подразделениями 183-й стрелковой дивизии (полковник А.С. Костицын5 ), 340-й сд (генерал-майор С.С. Мартиросян), 309-й сд (генерал-майор М.И .Меньшиков); 192-й тбр (подполковник П.Ф.Шевченко); танковая группа (полковник В.Г. Романов) в составе: 116-й тбр (подполковник А.Ю. Новак), 59-го отд. танкового полка (подполковник С.В. Свешников), 60-го отд. тп (майор П.Ф. Охрименко), 61-го отд. тп (подполковник Г.М. Перовский).    

Пожалуй, именно с этого донесения начинается неточность в изложении событий. А.С.Костицын, командир 183-й стрелковой дивизии, двигавшейся во втором эшелоне и введенной в бой только четвёртого февраля для развития успеха 309-й и 340-й дивизий, утверждал, что именно его бойцы взяли город и предлагал присвоить дивизии имя "Белгородская", одновременно сетуя, что 309-ая стрелковая дивизия отстала и не справилась с поставленной задачей. "...183 СД к утру 8.02.43 вышла на исходное положение, в 7.00 перешла в атаку... (атака не была доведена до конца, сосед с лева 309 СД не был готов, сильно отстал ...)

а)295 сп овладел БОЛХОВЕЦ, перерезав путь отхода противнику на ТОМАРОВКА.

б)285 сп сосредоточился в ГРИНЁВКА в готовности атаковать Белгород с северо-запада.

в)227 сп – один батальон посажен на танки в ГРИНЁВКА в готовности атаковать Белгород с севера запада левее 285 сп. 4 не 8.02.1943, а именно вечером 7.02.1943 5 в указанный период полковник, с 21.04.1943 – генерал-майор. ...к 13.00 8.02.43 г., 285 сп закрепился на достигнутом рубеже северо-западные окраины БЕЛГОРОД."

"Сильно отставший сосед" шёл в первом эшелоне, первым переправился через Северский Донец, захватил Гостищево и опять-таки первым вышел к Белгороду. Когда остальные комдивы строчили донесения о нехватки техники, Меньшиков посадил пехоту на сани и продвинулся на два десятка километров дальше установленного рубежа. Он берёг солдата, не гнал его на пулемёты по обледенелым скатам высоток, а использовал тактику обходных манёвров, оставляя в тылу занятые противником сёла, превращённые в опорные пункты. Используя немецкую тактику "клещей", его дивизия первой вышла к северным окраинам города. Комдив Меньшиков меньше всего думал о славе и не торопился с победными донесениями, "зачищая" села и деревеньки и отбивая контратаки.         "В ночь на 7 февраля 955-й стрелковый полк выбил противника из пригородного села Ячнево, находившегося в 3 – 4 километрах от Белгорода, и захватил полевой аэродром противника с самолетами “Хеншель-111”, складом горючего с запасом бензина в несколько сотен тонн и до 20000 авиабомб и продовольствия.... Враг пытался отбить аэродром обратно. С утра его самолеты бомбили боевые порядки полка, сбрасывали пустые железные бочки, чтобы воздействовать на психику наших воинов....Противник 7 февраля 1943 года 16.00 из Белгород с восьмью танками и усиленным батальоном перешел в контратаку при поддержке 80 самолетов. Подразделения 955-го стрелкового полка в это время вели бой в горящем селе, 3 танка были подбиты, уничтожено до 200 солдат...В бою погиб командир полка майор Степан Ефимович Федоров, посмертно удостоенный ордена Суворова III степени."[4] 

Кстати, жене комполка сообщили, что в его честь освобожденное Ячнево переименовано в Федоровку. Новое имя село носило недолго, до повторной оккупации, да и могила майора Федорова не сохранилась. А командование полком принял командир второго батальона капитан Сысоев, которому и предстояло брать центр города.

