На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Церковь и армия  

Версия для печати

Русская Православная Церковь во время Великой Отечественной войны. Подвиг духовенства

Доклад на ХХ Всероссийских Иринарховских чтениях

Тысячелетие прожила Россия своей исторической жизнью. За это долгое время на долю ее выпадали периоды как славы и могущества, так и упадка и унижения. Не раз многострадальный наш народ, как сказочный Феникс, восставал из своего пепла, возрождаясь к новой жизни в новой красоте и с новою силою.

В эти последние годы в третьем тысячелетии Россия переживает многообещающую зарю своего нового возрождения. Россия снова твердо и бесспорно занимает свое место на великом духовном пространстве нашей планеты. С Запада на Восток, из конца в конец нашего государства снова неусыпное христолюбие русских православных людей находит себе исторически заслуженную, в меру накопленных богатырских сил и мечтаний работу по спасению мира от древней сатанинской злобы.

Величественные, вновь возрожденные церковные здания и огромнейшая духовная сила, которую они хранят - это новое сказочное зеркало, отражающее в себе нашу древнюю христианскую цивилизацию и требующее в себе нового подъема творческих духовных сил, предсказывает появление в близком будущем нового облика Великой России.

Не случайно сейчас мы так пафосно описали возможность будущего нашей страны. Но сегодня мы должны задаться вопросом - кому мы обязаны возможностью такого духовного возрождения? Кто пронес веру Христову через огромнейшую огненную пропасть безбожия и неизбывной тоски? Кому мы обязаны такой великой силой духовного возрождения и обретения смысла бытия целой нацией?

Ленинград. Жуткая блокада, с которой могла бы сравниться лишь блокада Иерусалима времен Тита и Веспасиана. Кстати, та древняя блокада длилась не три года, как наша. Для того, чтобы охарактеризовать духовную жизнь блокадных времен, можно было бы упомянуть лишь об одном: ни один священник, находившийся на канонической территории митрополита Ленинградского и Ладожского Алексия, будущего патриарха Московского и всея Руси, не был эвакуирован. Именно они разделили со своей паствой все тяготы блокадного времени. За литургией у будущего Святейшего Владыки одновременно причащались из одной чаши до десяти тысяч человек, и Чаша Христова всегда была полна, ибо, к сожалению, чудо Господне всегда  происходит только тогда, когда нас ставят в такое уничижительное положение, в такую степень безысходности, когда не молиться бывает уже невозможно.

Некоторое изменение политики советского руководства в отношении Русской Православной Церкви наметилось после начала Второй мировой войны и было связано с присоединением к СССР западных территорий с нетронутой гонениями религиозной жизнью. На них находилось, по разным оценкам, от 3000 до 3350 православных храмов, 64 монастыря, 14 правящих архиереев, свыше 7 500 000 православных верующих.

На остальной части СССР действовало всего 400 православных храмов, большая часть из которых находилась в Москве с пригородами (32 храма) и в Ленинградской епархии (21 храм). В 25 областях РСФСР не имелось ни одной действующей церкви, в 20 областях было от 1 до 5 храмов.

В последние предвоенные годы волна антицерковных репрессий утихла отчасти из-за опасения, чтобы вся Церковь не ушла в подполье, так как официальная и строго контролируемая Церковь представляла меньшую опасность, чем подпольная. С другой стороны, для Советского государства важно было сохранить Патриархию как доказательство того, что в нем даже Церковь, эта «опора реакции царизма», пользуется полной свободой.

Есть глубокая символика в том, что исторический Поместный Собор 1945 г., принявший «Положение об управлении Русской Православной Церковью» и заместивший Патриаршую кафедру, состоялся в дни, когда сам воздух Русской Земли был напоён Великой Победой, когда всё, что было русского в России, склоняло головы перед светлой памятью отцов, сыновей, сестёр и братьев, отдавших жизнь за Отечество и веру православную, достойно принявших эстафету от ратников поля Куликова и поля Бородина, доказавших непреходящую ценность жертвенного подвига, с невиданной мощью повторившегося на полях сражений Великой Отечественной.