Три дивизии, две танковых бригады и три танковых полка против частей 168-й пехотной дивизии, моторизованной дивизии «Великая Германия» и остатков 10-й венгерской дивизии. Но это на первый взгляд локальная операция по освобождению уездного города кажется масштабной по количеству задействованных войсковых подразделений. Фактически обескровленные предыдущими боями дивизии едва насчитывали половину от штатной численности, а танковые бригады были меньше батальона. К слову, в трех полках 183-й стрелковой дивизии в общей сложности насчитывалось около 2, 5 тысяч бойцов, что меньше штатной численности одного полка, а в двух батальонах 192-й танковой бригады оставалось всего 12 танков, т.е. меньше роты. Такое же положение было и в 309-й стрелковой дивизии. Надо ещё добавить сюда бездорожье, метели с резким усилением мороза, отставшие тылы с боеприпасами, горючим и питанием и постоянные бомбёжки. К тому же силы обороняющихся были равны или даже превосходили наступающие части Красной Армии по количеству танков, бронемашин и артиллерии.

Федор Иванович Ладыгин, будущий руководитель военной разведки , генерал-полковник, в ту пору мальчишка, как-то в беседе вспоминал, что дороги на Белгород были сплошь завалены разбитой и брошенной техникой, трупами лошадей и людей. Так что дорогой ценой досталась победа в феврале сорок третьего.

А перед заметно поредевшими и измотанными непрерывными боями подразделениями 40-й армии отличавшиеся упорством и стойкостью элитные подразделения дивизии "Великая Германия", недаром прозванной "пожарной командой". "... Белгород являлся важным оперативным  пунктом, ввиду чего немецкое командование ставило целью удержать его любой ценой... Большинство каменных зданий, в особенности на окраинах города и на перекрестках улиц, были приспособлены для обороны и входили в систему опорных пунктов и узлов сопротивления. Особенно прочно противник закрепился в районе кладбищенской церкви, которая была обнесена забором, а также в районах тюрьмы, котельного завода, госпиталя и школ..."[5]       

На помощь немецкому гарнизону, значившемся как «Боевая группа Кассниц» (“Battle Group Kassnitz”- усиленный моторизованный полк дивизии "Великая Германия" – "Großdeutschland Infantry Division"),) прибыли разведывательный батальон этой же дивизии под командованием Rittmeister Wätjen Major Walter von Wietersheim (1917-2002), сапёрный батальон, боевая группа FührerBegleit-Bataillon under Hptm.(«Батальон эскорта фюрера» – «Фюрер-Бегляйт-Батальон»), пять танков Panzer IV, два штурмовых орудия, два 75-мм противотанковых орудия и эквивалент двух стрелковых рот.[6] Именно один из этих танков на рассвете девятого февраля подобьёт танк Андрея Попова.    

В этот же день после короткого боя 192-ая танковая бригада выбивает немцев из Беломестного и Шишино, где находилось более двух батальонов венгерской армии и почти два батальона немцев, а в 18 часов совместно с 309-й стрелковой дивизией начинает наступление на Белгород, нанося удар с северо-востока на южную часть города, а затем на центр[7].

В боксе есть прием, называемый кроссом, – удар через руку. Удар сокрушительный, пробивающий защиту. Если сработать "двоечкой" – два боковых плюс прямой удар, то как раз это иллюстрация операции по освобождению Белгорода.      

Итак, к вечеру седьмого февраля город взят в полукольцо: с северо-запада подразделения 183-й сд, с северо-востока – 309-й, на юго-восток продвигается танковая группа полковника В.Г.Романова и 340-ая сд. Согласно боевого распоряжения 183-я дивизия должна была к семи часам утра ещё седьмого февраля занять Болховец, отрезав немцам путь к отступлению на Томаровку. Однако сопротивление было настолько упорным и ожесточённым, что в тот день приказ выполнить не удалось. 8 февраля части 183-й дивизии прорываются к Болховцу, но немцы яростно сопротивляются. “...примерно в 06.00 русские атаковали с помощью танков и пехоты к западу от дороги Белгород-Курск. Атака отбита боевой группой "Батальона эскорта фюрера" (FBB battle group), которой удалось уничтожить три танка Т-34."[8]

Комбат второго батальона 227 стрелкового полка Чайка И.М., того самого, что был посажен в Гринёвке на танки, вспоминал:"... Комдив дает приказ сажать батальон на танки и брать Белгород танковым десантом. На рассвете утром пошли. Дошли до окраины Белгорода, а там противотанковые рвы, вырытые еще нашими. Немец открыл огонь, и самолеты пошли бомбить. Я даю команду спешиться с танков. Беру вправо, и врываемся на окраину Белгорода. За сутки Белгород взяли...."