В первом послании Святейшего Патриарха Алексия I к своим чадам прозвучали знаковые для каждого воцерковлённого человека слова: «Патриарх есть живой и одушевлённый образ Христа, делом и словом в себе самом наглядно выражающий Истину. Задачею его является сохранение в благочестии и святости тех, кого он принял от Бога. Цель его — спасать вверенные ему души. Подвиг его — жить во Христе и для мира быть распятым. Долг Патриарха — хранить неизменность и неприкосновенность церковного учения, священных канонов и преданий церковных; охранять вверенную ему Поместную Церковь от разделений и расколов; насаждать доброе житие в своей пастве; иных «страхом спасать», иных, по апостолу, «обличать», «запрещать», «да всяко некий спасутся» (цит. по: Журнал Московской Патриархии. 1945, N 2. С. 5).

 

Поместный Собор 1945 г. стал достойным завершением жертвенного подвига Русской Православной Церкви, принесённого ею на алтарь Великой Победы. Сегодня, 75 лет спустя, отдадим должное всем священникам Московского Патриархата, которые в труднейших условиях богоборческого государства и невиданной по ожесточенности битвы с фашизмом до конца выполнили свой пастырский долг, сделали всё возможное для поддержания православного духа русского воинства, подвигнув вождя атеистического государства впервые после 1917 г. признать конструктивную патриотическую роль Церкви в Великой войне, вернуть ей около 15 тысяч ранее закрытых храмов. Будущие историки Православия, вне всякого сомнения, оценят сделанное ими как достижение высшего порядка.

В условиях тотальной несвободы, полуголодные, репрессированные, как никто другой в советском обществе, священники и иерархи несли свой Крест любви. Кстати, основная масса священнослужителей вынужденным образом проповедовала любовь к Родине среди так называемой «тюремной братии». Мне лично довелось слышать об этом от великого старца Псково-Печерского монастыря архимандрита Иоанна (Крестьянкина), среди духовных отцов которого были великие люди: Святейший патриарх Пимен, Святейший патриарх Сергий (Старогородский), митрополиты Иосиф и Гурий Ташкентские и другие, не менее значимые для истории Русской Церкви личности. Они в один голос говорили: «Такой молитвы, какую мы совершали в тюремных застенках, у нас не было и не будет никогда». Архимандрит Иоанн, будучи уже многолетним старцем своей святой обители часто говорил о том, что он скучает по тому состоянию духовных сил, которое у него было во время вынужденной отсидки «в местах не столь отдаленных». Вот сейчас многие вспоминают службу в армии как нечто великое, что с ними случилось: они научились жить, увидели первые трудности и так далее. Представить себе невозможно следующее, - все без исключения подвижники благочестия XX века вспоминали военные годы и отсидку в тюрьмах, как самое благодатное время всей своей жизни. Многие спросят, а где здесь логика? Ответим так: Православное христианство глубоко алогично и нетривиально. Вспомним слова Спасителя о том, что кто меньше любит, тому меньше и оставляется в плане прощения грехов и прегрешений. «Умом Россию не понять...», - сказано именно об этом.

Особенно нужно отметить служение священников в годы войны на оккупированных территориях. Именно им выпало страшное испытание: ходить по лезвию бритвы между фашистскими властями с одной стороны и своею паствою, преданной Родине, с другой. Они поддерживали партизан, рискуя своей жизнью и жизнью своих больших семей. Очень часто их просто расстреливали вместе с паствой, которая находилась на территории прихода. Кстати, этот подвиг священников очень мало освещён как в литературе, так и в кино. Десять лет назад вышел фильм с Сергеем Маковецким в главной роли, рассказывающий о жизни священника в фашистском тылу. Хочется

 

спросить, где художники слова, где воцерковленные кинодокументалисты, где их работы к 75-летию Победы?

Конечно, такая работа трудна, она требует кропотливого изучения архивных материалов на территории бывших республик СССР. Но это вовсе не значит, что такую работу проводить не нужно. До сих пор мы практически ничего не знаем о великом подвиге православных священников, находившихся в бендеровском тылу. С ними творили такое, чего не догадалась сделать даже большевистская власть. Их распиливали на циркулярных пилах, заменив диск на деревянный, обливали горячей смолой и потом делали живой факел, заставляли выкопать братскую могилу для своей жены и десяти человек детей и ложиться туда вместе с ними, чтобы быть закопанными живьем. И все это делалось лишь из-за того, что они не разделяли фашистской идеологии, т. е. открыто не служили сатане.