Коститцын докладывал в штаб армии:"...Противник продолжает удерживать Белгород, оказывая упорное сопротивление из домов. На подступах к городу с северной и северо-западной стороны обороняются группы автоматчиков под прикрытием бронемашин и ПТ артиллерии. В 12.00. эскадрилья Ю-88 бомбила шоссе севернее Белгорода и КП-Оскочное. - 183 сд, нанося главный удар с северо-запада в направлении ...центра города к 17.00 8.02.43 вышла : - 295 сп к 12.00 овладел Болховец, оставив в нем прикрытие, ...наступает на Белгород вдоль дороги Болховец-Белгород. 11 10 11 - 285 сп., в составе 2-х сб, к 14.00 овладел СВХ ТТП, и ведет бой за северо-западную окраину Белгород. - 227 сп совместно с танковой группой Романова действует левее 285 сп -одним батальоном, 2 батальона 227 сп к 17.00 разворачиваются из-за правого фланга 285 сп , действуя в центре, имеют задачу во взаимодействии с 295 сп и 285 сп овладеть Белгородом... - Связь радио, телефонная ( с большими перебоями) контрольные посыльные с частями , со ШТАРМОМ связи нет. - Дороги труднопроходимы .. - В 7.30. 14 танков группы Романова с десантом 227 сп перешли в атаку на северные окраины Белгорода. - 295 сп овладел Болховец, наступает на Красное ,перерезав дорогу, идущую на юго-запад. - 309 сд левее атакует Белгород с севера: КП 309 сд Ячнев-Колодезь."[9]        

"В результате пятичасового ожесточенного боя Белгород был взят к 4.00 9.02.43 г. Захвачено в плен 100 солдат и офицеров противника, уничтожено до двух рот противника, 2 танка,4 пушки, 8 пулеметов. В боях за город Белгород бригада понесла потери: сожжен один танк МС-3, убито 3 человека..."[10]                                                                            Это документ штаба бронетанковых войск Воронежского фронта о действиях 192-й отдельной танковой бригады подполковника Шевченко. 309-ая стрелковая дивизия захватила на станции несколько десятков эшелонов, склады, около 40 автомашин, дивизион артиллерии, пулеметы и минометы, уничтожила свыше 500 солдат и офицеров.

59-й танковый полк докладывал, что, получив в час ночи приказ овладеть Белгородом, к утру занял его, уничтожив "... орудий -3, минометов-2, станковых пулеметов -6, солдат и офицеров 100. Потери полка: Подбит 1 танк Т-34 ( убито 3 мл.командира )..." [11]    Но вернёмся к боевому донесению Костицына: "...9.02.43 г. в 4.00 повторная атака. Основные силы 183-й сд ворвались в центр Белгорода... Сосед слева начал атаку ... позже на 1 час., атаковал Старый Город, юго-восточную окраину. В результате медлительности в действиях левого соседа противник сосредоточил свои силы, частично прорвался из Белгорода на Болховец силою до 2-х полков пехоты с обозом, который был встречен на дороге 295-м стрелковым полком и прорвался лишь разгромленными группами. ...Танковый полк, получив задачу отрезать путь отхода противнику и уничтожить его, задачу не выполнил..."[12].

Это боевое донесение не только некорректно – сетования на 309-ую, начавшую атаку на час позже, но и фактологически неверно. Командование бронетанковых сил фронта, в свою очередь, сообщает, что город освободила 192-ая танковая бригада, вообще не упоминая 183-ю сд и лишь одной строкой в конце донесения отмечая содействие 309-й сд. В общем-то, довольно нередко возвеличиваются свои заслуги за счет преуменьшения заслуг других, да и винят в ошибках и неудачах тоже не себя, но это в допустимой погрешности человеческой психологии. И не стоит искать мотивы поведения командиров, а попытаемся, сопоставив факты из разных источников, всё-таки установить истину или хотя бы приблизиться к ней.

К тому же следует учитывать, что в 183-й дивизии находился генерал Рогозный, представитель командования армии, а значит именно эта дивизия по всем статьям должна быть первой. Ну, а если что-то не так, то виноваты, конечно, соседи.

А вот командир 309-й генерал-майор М.И.Меньшиков отмолчался: то ли счёл эпизод боев незначительным в общей стратегии наступления, то ли не захотел доказывать очевидное. Он вообще казался эдаким капитаном Тушиным, этот генерал Меньшиков. В Крымскую трагедию 1942 года Мехлис возложил свою вину на командование 51-й армией, но Меньшиков и тогда не оправдывался. Собрав остатки армии, он дрался до конца, последним оставив полуостров.

Комдив 183-й вновь упрекнул не только 309-ую, выделив заглавными буквами то, что она начала наступление на час позже, но заодно и 59-й танковый полк. Правда, в другом донесении штаб 183-й сообщает уже об одном прорвавшемся из города полку немцев, но арифметика на войне всегда хромает.

Дивизия действительно сражалась мужественно, понесла немалые потери, но прошла по окраинам города, отрезая противнику пути к отступлению, а вот потерь у "левого соседа" было гораздо меньше. К тому же центр города всётаки брала 309-ая дивизия Меньшикова и 192-ая отдельная танковая бригада. Об этом же свидетельствует и боевое распоряжение штаба 40-й армии за №0386 от 6.02.1943.

План боевой операции по взятию Белгорода был разработан капитаном Сысоевым[13] поздно вечером восьмого февраля, буквально за несколько часов до атаки. Ни штабом 183-й дивизии, ни 309-й или 340-й, ни полковником Романовым, заместителем командующего бронетанковыми войсками 40-й армией, а комбатом, заменившим погибшего комполка. Почему? Почему комбату с клеймом "сын врага народа" подчинили два батальона и танковую бригаду? Почему сначала его Меньшиков назначил командиром полка, а не ни комбата-1, как принято, а потом ему, капитану, подчинили танковую бригаду, которой командовал подполковник? Может быть, потому, что он был единственным командиром с университетским образованием? Может быть, потому, что именно его батальон захватил в районе Щучье плацдарм на берегу Дона, дав возможность дивизии с минимальными потерями переправиться через реку и начать наступление на Острогожск? Может быть, потому, что умел комбат организовывать взаимодействие с соседями, брал все высоты не в лоб, а тактически грамотными маневрами? Может быть, потому, что второй батальон считался по праву самым стойким в дивизии? Мог быть ответить на эти вопросы генерал Меньшиков, но он вскоре погибнет.

Итак, сформировав под командованием капитана Сысоева тактическую группу, усиленную 192-й отдельной танковой бригадой, комдив приступил к выполнению приказа по взятию города. Начавшаяся с утра метель не утихала весь день и только усилилась к ночи. Вот этим и воспользовался Меньшиков, направив 957-й (командир – подполковник В.С. Бобков) и 959-й (командир – подполковник Ф.Г. Мащенко) стрелковые полки в обход города с востока. Нескольким группам удалось незамеченными пробраться к железнодорожной станции.

Завывала метельная вьюга, швыряя пригоршни снега прямо в глаза обороняющихся и слепя их. Батальоны призраками вынырнули из метельной ночи и молча бросились в атаку на оторопевших от неожиданности немцев. Короткая и ожесточённая схватка, почти рукопашная, как зачастую случается в уличных боях, и железнодорожный вокзал взят. На станции так и остались стоять неотправленные в Харьков эшелоны. Попытки немцев контратаковать оказались безуспешны.            