В годы Великой Отечественной среди верующих упорно ходил слух: под конец войны Господь даст знамение - она завершится в один из великих христианских праздников. Именно так и случилось. Германия пала, когда наша Церковь отмечала главный праздник. В 1945-м Пасха Христова пришлась на шестое мая, день святого Георгия Победоносца. В ночь на среду Светлой седьмицы, был подписан акт о капитуляции. В Москве полыхал салют, во вновь открывшихся храмах звонили колокола, приветствие «Христос Воскресе!» дополнялось еще одним: «С Победой!»

Па пряжках гитлеровских солдат была надпись: «Gott mit uns» - «С нами бог». Но что это за бог? Геринг указывал: «Не правда, что нацизм создает новую религию. Он и есть новая религия». «Религия» была магической и неоязыческой. Нацистская партия в свое время формировалась оккультным «Обществом Туле». Соответствовала и символика. Свастика в круге - ни что иное, как жертвенник. При партии подвизались организации магов. Искали контакты с потусторонними силами, с подземными пространствами, где якобы светит «черное солнце» и лежит «подземная империя ариев». Кто-то даже отождествлял это с Валгаллой, миром языческих богов и погибших героев. Считалось, что там можно черпать «энергию врил», контактировать с «Высшими Неизвестными». Христиане давно в курсе того, как следует именовать этих «неизвестных»» и чего от них можно ждать. Гитлер тайно получил от германских оккультных кругов сан великого магистра, верил, что его «ведёт провидение», а силы и идеи он берёт напрямую из Валгаллы.

Черный орден СС виделся как «арийская церковь», а сами нацистские руководители испытывали эйфорию от роли «сверхлюдей», уверовали в то, что им всё доступно и дозволено. Стали приносить в жертву своим богам целые народы.

На захват СССР Гитлер погнал всю Европу. Откуда могла ждать помощи Россия? Как и прежние времена, от Бога? Но Православную церковь у нас в основном разгромили еще в нале 1920-300-х, казнив при этом десятки тысяч священников, монахов, мирян.

 

В первые месяцы войны 4 млн. бойцов подняли руки, пошли в плен. Многие вымерли в лагерях от голода и болезней в первую же зиму.

С другой стороны, уже 22 июня 41-го в православных храмах зазвучало обращение местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия: «Не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью он и на сей раз развеет в прах фашистскую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном долге перед Родиной и Верой и выходили победителями...» Владыка назвал войну «очистительной грозой» и был прав. Русскому народу действительно пришлось очищаться и от богоборчества, и от прочих грехов и соблазна, неимоверными страданиями искупать то, что он натворил в годы строительства «земного рая».

Сохранились кадры кинохроники, фотографии более чем 70-летней давности, показывающие переполненные храмы. Среди паствы много военных. Духовная сила и авторитет Церкви противопоставлялись злодеяниям фашистской бесовщины.

Иногда Божия помощь проявлялась зримо. Например, 11 ноября 1942-го, в Сталинграде, когда немцы резали нашу 62-ю армию на части, уполномоченный по делам церкви Украинской ССР Ходченко доложил в Москву, что целый полк наблюдал чудесное знамение. Воины передавали друг другу: «Мы все такое видели! Божия Матерь была в небе! В рост с младенцем Христом! Теперь точно порядок будет!» Это был переломный момент всей войны. Десять лет назад в нашем Ростове Великом была написана и освящена Сталинградская икона Знамения Божией Матери.

Церковь была вместе  со всем народом. Собирала средства на танковую колонну св. Димитрия Донского, эскадрилью св. Александра Невского. Свт. Лука Войно-Ясенецкий творил чудеса в медицине. Священники и монахи шествовали в партизанском движении. Многие погибли от карателей, под бомбёжками, от голода. Только на Украине бандеровцы зверски убили более 500 священнослужителей с семьями, в т.ч. митрополита Волынского и Китомирского Алексия (Громадского), епископа Михаила (Тарнавского).

Вместе с всенародным подвигом воскресала и сама Церковь. Войну символически завершал парад Победы. И опять он пришёлся на один из величайших христианских праздников - День Святой Троицы, - жизнь и радость торжествовали. По Красной площади величественно шагали полки. Над Москвой раскинулось мирное небо, словно купол огромного храма Святой Троицы, даровавшей эту Победу.

 

В работе использованы:

1. Валерий Шамбаров «С нами Бог», журнал «Свой», www.mospatr.ru

2. Приложение к газете «Культура», май 2015.

Игумен Николай (Шишкин)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"