"...С наступлением темноты 2-й и 3-й стрелковые батальоны 955 стрелкового полка с 192-й танковой бригадой были объединены под командованием капитана Сысоева. Этой группе была поставлена задача прорвать оборону противника в районе Пионерской улице, уничтожить опорные пункты и овладеть центром города. Подведя танки вплотную к опорным пунктам – кладбищенской церкви и котельного завода, они открыли сильный огонь, чего противник не ожидал и был ошеломлен. Воспользовавшись этим, пехота смело и энергично атаковала опорные пункты противника и овладела ими, затем штурмом были взяты опорные пункты в районе школы и госпиталя, после чего завязались уличные бои, доходившие до рукопашных схваток и применения ручных гранат. Уничтожая противника в подвалах, дворах и подъездах, части квартал за кварталом очищали город. Противник при 14 15 поддержке танков до 12 раз переходил в контратаки, которые успеха не имели и влияния на бой не оказали. Видя свое бессилие, противник поджег здание почты, госпиталь, склады, начал отход. Танковая рота с десантом автоматчиков была брошена на преследование противника, отступающего по Харьковскому шоссе, ... вынудив его бросать автомашины, повозки, пушки и спасаться бегством. К 6.00 9 февраля 1943 года город полностью был очищен. Боевая задача, поставленная дивизии, выполнена"[14].         

Интересны в этой связи описание событий оборонявшими город немцами. "...Командный пункт батальона был создан в подвале больницы, которая была в ужасном состоянии. Первые группы ранее упомянутой стрелковой дивизии прибыли после нас, усталыми и апатичными. Они думали о том, чтоб поесть, спать и курить, у них не было никакой мысли принимать участие в обороне Белгорода. ...Я до сих пор вижу расчет одной пушки на улице, ведущей к кладбищу справа от дороги (указателя к кладбищу), которая буквально выстояла до последнего человека, пока он тоже не потерял жизнь от прямого попадания. Ясная зимняя ночь была ярко освещена. Наша зимняя одежда больше не имела никакой защиты.... Каждое движение было видно издалека.... Дома везде сожжены или горят. В тех местах, где горело, было светло, как днем...".[15]     

Кстати, за освобождение города награждали бойцов и командиров 183-й дивизии, танкистов, а вот с 309-ой были не слишком щедры с наградами, как, впрочем, и с 340-ой. Та вообще осталась как бы в стороне, хотя её заслуга более, чем значимая. Заняв Старый Город и Михайловку, 340-ая двинулась на южные окраины города, заняла Супруновку. Немцы, боясь оказаться в кольце – свежа память о Сталинграде! – поторопились выскользнуть из Белгорода. К тому же малейшее промедление для них было смерти подобно – 227-й стрелковый полк майора Асхарова подходил с запада к Супруновке, отрезая немцам пути к отступлению. Кстати, начальником штаба полка был майор Дзгоев.

Основные трофеи достались 309-й стрелковой дивизии: несколько десятков эшелонов, склады, около 40 автомашин, дивизион артиллерии, пулеметы и минометы. По разным данным было уничтожено свыше 500 солдат и офицеров противника. За успешное проведение боя весь личный состав дивизии получил благодарность от Военного Совета 40-й армии.

Согласно документам к шести часам утра город был освобожден. Немцы отступали по шоссе на Харьков. Вот здесь как раз их встретили подразделения 183-й стрелковой дивизии, обходившей город с запада. У станции Болховец (станция между Белгородом и Грязным по дороге на Харьков) отходящие части встретил 295-й стрелковый полк и основательно потрепал. ..." Группировка немецких войск численностью до одного пехотного полка с обозом до одной тысячи повозок 9.02.43 г. прорвалась из центральной части г.Белгорода и двинулась по шоссе в н.п. Болховец (сейчас остановка Болховец на ул. Магистральная г.Белгорода). Части 183 сд (295 сп) вступили в огневой контакт с противником , часть группировки с обозом была уничтожена , остальной части удалось прорваться вперед. Стремительным броском с фланга помощник начальника штаба по разведке 183 сд ст. лейтенант Иванов Д.И, командир взвода конной разведки 295 сп 183 сд, лейтенант Назаров С.Н. с двумя разведчиками при поддержке танкового экипажа напали на часть уходящего обоза противника, в упор расстреливали пехоту и уходящий обоз, расстроив его боевые порядки , уничтожили свыше роты пехоты,50 повозок с военным имуществом и боеприпасами, 15 человек пленными и т.д.Пали смертью храбрых ст.сержант Галиев, командир 1-го мин.взвода 295 сп мл. лейтенант Додор Г.Л., сержант в должности писаря Свиридов Иван Макарович...".[16] По другим данным вырваться из города удалось только батальону немецкой пехоты с танками и обозом, который и был разгромлен разведчиками. Но не столь уж и важно, батальон отступал или полк, важно другое: безмерная храбрость наших солдат, их отвага, их самоотверженность.

За этот бой Иванов и Назаров будут представлены к званию Героя Советского Союза. 5 марта 1943 года командарм К. Москаленко сочтет, что разведчики достойны ордена Ленина. Но пока представление ходило по инстанциям, сменился командующий фронтом, вместо Ф. Голикова был назначен Н. Ватутин, который решил вместе с членом военного совета фронта Н. Хрущевым, что им достаточно орденов Красного Знамени. Работая над очерком, всё время не отпускала мысль: а как подразделения 40-й армии, растянутые по заснеженным полям на сотню – другую километров от Тима и Горшечного до Валуек и Волчанска, утопая по пояс, а то и по грудь в сугробах, по бездорожью, фактически без питания – полевые кухни безнадёжно отстали, с минимум боеприпасов, громили превосходящие их по живой силе, танкам, артиллерии, не говоря уже об авиации войска вермахта и их союзников? Ответ в дневнике командира немецкой разведроты, оборонявшей Белгород: апатия, безразличие к своей судьбе, упадок духа у немцев и наоборот небывалый внутренний подъем у наших. Воистину сила в правде, а правда была за нами.



[1] в документах бригады значится как Самофалов

[2] так в документах бригады

[3] Р.Рождественский. Баллада о маленьком человеке

[4] Из боевого донесения штаба 183 сд за № 20 от 10.02.43 г. Архив: ЦАМО, Фонд: 1433, Опись: 1, Дело: 9, Лист начала документа в деле: 25                                                                                                         там же. Майор Федоров Степан Ефимович, 1913 г.р., командир 955- стрелкового полка 309-й стрелковой дивизии. Русский, беспартийный. В Красной Армии с 1935 года. Призван Днепропетровским РВК Днепропетровской области. Жена – Федорова Зинаида Ивановна, проживала в г. Ярославле по ул. Мануфактурная, д. 5-а, кв.3

[5] ЦА МО РФ, фонд 309 сд, опись 1, дело 2, л.л. 1- 54

[6] From H. Spaeter,( Horst Schelbert ) – 'The History of the Panzerkorps Grossdeutschland Vol 2'

[7] Архив: ЦАМО, Фонд: 395, Опись: 9136, Дело: 198. Автор документа: 40 А ВорФ, генерал-майор Батюня:

[8] Дневник разведроты батальона дивизии "Великая Германия".

[9] Боевое донесение №04 ШТАДИВ 183 ОСКОЧНОЕ 8.00. 8.02.43 г

[10] Архив: ЦАМО, Фонд: 203, Опись: 2843, Дело: 487/1.Авторы документа: ВорФ БТ и МВ, подполковник Маряхин, подполковник Писаревский.

[11] Выдержка из отчет о боевых действиях 59 тп : (Архив: ЦАМО, Фонд: 335, Опись: 5124, Дело: 52 )

[12] боевое донесение штаба дивизии от 10.02.1943. Архив: ЦАМО, Фонд: 1433, Опись: 1, Дело: 9, Лист начала документа в деле: 25

[13] ЦАМО, Фонд: 1617, Опись: 1, Дело: 12, Лист начала документа в деле: 182.

[14] Боевой путь сибирских частей и соединений. ЦА МО РФ, фонд 309 сд, опись 1, дело 2, л.л. 1- 54

[15] The History of the Panzerkorps Grossdeutschland, Vol. 2 (German) Hardcover. October, 1995

[16] Курский военно-исторический сборник «Вперед, на запад двигались полки»

Сергей Бережной (Белгород)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"